К вопросу влияния подоходного налога c физических лиц на неравенство в доходах 

В статье рассматриваются вопросы влияния прогрессивной и плоской шкалы налогообложения на неравенство в доходах и на механизмы перераспределения доходов в экономике 

В докладе OECD «Неравный рост: распределение доходов и бедность в странах ОЭСР» за 2008 г. говорится, что в подавляющем большинстве стран мира неравенство доходов растет как минимум с середины 80-х годов двадцатого столетия, при этом резкий рост в последнее время отмечался, например, в Канаде и Германии, а снижение – в Мексике, Греции и Великобритании. В развитых странах правительства берут больше налогов и производят больше расходов, чтобы скомпенсировать тенденцию роста неравенства. Перераспределяющий эффект государственных расходов ослабил рост бедности в десятилетие с середины 80-х до середины 90-х, но усилил его в последовавшее затем десятилетие, так как пособия стали менее нацелены на бедных [1].

Подоходный налог с физических лиц является составной частью налоговой системы государства, призванный осуществлять не только фискальную функцию, но и содействовать решению стоящих перед страной социально-экономических задач. Налоговая система должна способствовать развитию экономики и человека, обеспечивать сбалансированность государственных и частных интересов, создавать действенную систему социальных гарантий населению, содействовать сокращению образовавшегося за последние два десятилетия значительного разрыва между уровнем потребления наиболее богатой и менее обеспеченной группами населения.

Нормальное функционирование свободной рыночной экономики приводит к получению отдельными индивидами значительного богатства и, соответственно, к появлению такого явления в обществе как неравенство доходов, которое может быть смягчено правительством в процессе перераспределения [2]. Большинство западных современных экономистов считают, что прогрессивное налогообложение, в совокупности с универсальными гарантируемыми пособиями по социальному обеспечению, имеет, по крайней мере, некоторую роль в перераспределении доходов. Даже при том, что такое перераспределение может повлечь за собой отрицательные эффекты, так называемый компромисс «справедливости и эффективности» (Alston и др., 1992; Kearl и др., 1979; Ricketts и Shoesmith, 1992). Но, несмотря на то, что большинство ученых и политиков склоняется в сторону каких-либо перераспределений доходов, споры возникают в отношении механизмов этих распределений: как определить оптимальный уровень распределения, является ли нынешний уровень реальных перераспределений выше оптимального уровня, или ниже, какие конкретные механизмы перераспределения являются наиболее эффективными т.д.

И хотя в центре всеобщего внимания находятся в первую очередь вопросы увеличивающегося неравенства в распределении трудового дохода, улучшение которого может быть достигнуто через прогрессивное налогообложение дохода, многие говорят о том, что большую роль все-таки играет не неравенство в доходах, а неравенство в капитальном распределении (Bartels, 2008, Keister, 2000, Смит, 2001 и Вольф 1995). Менее известным является экономический аргумент о том, что очень высокий уровень неравенства капитала, богатства также может иметь негативные последствия в отношении объема производства. В соответствии с этим последним аргументом, в случае распределения богатства, капитала, нет обычного конфликта между справедливостью и эффективностью.

Тем не менее, система налогообложения доходов физических лиц, безусловно, должна стимулировать экономическую активность граждан, непосредственно влияющую на темпы экономического роста в стране. В большинстве стран мира для этих целей применяется прогрессивная шкала налогообложения доходов граждан. При этом на западе есть концепция налоговой неприкосновенности минимального уровня доходов каждого человека, необходимого ему для достойной жизни и реализации своих прав. Суть такого минимума заключается в том, чтобы позволить каждому налогоплательщикугражданину достойно восстановить из своих доходов свой личный жизненный потенциал и потенциал членов его семьи, а уже сверх этой суммы обязать его уплатить подоходный налог. Государство не претендует на такие доходы своих граждан [3]. Так, например, граждане с низкими доходами полностью освобождены от налога на доходы с физических лиц: в Люксембурге и Австрии нулевая ставка применяется при доходах до 1000 долл. США в месяц, в США – до 700, в Ирландии – до 600, во Франции – до 500 долл. США.

