Волостные съезды в степном крае (кон.XIX – нач. ХХ вв.): практика проведения, участники и основные решения

В традиционном казахском обществе было принято через выбор определять своих ханов. В период осуществления реформ административного деления и управления по Уставу о сибирских казахах 1822 г. на территории Среднего жуза вводилась система выборов на должности местного управления, в частности для должности Старшего султана, заседателя внешнего окружного приказа, и в определенных случаях волостных султанов. Временным положением об управлении Степными областями 1868 г. определялась практика созыва съезда волостных выборных в присутствии уездного начальника, а после 1902 г. – в присутствии крестьянского начальника. Решения о выборе кандидатур на должности волостного управителя, кандидата к нему, волостных биев и кандидатов к ним, выборных для разбора земельных споров оформлялись в виде баллотировочного  листа с результатами голосования. Баллотировочные листы заверялись всеми выборными, принимавшими участие в съезде волости, личности выборных подтверждались волостными управителями, биями и аульными старшинами.

В статье рассматриваются особенности организации и проведения съездов волостных выборных в Степном крае в последней четверти XIX – начале ХХ вв. 

Для казахов вводилась выборная система для замещения должностей во внешних округах  согласно Уставу о сибирских казахах 1822 г. К числу выборных относились должности старшего султана, заседателей во внешних окружных приказах, аульных старшин. Должность же волостного султана рассматривалась как наследственная, хотя и отмечалось в случае замены волостного управителя неизменно требовался «действительный выбор целой волости» [1, с. 94.]. Относительно организации процедуры выборов в § 41 Устава было сказано: «Все выборы производить в местопребывании приказа по большинству голосов наличных; не могущие явиться по болезни или другим причинам, могут к известному сроку присылать свои отзывы письменно, которые будут иметь силу голоса» [1, с.95.]. Результаты выборов объявлялись «во всенародное известие». По окончании  выборов было предложено: «Сколько для удобства сих выборов, столько же и в удовлетворение народному обычаю, в назначенный день давать в том месте, где находится окружный приказ, праздник для киргизов, состоящих в округе, на счет сумм, по штату положенных» [1, с. 95.]. Данный механизм организации выборов относился ко всем должностям для казахов, разница была в составе избирателей: правом выбирать старших султанов обладали только султаны, заседателей в приказ выбирали бии и старшины, волостных управителей в случае процедуры выбора выбирали и султаны, и старшины, и бии, и почетные казахи волости. Так, 9 декабря 1824 г. в Кокчетавский внешний окружной приказ, располагавшийся в тот момент в урочище Чат, «явились …султаны дети хана  Валия Абулмамет и Чигень с почетными людьми, старшинами и биями Худайберды и БаимбетАтагаевской, и Кылды-Караульской волостей; из числа коих 11-го числа избраны волостными султанами в Худайберды-Атагаевскую на место управлявшего оною старшины Джилгарина султан Абулмамет Валиев, в Баимбет-Атагаевскую на место султана Тортая Чингисова султан Чигень  Валиев же и султан Тортай Чингисов в составляющуюся из отделений Кылды-Сокур-Караульской волости и наименованы Кылды-Караульскою; о чем Валиевым объявлено … в присудствии приказа, а Чингисову в общем распоряжении письменно/: который отозвался приказу письмом своим присланным с султанами Валиевыми, что он остановился за сожданием (ожиданием – Т.Д.) прибытия из Ногай-Караульской волости почетных людей и бия Янатая, изъявляющих согласие войти под управление его: после чего назначены аульные старшины; а засим дан им приличный праздник» [2, л. 23-23об.]. Рапорт о состоявшихся выборах волостных султанов Кокчетавский приказ отправил Омскому областному начальнику, полковнику С.Б. Броневскому 14 декабря 1824 г., таким образом выборы и праздник проходили в течение 5 дней.

Однако на практике оказалось сложно организовывать выборы всех волостных управителей в приказе, так как сам процесс формирования волостей на начальном этапе открытия внешнего округа не имел четкого графика и зависел от степени готовности той или иной волости войти в состав внешнего округа. В связи с этим, иногда стали поступать «подписки» от доверенных лиц из волости с указанием выбора кандидатуры волостного султана и аульных старшин с целью их утверждения в этих должностях. Так, например, от родоначальников и биев Уваковской волости в Кокчетавский внешний окружный приказ поступила «подписка» от 3 сентября 1827 года: «…Мы, нижеподписавшиеся разных отделений Уваковской волости, а именно: родов Чугинского, Байдалинского, Янсаринского, Бар-Якши, Джагудинского, и Буранчи-Китайского, дали сие с лучшими людьми, …мы избираем волостным султаном султана Габбаса Бигалина, подчиняя ему себя, просим Кокчетавского окружного приказа о утверждении его к сей должности не оставить представление куда следует к вышнему начальству, а равно о избранных из среды общества нашего в управление аулами о утверждении их в старшинское звание, на подлинном приложили тамги: бии Байтука Буланов, Тусубай Баянов, старшина Ирубай Саргалдаков, Балы Куджанов, Седурбек Танбаев, Ултурак Капаев, Канай Карабулов и Джандай Кундубаев» [2, л. 76.]. Этот, своего рода приговор о выборе волостного султана был подписан двумя биями, одним старшиной и пятью почетными казахами. В свою очередь, Кокчетавский приказ представил этот документ на утверждение Омскому областному начальнику, сменившему С.Б.Броневского, генерал-майору В.И. де Сент-Лорану. Однако, в ответ 27 декабря 1827 г. В.И. де Сент-Лоран написал: «…усмотрел я, что Приказ приняв означенный приговор, подписанный восьми старейшинами, дал оному силу представления об утверждении Бегалина в управляющие волостью, неправильно и неосновательно; ибо по № 32 Устава о киргизах (казахахТ.Д.) брат предшествующего султана заступает его место не инако, как по действительному выбору целой волости. Поставляя о сем на вид Окружному приказу, поручаю оному командировать одного из российских заседателей приказа в Уваковскую волость для означенного выбора волостного султана» [2, л.77-77об.]. Теперь, при необходимости проведения процедуры выборов волостных управителей обязательно направление одного из российских заседателей непосредственно в кочевья волости.

В июне 1832 г. в Сивановской волости Аягузский внешний окружной приказ поручил заседателю г.Савиничу произвести выборы волостного султана вместо султана «Джанкучука Бопина, который по слабости здоровья и неспособности к управлению народом сам отказался от своей волости» [3, л.  50.]. В результате было составлено два приговора об избрании двух волостных султанов Джамантая и Акимбека Бопиных с оформлением разделения волости. В обоих приговорах были приложены тамги одинакового количества биев – по 10 человек и старшин – по 10 человек, соответственно, от родов Сивановской волости Тюке и Байгубек в числе 554х кибиток, а в родах Джараскул и Акимбет в числе 536 –ти кибиток. А в «подписке» от 2 декабря 1831 г. о выборе волостного султана в Алысаевскую волость Каркаралинского внешнего округа от 14 аулов в составе 781 кибитки приложили свои печати и тамги старшиндвое, биев – трое, почетных казахов – двадцать восемь, всего 33 человека. [3, л.2]. В приговоре от 10 декабря 1841 г. о выборе волостного управителя СиванКиреевской волости Аман-Карагайского округа были приложены тамги 3-х почетных биев, 3-х аульных старшин и 21-го казаха. Выбор был осуществлен в присутствии заседателя АманКарагайского окружного приказа, г. коллежского регистратора Краузе [4, л.7-8.]. Очевидно, что нет четких пропорций представительства казахов от количества в волостях в выборах волостного управителя по Уставу 1822 г.

