Виды состязательных процессов

В данной статье рассмотрены виды состязательных процессов по уголовным делам. Определены критерии, по которым они разграничиваются. Существенным признаком состязательности ранее называлось наличие сторон. Основной участник судопроизводства на стороне защиты – обвиняемый, который всегда является конкретным частным лицом. Охарактеризованы по отдельности обвинительные, частно-исковые и публично-исковые процессы по уголовным делам.

Задавшись целью выделить виды состязательных по форме уголовных процессов, необходимо определить те критерии, по которым их можно разграничить. В науке уголовного процесса в качестве таких критериев зачастую называют сочетание частного и публичного начал [1, с. 29]. Это вполне обоснованно. Существенным признаком  состязательности  ранее называлось наличие сторон. Основной участник судопроизводства на стороне защиты – обвиняемый, который всегда является конкретным частным лицом. А вот обвинение может быть представлено как частным лицом, так и публичным органом, в зависимости от того, как определяется преступление. Известно, что преступление понималось как обида, как причинение вреда    конкретному лицу, как общественно опасное деяние. В первых двух случаях право обвинять принадлежало потерпевшему, коль скоро преступление имеет значение только для него самого. В последнем варианте обвинение может осуществляться и частным лицом (если оно как член общества признается представителем общих социальных интересов) и государственным  органом  (когда считается, что единственным надлежащим представителем интересов общества в целом выступает только государство).

Но не будем забывать и о втором существенном признаке состязательного уголовного процесса – о наличии независимого суда. Независимость суда обеспечивается и тем, как суд разрешает спор. Здесь суд не должен быть связан доводами сторон. Если суд сам их не оценивает, а действуют формальные, заранее установленные правила такой оценки, то он связан не доводами сторон, этими правилами. В подобном случае суд независим в том смысле, что решение от него самого не зависит. Другой, диаметрально противоположный и более прогрессивный вариант – суд не связан доводами сторон, поскольку оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению и никакое заявление любой из сторон не имеет для него обязательного значения.

Комбинации публичного и  частного начал и способа обеспечения независимой от сторон оценки судом их доводов образуют виды состязательных процессов: обвинительный, частноисковой и публично-исковой.

Обвинительный процесс некоторые процессуалисты относят к числу исторических форм [2, с. 21], однако, повторим, в данной работе мы рассматриваем его как вид состязательного процесса, и этот подход также имеет своих сторонников [3, с. 33]. Действительно, он отвечает приводившимся признакам состязательной формы: на всех этапах производства обвинитель и обвиняемый пользуются статусом сторон, дело движется, пока существует их спор, а суд независим от сторон. Существенные особенности указанного вида процесса таковы: во-первых, обвинителем выступает частное лицо; во-вторых, суд считается независимым, поскольку он вообще не оценивает доводы сторон, а лишь фиксирует правильность соблюдения процедуры и её результат. Решение суд принимает в зависимости от результата формальной процедуры:  поединка, испытания огнем, водой и т.п. или системой формальных доказательств. Короче говоря, от суда решение не зависит, результат разбирательства предрешен законом.

Виды состязательного процесса, в которых независимость суда связывается с тем, что он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, объединены понятием исковых процессов. Природа их связана с тем, что в  них «обвинение ... есть тот же иск» [4, с. 60]. Иск вообще – явление многогранное. А.В. Смирнов включает в содержание его понятия следующие черты: активность истца (он выдвигает претензию, собирает и представляет доказательства, т.е. процесс движется в первую очередь его усилиями); иск «комбатантен», ибо единственной конечной целью имеет победу в споре; иск диспозитивен, так как истец не может быть обязан судом проявлять обвинительную активность и вправе отказаться от поддержания своих претензий; доказательства оцениваются судом по внутреннему убеждению; только надлежащее предъявление искового требования служит основанием для того, чтобы суд приступил к производству по делу [5, с. 38 ].

Безусловно, уголовный иск существенно отличается от иска гражданского, поскольку разную природу имеют их предметы. Внешне их наиболее существенно отличает то, что предмет гражданского иска, по общему правилу, не может быть изменен в суде, тогда как иск уголовный распадается на первоначальное и окончательное обвинение [4, с. 24]. Такое разделение известно в английском судопроизводстве (заявление об обвинении – information и обвинительный акт – indictment), во Франции (уголовный иск – action publique распадается на вводное требование – demande introductive и судебное обличение – fonction du ministere publique) и Германии [6, с. 315]. В России первоначальному  обвинению   соответствует   постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, а окончательному – обвинительное заключение и обвинительный акт. Отсюда берет начало разделение уголовного процесса на досудебный и судебный этапы производства.

Частно-исковой процесс характеризуется тем, что в роли обвинителя выступает частное лицо, как правило, пострадавшее от преступления, но и им может быть и гражданин, выступающий от имени всего общества [7, с. 483]. Другая характерная его черта – пассивная роль суда [5, с. 48]. Поскольку обвинение и защита есть дело частных лиц, вмешательство в их спор публичного судебного органа выглядит неуместным, так как может быть рассмотрено как вторжение государства в сферу частных интересов.

Наибольший интерес представляет публично-исковой состязательный процесс, как наиболее близкий к казахстанскому судопроизводству. На это указывают и положения ст. Конституции РК и закрепление состязательности в  качестве  принципа  уголовного процесса в ст. 23 УПК РК, фиксация в кодексе наличия сторон обвинения и защиты, разделения основных процессуальных функций, определения органов расследования и прокурора как участников процесса со стороны обвинения, элементов favor defensionis (преимуществ защиты) и т.д. Правда, ограничение равенства сторон «равноправием перед судом» можно толковать и таким образом, что на досудебном этапе производства по делу они неравноправны, а это, как указывалось выше, является признаком розыска в смешанной форме. Мы признаем, что для отнесения казахстанского уголовного процесса к состязательной форме могут иметься определенные препятствия. В то же время полагаем, что само закрепление построения судопроизводства на началах состязательности (как на досудебном и на судебном этапе – ст. 23 УПК РК) есть свидетельство того, что именно признаки состязательной формы являются образцом, по которому законодатель стремится организовать производство по уголовным делам.

Главный признак публично-искового процесса, отличающий его от частно-искового, состоит в том, что обвинителем является специальный государственный орган. Положения главы 3 УПК РК, закрепляющие публично уголовное преследование в качестве основной разновидности, дают все основания думать, что в рамках состязательной формы казахстанский уголовный процесс должен быть публично-исковым. Поэтому на данном виде стоит сделать особый акцент.

Естественно, что публично-исковой процесс должен отвечать всем характеристикам, приведенным при описании иска, вообще, и уголовного иска, в частности: активность истца; диспозитивность иска; оценка доказательств судом по своему внутреннему убеждению;   суд приступает к производству только при наличии соответствующего искового требования; иск распадается на первоначальное и окончательное требования. При этом на стороне обвинения основной фигурой является государственный обвинитель; но на той же стороне, само собой, участвует в процессе и потерпевший. Устранить его от участия в разбирательстве означало бы отказать ему в судебной защите попранного права, что недопустимо. Ни на какой другой, кроме обвинения, стороне он выступать не может. Такое «раздвоение» стороны обвинения ставит вопрос о том, кто определяет обвинение и как быть, если один из этих участников процесса воспользуется правом отказаться от уголовного иска, т.е. обвинения.

Публичный характер иска означает, что предмет определяется публичным органом, следовательно, только государственный обвинитель имеет право определять объем обвинения и квалификацию деяния. При отказе публичного обвинителя от обвинения публичный характер последнего требует, чтобы отказ частного лица от обвинения не имел приоритета над мнением публичного обвинителя. Вместе с тем отказ последнего от обвинения может преобладать над несогласием с ним потерпевшего, поскольку публичность иска означает примат публичного интереса (а сторона отстаивает в процессе интерес) над частным. Однако не исключается и так называемое «субсидиарное» обвинение, когда после отказа государственного обвинителя от обвинения потерпевший продолжает самостоятельно поддерживать уголовный иск. Это гарантирует право граждан на судебную защиту прав и свобод, а потому субсидиарным обвинителем может стать только лицо, которому преступлением причинен вред [8, с. 45].

Следующей проблемой, порождаемой публичным характером уголовного иска, является то, что сторона обвинения представлена государством, обладающим мощным аппаратом и профессиональными чиновниками. Чтобы стороны были равны, обвиняемому требуется помощь специалиста  в  юриспруденции. Поэтому в состязательном публично-исковом процессе он обязательно должен иметь право на профессионального помощника, т.е. защитника, независимо от своей платежеспособности. Но мощь государства столь велика в сравнении возможностями частного лица, что и этого может быть недостаточно. В связи с этим процессу необходима система правил, которые предоставляют дополнительные гарантии обвиняемому, известные под названием favor defensionis (преимущества защиты) [5, с. 50].

Наконец, публичность обвинения  означает, что и суд, и обвинитель являются органами государства, следовательно, создается возможность того, что организационно суд от стороны обвинения не будет отделен. Это нарушит независимость суда и равенство прав органов уголовного преследования и защиты, обязательные в состязательном режиме. Подобное нарушение устраняется только одним способом – последовательным проведением в жизнь принципа разделения властей. Если четко определено, что государственный обвинитель является представителем исполнительной ветви государственной власти, а суд реализует власть судебную, и при этом они и не вправе вторгаться в юрисдикцию друг друга, тогда можно говорить о независимости суда от обвинения и применительно к каждому конкретному процессу. Другими словами, в публично-состязательном процессе «судебная деятельность судьи не подлежит контролю ни законодательной, ни исполнительной власти».

 

Литература 

  1. Шестакова С.Д. Судебный процесс. – С.
  2. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. – С.
  3. Строгович М.С. Уголовный процесс. – М., 1946. – С.
  4. Фойницкий И.Я. Указ. соч. – Т. I. – С.
  5. Смирнов А.В. Состязательный процесс. – С.120.
  6. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. – М., 2001. – С.
  7. В Англии обвинение может предъявляться и поддерживаться частными лицами, правда, при условии согласия с этим судебных органов. См.: Уолкер Р. Английская судебная система. – М.,1985. – С.
  8. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. – С.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция