Профессионально-этические основы уголовно-процессуальной деятельности

В статье анализируются вопросы этических категорий при осу­ществлении судопроизводства по уголовным делам. Делается акцент на изменения, внесенные в уголовный процесс новым законодатель­ством. Рассматриваются задачи и полномочия субъектов уголовного процесса, вытекающие из принципов уголовного процесса. Прово­дится сравнительный анализ с прежним законодательством.

Профессионально-этические основы деятельности субъектов уголовного судопроизводства (в частности следователя, прокурора, судьи) находят наиболее четкое отражение в принципах уголовного процесса. Общеизвестно, что ввиду специфики отношений, складывающихся в сфере применения уголовного процесса, вопросы этики, морали приобретают особую значимость, поскольку допускаемые здесь нарушения процессуальных прав участников уголовно-процессуальной деятельности, могут рассматриваться как составляющие нарушения моральных прав, то есть одновременно их можно расценивать как посягательство на моральную защищенность участника уголовно-процессуальной деятельности.

Очень часто термин «этика» часто употребляют в значении «нравственность»; в европейских языках (в том числе и русской обыденной речи) «моральное» и «этическое» являются синонимами.

Уголовно-процессуальная деятельность обладает признаками, которые присущи только ей. К ним прежде всего относится принудительный характер деятельности. Только в ходе уголовного судопроизводства законодателем допускается применение мер процесуального принуждения для решения задач уголовного процесса. Одной из сторон данной деятельности выступает государство в лице соответствующих органов и должностных лиц. Уголовно-процессуальная деятельность чаще всего проходит в условиях моральных конфликтов. В связи с чем, должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, всегда должны решать проблему правильного соотношения права и морали. Нравственные проблемы, возникающие в уголовно-процессуальной деятельности, обусловленные спецификой  этой деятельности, ее целями, содержанием,  методами и формами, всегда находятся под пристальным вниманием общества. Основой правоприменительной деятельности является законность, обеспечение которой в судопроизводстве возможно лишь при соблюдении норм морали. Мораль,   нравственность – движущие силы, придающие процессу реализации процессуальных прав и обязанностей в уголовном процессе определяющее значение. Наличие многочисленных нравственных отношений в сфере уголовного судопроизводства,  выходящих за пределы правового регулирования, факт, отмеченный в литературе [1, с. 8-9; 2, с. 12]. Из всего сказанного следует сделать вывод, что закон требует, чтобы гуманные цели уголовного судопроизводства осуществлялись исключительно гуманными средствами.

Таким образом, важным показателем нравственного содержания уголовного судопроизводства является наличие в его нормах нравственных ценностей.

Нравственные отношения в сфере уголовного судопроизводства исходят из следующих положений:

  • государство обеспечивает безопасность от преступных посягательств человеку и гражданину;
  • государство обеспечивает уголовно-процессуальные средства защиты (подозреваемого, обвиняемого, подсудимого) от обвинения;
  • лица, вовлеченные в  уголовный процесс, в частности свидетель, потерпевший, обязаны оказать содействие правоохранительным органам в установлении обстоятельств совершенного преступления (правонарушения);
  • государство лицам, вовлеченным в уголовный процесс, обеспечивает защиту от посткриминального воздействия [2, с. 14].

В основе уголовно-процессуальных отношений лежат такие нравственные источники как уважение чести и достоинства личности, равное отношение как к лицу, пострадавшему от преступления, так и лицу, совершившему преступление (правонарушение).

Эффективное решение задач уголовного процесса во многом зависит, от того насколько нормы уголовно-процессуального закона  согласуются с общечеловеческими нормами и принципами, основанных на таких этических категориях как справедливость, уважение чести и достоинства личности, которое нашло свое выражение в высказывании А.П. Гуськовой: «нужно так устроить уголовное преследование и оживить его таким духом, чтобы оно во всех своих составных частях – в кодексе, в суде и выполнении наказаний – вызывала не зверское озлобление осужденного, а сознании того, что он действовал неправильно, безнравственно, противообщественно, а потому и должен нести труды, связанные с преобразованием своего внутреннего мира» [3, с. 52].

«Нравственность закона умноженная на моральные принципы лица (следователя, прокурора, суда) применяющего этот закон, способна породить действительно эффективную правовую политику, по достоинству оцениваемую обществом» [4, с. 88].

В следственной практике, нарушение законности, прав и свобод личности, честь и достоинство все еще остаются основной проблемой государства.

К числу обжалуемых потерпевшим действий и решений следователей и прокуроров до принятия нового уголовно-процессуального кодекса РК относились:

  • действия (бездействие) работников органа дознания, следователя, связанные с регистрацией, разрешением заявлений или сообщений о преступлениях (13%);
  • нарушения закона при проведении следственного действия (5%);
  • отказ в удовлетворении ходатайств (6%);
  • постановление о приостановлении следствия и последующее бездействие органов дознания и следствия (12%);
  • постановление о привлечении в качестве обвиняемого (3%);
  • решения о назначении и производстве экспертиз (4%);
  • постановления о продлении сроков производства следствия, содержания под стражей или избрания меры пресечения в виде ареста и т.п. (17%) [5, с. 21-27].

В настоящее время довольно серьезно изменилось отношение к оценке духовных ценностей, изменилось  правосознание  человека как члена общества. Эти изменения не обошли стороной и сферу уголовного судопроизводства и оказывают влияние на степень раскрываемости преступлений и правовой и моральной защищенности личности. Определяя роль этики в уголовном судопроизводстве, необходимо рассматривать ее с точки зрения расширения прав и гарантий не только подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, но также и свидетелей, потерпевших.

Безусловно, на современном этапе, политика государства направлена на гуманизацию судопроизводства, которая должна касаться всех его участников. В противном случае будут нарушены принципы справедливости и равенства всех граждан перед законом и судом. Также следует отметить, что принципиальная особенность новой процессуальной политики заключается в том, что она выдвигает личные права и законные интересы граждан на первый план. При этом гуманизация уголовного судопроизводства осуществляется путем совершенствования норм УПК и направлена, во-первых, на расширение прав участников  уголовного  процесса,  во-вторых, на  укрепление  гарантий  реализации  этих прав и в-третьих, на ужесточение ответственности должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу за допущенние нарушения прав и свобод личности.

В этой связи, представляет особый интересов поведение (поведенческий акт) участников уголовного судопроизводства, в частности субъектов, ведучих уголовный процесс. В научной литературе отсутствует однозначный ответ на вопрос о том, какое поведение следует включать в структуру нравственности. Так, например, Н.Н. Крутов все имеющиеся взгляды на данную проблему предлагает классифицировать следующим образом:

  1. В структуру нравственности должно включаться любое поведение, так как всякий поведенческий акт может оцениваться с помощью моральных категорий;
  2. В структуру нравственности может быть включено только поведение, которое соответствует нравственным требованиям;
  3. Учету подлежит поведение, определяемое нравственными (моральными) ценностями.
  4. Нравственность следует ограничить сферой идеальных явлений, ценностных представлений и норм, не включая в нее поведение, практику, деятельность людей, что свидетельствует о том, необходимо оценивать не личность, а его поведение (действие) и решение, которое принимается в ходе уголовного судопроизводства [6, с. 10].

В идеале цель уголовного процесса – достижение объективной истины является гуманной, так как она направлены на решение не менее важных гуманных задач: восстановление справедливости, изобличение действительно виновных в совершении преступления, укрепление охраны прав, свобод граждан, обеспечение правильного применения закона, соблюдения принципа презумпции невиновности.

Говоря о нравственных требованиях, предъявляемых к современному уголовному процессу Республики Казахстан, прежде всего, на наш взгляд, следует отметить такие качества, как принципиальность, объективность, беспристрастность, самостоятельность и самокритичность, которые, прежде всего, должны реализовываться в деятельности соответствующих государственных органов и их должностных лиц, ведь, как отмечает К.Б. Червонцева [7, с. 10-15], их добросовестная деятельность всегда направлена на благо общества, служит высоким целям борьбы с преступностью. В этой связи правовыми и нравственными критериями такой деятельности  должны  быть  точное  и неуклонное исполнение государственными органами и их должностными лицами законов. Соблюдение всех принципов и норм уголовно-процессуального закона должно  считаться основным не только как профессиональный долг участвующих в уголовном процессе участников процесса лиц, представляющих интересы государства, но и как их основная нравственная обязанность.

Некоторые авторы считают, что нравственные ценности в правотворчестве игнорируются и именно это ведет общество к правовому нигилизму [2, с. 14]. В то же время, следует отметить, что в уголовном судопроизводстве содержится немало норм, наполненных нравственным содержанием. Так, к проведению следственных действий, закон предъявляет именно нравственные требования, запрещая при их проведении действия, которые унижают достоинство человека или создают угрозу для их здоровья. Должностные лица также обязаны обеспечить сохранение в тайне обстоятельства личной жизни граждан и уважать собственность, не причиняя излишних повреждений без крайней необходимости. Но при этом следует отметить, что в процессуальной деятельности нормы этики соблюдаются не всегда.

Мораль – неотъемлемый атрибут правового статуса личности. Она должна быть везде, где есть человек, личность с ее правами и свободами. В этой связи, вслед за учеными-правоведами, считаем необходимым рассмотреть нормы уголовно-процессуального права и нормы морали с двух позиций: единства и различия.

Единство уголовно-процессуальных норм и норм этики состоят в том, что они являются разновидностью социальных норм, формируются и развиваются в рамках одного и того же общества. Они являются регуляторами общественных отношений, в данном случае уголовно-процессуальных, возникающих в ходе производства по уголовному делу, которые преследуют одну цель: достичь объективную истину справедливыми, гуманными средствами, морально оправданными и юридически обоснованными методами, признавая приоритет права и свободы граждан, защиту их от преступных посягательств. Из данной цели вытекает общая задача: изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, действительно виновных в совершении преступления и ограждения невиновных от незаконного уголовного преследования и, разумеется, достижение социальной справедливости. Единство вышеуказанных норм также проявляется в их   взаимообусловленности,  взаимозависимости. Каждая правовая норма должна соответствовать этическим требованиям общества и если она принята без учета нравственных принципов и категорий, обществом они могут быть восприняты как не законными, античеловечными и подвержены игнорированию. Хотелось бы согласиться с высказыванием Н.А. Захарченко, о том, что «соответствие уголовно-процессуальных норм принципам и нормам нравственности, их гарантированность, исполнимость – не условие, а ее атрибуты, без которых правовая система не может ни существовать, ни мыслиться» [8, с. 39]. Этические категории заложены в основе всех правовых норм, без них последние теряют свою сущность. А этические нормы в свою очередь, без правовых рамок не имеют юридической силы.

Различие между уголовно-процессуальными нормами и нормами этики сводятся к следующему: нормы УПК устанавливаются государством, они едины для всех и обязательны для исполнения всеми участниками уголовного процесса, в необходимых случаях, они обеспечиваются в принудительном порядке в виде государственного принуждения. Они закреплены в официальных документах: в международно-правовых актах, в Конституции, УПК и в других нормативно-правовых актах.

Моральные нормы же в отличие от уголовно-процессуального неписаны, официально не закреплены и являются лишь продуктом общественного сознания, неотъемлемой частью правосознания. Если нормы уголовно-процессуального права исполняются принудительно под страхом наказания, к примеру, за отказ или уклонение от дачи показаний свидетель может быть привлечен к  уголовной ответственности. В этом случае, свидетель независимо от своей воли, обязан дать показания,  и  возможно, что он дает их под страхом быть привлеченным к уголовной ответственности. Моральные же нормы, в отличие от уголовно-процессуального исполняется лицом добровольно  в  зависимости от уровня морального сознания, и под    страхом «угрызения совести», в силу морального долга. Моральный долг обязывает человека не только совершать какие-то действия, но и субъективно подчинять себя нравственному долженствованию, исходить из моральних мотивов. Это обстоятельство  отразил  Демокрит: «воздерживаться от проступков не в силу страха, а из чувства долга» [9]. Но необходимо отметить, что и поступки, продиктованные моральным долгом не всегда отвечают практическим интересам, не всегда сообразны обстоятельствам. Внешние препятствия, боязнь конфликта с общественным мнением, частные интересы могут противодействовать совершению нравственного деяния. Ярким примером, служит норма «право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников». И. Кант, в свое время отмечал, что «в истории человечества не все происходит по моральным законам… Отдельные люди и даже целые народы каждый по своему разумению и часто в ущерб другим преследуют свои собственные цели» [10, с. 658].

Исполнение и соблюдение норм этики гражданами зависит от того, насколько они высоко ставят моральные ценности, от их субъективного отношения к таким понятиям как: «совесть»,    «честь», «достоинство», «долг» и их места и роли в их жизни. При несоблюдении норм этики, официальные власти не имеют право вмешиваться, привлекать к ответственности, в таких случаях допускается лишь публичное осуждение, исходящее от коллективного (общественного) мнения.   Соотношение   уголовно-процессуальных и этических норм постоянно меняется в ту или иную сторону в ходе развития общества, происходящих в государстве перемен. Но не меняется одно – они возникают, развиваются и действуют одновременно и сливаются в одно целое. По этому поводу справедливую мысль высказывал М.С. Строгович: «когда ставится задача выяснения, раскрытия нравственного содержания процессуальных норм, следует всегда иметь в виду, что нет возможности строго отграничить нравственные нормы от процессуальных норм при рассмотрении того или  иного  процессуального принципа, института, отдельного положения таким образом, чтобы определить: это только процессуальная, правовая норма, но не нравственная, не правовая» [11, с. 29].

Данное высказывание подтверждает единство уголовно-процессуальных и моральных норм, то есть всегда, когда речь заходит об уголовно-процессуальных нормах, надо иметь в виду, что им присущ определенный моральный характер и они действенны, эффективны только тогда, когда проникнуты нравственным содержанием.

 

Литература 

  1. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. – Л.: изд. Ленинградского университета. – 1976. – 146 с.
  2. Абдымомунова Э. Профессионально-этические основы деятельности участников уголовного судопроизводства. – Автореф. канд. юрид. наук. – 120009. – Бишкек, 2013. – 24с.
  3. Гуськова А.П. Нравственные начала реализации прав человека в уголовном судопроизводстве // Проблемные вопросы законотворческой и правоприменительной деятельности в России на рубеже нового тысячелетия: Оренбург: Изд. центр ОГАУ. – 2001. – 95с.
  4. Дубов Г.В. Этика сотрудников правоохранительных органов. – М., 2002. – С.
  5. Данный уровень подтверждается и исследованиями профессора Н.Г. Муратовой: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики: Автореф. дисс… докт. юрид. наук. – 12.00.09. – Екатеринбург. – 2004. 42 с.
  6. Крутов Н.Н. Мораль в действии // О закономерностях влияния морали на поведение личности. – М.: Политиздат, – 198 с.
  7. Червонцева К.Б. Нравственные основы судебно-экспертной деятельности. – Дисс. … канд. юрид. наук. – М.: МосУ МВД России, 2011. – 24 с.
  8. Захарченко Н.А. «Мораль в механизме уголовно-процессуального регулирования». – Дисс… канд.юрид.наук. – 12.00.09.  – Ленинград, 1983. – 196 с.
  9. Стобей. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. В 86-ти томах. – Стобей: Спб.,1890-1907. 10 Кант И. Сочинения. – Т.3. – М., 1964. – 865 с.
  10. Строгович М.С. Проблемы судебной этики. – М.,1974. 236 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция