Из забвения в вечность: проообраз новой женщины в экранной версии жизни Амангельды

В статье рассматриваются некоторые аспекты репрезентации прообраза новой женщины в первом казахском звуковом фильме «Амангельды» (1938), снятому по заказу сталинского режима. Новая женщина должна была быть сконструирована в процессе развития её отношений с героем восстания 1916 года и посвятить свою жизнь победе нового строя и реализации его задач. В фильме показаны новые взаимоотношения между мужчиной и женщиной-  он ей привлекателен, если он воодушевлен высокой идеей, она важна для него, поскольку разделяет его убеждения и готова идти за ним на смерть по казахской версии соцреализма. Женщина идет за Мужчиной своей мечты, тогда как он следует за мечтой, которая объяснена ему партией и её вождями. 

В 1938 году на экраны вышел первый казахский звуковой фильм «Амангельды Иманов» [1], повествующий о событиях восстания казахского народа против царского режима в 1916 г. [2]. Появился  он в рамках так называемого сталинского «большого стиля»1 в «большом кино». Событийная канва фильма- восстание 1916 года, смена власти в ходе двух революций - установление режима Временного правительства, создание Алаш-Орды, неспособность обоих правительств решить проблемы казахов, логика истории - Октябрь, и последовавшая за этим гражданская война, в которой казахи оказались по  разные стороны баррикад. В фильме дан вариант конструирования новой казахской истории, которая начинается с революции 1917 года, а восстание 1916 года было прелюдией. Авторы сценария проводили идею, что казахи сознательно принимали участие в революционных событиях, потому что революция и большевистская пропаганда пробудили спящие бессознательные представления о справедливости, но их должным образом оформили большевики. И обманутые Временным правительством и алашординцами, казахи стали на верный путь революции. Массовому сознанию нужны были правильные герои, и была создана история гибели от рук алашординцев Амангельды Иманова. Интерпретация роли Амангельды в казахской истории и культуре пока не претерпела радикальных изменений, и не только потому что события 1916 года и последующий период истории находятся в стадии интеллектуального тумана, вызванного дебатами об альтернативности казахского пути после 1917 года. Во многом  образ  Амангельды усилен и экранизацией отрезка его биографии - события 1916 года до  его  трагической гибели.

Основная идея фильма - выбор жизненного пути и судьбы в условиях экзистенциального выбора на фоне реального конфликта. Если у Балым проблема была решена просто- любовь и верность, выбор спутника, то у остальных персонажей и, прежде всего, у Амангельды- это решение с кем идти в будущее,  с большевиками  или алашординцами.  Фильм  вышел  на экраны  в 1938  году,  когда  сталинский  террор собирал свой кровавый урожай. Конфликт не был разрешен в рамках фильма, как и в жизни, несмотря на победу революции, многие проблемы не были решены. Жертвы во имя свободы и революции на экране оправдывали сталинский тезис о перманентной классовой борьбе: враги кругом, они затаились, их нужно распознать, разоблачить и уничтожить2. Канонизация Амангельды Иманова имела своей целью и оправдание жертв во имя революции и предвосхитить последующее насилие ради утверждения нового строя, и исподволь проводится мысль о неизбежности новых жертв - мы и победили, но врагов  еще много. Амангельды и его сподвижники – реальные персонажи казахской истории периода {илы Заман (определение Мухтара Ауэзова событий 1916 года) или yды тyман (определение Беимбета Майлина событий того же периода), которое должно было разрешиться светлым будущим – Советстан (образное определение советского Казахстана Сакеном Сейфуллиным). В фильме даны не  просто сконструированные образы врагов, героев, друзей и лидеров казахского народа, моделей женщин и  боевых подруг, но реальные узнаваемые персонажи. Создатели картины продвигают парадигму соподчиненности мечты Амангельды о лучшей жизни для казахов планам большевистской партии и делу Ленина (и его продолжателей), и его высказывания о том, что нет более родовой и общеказахской солидарности, но великая дружба народов (и прежде всего с русским рабочим классом и трудовым крестьянством) коррелируют с идеями большевиков.  Треугольник  взаимоотношений-  Амангельды (батыр, защитник обездоленных казахов)- Балым (его жена/  соратница/боевая  подруга)  и  идеи революции, материализованы в Ленине и партии большевиков (и продолжателе его великой миссии - И.Сталине). Образ Амангельды был канонизирован благодаря этому фильму, в том числе и интерпретацией поступков Балым. Измученному кровавыми расправами, голодом и недоверием казахскому народу предлагалась версия того, как следует воспринимать события истории с 1916 года - выбор советской власти, а кто- против- должны быть уничтожены. В героическом вестерне главный персонаж - защитник обездоленных, которого в научной литературе определяют  как  социального  бандита (М.Хобсбаум) по ходу развития политических событий в казахской степи превращается в сознательного сторонника партии и идеологии большевиков, во главе с Лениным, который в 1916 году скрывается от царских властей в живописной Швейцарии (по словам Жагора). На что Амангельды замечает: «А зачем в Швейцарии, мы его у нас в казахских аулах бы надежно спрятали!» Ленин  выступает для Амангельды как идол, во имя которого и свершаются все изменения, даже насилие оправдывается идеалом будущего общества, расписанного вождем мирового  пролетариата.

Шара Жиенкулова сыграла роль боевой подруги и, впоследствии, жены Амангельды, Балым [3]. Шара стала воплощением сексуальности женщины степей в фильме «Амангельды», где все насыщено боевыми событиями, и казалось, не должно быть место лирике, но она сумела органично войти в контекст повествования о герое казахского народа. По замыслу сценаристов, Шара воплотила прообраз новой казашки, которая сама активно участвует в пробуждении казахского аула от вековой спячки и вместе с любимым (Амангельды) борется за установление нового строя- справедливого, делит со своим избранником (по сердцу и по социальному статусу) его радости и горести. Балым в начале фильма, не  зная, как зовут  Амангельды, обращается к нему- Батыр, и так она именует его в ходе фильма. Шара к  1938 г. уже сама стала пленительной иконой стиля и новой казашки, поэтому её роль в фильме была усилена именно именем самой артистки. Но тем не менее, её героиня в фильме следует всем канонам казахского гендерного кода – подчеркивает, что мужчина - глава, тем более, что она определила свое место возле героя/батыра. На протяжении всего фильма Балым обращается к нему только уважительно, с некоторым придыханием: «Батыр!». Вглядом, позой, всеми движениями, Шара выказывает свое особое расположение к Амангельды, и готова жертвовать собой ради него. В одном из последних кадров фильма, она подставляет свое тело, чтобы ему, раненому, было удобнее стрелять по своим врагам. Однако, в фильме, не показано, что она сама убивает врагов, поскольку в казахской культуре, женщина призвана дарить жизнь, но не отбирать её. Если даже интерпретация образа Балым, была навеяна уже нашумевшим к тому времени фильмом братьев Васильевых «Чапаев» и его спутницей Анкой-пулеметчицей, то сценаристы казахской версии героизации гражданской войны в  Казахстане,  отказались  от  такой трактовки образа боевой подруги Амангельды. В фильме нет интимности - ухаживание, поцелуи, постельные сцены. Балым полюбила Амангельды не просто за его мужские качества, сколько за верность делу установления справедливости для обездоленного люда. Именно своим выступлением  против  царских властей и приспешников из числа казахских богатеев он привлек внимание Балым. И она  осталась верна ему, его духовный мир был важен для женщины.

В фильме показаны новые взаимоотношения между мужчиной и женщиной- он  ей  привлекателен, если он воодушевлен высокой идеей, она важна для него, поскольку разделяет его убеждения  и готова идти за ним на смерть. Женщина получает просветление от Амангельды, который в свою очередь, осознает, что достижение справедливости возможно, но только при единении усилий с русским народом во главе с партией большевиков, вооруженных ленинской стратегией и тактикой. В казахской версии соцреализма, Женщина идет за Мужчиной своей мечты, тогда как он следует за мечтой, которая объяснена ему партией и её вождями. Самое большее, что позволил себе Амангельды в отношении Балым - это обнять её, и то в конце фильма, когда она сообщает ему о том, что ждет ребенка. Хотя Шара в своем исполнении не отходит от узких рамок соцреализма, она внесла в него казахскую гендерную струю – только так казашка может любить и выражать свою любовь к мужчине, таков внешний рисунок проявлений её чувств - дистанция, но все передается через взгляды, движения рук, позу, сдержанные эмоции. В фильме нет иных женских ролей, кроме эпизода с девушкой, восхищенной танцем Балым (её сыграла юная Амина Умурзакова). Шара, вспоминая свое участие в фильме, пишет, что многое в фильме было придумано, т.к. не соответствовало реальности (невеста не танцует на своей свадьбе, к примеру) [3, 116], но отвечало основному замыслу авторов сценария- показать соучастие женщины в рождении сопротивления царскому режиму и наличие классового расслоения в казахском социуме. Маскулинное доминирование и подчиненность женщины показаны не только во взаимоотношениях между Амангельды и Балым, но и соподчиненности её интересов его планам, его враги и друзья- тоже у неё. В конце фильма, когда умирает у неё руках Амангельды, Балым, восклицает: «Батыр! Наши идут!» и потом: «Мы победили!» И на экране мчится красная конница.

