Введение в экономическую глобалистику. Проблемы народонаселения

В статье проблема народонаселения рассматривается как глобальная проблема. Человечество как часть природы не может жить без природы, и между численностью населения и природными ресурсами должен сохраняться определенный баланс. Рост численности населения мира нарушает этот баланс и порождает множество проблем социального, экономического, политического и т.п. характера. Изменение структуры населения также оказывает на экономику многостороннее влия­ ние, которое приобретает все больше международный, глобальный характер. Поэтому и решение многочисленных проблем, связанных с изменениями численности и структуры населения, должно осуществляться на глобальном уровне.

В предыдущей статье [1] мы рассматривали глобалистику как междисциплинарный предмет, изучающий глобальные процессы и проблемы, а экономическую глобалистику как направление экономической науки, изучающее экономические аспекты глобальных процессов и проблем. Глобальные проблемы человечества наглядно проявились в 70-е годы ХХ века и с тех пор находятся в центре внимания мировой общественности и, соответственно, в сфере основных интересов научного сообщества, в том числе экономической науки.

Ускорение темпов глобализации под воздействием множества факторов демографического, технического, технологического, социальноэкономического, политического, экологического и т.п. характера ведет к усложнению и ускорению глобальных проблем. При этом в разные годы на первые роли выдвигаются те или иные проблемы в зависимости от складывающихся в мире конкретных обстоятельств идеологического, политического и экономического характера. Если в первом докладе Римскому клубу (Я.Тинберген) на первое место была поставлена проблема темпов роста численности населения мира, а остальные были в какой-то мере «привязаны» к этой проблеме, то в последующих исследованиях на первые роли выдвигались другие проблемы (войны и мира, отношения Север-Юг, энергетические, экологические и т. д.). Понятно, что в разных конкретных обстоятельствах возрастает роль отдельных факторов, влияющих на глобальные процессы и, соответственно, выдвигаются в центр внимания общественности. В то же время мы не должны упускать из виду, что все глобальные проблемы взаимосвязаны и взаимообусловлены и не могут быть решены в отдельности. Для поиска решения комплекса глобальных проблем надо определиться с «целевой функцией» задачи, то есть определиться с вопросом «во имя чего»? Чего мы хотим добиться, прилагая огромные усилия для решения множащихся с каждым годом проблем?

Возникновение проблемы народонаселения и суть вопроса. Ответ на поставленный вопрос, на первый взгляд, лежит на поверхности: все во имя человека, во благо человека. С формальной точки зрения ответ будет совершенно ясный, потому что мир, в котором мы живем, «человекоцентристский» мир. Все в мире познается человеком, все оценивается человеком с точки зрения воспроизводства собственной жизни: соответственно, все, что способствует воспроизводству жизни, должно быть сохранено и приумножено, а что угрожает жизни, должно быть если не устранено, то, по крайней мере, нейтрализовано. В то же время ясно, что все глобальные проблемы порождены самим человеком и должны решаться человечеством во имя сохранения и воспроизводства жизни человека. Если это так, а сомневаться в самом деле не приходится, то возникает второй вопрос – от чего зависит жизнь человека, что ему нужно для собственного воспроизводства, для количественного и качественного роста человечества? Ответ опять кажется предельно простым – для этого нужны, в первую очередь, материальные ресурсы не только для поддержания собственной жизни, но жизни и следующих поколений. С включением в процесс жизнеобеспечения будущих поколений вопрос осложняется даже в чисто количественном плане – сколько можно иметь детей, от чего зависят темпы роста численности населения и хватит ли имеющихся ресурсов для их содержания, если не хватит, где их взять и т.д.

Вопросами численности, рождаемости, смертности, семейного состояния, брака и развода, половозрастной структуры и т.д. человечества занимается демография – специальная наука о населении. Вопросами же его жизнеобеспечения, прежде всего материального, занимается наука экономика. Когда мы говорим о проблемах населения, речь идет о демографических процессах, когда же мы говорим о проблемах народонаселения, речь идет о взаимосвязи демографических и социально-экономических процессов. Таким образом, на стыке демографии и экономики возникает масса вопросов философского, идеологического, морального, социально-экономического и политического характера, которые со временем перерастают в острые социальные и политические проблемы как национального, так и международного масштаба. В первую очередь, возникает вопрос o связи численности (темпов роста) населения и социально-экономического устройства общества – есть ли между ними связь и, если есть, то каков ее характер? Была ли эта связь всегда или появилась на определенном этапе развития человечества? Если это явление историческое, то связано ли оно с определенным способом производства (типом экономики) и т д.

