Допрос подсудимого и его эффективность

В данной статье рассматриваются вопросы тактики допроса подсудимого, дается анализ по проблемам допроса на предварительном следствии и его решение при рассмотрении уголовного дела в судебном процессе. Аргументируются главные цели допроса подсудимого. Также описывается структура личности по криминологическим критериям. Теоретически обосновывается необходимость предварительного анализа допроса с целью улучшения его эффективности. Раскрывается психологическая сторона допроса подсудимого.

Допрос является наиболее универсальным способом получения информации как на предварительном следствии, так и в судебном разбирательстве. Поэтому вполне оправданно большое внимание, которое было уделено допросу в процессуальной и в криминалистической литературе. К сожалению, большая часть этого внимания была уделена проблемам допроса на предварительном следствии, и в меньшей мере – допросу в суде.

Полагаем целесообразным перед общими положениями тактики участия обвинителя в допросах дать краткий обзор психологических особенностей судебного следствия и допросов, затем изложить общие тактические положения участия обвинителя в допросах, после чего рассмотреть особенности тактики (и психологии) допроса подсудимого, потерпевшего, свидетелей.

Дознание, в том числе в форме допросов, осуществляется не только судом, но и  сторонами. Каждая из сторон (прокурор, адвокат) занимает различные исходные позиции в этой познавательной деятельности. Различные интересы преследуют подсудимый, гражданский истец, гражданский ответчик. Отражением этого является то обстоятельство, что каждый из участников старается использовать допрос, чтобы наиболее ярко, значимо выступили именно те факты, которые подкрепляют модель события, отстаиваемую им перед судом. Поэтому суду предоставлено процессуальное право регулировать процесс познания этими участниками, вместе с тем он обязан регулировать и отношения между нами. От председательствующего зависит упорядочение процедуры допросов. Обстановка допросов должна быть деловой, спокойной, бесконфликтной. Возникновение конфликтов и их развитие способно затруднить процесс допроса, свести на «нет» тактические приемы его проведения, а в целом помешать установлению истины в суде [2, с. 99]. Отсюда и обязанность обвинителя внимательно следить за психологическими особенностями ситуации допроса, влиять положительным образом не ее развитие. На допросе должны царить вежливые, внимательные отношения. Всякие проявления грубости, резкости должны решительно пресекаться.

Мы неоднократко уже отмечали ранее сложности психологического, познавательного, процессуального и тактического характера участия обвинителя в судебном следствии. Эти сложности (далеко не все) могут быть комплексно представлены следующим образом: воспринимать все факты, излагаемые субъектами допроса; постоянно осуществлять мыслительную деятельность по запоминанию, переработке этой информации, сопоставлению ее с ранее полученной и с той, которую он планирует получить в судебном следствии из других источников; контролировать познавательную деятельность защиты и суда; опосредованным убеждением с помощью фактов влиять на позицию суда, отстаивая версию обвинения; быстро реагировать на действия стороны защиты и иных участников, принимаемые к дезавуированию фактов, положенных в основу версии обвинения; запоминать (помечать) наиболее значимые факты для использования их в обвинительной речи.

Подчеркивая значимость допроса в расследовании  и  судебном  рассмотрении уголовных дел, А.Р. Белкин отмечает: «Поскольку показания являются элементом системы доказательств, их роль в системе многосторонняя. Они служат самостоятельным средством доказывания и  в то же время средстом проверки иных доказательств, основанием для выдвижения версий и для принятия решений о проведении последующих следственных действий как с целью проверки выявленных при допросе фактических данных, так и для получения новых доказательств по ориентирам, названным допрашиваемым. Нам представляется, что в приведенном емком определении раскрыто все то, что принято называть целями и задачами допроса. Определяющими положениями тактики допроса являются: процессуальная процедура допроса; учет ситуации, в которой производится допрос; характеристика личности допрашиваемого, включая представление о занимаемой им позиции и возможной линии поведения при допросе.

Процессуальная процедура допроса в суде достаточно четко определена новым уголовнопроцессуальным законодательством. Так, статья 348 УПК РК предусматривает право подсудимого отказаться от дачи показаний или дать согласие давать показания. В случае его согласия первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты. После этого допрос осуществляют государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. В указанных положениях нашли свое отражение состязательность сторон [1, ст. 23 УПК РК], презумпция невиновности [1, ст. 19 УПК РК].

Председательствующему предоставлено право отклонять наводящие вопросы при допросе подсудимого, а также вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу.

Суд задает вопросы подсудимому после того, как он будет допрошен сторонами. Предусмотрена и возможность допроса подсудимого в отсутствии другого(их) подсудимого(ых). Так, допрос допускается по ходатайству сторон или по инициативе сторон. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания председательствующий сообщает ему о содержании показаний, которые были даны в его отсутствие, при этом подсудимому, который был удален, предоставлено право задавать вопросы подсудимому, допрошенному в его отсутсвие. При наличии в деле нескольких подсудимых суд   вправе по ходатайству сторон изменить порядок их допроса, который предусматривает первым их допрос стороной защиты.

По ходатайству сторон в судебном следствии могут быть оглашены показания подсудимого, данные им на предварительном следствии [1, ст. 349 УПК РК]. Это может иметь место при отказе подсудимого от дачи показаний в суде, при наличии существенных противоречий в его первоначальных и судебных показаниях, а также при рассмотрении уголовного дела в отсутствии подсудимого.

Материалы, прилагаемые к протоколу допроса подсудимого (фото-видео-аудио и  др.), не могут быть продемонстрированы без предварительного оглашения показаний подсудимого, содержащихся в этом проколе допроса.

Было бы неверным утверждать, что основная цель допроса подсудимого – это получение от него подтверждения версии обвинения, изобличение подсудимого, признание им своей вины. Конечно, все это очень важные моменты судебного следствия, но добиваться при допросе только этого – значит, проявить односторонность, необъективность, обвинительный уклон.

Главная цель допроса подсудимого – установить все существенные обстоятельства дела, которые, если он привлечен к уголовной ответственности обоснованно, подсудимый знает лучше, чем кто-либо другой. Успех допроса подсудимого зависит от многих факторов. Одним их них является знание психологии личности преступника и изучение личности конкретного подсудимого[2,97].

Проблеме изучения личности преступника и его преступного поведения уделено должное внимание в криминологической и криминалистической литературе.

Криминологи различают такие составляющие в структуре личности преступника, как:

  • социальные позиции личности и соответствующие им нормы поведения – «социальные роли». При этом имеются в виду определение места личности в системе социальных связей, «официальные» и «неофициальные» нормы его поведения, насколько часто и как личность попадает в конфликтные ситуации и как их преодолевает;
  • потребностно-мотивационная сфера личности. Процесс возникновения и мотиваци преступного поведения, принятия личностью решений совершить преступление, механизм преступного поведения и т.д.;
  • ценностно-нормативная сфера сознания личности. Здесь имеются в виду ценностные ориентации наиболее значимых для личности объектов, иерархия ценностей в представлении преступной личности;
  • значимая в социальном, моральном, правовом отношении деятельность личности. Здесь важен анализ поведения, выявление логической взаимосвязи, преемственности преступного поведения, предшествующего и последующего поведения.

Резюмируя приведенные составляющие, Ю.М. Антонян пишет: «Проблема личности преступника должна включать в себя преступное поведение, и особенно образ жизни лиц, совершающих преступления, поскольку именно во втором с большей полнотой, необходимостью и объективностью, чем в поведении, выражаются их сущностные особенности» [3, с. 41].

Знание личности преступника и его поведения – важный фактор допроса. Если на предварительном следствии следователь добросовестно собрал материал в отношении обвиняемого, то допрос обвинителем подсудимого будет в значительной степени облегчен. Однако если необходимых данных в материалах уголовного дела не имеется или имеется явно недостаточно, то вряд ли государственный обвинитель способен восполнить этот пробел и использовать при допросе знания личности подсудимого в том объеме, о котором пишут криминологи. Поэтому остановимся на более близком к допросу подсудимого и достаточно конкретном изложении системы психологической защиты (самозащиты) правонарушителя, который строит свой защитный механизм на способах самооправдания, предопределяющих его поведение, в том числе при допросе [4, с. 231]:

  • искаженное представление о криминальной ситуации, которая рисуется в преувеличенном значении одних элементов и преуменьшении других, что якобы исключает применение к данному случаю соответствующих норм и санкций; происходит произвольная ретушь действительности, смещение отдельных обстоятельств по месту, времени и роли участвующих лиц;
  • исключение ответственности за возникновение криминальной ситуации, которая рисуется как роковое стечение обстоятельств, а не результат собственной активной деятельности;
  • представление себя жертвой принуждения, зависимости, вероломства и обмана других лиц либо собственных ошибок и заблуждений, которые якобы повлекли за собой противоправные действия;
  • убеждение в формальности нарушаемых запретов, обыденности подобных действий, в силу чего они расцениваются как допустимые, особенно по сравнению с другими, с точки зрения субъекта, более опасными и безнаказанными правонарушениями;
  • девальвация правоохранямых ценностей, обесценивание жертвы преступления и предмета преступного посягательства и тем самым непризнание вредных последствий и общественной опасности деяния;
  • умаление и приукрашивание своей роли в совершении преступления, представление своего поведения в благородном освещении – в виде помощи другим лицам, защиты справедливости и прочее;
  • подмену и облагораживание подлинных побуждений и целей поведения, в результате чего деяние представляется извинительным и даже правомерным;
  • снижение рефлексивных возможностей, возможности предвидения и самоконтроля, чем достигается «раскрепощение» личности, внутренняя свобода от нормативных ограничений;
  • рассмотрение себя в качестве пассивного объекта внешних воздействий, за пороки и проступки которого ответственна среда, общество, появинны ненормальные условия жизни, что делает как бы неизбежным противоправный образ жизни;
  • гипертрофия ценности личных качеств, утверждение своей исключительности, ставящее субъекта в его собственных глазах вне нормативных рамок и обычной юрисдикции.

«Внутренние» защитные процессы и, в частности, способы самоопределения подсудимого влияют на «внешние» формы психологической защиты, на его поведение в суде. Перечень внутренних факторов защиты подсудимого только впечатляюще велик, но и свидетельствует о тех трудностях, которые предстоит предолеть обвинителю, чтобы разрушить каждый из ее пунктов. Знание этих пунктов должно помочь обвинителю  в  установлении  психологического   подхода [3, с. 154], что очень важно для проведения успешного допроса. Разумеется, нужно реализовать все возможное из области психологического воздействия: исследование доказательств объективно, полно, всесторонне, в строгом соответствии с законом; отсутствие тенденциозного подхода и обвинительного уклона; не показное, а истинное стремление к установлению истины; наглядное установление не только обвиняющих, но и оправдывающих доказательств.

Имеющиеся в материалах дела материалы о личности подсудимого должны быть использованы обвинителем для определения индивидуального подхода к подсудимому. Особенно важно для этого отыскать в биографии подсудимого положительные моменты, продемонстрировать их суду, задавая соотвестствующие вопросы подсудимому.

На подсудимого способны произвести впечатление нормальные деловые отношения прокурора с защитником, тактически правильная линия поведения обвинителя.

В деталях тактика допроса подсудимого будет различной в зависимости от того, признает он свою вину или нет, признает полностью или частично, признал на предварительном следствии и отказался в суде.

Если подсудимый признал свою вину, то целью допроса обвинителя является детальное выяснение всех обстоятельств дела, получение максимально полной инфармации по каждому пункту предмета доказывания. Для этого обвинитель должен установить путем допроса все составляющие преступного поведения, механизм совершения преступления, постпреступные действия подсудимого.

При наличии данных о самооговоре подсудимого обвинитель должен тщательно проанализировать признание им своей вины. При этом необходимо обращать внимание на неправдоподобные детали, противорочия, на совпадение показаний подсудимого со слухами, циркулировавшими в данной местности в связи с совершенным преступлением (характер слухов может быть установлен допросом свидетелей). Обращают внимание и на форму дачи показаний. После анализа может быть проведен повторный допрос подсудимого, предположительно допустившего самооговор. При этом обращают внимание на наличие признаков, характерных для самооговора (чрезмерное словесное совпадение показаний, слишком общий характер этих показаний, отсутствие деталей, о которых не удается получить сведений, несмотря на заданные уточняющие вопросы).

Обвинитель должен при этом обратить внимание на обстановку предварительного следствия, когда при допросе прозвучал самооговор. Для закрепеления показаний, которые на проверку могут оказаться ложными, нередко проводится очная ставка при отсутствии противоречий в показаниях допрашиваемых лиц, осуществляется без необходимости проверка показаний на месте, или допрос проводится в присутствии понятых.

Если подсудимый в результате применения указанных тактических приемов признался в самооговоре, обвинителю необходимо выяснить причину самооговора (желание взять на себя вину соучастников, незаконное воздействие, оказанное следователем и т.д.). В подобных случаях целесообразно провести комплексную психолого-психиатрическую экспертизу подсудимого [5, с. 102].

Научные положения и практические рекомендации, относящиеся к допросу, можно разделить на три органически взаимосвязанных между собой крупных блока: психологический, правовой и нравственный, тактический и организационно-технический.

Главная цель допроса подсудимого заключается в установлении всех существенных обстоятельства дела, которые, при условии, если он привлечен к уголовной ответственности обоснованно, он знает лучше, чем кто-либо другой. Поэтому одним из факторов успеха допроса является знание психологии личности преступника и изучение личности конкретного подсудимого. Тактику допроса подсудимого обвинитель определяет в зависимости от конкретной криминалистической ситуации, а именно:

  • если подсудимый признал свою вину, то целью допроса обвинителя является детальное выяснение всех обстоятельств дела, получение максимально полной инфармации по каждому пункту предмета доказывания;
  • если подсудимый не признал себя виновным, то в задачу обвинителя входит выяснение при допросе таких обстоятельств, которые при сопоставлении с другими фактами, полученными из других источников, позволят суду установить его виновность или невиновность. Эффективным тактическим приемом является поэтапное возвращение к его допросу по мере устанавливаемых судом обстоятельств. Такой допрос позволяет детализировать вопросы, связывая их с только что установленным фактом;
  • если подсудимый признал себя виновным на предварительном следствии и отказался от своих показаний на суде, необходимо подробным образом выяснить причину такого отказа, проверить правильность выдвигаемых им аргументов. В подобных ситуациях прокурор может использовать показания, данные на предварительном следствии, задавая вопросы подсудимому по поводу сообщенных им обстоятельств, которые могли быть ему известны только как участнику преступления, путем использования следующих приемов: приема сопоставления измененного показания с другими доказательствами; приема последовательного исследования измененных показаний; приема сопоставления показаний между собой.

Существенную  роль  в  использовании  этих и других тактических приемов могут сыграть результаты фотои видеозаписи допросов, проводимых на предварительном следствии. Эти записи, будучи продемонстрированными в суде, могут свидетельствовать о том, что в отношении обвиняемого не применялись меры принуждения, и дать представление об обстановке допроса.

 

Литература 

  1. Когамов М.Ч. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Республики Казахстан. Общая и Особенная части. – Алматы: Жеті Жарғы, 2008.
  2. Таймерденов М. Судебные действия в главном судебном разбирательстве: уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование. – Алматы: Жеті Жарғы, 2013.
  3. Антонян Ю.М. Преступник как предмет криминологического изучения //Вопросы борьбы с преступностью. – М.: Юридическая литература, 1981.
  4. Белкин А.Р. Теория доказывания: научно-методическое пособие. – М.: Наука,1999.
  5. Кан А.Г. Допрос на предварительном следствии: уголовно-процессуальные и тактические напрвления его оптимизации: автореф. к.ю.н. – Алматы: Академия МВД РК, 2009.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция