«Для пользы древнего Шотландского королевства»: орден баронетов новой Шотландии в памятниках и символике Шотландии и Канады

Статья посвящена тому, как события, связанные с шотландской историей XVII века, спустя почти 400 лет, отражены не только в памятниках, но и государственной символике современных Шотландии и Канады. В частности, речь пойдет о геральдическом наследии баронетов Новой Шотландии. В современной Шотландии, в свою очередь, тоже встречаются памятные знаки, связанные, благодаря ордену баронетов, с Канадой. В частности, существует место, в 1625 году официально объявленное и по сей день считающееся территорией Новой Шотландии. Это эспланада Эдинбургского замка.

Таким образом, в современных Канаде и Шотландии, благодаря введенному в XVII в. шотландскому баронетству, проявляется переплетение прошлого и настоящего – истории Старой и Новой Шотландии. 

Введение титула рыцарей-баронетов Новой Шотландии первыми Стюартами в 1624-1625 гг. непосредственным образом связано с историей шотландской колонизации Северной Америки, начавшейся в первой четверти XVII века. «Отцом-основателем» первой шотландской колонии за океаном считается сэр Уильям Александер из Менстри, первый граф Стерлинг.

10 сентября 1621 г. Уильям Александер – придворный поэт, член Тайного совета Шотландии, занимавший престижную должность Докладчика прошений по делам Шотландии при английском дворе  – получил подписанный королем Джеймсом I патент на право владения обширной территорией  в Северной Америке,  включавшей  незаселенные  земли  «между  колониями  Новая  Англия  и   Ньюфаундленд»  [1].

Проявив патриотизм, Уильям Александер назвал свои заморские владения Новой Шотландией

Освоение огромной территории, включавшей современные канадские Приморские провинции НьюБрансуик, Новую Шотландию, остров Кейп Бретон и все ближайшие к Ньюфаундленду острова, требовало значительных материальных расходов. Первоначальные попытки основать колонию в 1622 и 1623 годах закончились безрезультатно [2. P.107]. Одной из основных причин был материальный фактор – новое предприятие осуществлялось на средства Александера, которых было явно недостаточно для создания жизнеспособной колонии.

В октябре 1624 г. Джеймс I Стюарт, желая поддержать усилия своего фаворита по созданию первой шотландской колонии в Америке, извещал Тайный совет Шотландии о своем намерении создать новый Орден рыцарей-баронетов в Шотландии «для пользы древнего шотландского королевства, для лиц достойных этого титула, желающих получить земли в Новой Шотландии» [3. P.616]. Как оказалось, последним официальным актом, вышедшим за подписью монарха за четыре дня до его  смерти  в Теобальде 27 марта 1625 г., была резолюция о подготовке процедуры титулования рыцарей-баронетов Новой Шотландии. Начинание Джеймса I реализовал его сын – новый король Чарльз I Стюарт. Первые восемь баронетов получили свои патенты уже в конце мая 1625 г.

Титул баронета вводился для финансирования экспедиций и заселения новой шотландской колонии. Поэтому представители мелкого шотландского дворянства, желающие стать землевладельцами в Новой Шотландии и обрести более престижный социальный статус, дающий право первенства перед шотландскими баронами, должны были переселить в колонию, как минимум, шесть человек, обеспеченных всем необходимым для проживания в течение двух лет, и заплатить сэру Уильяму Александеру 1000 шотландских мерков в счет его предшествующих усилий и затрат.

В июле 1626 г. чтобы повысить престиж нового титула, для дальнейшего использования в геральдике баронетов вводился герб Новой Шотландии. Над размещенном в центре щитом с изображением синего Андреевского креста, украшенного посередине малым щитом с образом красного льва из королевского герба Шотландии, свита сине-серебряная мантия, над которой помещены две соединенные руки, держащие ветви лавра и чертополоха. Слева щит поддерживается мифическим королевским единорогом, справа – туземцем. Венчает изображение девиз «Munit hoec at altera vincit» – «Один защищает, другой побеждает».

Заметным событием в истории ордена баронетов Новой Шотландии стал  королевский  указ,  вышедший 17 ноября 1629 г. Желая привлечь благородных джентльменов в ряды ордена и тем самым содействовать колонизации, Его величество жаловал баронетам Новой Шотландии и их наследникам особое право носить на шее оранжевую шелковую ленту с медальоном, выполненном в виде серебряного щита с изображением шотландской символики – Андреевского креста с гербом, увенчанными королевской короной. На лазурном фоне обрамления подвески выгравирована надпись "Слава – светоч благородной души". Герольдам надлежало оповестить всех жителей шотландского королевства о том, что этот знак отличия вводился для особого выделения баронетов, чтобы их «лучше различали и узнавали среди других персон» [4. P.111].