Впервые на эти вопросы пытался найти ответы Т. Мальтус еще в 1798 г. Им был сформулирован так называемый «закон народонаселения». В качестве независимой переменной он взял численность населения, а ограничивающего фактора – природные ресурсы. Говоря по-другому – численность населения имеет тенденцию к безграничному росту, поскольку определяется биологической природой человека, а ограничивающими факторами выступают негативные социальные явления, связанные с нехваткой природных ресурсов. Не будем дальше вдаваться в подробности теории Т. Мальтуса, а отметим только, что она появилась не на пустом месте и не является «выдумкой» Мальтуса. Дело в том, что к концу ХVIII века в ведущих странах Европы, прежде всего в Великобритании, наблюдался резкий рост численности населения, который сопровождался ростом безработицы, нищеты, социальной незащищенности значительной части населения, массовой эмиграцией, и перед правительством Англии встал вопрос о законодательном ограничении рождаемости. Теория Т. Мальтуса была реакцией на возникшие реальные проблемы.

Эта проблема приобрела глобальный характер на базе «демографического взрыва» в развивающихся станах в 60-70-е годы ХХ века. После краха колониальной системы и ускорения научно-технического прогресса, особенно в сфере здравоохранения, в развивающихся странах смертность быстро снижалась при сохранении высокой рождаемости, что и получило название «демографического взрыва». Низкий уровень экономического развития во многих постколониальных странах, их зависимое положение в международных отношениях, особенно в экономическом и научно-техническом плане, до крайности обострили многие социальноэкономические проблемы, такие, как нищета, безграмотность, болезни, низкая квалификация рабочей силы, преступность и т.д. Все это привело к постановке вопроса о соотношении темпов роста численности населения и социальноэкономического прогресса.

В условиях противостояния двух общественных систем или, как принято сейчас выражаться, двухполярного мира, проблема народонаселения приобрела острый идеологический характер, что отразился на повестках дня и итоговых документах международных мероприятий по обсуждению и решению этих проблем. Кто хочет более подробно ознакомиться с накалом страстей по этому вопросу может обратиться хотя бы к небольшой брошюре тех лет [2]. Появились множество версий «капиталистического» и «социалистического» законов народонаселения. Сейчас эти страсти как бы отошли в прошлое и представляют интерес разве что для историков науки, но сами проблемы народонаселения никуда не делись, наоборот, еще больше обострились.

Отметим только, что слово «закон» в современных социальных науках применяется все реже, осторожнее, указывая на то, что в социальной жизни связь между переменными не столь жесткая, как в природных явлениях и «закон» в этой сфере носит более вероятностный характер. Тем не менее взаимосвязь между разными сферами общественной жизни существует. Закономерности проявляются тем четче, чем больше охватываемая наблюдением сфера. Как указывал Л.Н. Гумилев: «все природные закономерности вероятностны и, следовательно, подчинены закону больших чисел. Значит, чем выше порядок, тем неуклоннее воздействие закономерности на объект, и чем ниже порядок, тем более возрастает роль случайности, а тем самым и степень свободы» [3]. Следовательно, закономерности влияния изменения численности населения на социально-экономические процессы проявляются в глобальном масштабе более рельефно и более четко, чем на национальном.