Директор НИИ финансового и налогового права, доктор юридических наук Е. В. Порохов говорит о том, что  Казахстан по ценам на товары (работы, услуги) народного потребления и по стоимости человеческой жизни (как процесса) уже догнал и перегнал Запад, а вот в социальных и налоговых гарантиях обеспечения этой жизни – по-прежнему отстает. «У нас в первую очередь облагаются налогом доходы, которые должны расходоваться на пропитание, жилье, культуру, а потом снисходительно позволяется гражданам тратить на себя все, что осталось (если хватило денег на первоочередные нужды). В этой связи и уровень минимальной заработной платы в Казахстане, и официальный размер прожиточного минимума вызывают у большинства не то что экспертов – рядовых граждан непонимание и раздражение» [3].

В Казахстане в налогообложении идет объединение всех доходов физических лиц (и трудовых, и нетрудовых) и обложение их по ставке, в то время как в целях применения принципа эффективности и справедливости следовало бы дифференцировать источники образования доходов. Например, Е.В. Прохоров предлагает проводить дифференциацию на доходы, облагаемые у источника выплаты дохода, и не облагаемые у источника выплаты, на доходы по трудовому договору и имущественные доходы, дивидендные доходы и профессиональные доходы отдельных категорий граждан (адвокатов, нотариусов, индивидуальных предпринимателей), так как доходы от имущества легче даются их владельцам и не требуют личных усилий. Эту мысль подтверждают многие западные экономисты, которые, рассматривая вопросы неравенства в доходах и механизмах перераспределения, говорят о том, что перераспределение имущественного богатства через прогрессивное налогообложение имущества более эффективно, нежели прогрессивное налогообложение доходов от занятости (Bartels, 2008, Keister, 2000, Смит, 2001 и Вольф 1995). Также следует учитывать, что «доходы отдельных (творческих, интеллектуалоемких) профессий требуют предварительных многолетних инвестиций в образование и совершенствование навыков, нежели рутинная однообразная работа» [3]. Поэтому в отношении таких профессий следует делать особые налоговые оговорки при установлении ставок обложения их доходов. Если Казахстан хочет стать страной профессионалов, нужно грамотно стимулировать стремление граждан к этому и воспитывать в них уважение к науке и профессиональному образованию, в том числе и с помощью налогов. Президент Казахстана Н.А. Назарбаев в своих выступлениях не раз подчеркивал, что одной из главных целей инициированного им национального проекта «Интеллектуальная нация – 2020» является воспитание казахстанцев новой формации, и превращение  Казахстана в страну с конкурентоспособным человеческим капиталом. В этой связи государство должно создать все условия для решения этих задач. И одним из механизмов здесь также может выступать налоговая политика.

В этом аспекте следует отметить мнение депутата Мажилиса Парламента РК, председателя Комитета по финансам и бюджету, д.э.н., профессора Г. Карагусовой, которая говорит о наличии в Казахстане высоких налогов и отсутствии при этом системы вычетов для физических лиц: «Необходимо сначала обеспечить систему вычетов для физического лица, чтобы создать условия для его гармоничного развития как образованного, здорового и законопослушного гражданина государства». Западные исследователи также подтверждают это мнение.

Так, James A. Yunker (2010) в своей статье «Capital wealth taxation as a potential remedy for excessive capital wealth inequality» доказывает, что общественные услуги такие, как образование и здравоохранение, распределяются более равным способом, чем доход, таким образом, включение их в более широкую концепцию экономических ресурсов снижает неравенство, хоть и с малыми изменениями в рейтинге стран. При этом учет потребительских налогов расширяет неравенство, хотя и не настолько, насколько его сужает учет общественных услуг.

Прогрессивная шкала обложения имеет экономическое обоснование и применяется в большинстве стран мира. Примеров применения плоской шкалы в мировой практике не так уж и много, на сегодняшний день около 29 стран мира применяют такую схему обложения доходов физических лиц. Среди них Россия, Эстония, Литва, Латвия, Румыния и т.д. Почти все страны ОЭСР, Азии применяют прогрессивное обложение или его аналог. Так, например, во Франции обложение доходит до 56%, в США 15-35%, в Германии 15-45%, в Китае установлены ставки в размере 5-45%, Чехии – 15-32%, Польше – 19-50%.

