Проблемы и перспективы участия Китая на мировых финансовых рынках

Введение 

В настоящее время вопросы, посвященные проблемам и перспективам участия Китая на мировых финансовых рынках, приобретают все большую актуальность. Рост экономической мощи и ведущая роль Китая в мировой торговле влечет за собой расширение участия китайского юаня в международных расчетах и платежах, быстрое увеличение золотовалютных запасов страны и ее зарубежных инвестиций. При активном участии китайских финансовых ресурсов в 2014 г. созданы новые международные финансовые организации – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Банк развития БРИКС (с долей Китая в этих институтах, соответственно 41 и 50%).

По мнению ведущих финансовых экспертов мира, Китай совместно с Россией и другими странами БРИКС уже постепенно выстраивает новую глобальную финансовую структуру, которая одновременно является и параллельной, и конкурирующей по отношению к существующей структуре финансов, контролируемой Западом при помощи доллара и систем SWIFT [1].

Все эти процессы отражают усиление и расширение участия Китая на мировых финансовых рынках. Однако на этом пути существует ряд проблем, которые не позволяют однозначно определить будущее место этой страны в мировой финансовой системе. 

Основная часть 

Проблема превращения юаня в международную валюту

Особенно большое внимание в последнее время привлекает к себе проблема превращения юаня в международную валюту. По этому поводу на сегодняшний день существуют разные точки зрения. Так, некоторые считают, что стоит правительству Китая принять решение о полной конвертации юаня и он превратится в полноценную международную валюту. Другие полагают, что юань уже стал международной валютой, приводя впечатляющие цифры растущих масштабов использования китайской денежной единицы в международной торговле. Третьи придерживаются точки зрения, что Китаю не выгодно превращение юаня в международную валюту и что он даже специально препятствует этому [2]. Однозначно определиться в пользу той или иной позиции достаточно сложно, а тема юаня, кажущаяся на первый взгляд простой, таковой на самом деле не является.

К чему стремится Китай в отношении своей национальной валюты? Есть ли стремление Китая превратить юань в одну из основных резервных валют в мире? Почему в последнее десятилетие Китай стал активно использовать свою валюту в расчетах по международной торговле и в международной инвестиционной деятельности? Эти вопросы волнуют многих, кто сегодня занимается проблематикой интернационализации юаня. Какой должна стать китайская валюта, чтобы это произошло? Наверное, вопрос большей частью состоит не в том, каким должен стать юань, а в том, как меняется значение мировых резервных валют в международных торговых и финансовых операциях.

Как видно из таблицы 1, в международной торговле доллар США продолжает занимать доминирующие позиции, хотя за период с января 2012 г. по октябрь 2013 г. его доля упала на 3,9 процентных пункта. В противоположность американскому доллару позиции юаня за указанный период времени резко укрепились и китайская валюта в конце 2013 г. вышла на второе место по обслуживанию международной торговли. Евро оказался отодвинутым на 3-е место. 

Таблица 1 – Доля отдельных валют в расчетах по международной торговле (в % от общих стоимостных оборотов) 

 Доля отдельных валют в расчетах по международной торговле (в % от общих стоимостных оборотов)

Необходимо отметить, что на сегодня доллар США является основной резервной валютой мира. В течение последних десятилетий более 60% от общего объема золотовалютных резервов стран мира создавались в долларах США. Второй по использованию резервной валюты является евро, доля которого в качестве золотовалютных резервов стран мира колеблется в размере 25%.

Что касается юаня, то он пока не является международной резервной валютой, хотя и содержится в составе золотовалютных резервов в отдельных юго-восточных странах. Чтобы стать резервной валютой, согласно критериям МВФ, страна-эмитент должна обладать тремя ключевыми параметрами:

  • значительным размером национальной экономики (показатели ВВП, доля в мировой торговле);
  • стабильностью валюты (отсутствие или невысокая инфляция, устойчивость валютного курса);
  • емкими и ликвидными финансовыми рынками [4].