Нужно заметить, что сам термин «съезд» в значении сбора представителей аулов для выбора волостного управителя не был использован в Уставе 1822 г., однако стал применяться в ходе самой практики организации выборов в волостях в документах, переписке и обсуждении по данному вопросу. Хотя уже практически уже в конце 20-х гг. XIX в. выборы осуществлялись в кочевьях волостей, к обсуждению этого и других вопросов о выборах волостных султанов состоялось 23 мая 1860 г. в совете общего Областного правления сибирскими казахами. Было сделано заключение: «…выборы производить не при окружном приказе, куда за отдаленностью съезд народа затруднителен, а на месте в волостях, в присутствии старшего султана и участкового заседателя без всякого однако же вмешательства их в выбор и стеснений со стороны их свободной подачи голосов» [1, с.190.]. Кроме того, в совете общего Областного правления сибирскими казахами было предложено:«7. К отклонению всяких влияний на свободную подачу голосов ввести баллотировку шарами. 8. В окружных приказах иметь верные списки для каждой волости лицам, имеющим право участвовать в выборах, и объявлять их перед наступлением выборов» [1, с.190.]. Теперь, вместо устной процедуры выбора будет вводиться баллотировка шарами, выборщики должны быть внесены в списки. Так же было   сказано   об   отмене   наследственного   права   султанов   на   занятие   должности волостного управителя: «14. Наследственное право волостных отменить, так как оно, по действующим постановлениям, в совершенной зависимости от воли народа и не связывает его свободно избирать другого управителя. 15. Должности волостных управителей до времени, пока обстоятельства не окажут особой надобности оставить бессрочными в видах поддержания в киргизском народе родового уважения к султанам и родоначальникам» [там же]. Данные предложения были рассмотрены и нашли отражение в «Утвержденном положении Сибирского комитета об изменении порядка выборов волостных управителей в Казахской степи и в Семипалатинской области от 4 апреля 1861 г. В частности, относительно процедуры выборов волостных управителей следует обратить на следующие пункты: «4. Выборы производятся в волостях, в присутствии старшего султана и участкового заседателя.

  1. В отклонение всяких влияний на свободную подачу голосов производится баллотировка шарами.
  2. Не явившиеся к выборам могут присылать от себя письменные отзывы и давать руку, а с этим вместе – письменное уполномочие доверенным от себя лицам.
  3. Неприбывшие к выборам и не приславшие отзывов или доверенных без уважительных к тому причин лишаются права быть избирателями лишь на этот раз.
  4. Большинство голосов дает безусловное право на утверждение, при равном числе голосов отдается преимущество тому из кандидатов, о способностях и благонадежности коего засвидетельствует старший султан и вообще тому, о коем у начальства будут в виду одобрительные сведения.

Примечание. Сей порядок избрания волостных управителей применяется и к Семипалатинской области» [5.]

Таким образом, сама процедура выборов получила регламентированный характер, однако оформление документации, связанной с определением результатов выборов и утверждением кандидатур на должности, усложнилось в связи с необходимостью оформления и баллотировочных листов, избирательных актов, различных подписок и отношений от участников выборного процесса. Именно на это обратил свое внимание в своей докладной записке чиновник Меньшиков военному губернатору Области сибирских казахов с предложениями об упрощении порядка выборов волостных управителей, заседателей и старших султанов от 14 июня 1867 г.: «…в Области сибирских киргизов при выборах волостных управителей, заседателей и старших султанов соблюдается более формальности. Здесь, по частному распоряжению областного правления, сделанному 20 ноября 1861 года, при каждом выборе, кроме баллотировочного списка, составляются еще: избирательный акт, заключающий в себе тоже самое, что и баллотировочный список, и подписка наличных избирателей о беспристрастии произведенного выбора. Оба эти акта тоже подписываются всеми наличными избирателями. Эта не обусловленная законом формальность, не принося никакой существенной пользы, только отягощает как лиц, производящих выборы, так и самих избирателей, так как они для приложения одних тамг и печатей должны жить на месте выбора не один день, а более, как, например, при выборах заседателей и старших султанов, во время выбора которых собирается избирателей несколько сот человек и почти от половины неявившихся представляются доверен-ности». [1,с. 201.]. Во Временном положении об управлении степными областями от 21 октября 1868 г. было уделено отдельное внимание организации и проведению волостных съездов. Волостные съезды представлены двумя видами: 1) волостные съезды выборных и 2) волостные съезды биев. Общим для этих двух видов волостных съездов было то, что время и место созыва съезда определялось уездным начальником: «§ 66. Время и место волостных съездов и аульных сходов, для выборов, определяются уездным начальником.; § 152. Время и место для волостных съездов (биев – Т.Д.) определяются уездным начальником, по удобству кочевания и времени года, в известных пунктах и известное число раз» [1, с.327, 333.]. Что же касается предназначения этих съездов, состава его участников, компетенций и круга вопросов, рассматриваемых на этих съездах, то есть наблюдается существенная разница:

Таблица 1.