Общественное мнение негативно восприняло эти нововведения, усматривая в них лишь корыстные интересы Александера. Один из современников писатель и антиквар Томас Эркхарт из Кромарти  в своем сатирическом трактате писал об Александере: «он мог бы оставить о себе лучшую память, если бы не его амбиции, если бы он удовлетворился лаврами поэта, но нет он хотел стать королем новой земли… он, подобно королю Артуру хотел иметь своих рыцарей, однако не ограничившись малым числом… И он предоставил им возможность без труда получить титул, что ранее достигалось посредством заслуг… и они, пренебрегая традицией, получили титул быстро, избрав темный путь и бесцеремонно устремившись  к обретению нового достоинства…» [5. P.266].

В более поздних исторических исследованиях, освещавших историю создания ордена  баронетов  Новой Шотландии, также встречаются упреки и обвинения в стяжательстве в адрес Александера. Однако  с этим едва ли можно согласиться. Как показывают статистические данные, при жизни Александера количество титулованных баронетов, так и не достигло намеченных 150 человек. Кроме того далеко не  все новоиспеченные баронеты полностью расплачивались с сэром Уильямом Александером. Проект Nova Scotia в период его реализации оставался недофинансированным до самого конца. И в материальном отношении для первого графа Стерлинга он оказался обременительной и, в итоге, неокупившейся статьей расходов, серьезно подорвавшей семейный бюджет. Сэр Уильям Александер умер, так и не расплатившись с многочисленными кредиторами.

Вместе с тем вряд ли возможно переоценить то обстоятельство, что геральдическую символику созданных с подачи Александера баронетов, утвержденную Чарльзом I в июле 1626 г., в настоящее время почти без изменений демонстрируют герб и флаг Новой Шотландии – самые древние из принятых на территории Канады

Когда в 1867 году британские владения Онтарио, Квебек, Новая Шотландия и Нью-Брансуик были объединены в самоуправляющийся доминион Канада, ввели новые геральдические символы. Однако в ознаменование 300-летней годовщины провозглашения Новой Шотландии администрация провинции, выражая общественное мнение, подала прошение о восстановлении древних герба и флага. В январе 1929 г. прежняя символика была возвращена королем Георгом V. Единственным дополнением стало изображение в нижней части герба так называемого «майского цветка» (эпигеи ползучей) – официальной цветочной эмблемы Новой Шотландии, который переплетается с чертополохом, символизирующим  Шотландию [6].

В ноябре 2011 г. королевский монетный двор Канады, в рамках специальной серии, посвященной провинциям Канады, выпустил ограниченную партию монет из сплава золота и серебра стоимостью в 300 долларов. На аверсе новой монеты по традиции отчеканен портрет королевы Елизаветы II, а в центре реверса представлен герб Новой Шотландии [7].

В современной Шотландии, в свою очередь, тоже встречаются памятные знаки, связанные, благодаря ордену баронетов, с Канадой. В частности, существует место, в 1625 году официально объявленное и по сей день считающееся территорией Новой Шотландии. Это эспланада Эдинбургского замка.

Согласно феодальной традиции письменного оформления прав собственности на землю было недостаточно. Чтобы стать полноценным владельцем необходимо было непосредственно вступить на пожалованную территорию. Учитывая отдаленность Новой Шотландии от Британских островов и то, что мало кто из шотландских дворян был готов пересечь океан, чтобы коснуться своей барственной ногой обретенной земли, была использована юридическая фикция. Для того чтобы баронеты без труда смогли пройти церемонию вступления в права владения, в июле 1625 г. специальным королевским указом эспланада Эдинбургского замка объявлялась территорией Новой Шотландии: «…Так как Новая Шотландия находится очень далеко от Шотландии… для того, чтобы церемония введения в собственность территории в Новой Шотландии могла осуществиться без труда, она будет проводиться в Шотландии в замке Эдинбурга, как наиболее значимом месте нашего шотландского королевства…» [8. P.159]. Таким образом, баронеты, исполнившие все обязательства перед Александером, были избавлены от необходимости следовать в далекую Новую Шотландию. Достаточно было ступить на каменные плиты территории Эдинбургского замка, чтобы соблюсти необходимые условия. 29 сентября 1625 г. церемония вступления в права владения была впервые осуществлена.