Но, как бы то ни было, итогом всех этих дискуссий стало признание очевидного факта, что при относительной самостоятельности демографической и социально-экономической сфер жизнедеятельности людей, они все же тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Однако это признание не устраняет разную природу этих сфер жизнедеятельности. Человек, в отличие от других живых существ, имеет «двойственную» природу. В первую очередь, он является одним из биологических видов на земле, и его численность, как и у любого живого существа, зависит от окружающей природной среды, от того, какое количество жизненных средств может предоставить эта среда. В то же время человек является «социальным существом», членом какой-то социальной группы (и не одной) и его жизнь зависит от окружающей социально-экономической среды не меньше, если не больше, чем от окружающей природной среды. Поэтому и глобальные проблемы с самого начала своего возникновения подразделяются как бы на два больших класса (блока) – на проблемы «человек природа» и «человек – общество». При анализе даже чисто количественных данных (численности) населения мы не должны упускать из виду эту «двойственную» природу человека.

Сколько людей жили и будут жить на Земле? Статистика населения – одна из наиболее развитых направлений статистических наблюдений как на национальном, так и международном уровне и представляет огромный интерес для всех социальных наук, так как все проблемы человечества, в том числе и глобальные, так или иначе связаны с численностью и структурой населения. Идеологические страсти по поводу «закона народонаселения» Т. Мальтуса кипели в основном не столько по поводу роста численности населения, сколько вокруг вопроса – что же является главным в воспроизводстве населения – природно-биологические или социально-экономические начала? Понятно, что если главными являются природно-биологические начала, то численность населения рано или поздно столкнется с ограниченностью природных ресурсов и Земля не может прокормить больше определенного количества людей и надо как-то «оптимизировать» численность населения. Если же численность людей определяется социально-экономическими факторами, то она зависит от социально-экономического устройства общества, от его «прогрессивности». Сейчас эти страсти как бы отошли в прошлое вслед за «двухполярным миром», но вопрос о предельной численности населения на Земле остается, многие жизненные проблемы человечества, особенно ресурсные, обостряются.

Естественно, первым возникает вопрос – сколько людей может прокормить Земля и от чего зависит это число? Разумеется, человек часть природы, поэтому никогда не может «избавиться» от зависимости от природы. Если это так, то вопрос сводится к мере этой зависимости, хотя бы в численности населения. Для выяснения сути задачи зададим простой вопрос – сколько бы людей жили на Земле, если человек, так же, как остальные живые существа, был бы включен в «пищевую цепочку», то есть жил бы за счет готовых даров природы? Понятно, что таких статистических данных нет, но есть вполне обоснованные экспертные оценки. По данным современной науки первобытные люди жили за счет охоты, рыболовства и собирательства, особо не отличаясь в этом плане от других живых существ. В экономической литературе такой способ жизни называют «присваивающим хозяйством». При таком типе хозяйства плотность населения по экспертным оценкам не могла бы превысить 8-10 человек на 100 кв. км. Вполне понятно, что «вмещающая среда» (по Л.Н.Гумилеву) в разных природно-климатических условиях различна, но в данном случае мы можем, как это принято в статистике, взять средние величины, приведенные выше и вписывающиеся в «статистические погрешности». На основе этих данных не сложно подсчитать приблизительную численность населения Земли при присваивающем типе хозяйства.

Как известно, площадь нашей планеты составляет 510,2 млн. кв. км., из них суша – 149,1 млн.кв.км. Обитаемой обычно считается площадь суши, за исключением Антарктиды и Гренландии, площадью 20 млн. кв. км. совокупная площадь составляет 16,146 млн. кв. км. Видимо, сюда еще добавляются территории, не пригодные для жизни людей). Несложные расчеты показывают, что при таких допущениях на Земле жили бы всего около 10,5–13 млн. человек, а на территории Казахстана (2,717 млн. кв. км.) около 220 – 270 тыс. человек.

А сколько на самом деле человек живет на Земле сейчас? По данным бюро переписи населения США, по сравнению с прошлым годом численность населения планеты увеличилась на 77 млн. 630 тыс. 563 человек, или на 1,1% и

составила на первое января 2014 г. 7 млрд. 137 млн. 577 тыс. 750 человек. Наибольший прирост за указанный период обеспечила Индия – 15,6 млн. человек. А к 2025 году население планеты, как ожидается, достигнет 8 млрд. человек [4]. Получается, что сейчас только годовой прирост человечества 6-7 раз превосходит численность людей при присваивающем хозяйстве.