 

Волостной съезд выборных

Волостной съезд биев

Состав     участников волостного съезда:

§ 68. В каждой волости хозяева 50 кибиток избирают одного выборного; съезд этих выборных избирает волостного управителя и его кандидата.

§ 150. Для решения дел более 300 руб. назначаются периодические волостные съезды биев, на которых обязаны присутствовать все бии волости. Съезд считается несостоявшимся, если на нем собралось менее половины выбранных биев волости.

Порядок  проведения

§ 64. Выборы волостных

§    153.    Съезды    волостных  биев

и    участие   ответст-

управителей     произво-

происходят  в  присутствии  волост-

венных должностных

дятся    прежде    выбора

ного   управителя,   но   без   вмеша-

лиц     в     волостных

аульных старшин.

тельства  его  в  суд,  под опасением

съездах:

§ 67. Выборы  должност-

строгой ответственности.

 

ных  лиц  по  волостям и

 

 

аулам   производятся от-

 

 

дельно.

 

 

§   69.   Выборы   волост-

 

 

ного   управителя произ-

 

 

водятся   в   присутствии

 

 

уездного начальника или

 

 

его  помощника, которые

 

 

наблюдают    за    поряд-

 

 

ком,  не  вмешиваясь од-

 

 

нако   же   в направление

 

 

выборов.

 

Процедура   проведе-

§  72.  Выборы  на долж-

§   154.   Волостные   съезды  имеют

ния и степень  компе-

ности   волостных  упра-

право  решать  дела  на  всякую сум-

тенции      волостных

вителей и аульных  стар-

му,  но   решения  их  окончательны

съездов:

шин    производятся   из

только  по   делам  до  500   руб.  (25

 

предложенных    волост-

лошадей, 250 баранов).

 

ными  съездами  и  ауль-

 

 

ными  сходами  лиц,  по-

 

 

средством баллотировки

 

 

шарами   или    другими

 

 

условными        знаками;

 

 

получивший большинст-

 

 

во избирательных шаров

 

 

считается  избранным на

 

 

должность, а следующий

 

 

за  ним,  по числу шаров,

 

 

кандидатом.

 

Рассматриваемые   на

§77.   Волостные  съезды

§   156.   Для   решения   дел   между

волостных     съездах

выборных    определяют

несколькими    волостями    одного

вопросы:

содержание  волостному

уезда,   по   распоряжению уездного

 

управителю   и  аульным

начальника,   по   мере  надобности,

 

старшинам. Содержание

созываются   чрезвычайные съезды;

 

волостному   и   на  наем

если   дело   касается   волостей нес-

 

ему письмоводителя наз-

кольких уездов, то съезд собирается

 

начается   не   менее  300

по  соглашению  подлежащих  влас-

 

руб.;    содержание  всем

тей.   Чрезвычайные   съезды   соби-

 

аульным    старшинам   в

раются  также  и  по  распоряжению

 

волости  полагается оди-

областного правления, для решения

 

 

наковое,    по  соображе-

жалоб,   поступающих   в правление

нию   волостных  выбор-

на  неокончательные постановления

ных.

волостных съездов.

§  78.  Приговоры  о  со-

 

держании   составляются

 

волостными     съездами

 

выборных,   до  произво-

 

дства  выборов,  и предс-

 

тавляются   на    утверж-

 

дение   уездного  началь-

 

ника.