В 1953 г. чтобы ознаменовать это событие, в восточной части эспланады направо от разводного моста замка была установлена мемориальная доска. В 1975 г. события почти 350-летней давности наряду с общепризнанным британским консерватизмом стали поводом для курьезного инцидента между шотландскими и канадскими политиками. Когда канадское правительство обратилось к шотландским властям с просьбой отметить на территории замка событие, связанное с создание в Эдинбургском университете первого британского центра канадских исследований, был получен отказ. Британское правительство и администрация замка сослались на то, что территория Эдинбургского замка, являющегося национальным музейным памятником, может использоваться в особых случаях, связанных с государственными интересами. Однако после недолгой дискуссии верховный комиссар Пол Мартин все же вынужден был признать законной просьбу канадцев, поскольку в 1625 г. часть замка была объявлена канадской территорией «на все времена», и это положение никто не отменял. В итоге решили, что празднование успеха канадской государственной политики в Эдинбургском замке не будет считаться нарушением установленных правил.

Еще одну шотландско-канадскую связь демонстрирует старинный шотландский замок Менстри, где появился на свет создатель Новой Шотландии сэр Уильям Александер. Когда в середине 1950-х годов замок Менстри окончательно пришел в упадок, а у местного городского совета не было средств на реставрацию, в Канаде это не осталось без внимания. В качестве одного из способов решения вопроса о судьбе родового замка основателя Новой Шотландии предлагалось полностью демонтировать Менстри и перевезти камень за камнем, чтобы воссоздать потом в Галифаксе. Но этого не произошло. В 1957 г. популярный шотландский актер, диктор и активист общества по охране окружающей среды Моултри Келсол, призывая своих соотечественников не остаться равнодушными к судьбе своих исторических памятников, начал длительную компанию по восстановлению замка, предлагая вносить пожертвования. В 1964 г. реставрацию завершили. Премьер министр Новой Шотландии Роберт Стэнфилд во многом способствовал тому, чтобы одно из помещений на нижнем этаже оформили как мемориальный зал (Commemoration Room), в котором на постаменте выставлены 109 гербов баронетов Новой Шотландии [9]. В настоящее время замок Менстри с Commemoration Room обязательно фигурирует в шотландских туристических путеводителях как достопримечательность, связанная с именем сэра Уильяма  Александера – поэта, политика и основателя Новой Шотландии. Последнее обстоятельство делает этот туристический маршрут особенно популярным среди канадских туристов.

Так, в современных Канаде и Шотландии, благодаря введенному в XVII в. шотландскому баронетству, проявляется переплетение прошлого и настоящего – истории Старой и Новой Шотландии.

 

  1. Royal letters, charters, and tracts, relating to the colonization of New Scotland, and the institution of the order of knight baronets of Nova 1621 – 1638 /Ed. by D. Laing. Edinburgh, 1867.
  2. Anderson The Scottish nation; or, the surnames, families, literature, honours, and biographical history of the people of Scotland. Vol. I. Edinburgh, 1877.
  3. Ed. by David Masson. Vol. XIII. Edinburgh, 1896.
  4. Mackenzie The Baronets of Nova Scotia; their Country and Cognizance //Proceedings and Transaction of the Royal Society of Canada. Second ser. Vol. VII. Ottawa-Toronto-London, 1901.
  5. The works of Sir Thomas Urquhart, Reprinted from the original editions /Ed. by T. Mailtand. Edinburgh, 1834.
  6. Coat of Arms of Nova Scotia Arms //URL: http://www.statemaster.com/encyclopedia/Coat-of-Arms-of-Nova-Scotia (дата обр. 09.2014)
  7. Novia Scotia Coat of Arms Featured on Latest Canadian Gold Crown // URL: http://news.coinupdate.com/noviascotia-coat-of-arms-featured-on-latest-canadian-gold-crown-1022 (дата обр. 09.2014)
  8. Pixley A History of the Baronetage. London, 1900.
  9. Shields portraying the Arms of 109 Baronets of Nova Scotia // URL: http://www.electricscotland.com/canada/fraser/baronets_novascotia.htm (дата обр. 10.2014)
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: История
loading...