Из приведенных данных вытекает очень простой вывод – практически все человечество живет не за счет готовых даров природы, а за счет производственно-хозяйственной деятельности самого человека. Это означает, что с какого-то момента природная среда перестала быть лимитирующим фактором роста численности населения. Этот фактор переместился в сферу производственно-хозяйственной сферы, а у этой сферы свои закономерности, отличные от природных. Таким образом, демография смыкается с экономикой, и так называемый

«закон народонаселения» указывает на количественные связи между численностью населения и производственно-экономической деятельностью человечества. Со времен Т. Мальтуса и приблизительно до 60-х годов ХХ века внимание исследователей этой проблемы было приковано больше на социально-экономическом аспекте проблемы, сосредоточившись на вопросе – какое социальное устройство позволяет лучше решать многочисленные проблемы воспроизводства человека. Но процессы глобализации и «демографический взрыв» во второй половине ХХ века вернули вопрос в первоначальную форму – сколько человек может прокормить Земля безотносительно к социальному устройству человечества?

Избавилось ли человечество от природной зависимости?

На первый взгляд, вопрос кажется бессмысленным, так как сам человек часть природы и как биологический вид – природное существо. Как писал Л.Н. Гумилев: «изменение законов Природы вне людских возможностей хотя бы потому, что сами люди – часть Природы. Но знание законов Природы очень полезно, ибо позволяет избежать многих бед» [3, с.34]. Но, в отличие от других живых существ, человек может «производить» необходимые ему жизненные средства, и за счет этого ему удается преодолеть если не все, то многие природные ограничения своей численности и ареала обитания. Значит ли это, что он перестает быть зависимым от природы? После промышленного переворота в ряде стран Европы на какое-то время так и казалось, и социальные науки тоже на некоторое время «забыли» природные ограничения экономической деятельности и сосредоточились на проблемах социально-экономического устройства общества.

Но со строго научных позиций человек ничего не может производить, поэтому это слово взято в кавычки. Когда мы говорим о «производстве», речь идет о том, что в процессе производства люди меняют форму или состояние вещества и силы природы с целью приспособить их для удовлетворения своих многообразных потребностей, то есть привести их в пригодные для потребления формы. При этом, по данным современной науки, материя никуда не исчезает, значит, ее количество в целом не меняется. Но люди в процессе производства берут только «полезные компоненты» природных ресурсов, которые тоже ограничены и по мере увеличения производства будут только убывать. А основным постулатом современной экономической теории является утверждение, что «потребности человека неограниченны, а необходимые для их удовлетворения ресурсы всегда ограничены», получившее широкое распространение только с 30-х годов ХХ века. На практике признание ведущей роли природных ресурсов среди других ресурсных ограничений человечества получило только в 60–70-х годах прошлого столетия под воздействием краха колониальной системы и «демографического взрыва» в странах «третьего мира». Лавинообразный рост численности населения в развивающихся странах и затухание темпов роста в развитых странах породили многочисленные проблемы не только в этих странах, но и в международном масштабе, превратившись в глобальные проблемы человечества в целом. В связи с этими процессами будет не лишним привести еще некоторые статистические данные об изменениях численности населения мира.

«К концу палеолита (примерно 15–16 тыс. лет назад) число людей на Земле достигло, по очень приблизительным оценкам, 3 миллионов, а средняя плотность населения вряд ли превышала 8-10 человек на 100 кв.км. Численность населения к началу нашей эры определяется специалистами в 250 -280 млн. человек, в 1800 г. – 952 млн. человек [5], то есть приблизилась к миллиарду. Считается, что 1-го млрд. численность населения достигла в 1804 г. С тех пор численность мирового населения исчисляется миллиардами. Приведем динамику численности населения Земли за последние 200 лет.

Итак:

1-ый млрд. – 1804 г. 2-ой млрд. – 1927 г. 3-ый млрд. – 1959 г. 4-ый млрд. – 1974 г. 5-ый млрд. – 1987 г. 6-ой млрд. – 1998 г. 7-ой млрд. – 2011 г.

Таким образом, численность населения планеты за последние 200 лет выросла в 7 раз.