 

§ 170. Показания о числе

 

кибиток  в  волости  сос-

 

тавляется    на    избира-

 

тельных волостных съез-

 

дах  волостными  выбор-

 

ными,   которые   предс-

 

тавляют    ведомость    о

 

числе  кибиток  в  волос-

 

ти,   за   общим подписа-

 

нием или с приложением

 

своих тамг, русскому чи-

 

новнику,    присутствую-

 

щему на съездах.

 

§   179.   Приговоры   во-

 

лостных  съездов  о  рас-

 

кладке кибиточного сбо-

 

ра  по  аулам  вносятся  в

 

волостные      шнуровые

 

книги.

 

Таким образом, во Временном положении 1868 г. были определены нормы проведения волостных съездов, однако в ходе реализации предписанных правил возникали ситуации, требующие дополнительных инструкций со стороны военных губернаторов в степных областях. Например, Семипалатинский военный губернатор В.С. Цеклинский в своем докладе Степному генерал-губернатору Г.А.Колпаковскому от 30 марта 1884 г. № 3316 сообщает: «…что мною 3 сего марта за № 2081 … предписано коллежскому советнику Дужану при производстве выборов: 1) отнюдь не пропускать волостей и производить выборы в них по географическому порядку; и 2) в каждой волости непременно заканчивать их. Для чего я уполномочил г. Дужана в случае несогласия общества на производство выборов, в назначенный день, по тем или другим причинам, назначать окончательный день для выборов на третьи сутки и тогда, хотя бы не явились и половины пятидесятников противной стороны заканчивать выборы, считая их правильными»[6, л.7.]. Данный документ характеризует то, как вышестоящая администрация в лице уездного начальника или его помощника могли влиять на решения волостных съездов выборных, что в определенной мере противоречит § 69 Временного положения 1868 г.: «Выборы волостного управителя производятся в присутствии уездного начальника или его помощника, которые наблюдают за порядком, не вмешиваясь однако же в направление выборов» [1, с.327]. Не случайно стало увеличиваться число обращений и жалоб на неправильное проведение волостных выборов. Так, в июле 1885 г. по жалобе казахов Чалкарской волости Кокчетавского уезда было осуществлено дознание на неправильное производство выборов в этой волости,  в результате канцелярия Степного генерал-губернатора в своем докладе отмечает: «…рассмотрев эту жалобу вместе с произведенным по ней Кокчетавским уездным судьей дознанием, в докладе вашему высокопревосходительству от июня того же года, выразила свое мнение, что действия бывшего Кокчетавского уездного начальника, коллежского ассесора Туполева, по избранию им пятидесятников являются неправильными, а следовательно и выбор волостного управителя нельзя признать законным»    [7,    л.24-24    об.].    Общее    присутствие    Акмолинского    областного    правления дважды рассматривало  дело  по  этой  жалобе,  но  по  мнению  канцелярии  Степного  генерал-губернатора

«упустило из вида, разрешить главный вопрос о том: правильны ли были действия г.Туполева при выборе пятидесятников?» [7, л.27 об.]. Временно и.д. управляющего канцелярией В.Лосевский делает следующие выводы: «По заключению Акмолинского областного правления об оставлении жалобы просителей без последствий представляется неосновательным, ибо г.Туполев допустил отступление от порядка производства выборов, чем и дал повод к жалобам, почему он должен подлежать  выговору или замечанию, но принимая во внимание, что он не состоит более в должности уездного начальника и настоящее дело принадлежит к числу других, послуживших в свое время поводом к переводу г.Туполева на другую должность, Канцелярия полагала бы возможным оставить заключение Акмолинского областного правления в своей силе…»[7, л.28.].