Интерпретация событий 1916-1919 гг. соответствовала идеологическим установкам режима в русле социалистического реализма- герой переходит на сторону большевиков. Амангельды показан как революционный романтик, чьи представления о справедливости не нашли должного объяснения в начале спонтанного восстания, и только после встречи с большевиком они обрели устойчивую ясность, логическую стройность и были нацелены на достижение общей цели- революция. В казахскую степь ленинские идеи доносит русский большевик Жагор/Егор. Бойцов отрядов Амангельды спасают отряды Красной Армии. Идеи Ленина придают политическую зрелость устремлениям Амангельды. И через него женщина приобщилась к большевистским идеям, поверила опосредованно.  Амангельды  в  фильме мечтает о новом мире, до которого рукой подать. Его мечты эклектичны - города, заводы, но колосящаяся степь с хлебами и со стадами. Как все это можно совместить? Но самое главное- автомобили, и Шара внимает ему. Менталитет казахов-драматургов (Б.Майлин и Г.Мусрепов) не позволил им неукоснительно следовать в русле требований соцреализма, хотя они начертали контуры новой казахской идентичности в рамках большевистской телеологии- все, о чем мечтали казахи- на пути осуществления.. В казахской версии в треугольнике женщина-мужчина- Ленин/Сталин, женщина идет после мужчины, тогда как в советской версии она порой сама первая обращается к Сталину, и зарядившись от него, передает эту энергетику своему мужу [4].

Сквозная идея фильма - продвижение тезиса о единстве интересов русского и казахского народов (социально и экономически обездоленных), наличии классовой борьбы в казахском дореволюционном ауле, неизбежности революции и верности курса партии большевиков. Идет подспудно снятие этнокультурных границ между казахским и русским народами, поскольку их будущее- в семье братских народов: «Вы против дружбы народов!» – восклицает Амангельды в ответ на планы алашординцев  создать казахскую автономию. Тем самым постфактум легитимизируется создание «воображаемой общности» - казахского советского народа в единой семье народа СССР.