Итак, до достижения численности населения мира до 1 млрд. человек потребовалась почти вся история современного вида (Homosapiens) человека. (Для справки: Человек современного вида сформировался не позднее 40 тыс. лет назад. БСЭ. Т.29. третье изд., с.52. Есть и другие данные, но в любом случае современный человек сформировался не позднее 20 тыс. лет назад). Для следующего млрд. потребовались «всего» 123 года, третьего млрд. – 36 лет, четвертого – 15 лет, пятого – 13 лет, шестого – 11 лет, седьмого – 13 лет. Как уже указано выше, следующий, восьмой млрд. ожидается к 2025 году, то есть потребуется всего 14 лет.

Первая перепись населения Казахстана проводилась в составе Российской империи в 1897 г. и его численность составляла 4 млн. 333 тыс. человек. В 2012 г. численность населения Казахстана достигла 17 млн. человек. В 1900 г. в мире проживало 1,6 млрд. человек. С тех пор численность населения мира увеличилась почти в 4,5 раз, а населения Казахстана чуть меньше, чем в 4 раз, то есть темпы роста численности населения нашей страны уступают «среднемировому». У этого факта есть свои причины, порой трагические, но не будем на них останавливаться, так как задача статьи другая. Отметим только, что численность населения страны зависит прежде всего от ее территории и плотности населения и в этом отношении Казахстан относится к одной из самых редко заселенных стран современного мира. Это означает, что мы меньше ощущаем «демографическую нагрузку» на социальноэкономическое развитие, что не может не сказываться на особенностях экономического развития и экономической политики нашей страны. Когда «сомкнулось» демографическое и экономическое развитие? В наши дни уже никто не сомневается, что его жизненное благополучие зависит от состояния экономики. Даже небольшое колебание экономики порождает сильные негативные социальные последствия, наглядным примером чего является последний финансово-экономический кризис, начавшийся в 2007 г и еще полностью не преодоленный, но социальные и политические последствия которого многим странам придется «расхлебывать» еще не один год. А что собственно случилось? За годы этого «самого страшного» в истории кризиса развитие мировой экономики не прекратилось, только в 2009 году наблюдался спад на -0,8%, а в целом за 2001 – 2010 г.г. среднегодовые темпы роста мировой экономики составили 3,7%, при темпах роста численности населения за те же годы в 1,18%, то есть темпы роста мировой экономики за первое десятилетие ХХІ века более чем в 3 раза опережали темпы роста численности мирового населения. Казалось бы, «в среднем» ничего особенного не случилось.

В самом деле, что такое потеря 0,8% дохода? Отдельный человек вряд ли вообще заметил такую «потерю», да и семья тоже. Посмотрим теперь это почти «ничего» в мировом масштабе. В 2009 г. мировой ВВП составил порядка 70 трлн. долларов, а среднемировой ВВП на душу населения – около 10 000 долларов. (Это приблизительные данные, так как особой точности здесь не требуется. Эти цифры нам нужны только для иллюстрации сложившегося экономического положения в мире в результате спада на 0,8%). Сокращение мирового ВВП на 0,8% означает, что в мире без работы остались (были уволены) приблизительно 65 млн. человек. Население мира за год увеличивается более чем на 75 млн. человек. Итого около 140 млн. человек, что больше чем численность такой крупной страны, как Япония, остались без средств существования и их приходится содержать за счет перераспределения «съежившегося» приблизительно на 560 млрд. долларов мирового ВВП.

Разумеется, кризис затронул не все страны в одинаковой степени. Пострадали больше развитые страны. Но для многих развивающихся стран, избежавших рецессии, тяжелым испытанием стало падение темпов роста ВВП. Казахстану удалось избежать рецессии, но в 2009 г. темп роста ВВП страны составил около 1%, с учетом роста численности населения рост доходов прекратился, что чувствуется до сих пор. За годы кризиса произошло перераспределение «мирового пирога» в пользу стран с быстрорастущей экономикой, изменились финансовые потоки и не всегда в пользу пострадавших, многие страны оказались в «долговой петле», в том числе и некоторые развитые страны. К чему могут привести отдаленные последствия этого кризиса, сейчас трудно подсчитать. Ясно только одно, что эти последствия будут сказываться в мировой экономике не один год.