Изменения в процедуре и содержании волостных съездов выборных были внесены в Положении об управлении степными областями от 25 марта 1891 г., о волостных съездах биев уже речи нет, вместо него вводились чрезвычайные съезды народных судей. В пункте 117: «Чрезвычайные съезды народных судей назначаются, по распоряжению губернатора, для решения дел, в которых участвуют жители разных уездов или волостей. Чрезвычайные съезды состоят из судей тех волостей, в которых числятся тяжущиеся или подсудимые, считая не менее одного судьи от волости». [1, с.395.]. Относительно волостных съездов выборных были сохранены прежние нормы времени и места созыва в компетенции уездного начальника, состав выборных также определялся аульными съездами: «по одному на каждые пятьдесят кибитковладельцев», но были уточнены следующие процедуры: «68. Волостной съезд считается состоявшимся, если на нем присутствует не менее двух третей всего  числа выборных; 69. Волостной съезд избирает двух кандидатов: одного – в должность волостного управителя, а другого – в кандидаты к нему. Лица сии представляются уездным начальником, с его заключением на утверждение военного губернатора. 70. Военному губернатору предоставляется утвердить или не утвердить выборы. В последнем случае губернатор либо назначает новые выборы, либо замещает должности волостного управителя и кандидата к нему по собственному усмотрению»[1, с. 392.].

Были определены рекомендуемые нормы денежного содержания волостным управителям и их аппарату управления: «71. Волостные съезды определяют жалованье волостным управителям, до избрания оных, сообразно величине и благосостоянию волости, в размере от трехсот до пятисот рублей, а также сумму на наем писарей и рассыльных в количестве от трехсот до четырехсот рублей  в год. Примечание: Писаря при волостных управителях нанимаются ими с разрешения уездного начальника. 72. Приговоры волостных съездов о содержании волостным управителям и о сумме на наем писарей и рассыльных представляются уездным начальником на утверждение областного правления»[1, с. 392.].

По  Положению  1891  г.  в  введение  волостного  съезда  выборных  были  включены  вопросы: «избрание народных судей и назначение и раскладка общественных сборов и повинностей, относящихся до нескольких аульных обществ» [1, с. 392.]. Кроме того, были расписаны порядок раскладки кибиточной подати через решения волостных съездов: «139. Проверенные списки (кибитковладельцев аулов) представляются аульными старшинами на волостной съезд и вновь там проверяются по всей волости, после чего снабженные подписями и печатями волостного управления и всех волостных выборных и аульных старшин, поступают к уездному начальнику.145. Раскладка сумм кибиточной подати производится по благосостоянию каждого кибитковладельца, причем сумма сей подати, причитающаяся с волости, распределяется между аульными обществами – волостным съездом, а сумма, причитающаяся с аульного общества, распределяется между кибитковладельцами аульным съездом. Приговоры волостных и аульных съездов по раскладке кибиточного сбора вносятся в шнуровые книги. 148. В случае неисправности кибитковладельца в платеже кибиточной подати, недоимка уплачивается остальными кибитковладельцами аульного общества, по раскладке, а при неисправности аульного общества – остальными аульными сообществами волости, по раскладке волостного съезда. Меры взыскания подати с недоимщиков определяются народными обычаями» [1, с. 397 – 398.].

Продолжительность съезда выборных одной волости длилась, как правило, в течение дня. Большинство баллотировочных списков датируются одним днем. Однако встречаются и такие, в которых представленные сведения зафиксированы двойной датой. Так, в Чирубай-Нуринской волости Акмолинского уезда съезд выборных в урочище Сассык-куль длился 15 и 16 сентября 1893 года. В примечании к подсчету баллов по выбору волостного управителя записано: «выборы с  наступлением сумерек в 5 ½ ч. приостановлены» [8, Л. 241.], поэтому на следующий день были продолжены  выборы из биев в народные судьи, кандидатов к народным судьям, выборных для решения поземельных споров в чрезвычайных съездах, оспенника – должностное лицо, осуществляющее прививки от распространения оспы в волости. Интересно, что при выборе народных биев в баллотировочном листе для аула № 6 (всего определяли по одному народному судье для каждого из 11 аулов Чирубай-Нуринской волости Акмолинского уезда) сложилась спорная ситуация:Оскар Табишев, 55 лет, получил число избирательных голосов – 30, число неизбирательных голосов – 10;  другой претендент – Дулат Омиров, 45 лет, число избирательных голосов – 29, число неизби-рательных голосов – 11. Однако, в примечании было записано: «При баллотировке Дулата Омирова и поднятии сукна с баллотировочного ящика, один шар оказался сверху, неспущенным, а потому не производя счета баллам, была сделана новая баллотировка [8, Л. 241 об.]. Окончательный результат и был зафиксирован в баллотировочном листе в пользу Табишева. Это примечание дает полное представление о том, как именно происходил процесс баллотировки шарами.