Героиня Шары Жиенкуловой подкупает зрителей с первых кадров своей непосредственностью и беззаветной влюбленностью в Амангельды. По ходу развертывания событий в фильме она проявляет и иные женские качества- нежность, застенчивость, артистические таланты- пение, танцы, и воинскую доблесть. Девушка впервые увидела Амангельды во время его стычки с царскими чиновниками, за которой последовал его арест, восхитилась не только его смелостью, но и  самоотверженными поступками- он отстаивал интересы бедных казахов, которых должны были по сфабрикованным богатеями спискам мобилизовать на окопные работы на фронтах Первой мировой войны. Балым бежит за повозкой с плененным Амангельды и дает ему клятву верности: «Буду ждать  тебя!»  По  сценарию фильма  Балым  участвует  разрабатывает  план  по  освобождению  Амангельды  и  становится  активной участницей боевых действий. Она не исполняет в фильме традиционных женских ролей, кроме одной- быть верной подругой своему спутнику- Амангельды Иманову. Отношения между ними складываются   как между неравными по возрасту и положению. Амангельды намного старше Балым, он умудрен жизненным опытом, закален в противостоянии с царским режимом и местными богатеями.  Но Балым идет против патриархальных установлений – сама признается в своих чувствах и следует за своим героем. Балым показана как цельная личность, она не сомневается, сделав свой выбор однажды и на всю жизнь. Шара выстроила линию поведения Балым, как своего рода протест против несправедливости, но  не против статусных разломов, её новая казашка в стадии просветления- ей рисует образ будущего мужчина, которому она беззаветно верит. Она не порывает с прошлым, но интуитивно понимает, что нужно менять жизнь, однако идет по этому пути, ведомая своим избранником. Она переживает, что уйдя за своим любимым, без соблюдения необходимых обрядов создания семьи, нарушила многовековые традиции, на которых держится казахское общество, поэтому уговоривает Амангельды провести (хотя это была и законспированная встреча его единомышленников) свадьбу. Однако Амангельды не платит калым,  не ведет переговоры с её родными. Балым в фильме после того, как сходится с Амангельды, находится полностью под его властью, она не принимает самостоятельных решений, но способна на это в случае необходимости. Она помогает ему в бою, разделяет его горести и радости, организовывает тайные  встречи, охраняет его покой и сон. В фильме отвергается свободная любовь и отношения равенства полов в отношениях в трактовке А.Коллонтай, хотя Балым и живет с Амангельды, но стремится «узаконить отношения»- сыграть свадьбу, мотивируя это тем, «что её родители недовольны». Потенциальные способности Балым только очерчены (но раскроются), и конец фильма оставляет зрителей в твердом убеждении, что Амангельды заложил прочные основы будущего, еще и потому, что с ним была такая женщина. Балым верит в мечты Амангельды, даже когда в убогой землянке, служащей им домом, (без элементарных удобств, еды и чая), он рисует ей картину будущего –  города,  заводы,  фабрики, автомобили, открытое пространство света. И Балым, как завороженная воображает это будущее.  Тогда  это была утопия, но фильм вышел на экраны в конце 1930х гг., когда большая часть проектов по модернизации казахского социума была заложена, требовалось только напрячься и претворить все это в жизнь. О цене вопрос не стоял. С 1934 года на страницах печатных изданий говорилось о необходимости усилить самокритичность, и вскоре был поставлен вопрос об уничтожении классовых врагов.  Враг народа, классовый враг, буржуазный националист, национал-фашист, фашистский диверсант или наймит, националистический элемент, алашординский элемент, вредитель, бандит,  головорез,  контрреволюционер- эпитеты, к которым скоро все привыкли [5].

Кадр из фильма: Балым как Амазонка. Боевая подруга Амангельды 

Балым – не основной персонаж, но её выводят на экран не только для того, чтобы подчеркнуть, какие задачи общесоциальной значимости решали мужчины, но сделать образ Амангельды более человечным. Борьба, в состоянии которой батыр постоянно пребывал, не сделала его грубым и жестоким. Он всегда смягчается, когда обращается к Балым. Любовные отношения между Амангельды и Балым  показаны очень целомудренно- никаких объятий, поцелуев, тем более- постельных сцен. Зритель видит, что если  она проводит все время с мужчинами, то выполняет и женские обязанности- уборка юрты, стирка, приготовление  пищи,  прием  гостей,  социальная  коммуникация,  соблюдает  гендерные  нормы  и коды- говорит только с разрешения мужчины, набравшись смелости вставляет слово, но предварительно обдумает и подберет нужные слова, если даже она эмоционально «выстреливает глазами», то это порыв, но Балым тут же смущается, и прячет взгляд или лицо. Но она всегда получает одобрение мужчин, и прежде всего, Амангельды, на которого и старается произвести впечатление. Она видит мир его глазами и переживает чувства, которые совпадают с желаниями и мыслями Амангельды. Балым приобщается к политической борьбе - на наших глазах происходит становление её как сознательного участника революционного процесса. Восстание против царского режима и социальных  верхов  казахского общества, логически перерастающее в революцию под руководством большевиков, получает феминистскую тональность.

Шара создала образ новой казашки, которая следовала традиционной роли женщины—быть верной спутницей своему мужу, но теперь уже как товарищу по освободительной борьбе за свободу народа. Она разделяет его устремления, веру в торжество справедливости, понимает, что за это надо бороться и приносить жертвы. Героини досоветского периода в казахской литературе были страдалицами и не могли даже мечтать о своем женском счастье. Балым тоже из дореволюционного периода. Но она уже проснулась, верит в свою звезду, узнает её, идет за ней и отстаивает право на женскую судьбу с оружием в руках рядом с любимым. Именно такие женщины были призваны уже после победы революции строить новую жизнь. Шара показана в нескольких эпизодах в мужской одежде - когда она скрытно от Амангельды присоединяется к его боевому отряду, о чем он узнает случайно. Острая на язычок Балым на вопрос Амангельды (он обращается не к ней, но смотрит на неё): «Почему в отряде женщины?», отвечает:

«А что женщины не умеют стрелять?» Усмехнувшись, он разрешает ей остаться в отряде. Она становится его боевой подругой, и хитро организовывает их свадьбу, поскольку без формальной легализации отношений никак нельзя, иначе её статус будет низким.

Артистические способности Шары в фильме переданы образу Балым- танцы, пластика, мягкость  манер, уважительное отношение к своему мужу. В фильме Балым всегда с непокрытой головой, кроме первой сцены, когда она видит Амангельды, и в составе боевого отряда, который освободил Амангельды, она в мужском головном уборе- тумаке. Во всех других эпизодах, платок/шаль у неё на плечах, или она его держит в руках. Балым уже свободная женщина, держа в руках платок. Шара отдает дань традиционному гендерному дискурсу, подчеркивая её замужний статус. Во время танца, вволю показав свою сексуальность и пленив танцем мужчин и женщин, она берет платок в зубы, показывая, что знает свое место, и при необходимости будет вести себя соответственно. Хотя введение в сюжет фильма восточного танца было данью необходимости показать экзотику [6], с одной стороны. А с другой, подчеркнуть - теперь освобожденные женщины Востока танцуют на публике.

В фильме конструировался образ казаха-революционера и врагов –народа, алаш-ординцев. В фильме Амангельды Иманова убивает алашординец. Это было своего рода аффирмацией репрессий 1937 года. Врагами казахов и советской власти выступают царское правительство и аульные верхи, интересы которых защищают «ловкачи» алашординцы, которые в фильме показаны как продажные, пособники царского режима и Временного правительства. Конец фильма открытый - дело Амангельды продолжили другие, поддержавшие советскую власть. Перед смертью Амангельды просит русского красного командира Жагора посадить его на коня, но когда тот не выполняет его просьбу (он преследует врагов),  он просит об этом своего товарища, но и он не может исполнить его просьбу (нет коней?), тогда он обращается к своему боевому другу с просьбой дать ему саблю/клинок, и умирает с клинком в руках (как батыр), но на руках у любимой женщины. Конь в казахской культуре символизирует мужественность и свободу [9]. Он непременный атрибут воина/батыра. В фильме Амангельды на коне, борясь с врагами. Но рядом с умирающим Амангельды только женщина и клинок, который он передает как завет своему еще  не рожденному сыну. Казахи к концу 1930х гг. уже не считались кочевниками, а колхозниками. К середине 1930х гг. происходит переоценка способов ведения боевых действий, и тактика гражданской войны рассматривается как отсталая. Поэтому вместе с Амангельды умирает и представление о той роли, какую могут сыграть в будущей войне казахи- уже как солдаты Красной Армии, на вооружении которой автоматы, пушки. А клинок - напоминание о героическом, но прошлом. Балым держит в руках ружье, оно потом выстрелит автоматной и пулеметной очередью в руках у других беззаветно любящих свою родину девушек - Алия Молдагулова, Маншук Маметова, которые пойдут на войну вместо своих отцов бить врагов за дело Ленина-Сталина.

Образ Балым по своей сути несложен. Балым втягивается в революционные процессы из-за своей любви и верности Амангельды. Но необходимо было воплотить беззатветную любовь, передать веру, слепую, в то, о чем мечтает Амангельды. Шара сумела это передать через игру глазами, движения головы и рук, и позы- покорность и решимость одновременно. Балым остается жива и должна выполнить заветы  и мечту Амангельды- родить сына, продолжателя его дела, стать ему достойной матерью и воспитать уже  в светлом будущем. Тем самым легализуется роль казашки, оплодотворенной идеями Великого Октября- стать строителями нового общества и новыми женщинами. Если женщины (на примере пути Балым) в начале фильма показаны как ведомые только любовью к своим мужчинам, в конце фильма своей жене Амангельды передает символы мужественности - сабля, ружье, и завещание - бороться с врагами  и строить новую жизнь.

В казахском обществе в 1920 и 1930-е гг. именно женщины несли основную нагрузку по социально- экономическому и этнокультурному воспроизводству. Демографический  дисбаланс  и  большое количество неполных семей, в большей мере из-за арестов и гибели мужчин уже в мирное время, переместило центр тяжести в обществе на женщин. Нужно было заверить их - вы не вместо мужчин, вы просто продолжаете то, во что верили, но не сумели воплотить в жизнь из-за козней врагов ваши мужчины. Сценаристы - Б.Майлин и Г.Мусрепов, деконструируют новый советский гендерный порядок - равенство полов, в их скрытой интепретации- женщина всегда подчинена мужчине, но при условии, что это достойный мужчина. Амангельды и другие герои фильма не показаны как отцы семейств, они пока борются за установление новой власти, они те, кто закладывает семя, а заботиться о детях будут  женщины под руководством Большого отца- Вождя/И.В.Сталина.

В советском кинематографе 1930х гг. появились яркие звезды - Вера Марецкая, Любовь Орлова, Марина Ладынина, Тамара Макарова, Зоя Федорова, копировать которых можно было, но Шара нашла свою манеру игры для раскрытия образа простой казашки. И впоследствии, это сделает её активной участницей социалистических преобразований в казахском обществе. Быть со своим избранником, это жертвовать материальным благополучием ради будущего- «Скоро, Балым, будет много хлеба и чая!», - обещает Амангельды. Но Балым сомневается, что это будущее наступит, когда они постареют, на что Амангельды говорит: «Мы будем молодые!» Это соответствует сталинской концепции строительства социализма, его основания уже были успешно заложены к 1937 году. А все, кто в этом сомневался, уже сошли с пути. Балым входит в новую семью- это боевой отряд борцов против царизма, а затем и часть Красной Армии. Прорабатывается и концепт новой семьи- братья по духу и оружию, не родо-племенные связи, а классовая солидарность. Политический отец- сначала Ленин, а затем, продолжатель его дела – Сталин. Амангельды оставляет Балым и своего сына на попечение советского режима [8], как эстафету, вверяя ему свое будущее, потому что верил в него. Теперь для Балым и сотен тысяч казашек, оставшихся без мужей, отцов и братьев после кровавых 1916 года и последующих событий - главным мужчиной должно стать государство [10].

  1. Фильм был снят на киностудии «Ленфильм» в 1938 г., вышел на экраны в 1939 г. на русском языке.

Режиссер- М.Левин, сценаристы В. Иванов, Б.Майлин, Г.Мусрепов. Е. Брусиловский в своих воспоминаниях рассказывает, что идейным вдохновителем создания фильма является И.Сталин. На  приеме в 1935 г. у И.Сталина, Мирзоян, Исаев и Джангильдин говорили о Чапаеве, и вдруг Сталин сказал:

«А у вас, в Казахстане, тоже был свой Чапаев». Руководители советского Казахстана не имели представления о том, что это мог быть, но Сталин сказал об Амангельды Иманове, о котором слышал во время обороны Царицына, честь отвоевания они приписывает своим качествам полководца. Джангильдин подтвердил, что такое Амангельды Иманов действительно существовал. До того времени в Казахстане о восстании   1916  года   мало  говорили.   Поэтому  Мирзоян  поручил  Верховскому,  главному   редактору «Казахстанской правды» собрать необходимую информацию и написать материал об А.Иманове. В свою очередь, Верховский дал задание историку Ш.Шафиро, но тот, к сожалению, не мог ничего написать, т.к. документов не было. Нужно было провести серьезные полевые исследования и опросить свидетелей и участников событий того времени. Казахские драматурги Г.Мусрепов и Б.Майлин собрали необходимй материал, и написали пьесу. В финале пьесы, как и в реальности, Иманов, погибает от пули  алашординцев.  //Государственный  Архив  Республики  Казахстан.  Л.Мирзоян  в  Казахстане.  Документ №135.  О  роли  Мирзояна  в  развитии  культуры  Казахстана.  Из  воспоминаний  Брусиловского Евгения Григорьевича. С. 272. В 1936 году все же была выпущена работа С.Брагина и Ш.Шафиро «Восстание казахов Семиречья в 1916 году».  Алма-Ата: Казкрайогиз, 1936. 103 с.

 

  1. Петер Кенец считает, что кино отражает явную политику режима и подсознательную подоплеку политики//Kenez P. Cinema and Soviet Society, 1917-1953. Cambridge: Cambridge  University  Press,
  2. Узбекская танцoвщица Тамара-ханум написала Шаре после просмотра фильма: «Ты, Шара имеешь все, о чем можно мечтать, твоя красота, привлекательность и танец навеки войдут в историю».// Жиенкулова Ш. 8мірім меyім øнерім. Алма-Ата, С. 117-188.
  3. Нусинова Н. Семья народов (очерк советского кино тридцатых годов) // Логос. – - № 1 ; То же [Электронный ресурс]. - URL : http://www.ruthenia.ru/logos/number/2001_1/2001_1_01.htm
  4. Тимофеев Н., Брайлин С. Искоренить национал-фашистов (Yлтшыл-фашистік жауларды тамырымен yyртайыy/ Социалистік {азаyстан.- -21 yырy.; Какенова А.М. Идейная борьба в среде творческой интеллигенции Казахстана в 1930-е годы. Вестник КарГУ, 2010, №4.
  5. Луиза Шейн называет такой художественный прием частью политики внутреннего ориентализма (1990). //Schein Barbarians Beautified: the Ambivalences of Chinese Nationalism. Cited in Gladney D. Representing Nationalities in China. p. 114.
  6. Ш.Жиенкулова вспоминает, что сама роль далась ей легко, принимая во внимание и помощь сценаристов и режиссеров. В воспоминаниях Женкуловой больше места отводится описаниям своего быта во время съемок (она жила в трехкомнатном номере гостиницы «Астория» с мужем и сыном Болатом), чем тому, как она входила в образ, и что значил фильм в то время для казахской публики. [3, 117].
  7. Балым потеряла шестимесячный плод вскоре после гибели А.Иманова. По некоторым данным, она ушла со своими родными после того, как нашла и похоронила А.Иманова. //М.Джумагулов «Орлы гибнут в вышине». Алма-Ата: Жазушы,
  8. Липец Р.С. Образ батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. М.,
  9. Примечательным является письмо, которое написал сын А.Иманова- Рамазан после просмотра фильма. В нем он называет Балым своей матерью, хотя первую жену Иманова звали Раш. Она родила Иманову двух сыновей, но умерла при странных обстоятельствах во время восстания.

 

«Заметки сына

(Письмо сына Амангельды – Рамазана Амангельдина)

Мне было 7 лет, когда погиб мой отец. О его героическом пути и смерти знаю по рассказам участников восстания. Но вот на экране словами мудрого акына Джамбула, начинается фильм об Амангельды. Я взволнован, это – слезы радости. Мой отец жив и я благодарен народному артисту – орденоносцу ЕлеусизуУмурзакову, за его мастерство и большую проникновенность. Фильм волнует по настоящему, но, к сожалению в нем много существенных недочетов. Балым – это моя мать. Она была боевой подругой отца, но я не узнаю ее сейчас. Откуда у нее взялись эта длинная белая рубашка и кокетливые серьги в ушах?! Каждый кто хоть раз видел моего отца, знает, что он никогда не брил бороды. Чувство досады вызывает и эпизод, когда кузнец Бекет выковывает ружье… современного образца. Много досадных упущений. Непонятно, почему постановщики фильма, не сохранили особенностей костюма жителей Центрального Казахстана? Почему в фильме и шапки, и женские платки, присущие жетысуйским и сырдарьинским казахам? Но эти мелочи  правда  весьма существенные, замечаешь после, а во время просмотра фильма с огромным напряжением следишь за восстанием и за трагической гибелью народного героя Амангельды. // ЦГА РК, Фонд №1882.Опись 1. № Дела: 394.

Примечания автора: Р.Амангельдиев по какой-то причине допустил несколько неточностей: главную роль – Амангельды, в фильме сыграл Елубай (не Елеусиз) Умурзаков. Балым не была матерью Рамазана, его родная мать- Раш - умерла трагически при странных обстоятельствах во время восстания. По данным М.Джумагулова в послесловии к книге «Орлы гибнут в вышине». Алма-Ата: Жазушы, 1983, с.  375:  «Через  два  года после  смерти  батыра  Балым  вышла  замуж  за Есентая  Балыкова, двоюродного брата своего покойного мужа. Она воспитала и вырастила двух сыновей Амангельды – Рамазана и Шарипа. Умерла в 1936 г. после продолжительной болезни».

Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...