Из сказанного можно сделать однозначный вывод, что в современном мире среди факторов, влияющих на социальное положение абсолютного положения людей, главным является экономический рост, экономическое положение в стране и в мире. Значение экономического роста для современного общества очень точно и остроумно заметил лауреат нобелевской премии по экономике Дж.К. Гэлбрейт: «Темп роста национального дохода и валового национального продукта вместе с размером безработицы по-прежнему является, можно сказать, единственным мерилом социальных достижений. Таков современный критерий добра и зла. Предполагается, что святой Петр задает тому, кто стучится в ворота рая, лишь один вопрос: что ты сделал для увеличения валового национального продукта?» [6].

А на вопрос – почему экономика занимает такое место в жизни современного общества, дал ответ один из великих мыслителей ХХ века Й.А. Шумпетер: «Мы вправе констатировать, что мир хозяйствования обладает относительной автономией, потому что он занимает столь значительное место в жизни народа, а также формирует большую часть остальных сфер жизни или оказывает на них влияние» [7]. Это не означает, что отменяется древняя народная мудрость – «не хлебом единым жив человек», а показывает, что среди жизненных ценностей человека на первые роли выходит добыча хлеба насущного, или, подругому, экономическая деятельность (просто зарабатывать на жизнь). Если согласиться с этим, то возникает следующий вопрос – всегда ли было так или это историческое явление?

Нет, утверждают российские исследователи, не всегда было так. Только в обществе модерна, которое берет начало примерно 500 лет назад, «экономика из простого средства к жизни становится самой жизнью общества, происходит гениальное преобразование – простое хозяйствование, обычная функция жизнедеятельности, становится отдельным занятием, которое круто переворачивает как жизнь отдельных людей, так и классов и общества в целом» [8]. Затем они уточняют, что это случилось в начале Х1Х века, когда утвердилась машинная стадия капиталистического способа производства и утверждают, что «оказалось, что вовлекаемая в производство земля – ограничена. Но даже если ее площадь и увеличивается, то очень медленно, не успевая за ростом численности населения. Это обстоятельство послужило основанием для возникновения учения Т.Мальтуса (о котором мы говорили в начале статьи. Е.Р.). Так наука – демография ответила на «вызов» экономики. Возникла «мальтузианская ловушка» в которой экономика «встретилась» с демографией [8, С.149]. С тех пор демографические и экономические процессы оказались в жесткой взаимосвязи. Воспроизводство населения в широком смысле слова (включая структурные и качественные изменения) непосредственно зависит от состояния экономики, в то же время развитие экономики (воспроизводство жизненных средств населения) во многом зависит от демографических процессов. Когда мы говорим о проблемах народонаселения, речь идет о влиянии демографических процессов на экономическое развитие.

«Демографическое давление» на экономическое развитие. Человечество не может прекратить производственно-экономическую деятельность без риска быстрого самоуничтожения. Оно даже не может «оптимизировать» производство на каком-то желательном для себя уровне без ухудшения своих жизненных условий, так как надо обеспечить жизненными средствами дополнительное количество людей, которое зависит от темпов роста численности населения. А другие демографические изменения приводят к изменению структуры потребностей имеющегося населения, соответственно и структуры экономики. Таким образом даже «чисто» демографические процессы, без учета других факторов, предъявляют достаточно жесткие требования к темпам роста и структурным изменениям в экономике. Эти требования, идущие со стороны увеличивающегося населения, мы называем демографическим давлением на экономику. Анализируя демографические изменения в мире, можно найти объяснение уже имеющимся глобальным проблемам народонаселения и приблизительно определить новые зарождающиеся проблемы.

Среди множества демографических процессов в обобщенном виде можно выделить несколько их групп, оказывающих наибольшее «давление» на мировую экономику: темпы роста численности населения (давление на производственно-экономические ресурсы); изменения в половозрастной структуре населения (давление на структуру производства и социальные структуры); особенности демографических процессов в отдельных странах и регионах мира (давление на международные экономические и социальные структуры). Названные процессы оказывают наибольшее влияние на количественные и качественные изменения в потребности населения, которые и призвана удовлетворять экономическая система (как национальная, так и мировая).