Анализ баллотировочных листов о выборе на должность волостного управителя, сохранившихся в архивных делах по выборам должностных лиц местного управления в Акмолинской и Семипалатинской областях конца XIX в., показывает, что значительная часть выборных неграмотна, удостоверяют свое участие на актах и избирательных листах знаками тамги, лишь небольшой процент – подписывают свою фамилию письменно арабской графикой. Например, в баллотировочном списке Кызыл-Топракской волости Акмолинского уезда в выборах на волостные должности на 1893 – 1896 гг. из 30 выборных – у одного приложена личная печать, 8 человек поставили личную подпись, 21 – тамгу [8, л. 147]; в баллотировочном листе о выборе на должность волостного управителя Пресновской волости Петропавловского уезда и кандидата по нем на трехлетие с 1893 по 1896 гг. из 38 выборных – у пятерых личная печать, 10 человек подписали, 23 нарисовали тамгу [8, л. 167-168.]; в баллотировочном списке Чирубай-Нуринской волости Акмолинского уезда в выборах на волостные должности на 1893 – 1896 гг. из 40 выборных – у 4 приложена личная печать, у 26 – тамга, у 2-х подписи, оставшиеся 8 ничем не отмечены[8, л. 242-243.]. Подтверждающие достоверность «подписов выборных» официальные представители местной власти в лице самого волостного управителя, волостных биев и аульных старшин, как правило, прикладывают свои должностные печати.

Интересно, что при четном количестве волостных выборных и борьбе противных сторон за должность волостного управителя и кандидата по нему могло быть при закрытой баллотировке получено равное количество голосов кандидатурами противоборствующих «партий». В подобных прецедентах право решения спорного результата находилось в ведении уездного начальника. Так, например, 6 сентября 1893 г. в Петропавловском уезде в поселке Новорыбинский уездным начальником Мамонтовым был составлен и подписан выборными акт: «1893 года сентября 6 дня сего числа производя выбора на должности волостного управителя и кандидата по нем по Становской волости, где после избирательных по восемнадцати шаров киргизы Малдыгул Дюсенев и Дюсембы Каракутев. В виду чего Петропавловский уездный начальник в присутствии волостных выборных дал получить Дюсеневу и Каракутеву жребий на должность кандидата, который и достался киргизу Малдыгулу Дюсеневу. А потому уездный начальник и постановил: об этом записать в настоящий акт»[8, л. 172174.].

В начале ХХ века после введения в 1902 г. должности крестьянских начальников и разделения волостей на участки были внесены изменения в порядок и утверждение выборов волостных управителей. Теперь, съезды крестьянских начальников в уездах рассматривали утверждение при-говоров съезда волостных выборных о выборе волостного управителя, народных судей и кандидатов к ним. Уже зимой 1902-1903 гг. состоялись первые съезды крестьянских начальников, решения их записывались в протоколах – журналах. На съезде крестьянских начальников обычно присутствовали: председательствующий – обычно один из крестьянских начальников уезда, члены уездный начальник, еще один крестьянский начальник одного из участков уезда, податной инспектор уезда и секретарь.