Многие аналитики полагают, что ценой перехода Китая к юаню как резервной валюте будет утрата им своих торговых позиций. Резервные валюты – валюты стран с дефицитным платежным балансом. Еще в начале 1960-х гг. американский экономист бельгийского происхождения Роберт Триффин сформулировал парадокс (дилемму, названную его именем). Один из вариантов формулировки дилеммы Триффина: доллар США как резервная валюта и промышленное величие Америки – несовместимые вещи. Другая формулировка: страна, эмитирующая резервную валюту, должна иметь дефицитный платежный баланс, а дефицитный платежный баланс подрывает доверие к этой резервной валюте. Некоторые авторы, развивая и углубляя мысль Триффина, делают вывод, что национальная денежная единица не может выполнять функции международной (в том числе резервной) валюты. В противоположность этому также существует мнение, что она может выполнять такие функции, но для этого валюте нужна военная (силовая) поддержка [4].

Анализируя противоречия, связанные с использованием национальной денежной единицы в качестве международной валюты, политологи предполагают, что они приведут к большой войне, которая все снова сведет к началу, то есть к нулю. Но в погоне за экономическим и валютным лидерством такие «побочные» последствия использования национальных валют в качестве резервных сегодня не обсуждаются.

В пользу усиления юаня как будущей мировой валюты говорит и факт появления такого термина в политической и экономической науках, как «нисходящая западная цивилизация». В этой связи интересно мнение бывшего Президента Киргизии А. Акаева, который приводит очень эффектное сравнение развития событий с действием маятника. Если коротко, то исторический маятник мирового развития в свое время переместился с Китая на Запад. Сейчас наступает то время, когда исторический маятник возвращается назад на Восток (к примеру, большая часть всех патентов приходится на страны ЮгоВосточной Азии, в первую очередь на Китай).

Укрепление позиций Китая в Азиатско­Тихо­ океанском регионе

Начав с глубоких экономических преобразований, которые вывели страну на позиции одной из главных мировых держав, Китай оказывает ощутимое воздействие на ход политических процессов в мире. В огромной степени возросли его вес и влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где Китай существенным образом потеснил США и Японию.

В формирующейся новой стратегии интернационализации юаня можно увидеть намерение Китая противостоять глобальным интеграционным устремлениям США, а также искусное

«закрытие» китайским влиянием свободных ниш в американских форматах Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств – постсоветского пространства и регионов Азии, примыкающих к Китаю. Китайская концепция сухопутного Шелкового пути не ограничивается Центральной Азией, а распространяется до Европы, включая закавказские республики.

Также наблюдается очевидное укрепление позиций Пекина в ключевых региональных организациях АТР – АТЭС, АСЕАН, АРФ, ВАС. Образованы мини-группировки с сильным китайским влиянием: АСЕАН + 1 (Китай), АСЕАН + 3 (Китай, Япония, Южная Корея), треугольник в Северо-Восточной Азии (Китай, Япония, Южная Корея). В странах АСЕАН юань уже рассматривается в качестве торгуемой валюты. К настоящему моменту к расчетам в юанях присоединились Россия, Бразилия, ЮАР и Индия. Сегодня эксперты ставят КНР на место США в вопросах торгового партнерства с Японией, Южной Кореей, многих стран АСЕАН, Тайваня, Индии. С 1 января 2010 г. начала действовать зона свободной торговли КНР-АСЕАН, совокупные параметры которой составляют 1,9 млрд. населения и около 7 трлн. долларов ВВП, свыше 4,5 трлн. долл. внешнеторгового оборота. Поступательно развиваются вооруженные силы Китая, ядерный компонент этих сил, ставятся задачи выхода китайских ВМС в мировой океан [5, c. 29].

Важно понимать, что мир постоянно меняется, и через призму этих изменений хорошо видно, что есть лидеры и есть догоняющие. Другими словами, есть те, кто вправе решать свою судьбу и судьбу всего мира, и есть другие, которые просто это должны принять. Также важно не забывать, что мир постоянно проходит процесс самоорганизации: например, сегодня страны БРИКС конкурируют между собой, но когда встанет вопрос о сопротивлении доминирующим государствам, участницы БРИКС однозначно будут вместе.