Современная экономическая наука исходит из постулата о неограниченности человеческих потребностей и ограниченности ресурсов для их удовлетворения. Это означает, что растущее население будет сталкиваться с растущей же нехваткой ресурсов. Если исходить из этого постулата, то перед человечеством стоит неразрешимая задача (при любом раскладе невозможно удовлетворить все потребности) и можно было бы «махнуть рукой» на глобальные проблемы народонаселения по принципу «пусть идет как идет». Но неограниченность потребностей ничуть не означает их равноценности в человеческой жизни. Поэтому их приходится ранжировать по степени значимости и очередности удовлетворения.

Среди работ, давших толчок исследованиям в этом направлении, первой была так называемая «пирамида потребностей» по А. Маслоу. Наиболее полно его идеи были изложены в работе «Мотивация и личность» (1954 г.), где многообразные потребности людей он разделил на пять основных категорий: физиологические; потребности в безопасности; социальные; престижные; духовные. Как известно, процесс классификации и систематизации в науке проводится с различной целью и по разным критериям, то есть этот процесс бесконечный, как и проявления жизни. Поэтому не будем дальше вдаваться в развитие и уточнение идей А.Маслоу, а наоборот, укрупним их, разделив, как это обычно принято, на материальные и духовные потребности. Духовные потребности в самом деле безграничны, а материальные все же имеют какие-то определенные рамки, поддающиеся оценке и измерению и, соответственно, появляются возможности их удовлетворения в приемлемых для населения пределах. Эти задачи и призвана решить, в первую очередь, экономическая политика как в национальном, так и мировом масштабах.

Под физиологическими потребностями А. Маслоу понимает потребность в воде (жажда), в еде (голод) и некоторые другие, куда можно добавить еще холод (тепло), одежда, жилище и т.д., которые обычно в совокупности называются «базовыми потребностями» и без которых человек не может обходиться. Речь не идет о том, что человек сначала удовлетворяет полностью одну (самую важную) потребность, только потом переходит к следующей. Базовые потребности должны быть удовлетворены в комплексе, хотя и в разных соотношениях, на уровне, достаточном для нормальной жизнедеятельности человека. К тому же, в отличие от потребностей более высокого порядка, физиологические потребности можно сосчитать достаточно точно. Исходя из физиологических и санитарных норм на одного человека в питье (в литрах), еде (калориях), жилище (кв.метрах), энергии (в кВт.часах) и т.д., можно получить вполне реалистическую картину о масштабах проблем, стоящих перед человечеством, направлений решения этих проблем, необходимых мерах по изменению сложившихся международных экономических отношений и т.п. К тому же знание этих проблем открывает перспективы для национальной экономики в тех направлениях решения задач, для которых имеются достаточные (или избыточные) ресурсы, внося тем самым свой вклад в общее дело повышения жизненного уровня всего человечества с экономической выгодой для себя.

 

Литература 

  1. Елемесов Р. Е. Введение в экономическую глобалистику // Вестник Каз.НУ им. аль-Фараби. Серия МО и МП. – № 3-4. – С.3-13.
  2. Рубин Я.И. Наследники Мальтуса. – М.: Из-во политической литературы, 1983. – С. 77.
  3. Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. – СПб.: Издательский дом «Кристалл, 2003. – 272 с.
  4. Башкатова А. Главная проблема населения – нехватка денег // Время.. – 9 Января. – 2014 г.
  5. Брук С.И. Население мира // Этнодемографический справочник. – М.: Наука, 1981. – С. 12-13.
  6. Джон Кеннет Гэлбрейт. Новое индустриальное общество // Избранное. – М.: Эксмо, 2007. – С. 340.
  7. Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия. – М.: Эксмо, 2007. – С. 123.
  8. Политическая экономия как экономическая философия // Колл. Авторов. – М.: ГУУ, 2009. – С. 
Год: 2014
Город: Алматы