Аргументами в защиту применения прогрессивных налогов являются: снижение неравенства и имущественного расслоения, выравнивание для малообеспеченного и богатого человека значимости налоговых «потерь» и получаемых от государственных услуг выгод. 

На постсоветском пространстве прогрессивная шкала налогообложения действовала до начала ХХI века. С 2001 г. Россия перешла на плоскую шкалу налогообложения, вслед за ней – Украина, Грузия, Казахстан, Киргизия, Белоруссия. Затем примеру последовали Болгария, Румыния, Словакия, Черногория. Здесь хочется отметить тот факт, что плоская шкала введена в странах с недостаточно еще развитой экономикой и слабым администрированием налогов.

В Казахстане прогрессивная шкала обложения применялась до 2007 г., неоднократно подвергаясь реформированию в сторону смягчения. Предельная ставка снижалась с 30% до 20% при начальном пороге обложения 5%. Главной причиной принятия единой ставки налога на доходы физических лиц в свое время мотивировалось в Казахстане необходимостью легализации доходов граждан страны и увеличением объема налоговых поступлений в бюджет государств. В условиях прогрессивного налогообложения (до 2007г.), несмотря на нижний порог в 5% для низких зарплат, налоговая нагрузка была выше из-за применяемых тогда низких вычетов. При этом значительная доля заработных плат находилась в теневом секторе, скрывалась. Фактически получалось, что только низкодоходные группы населения, в том числе госслужащие, работники сферы образования и медицины уплачивали налоги полностью. В течение многих лет безуспешно предпринимались попытки к тому, чтобы прогрессивная шкала работала. К сожалению, прогрессивная шкала подоходного налогообложения,   действовавшая в те же годы, отнюдь не гарантировала, что богатые будут платить больше, очевидно, что бедные продолжали платить несоизмеримо больше по сравнению с богатыми.

Таким образом, переход к единой ставке налогообложения доходов населения, безусловно, сыграл позитивную роль в выводе экономики страны из тени. Однако практический опыт последних лет уже показал, что применение даже этой радикальной меры не является достаточным. Требуется кропотливая работа по восстановлению доверия граждан к государству, а также дополнительные меры комплексного характера.

Yuriy Gorodnichenko, Jorge Martinez Vazquez, Klara Sabirianova Peter, проведя исследование на основе базы данных обследования домохозяйств России [4], пришли к выводу, что принятие единой тарифной ставки подоходного налога не приведет к существенным увеличениям налоговых поступлений, как это первоначально ожидается, так как влияние на производительность труда, как показал анализ, является довольно маленьким. Однако, при этом ученые утверждают, что если экономика изведена вездесущим уклонением от налогов, как это имело место в России (и в Казахстане), то реформа подоходного налога через введение единой тарифной ставки может привести к существенному росту общей суммы собираемости налогов через увеличение добровольного соблюдения законодательства. Кроме того, в ходе своего исследования Yuriy Gorodnichenko, Jorge Martinez Vazquez, Klara Sabirianova Peter выяснили, что наиболее значительное сокращение уклонения от налогов было среди налогоплательщиков, которые испытали значительное уменьшение в налоговых ставках после того, как была введена единая ставка индивидуального подоходного налога.

На сегодняшний день и в Казахстане, и в России активно ведутся разговоры о необходимости вернуться к прогрессивному налогообложению. На это имеется целый ряд причин, но основной аргумент в пользу прогрессивной шкалы индивидуального подоходного налога заключается в реализации принципа социальной справедливости. То есть тот, кто получает больше доходов, может в большей степени нести налоговую нагрузку и быть более полезным своему государству и обществу, нежели гражданин с низким уровнем личных доходов. В Казахстане был готов законопроект, в котором предлагаемая шкала составляет 10, 15 и 20%. По данным Государственного центра выплаты пенсий, только 2% работающего населения получают заработную плату, превышающую 350 тыс. тенге в месяц.

