Активность суда и активность сторон обвинения и защиты в уголовном процессе

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан достаточно четко регламентирует понятия функции обвинения, защиты и разрешения дела судом и устанавливает разграничения между ними (ст. 23). Данная статья определяет, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа равноправия сторон и состязательности обвинения и защиты. Уголовное преследование, защита и разрешение дела судом отделены друг от друга и являются полномочиями различных органов и должностных лиц. Из этого следует, что:

  • «правосудие осуществляется только судом»,
  • прокурор «поддерживает перед судом государственное обвинение»,
  • на защитника возложена обязанность «выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность».

Таким образом, мы отчетливо видим разделение трех основных функций, которые находят свое выражение в состязательном построении судебного разбирательства и участие в нем равноправных сторон.

Особенностью реализации функции защиты является то, что степень её активности определяется не только степенью активности обвинения, но и тем, действительно ли подсудимым совершено инкриминируемое деяние. Если это так, то защита независимо от интенсивности обвинения может вести защиту по тактическим соображениям пассивным способом, что и является средством, не запрещенным законом. В некоторых ситуациях защите выгоднее избирать именно такую форму осуществления функции, использование средств (например, отказ от права допроса свидетелей), которые относятся к не запрещенным способам. И то, и другое относятся к пассивным методам.

Пассивность как тактический прием защиты необходимо отличать от пассивности как ненадлежащего, некачественного выполнения функции.

Защита, осуществляя  свою  функцию  в  виде пассивности с позиции интересов разрешения дела (под интересом следует понимать его обязанность вынести законное и обоснованное решение), т.е. судом является на первый взгляд удобным для судебного следствия, т.к.  защита «не обременяет»   принимать процессуальные решения,  направленные на  получения  дополнительных  доказательств и не «усложняет» процесс их оценки. Однако, следует учитывать, что данный приём может неблагоприятно повлиять на суд, при оценке доказательств, а также сторону обвинения лишить активно работать. Суд заинтересован в том, чтобы стороны максимально проявляли свою активность, т.к. в данном случае активность является гарантией объективного приговора.

В уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрено ответственности за неквалифицированную юридическую помощь. Хотя в статье 523 Кодекса об административных правонарушениях заложена норма об ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвоката, тогда как граждан в уголовном процессе, согласно ст. 70 УПК РК, защищают не только адвокаты, но и физические лица (супруг или супруга, близкие родственники или законные представители подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, представители профсоюзов и других общественных объединений по делам членов этих объединений).

В главном судебном разбирательстве функция защиты сложна, и это обусловлено тем, что функция обвинения обладает преимуществом неравного положения органов уголовного преследования и защиты на досудебных стадиях. Прокурор представляет суду собранные следствием в установленном законом порядке, с использованием в некоторых случаях властных полномочий доказательства, содержание которых уже определено, поэтому, как правило, предопределена и их оценка. Такому статусу противостоит лишь право обвиняемого и его защитника заявлять, необязательное для органов уголовного преследования, например, ходатайство о получении доказательства и право на приложение к обвинительному заключению списка подлежащих вызову в судебное заседание лиц. Защитник располагает такой информацией, поскольку он об этом, может быть, больше осведомлен, но эта информация является всего лишь предположительной, что снижает степень её надёжности, в сравнении с полученными органами предварительного следствия, которые во время судебного следствия уже входят в базу доказательств. Такое ограничение приводит к нарушению равноправия сторон как на досудебной стадии, так и нередко и на судебной стадии.

Так же суд по своей инициативе при отсутствии ходатайства  подсудимого,  как  правило, не вправе произвести замену защитника, за   исключением случаев, предусмотренных законом (нарушения им порядка судебного заседания и т.д.). Так же суд не вправе отказать в допуске в качестве защитника близкого родственника или иного лица, разве что в случае, когда данному лицу по его моральным качествам или физическим возможностям невозможно доверить выполнение данной функции.

Суд (судья) не может оставаться безразличным к ненадлежащей защите. Поэтому в условиях существующего правового регулирования остаётся лишь один способ выполнения назначения уголовного процесса – это совершение судом (по своей инициативе или по инициативе государственного обвинителя) действий в интересах подсудимого.