На съездах волостных выборных теперь вместо уездного начальника или его  помощника участвует крестьянский начальник участка, к которому и относится волость. На съездах волостных выборных так же как и прежде осуществляется поверка списков кибитковладельцев для определения и раскладки податей и производство выборов на должности волостного управителя и кандидата к нему, народных судей. По результатам выборов на съездах волостных выборных заполняются баллотировочные  листы  и  составляются  приговоры  о  выборе.  В  отчете  семипалатинского губернатора за 1910 г.: «считаю долгом упомянуть здесь об одной мере, предпринятой мной в отчетном году с разрешения генерал-губернатора, а именно: на происходивших киргизских (казахских – Т.Д.) выборах мною было впервые предъявлено требование, чтобы лица, баллотирующиеся на должности волостных управителей и кандидатов к ним, знали бы русский разговорный язык и что лиц, не знающих русского языка, я не буду утверждать в этих должностях»[1, с. 422.]. Теперь, в баллотировочных листах обязательно указывается степень владения русским языком кандидатур, участвующим в выборах на должности волостного управителя и кандидата к нему. Претенденты перед баллотировкой на должность управителя или кандидата к нему экзаменуются в отношении знания русского языка в присутствии крестьянского начальника или заведывающего участком и уездного начальника. Незнание или слабое владение русским языком могло стать причиной обращения к военному губернатору и в областное правление от казахов для пересмотра результатов выборов волостных съездов. Так, крестьянский начальник 2 участка Зайсанского уезда, в январе 1914 г. рассмотрел два прошения казахов Базаровской волости Зайсанского уезда Даутпека Ибраева, Кудайберды Уросаева и Мурзахана Назарова, поданные на имя Семипалатинского губернатора «о том, что избранный в 1913 г. на должность волостного управителя Базаровской волости Гаппас Идришев почти совершенно не знает русского языка, кандидат же Джумакан Есеналин вовсе ничего не знает по-русски, и, что избраны они на означенные должности якобы ловко устроенной партией против воли народа, не желавшего их избрания, как людей, не пользующихся уважением общества, и находящихся под руководством лиц, привыкших к угнетению, скотокрадству и насилиям и, что наоборот, бывший управитель Чурутпаев, якобы, пользуется уважением»[9, л.17.].  И вынес решение: «1) избрание волостных выборных на волостной съезд было произведено на основании ст. 66 Ст[епного] полож[ения] на аульных съездах простым большинством голосов, при участии не менее половины всех кибитковладельцев, составлящих аульное общество, следовательно, избрание выборных было устроено неудачной группировкой избирателей по стар-шинствам их единомышленников Идришева, Есеналина как заявляют просители, а большинством населения волости. 2)… Идришев пред баллотировкой его в управители был проэкзаменован в отношении знания русского языка в присутствии г. заведывающего 3 участком и уездного начальника и оказалось, что он говорит и пишет по-русски вполне удовлетворительно. Постановил: … никакого расследования по этим прошениям в виду наличности всех данных не производить» [9, л.17 об. – 18.].

Таким образом, волостные съезды выборных относились к органам местного управления и непосредственно могли влиять на деятельность волостных управителей и весь аппарат волостного управления. Вносимые в ходе реформ XIX в. изменения в механизм проведения волостных съездов были направлены на размывание родовых устоев традиционного казахского общества и подчинение его правовым нормам Российской империи.

 

Список литературы

  1. Материалы по истории политического строя Казахстана. Т.1. Алма-Ата: Издательство АН КазССР, 1960. – 441 с.
  2. Дело о выборах волостных управителей и аульных старшин в волостях внешних округов // ЦГА РК. Ф. И338. Оп.1. Д. 349.150 л.
  3. О выборах волостных управителей в волостях внешних округов// ЦГА РК. Ф. И-338. Оп.1. Д. 738. 64 л.
  4. О выборах волостного управителя Сиван-Киреевской волости Аман-Карагайского внешнего округа // ЦГА РК. Ф. И-374. Оп.1. Д. 1145. – 11 л.
  5. ПСЗ РИ – 2. Т. 36. Отделение первое, №
  6. Переписка с военным губернатором Семипалатинской области о командировании коллежского советника Дужана для производства выборов должностных лиц туземной администрации по Семипалатинскому уезду //ЦГА РК. Ф. И-64. Оп.1. Д. 230. 9 л.
  7. Копии журналов общего присутствия Акмолинского областного правления о жалобе доверенных // ЦГА РК. Ф. И-64. Оп.1. Д. 177. 30 л.
  8. Об утверждении выборов должностных лиц // ЦГА РК. Ф. И-369. Оп.1. Д. 3427. 461 л.
  9. О выборах должностных лиц туземной администрации по Базаровской волости Зайсанского уезда на трехлетие 1913-1916гг. // ЦГА РК. Ф. И-15.Оп.1. Д. 1565. 26 л.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...