Таким образом, по словам чиновников, предложенные пороги обложения достаточно широки и не затрагивают основную часть населения. То есть можно предположить, что с введением новых налоговых ставок изменения коснулись бы только 2% граждан, у которых зарплата превышает порог прогрессивного обложения. В этом случае их заработная плата облагалась бы налогом ступенчато – часть зарплаты по 10%, часть по 15%, часть по 20%. Согласно данным, предоставленным Государственным фондом по выплате пенсий, из 5,3 миллионов получателей доходов лишь 101 тыс. человек получают зарплату свыше 350 тыс. тенге и, соответственно, они подпадают под прогрессивную шкалу. Из лиц данной категории более половины (около 66 тыс. человек) имеют доходы до 600 тыс. тенге, и налоговая нагрузка по ним, по расчетам экспертов, увеличится на 2,1%. При этом только 8,6 тыс. человек получают доход более 1 млн тенге в месяц. Если же провести ранжирование населения по величине доходов, то 100 тыс. наиболее богатых получают доходы, равные совокупным доходам 2,5 млн. человек, получающих небольшую зарплату, то есть 100 тыс. человек зарабатывает в 25 раз выше, чем 2, 5 миллиона.

Безусловно, эти цифры наглядно говорят о большом неравенстве в распределении дохода в стране. Но мы не должны забывать, что до сих пор, несмотря на наличие плоской шкалы, лишь часть зарплат выведена из «тени». Здесь необходимо учитывать то, что сами работодатели платят за свой счет с того же фонда заработной платы своих сотрудников еще и социальный налог по ставке 11%. То есть в совокупности мы можем говорить о довольно высоком налогообложении индивидуальных доходов. «Поэтому работодателю с работниками при повышении на них налоговой нагрузки с одного и того же экономического объекта обложения есть о чем задуматься, и всегда найдется способ договориться» [3].

Споры об эффективности и справедливости плоской шкалы налогообложения будут вестись еще не раз, но сейчас хочется согласиться с мнением, что переход к единой ставке подоходного налога в 2007г. – был процессом упрощения налоговой системы, который сделал ее в этой области простой, понятной и доступной пониманию большинства простого населения. В такой ситуации человек четко может просчитать, сколько он зарабатывает и сколько отдаст государству. При слабом налоговом администрировании очень сложно утверждать, что введение прогрессивной шкалы действительно приведет к увеличению собираемости налогов. Всеобщего декларирования доходов у нас пока нет, да и при его наличии проверить документально достоверность и правильность уплаты налога является крайне сложной, трудоемкой задачей. Даже сейчас при существующей «простой» схеме индивидуального налогообложения часть доходов и имущества граждан остается неохваченной эффективным налоговым контролем.

В связи с вышеизложенным, хочется сказать, что введение прогрессивной ставки налога с физических лиц на сегодняшнем этапе развития экономики вряд ли улучшит доходную часть бюджета, снизит неравенство в доходах и будет являться стимулом для дальнейшего развития предприятий.

 

ЛИТЕРАТУРА 

  1. Growing Unequal? : Income Distribution and Poverty in OECD Countries// www.oecd.org/bookshop/
  2. James Yunker Capital wealth taxation as a potential remedy for excessive capital wealth inequality // Journal of Post Keynesian Economics / Fall 2010, Vol. 33, No. 1, 83-104
  3. Евгений Порохов: «В социальных и налоговых гарантиях обеспечения этой жизни мы по-прежнему отстаем» http://loto.zakon.kz/192172-v-socialnykh-i-nalogovykh-garantijakh.html
  4. Yuriy Gorodnichenko, Jorge Martinez Vazquez, Klara Sabirianova Peter. Myth and Reality of Flat Tax Reform: Micro Estimates of Tax Evasion Response and Welfare Effects in Russia. // The Journal of Political Economy, Vol. 117, No. 3 (June 2009), pp. 504-554
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Экономика