Во всем этом другие мировые державы, в частности США, если оценивать их реакцию, уже увидели, что угроза доллару растет. После многих лет проведения политики «кнута и пряника», попыток привлечь Пекин на свою сторону, сделать его своим партнером в решении мировых дел на правах «ведомого» Вашингтон переходит сейчас в решительное наступление на позиции КНР, берет курс на сдерживание и противодействие его дальнейшему усилению. Все это вызывает тревогу и опасения у властей КНР (что становится очевидным, судя по выступлениям китайских политологов и СМИ), которые оценивают американские действия как серьезные вызовы Китаю, требующие адекватного ответа.

Зарубежные инвестиции Китая

На сегодняшний день Китай из страны, которую все использовали в качестве поставщика очень дешевой рабочей силы, превратился в весьма крупного мирового инвестора. Еще в 2012 году Китай вошел в тройку крупнейших инвесторов мира c объемом иностранных инвестиций в 87,8 млрд. долларов. При этом вложения КНР в финансовые компании составили 10 млрд. долларов, инвестиции в реальный сектор мировой экономики достигли 77,7 млрд. долларов [6]. Росту зарубежных инвестиций страны способствовало значительное упрощение бюрократических процедур для китайских компаний, инвестирующих за рубежом. Согласно новым правилам, только инвестиции в страны или регионы, обозначенные как «чувствительные», потребуют одобрения властей. К числу «чувствительных стран и регионов» относятся не имеющие дипломатических связей с Китаем, либо являющиеся предметом санкций ООН. Необходимо отметить, что упрощение произошло достаточно существенное. Так, до сих пор все зарубежные инвестиции китайских компаний на сумму более 100 млн. долларов должны были быть утверждены министерством коммерции. Кроме того, на инвестиции в энергетический и горнодобывающий сектора на сумму от 10 до 100 млн. долларов нужно было получать разрешение регулятора в местности, где зарегистрирована фирма. Теперь же китайским компаниям будет достаточно лишь зарегистрировать иностранный инвестиционный проект в министерстве коммерции. Одобрению будут подлежать лишь иностранные инвестиционные проекты стоимостью более 100 млн. долларов. В то же время любая зарубежная инвестиция, стоимость которой превышает 1 млрд. долларов, по-прежнему требует утверждения Китайской национальной комиссии по развитию и реформам (NDRC), а проекты стоимостью более 2 млрд. долларов – утверждения государственным советом или кабинетом министров [7].

Проблема золотовалютных резервов КНР

На сегодня одной из важных проблем участия Китая в мировой финансовой системе стали громадные и постоянно растущие валютные (международные) резервы страны. Так, по подсчетам агентства Блумберг, за период с конца 2004 г. до конца 2012 г. золотовалютные резервы (ЗВР) Китая выросли на 721% и достигли 3,3 трлн. долл. Если в конце 2004 г. на Китай приходилось 14% мировых ЗВР, то к концу 2012 г. этот показатель увеличился до 30,2%. По оценкам агентства, в конце 2012 г. на американскую валюту в ЗВР приходилось более 2 трлн. долл. [8]. На конец третьего квартала 2013 г. они составили уже 3,66 трлн. долл., что превышает годовой ВВП такой страны, как Германия.

При этом Китай не раскрывает структуру своих международных резервов по видам валют. Данная информация относится к разряду государственных тайн. Однако время от времени Народный банк Китая (НБК) организует «утечки» информации, относящейся к этому вопросу. Впервые такая информация появилась в сентябре 2010 г. Позднее возникли некоторые экспертные оценки, согласно которым доля американской валюты в резервах Китая оставалась примерно на уровне 2010 г. В то же время представители Европейского центрального банка (ЕЦБ) признавали, что доля евро в международных резервах Китая крайне мала.

На сегодняшний день НБК заключил соглашения о валютных свопах (обмене национальными денежными единицами) более чем с 20 странами. Поэтому валюты этих стран представлены в резервах НБК. В том, что доллар был и остается основной валютой в международных резервах Китая, нет ничего удивительного. США являются основным торговым партнером Китая, вся китайско-американская торговля ведется в долларах. Поскольку в торговле с США Китай имеет устойчиво положительное сальдо, то происходит непрерывное накопление американской валюты в золотовалютных резервах КНР. Тем не менее, важно понимать, что долларовые валютные резервы Китая – не более чем долговые расписки американского казначейства, которые крайне трудно «отоварить». Китай пытается это делать, направляя часть своих резервов в специальные фонды (такие фонды принято называть «суверенными»), которые имеют полномочия размещать валюту не только в казначейские бумаги и на депозиты банков, но также в акции и паи зарубежных предприятий реального сектора экономики. Но Соединенные Штаты и другие страны Запада всячески препятствуют такого рода инвестициям, вводят различные ограничения и запреты для инвестиций суверенных фондов под предлогом «защиты национальной безопасности». Есть подозрения, что часть своих международных валютных резервов Китай пытается конвертировать в золото и что в составе этих резервов золота не 1 тыс. тонн (официальные данные Китая), а в несколько раз больше. Но подавляющая часть валютных долларовых резервов Китая не «работает», вернее она «работает», но в интересах не Китая, а Америки, получающей практически бесплатные кредиты от «поднебесной» [8]. 

Заключение 

Таким образом, с ростом участия Китая в мировой финансовой системе в его лице в мире появился новый игрок, который претендует на роль не только экономического, но и финансового лидера. Однако на сегодня такую роль КНР выполняет, главным образом, в регионе Юго-Восточной Азии. Расширение и укрепление места Китая на финансовых рынках мира и превращение юаня в мировую резервную валюту наталкиваются на ряд трудноразрешимых проблем как для будущего экономического развития самого Китая, так и противодействия со стороны сегодняшних лидеров в лице, прежде всего, США. Однако, несмотря на это, по нашему мнению, Китай по мере роста его экономического влияния в мире, в перспективе будет укреплять свои позиции на мировом финансовом рынке.

 

Литература 

  1. В Китае призвали к созданию нового мирового финансового порядка. 11.14 12:34 // <http://www.warandpeace.ru/ ru/news/view/95542/>
  2. Интернационализация юаня. В. Катасонов. 2014 // < http://www.odigitria.by/2014/11/01/internacionalizaciya-yuanyav-katasonov/>
  3. Катасонов В. Экспансия юаня: валютные свопы. 09.2014 // < http://ruskline.ru/news_rl/2014/09/25/ekspansiya_yuanya_valyutnye_svopy/>
  4. Катасонов В.Ю. Интернационализация юаня (часть II) // <http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_finansy/internacionalizaciya_yuanya_chast_2_01112014/ >
  5. Трифонов В.И. Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Вып. XVII, 2012г. – М.: ИДВ РАН, 2012, с. 29-44.
  6. Китай вошел в тройку крупнейших инвесторов мира в 2012 году. 9 сентября 2013 // < http://lenta.ru/news/2013/09/09/ investors/>
  7. Королева А. Китайских денег стало больше //«Expert Online» 08 сен 2014 // <http://expert.ru/2014/09/8/kitajskihdeneg-stanet-bolshe/>
  8. Самофалова О. Золотовалютные резервы Китая растут даже быстрее, чем цены на золото // Сайт «Дао, выраженное словами». <http://www.daokedao.ru/2013/03/05/zolotovalyutnye-rezervy-kitaya-rastut-dazhe-bystree-chem-ceny-na-zoloto/>
  9. Катасонов В. О «бомбе», которую Китай «взорвал» 20 ноября 2013 года (часть I) / <http://www.za-nauku.ru>
Фамилия автора: Медуханова Л.А., Серикбаева А.Е.
Год: 2015
Город: Алматы
Яндекс.Метрика