К.Х. Халиков считал, что «активность судебной власти при использовании предоставленных суду полномочий для достижения стоящих перед ним задач имеет большое политическое и правовое значение. Без активности суда нет и не может быть подлинной исключительности, ни действительной полноты его власти по применению (осуществлению) норм права. Пассивность суда сводит на нет и по существу перечеркивает как исключительность, так и неполноту его полномочий. В чем заключается политический смысл пассивности суда? Пассивная судебная власть обеспечивает безответственность и безнаказанность руководящей верхушки, когда она творит произвол и даже совершает преступления против граждан руководимого ими государства, поскольку последние лишены фактической возможности начать или вести судебный процесс против своих обидчиков. Понятно, что в таких условиях перед лицом пассивного суда чаша весов всегда будет клониться в сторону руководящей верхушки, независимо от того, в каком качестве они выступают – обвинителя или обвиняемого, истца или ответчика. Кроме того, пассивность суда призвана объяснить и оправдать невмешательство судебной власти даже в случаях явно преступного административного произвола и беззакония правоохранительных или других государственных органов и должностных лиц против граждан. В этих условиях суд имеет право использовать свои полномочия, как правило, лишь в тех случаях, когда «активная администрация» сочтет это необходимым и обратиться к суду с просьбой о применении наказания к непокорным. В противоположность к этому активность суда обеспечивает исключительность и полноту его полномочий по применению норм права» [1, с. 21-22].

По мнению А.С. Кобликова, состязательность в уголовном процессе предполагает активное участие суда в исследовании обстоятельств дела, установлении истины. Суд отвечает за справедливое решение дела. Он опирается на помощь сторон, состязающихся в процессуальном споре, освещающих дело со своих, нередко противоположных, позиций. Но он руководит процессом и обязан разрешить дело объективно и беспристрастно. Правосудие не может зависеть от того, какая сторона оказалась сильнее [2, с. 38].

Конечно, не все придерживаются точки зрения о том, что суд должен быть активным. Некоторые ученые считают, что суд должен быть пассивным, поскольку суд при своей активности принимает на себя функции стороны обвинения и защиты, и тем самым делает их пассивным в судебном разбирательстве. К ним можно отнести И.Л. Петрухина, который считает, что активная роль суда – это атрибут инквизиционного процесса [3, с. 130]. Некоторые авторы считают, что суд должен выступать только арбитром в процессе и не обязан доказывать виновность или невиновность подсудимого. Задача его: ответить на основной вопрос, возникающий при разбирательстве дела – доказано обвинение или нет [4, с. 1].

Как утверждает Н.А. Абдиканов, предпосылка состязательности судебного разбирательства обуславливается активностью сторон с руководящей ролью суда в процессе. Суд создаёт условия для состязания сторон, контролирует правомерность поведения участников процесса, критически оценивает исследуемые доказательства с точки зрения допустимости, достоверности, законности их получения, по ходатайству сторон истребует новые доказательства. Руководит ходом судебного разбирательства, направляя рассмотрение дела в русло выяснения сути исследуемого события, устраняет из судебного разбирательства все, не имеющее отношение к судебному разбирательству [5, с. 150].

Также высказываются такие точки зрения, согласно которым активность суда и активность сторон в процессе – это разные противоположные элементы и, следовательно, активность суда ограничивает действие принципа равноправия сторон и состязательности и не может являться элементом последнего. Когда активность суда заменяет инициативу сторон, она является фактором, ограничивающим действие принципа состязательности и, соответственно, не совместимым с этим принципом [6]. На практике это часто приводит к тому, что суд фактически  принимает на себя несвойственную ему функцию обвинения.

Суд не обрекает на пассивность, а наоборот, суд требует от сторон обвинения и защиты полной активности, при этом сохраняя за ними простор для выполнения любых предусмотренных законом действий в случае неудовлетворительного осуществления сторонами своих процессуальных функций. И поэтому активное участие суда в процессе доказывания должно быть свойственно позиции суда в состязательном процессе.

Из этого следует, что активность как суда, так и сторон обвинения и защиты проявляется во время состязания в судебном заседании. Когда отсутствует спор между сторонами в суде, то принцип состязательности теряет свое значение. Активность суда должна заключаться лишь в стремлении установления истины, что и определяет сущность принципа равноправия сторон и состязательности. Говоря об активности суда, не всегда уточняется, что под этим понимается. Думается, что активность суда проявляется в собирании доказательств путем допроса свидетеля и потерпевшего, подсудимого, после допроса их сторонами, осмотра вещественных доказательств, оглашения протоколов процессуальных действий и при производстве других процессуальных действий.

При предоставлении доказательств сторонами обвинения и защиты суд обязан одновременно всесторонне, полно и объективно проверить их в ходе судебного следствия, оценить их относимость, допустимость, достоверность и достаточность всех собранных доказательств для разрешения уголовного дела, после чего судья формирует свою объективную точку зрения по делу, при этом придерживаясь своего внутреннего убеждения о свойствах названных доказательств, взвесив и оценив при этом позиции сторон. Функцию обвинения в судебном разбирательстве осуществляет, помимо государственного обвинителя, и потерпевшее лицо по делам частного, частно-публичного и публичного обвинения, приобретающее статус частного обвинителя по делам частного обвинения.

Функция обвинения – это направление уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемое  в  лице  государственного  обвинителя и потерпевшего по делам частного, частно-публичного и публичного обвинения, содержащееся в отстаивании перед судом, утверждении о виновности лица в совершении преступления, сформулированного в обвинительном заключении, жалобе по делам частного обвинения, содержащее право государственного  обвинителя и частного обвинителя частично или полностью отказаться от обвинения и с обязанностью суда прекратить уголовное дело. Данное определение внесло дополнительный элемент в содержание функции как право на отказ в её осуществлении с обязательными для суда последствиями.

Функция обвинения непременно должна осуществляться активно, что послужит гарантией беспристрастности суда и реализует принцип равноправия сторон и состязательности.

Активность стороны обвинения заключается в следующих элементах:

  1. Функция обвинения обязана предоставить доказательства обвинения.
  2. Функция обвинения обязана использовать свои процессуальные полномочия по заявлению ходатайств о проведении судом судебных действий, направленных на получение новых доказательств.
  3. Функция обвинения обязана заявить о нарушении закона стороной защиты и судом.

Сравнивая элементы стороны обвинения со стороной защиты, следует, что одной из особенностей принципа равноправия сторон и состязательности является реализация функций обвинения и защиты при проведении судебных действий, направленных на получение и исследование доказательств.

Сторона защиты не обязана заботиться о предоставлении всех доказательств со стороны обвинения,  а  высказывание  защитой  мнения в судебной ситуации, разрешаемой судом, допустимо на усмотрение суда.

Принцип равноправия сторон и состязательности реализуется за счёт того, что функция обвинения должна осуществляться только активным способом, не позволяющим суду принимать на себя выполнение этой функции. К случаям пассивного и некачественного исполнения своих обязанностей можно отнести не предоставление доказательств, полученных в период предварительного расследования, не заявление ходатайств о получении доказательств в судебном разбирательстве, что в итоге негативно сказывается на полноте исследования обстоятельств и препятствует обоснованному решению дела судом.

Осуществление функции обвинения в отличие от защиты возможно лишь способами, указанными законом. Такой вывод основан на том, что функция обвинения самым существенным образом затрагивает интересы лиц, вовлечённых в уголовный процесс и обязана контролироваться законом в большей степени, чем функция защиты.

В уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрено, что защите разрешено использовать все законные способы, не противоречащие ему, а это включает и использование тактики пассивности, как было уже выше сказано, однако обвинение должно осуществляться только лишь на способах, разрешенных законом и основанных на совершении активных действий.

 

Литература 

  1. Халиков К.Х. Проблемы судебной власти в Республике Казахстан: автореф. дис…канд. юрид. наук. – Алматы, – С. 50.
  2. Кобликов А.С. Уголовный процесс: учебник для вузов. – М., 2000. – С.
  3. Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие (к 100-летию М.С.Стороговича) // Государство и право. – № – М., 1994. – С.150.
  4. Советская юстиция. – №12. – М., 1993. – С. 58.
  5. Абдиканов Н.А. Главное судебное разбирательство по уголовному делу в РК: его назначение и производство. – Алматы, 2004. – С.
  6. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. – М., 1975. – С. 
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция