Венгры и Кыпчаки: от противостояния к союзу

Данное исследование посвященно исследованию взаимоотношений между кыпчаками и венграми в предмонгольский период. Важно отметить, что появление кыпчаков в Восточной Европе пришлось на середину XI в. Однако в Карпато-Дунайском регионе они появились значительно позже. В результе проведенного исследования, мы пришли к выводу что первое появление кыпчаков на границах Венгрии можно приурочить к 1091 г. Более ранние сведения относительно походов кунов на Венгрию относяться к печенегам и огузам-торкам, а не кыпчакам. Экзоэтноним куны не равноценен экзоэтнониму кыпчак и обозначал всех восточных кочевых соседей венгров. В 1227 г. было образовано Куманскую епископию. Крещение кыпчаков было обусловлено политическими (борьба за власть в Дешт-иКыпчак и боязнью монголов) и социальными (часть кыпчаков приняла христианство от соседей) факторами. Образование Куманской епископии ознаменовало новый поворот в политике Венгрии. Более того, мирным путем владения Бортц а и Мемборка были превращены в вассальное от Венгрии и Римской Курии государство. 

Одним из наиболее интересных аспектов истории кыпчаков являются их отношения с Венгерским королевством. Нам известно, что во время монгольского завоевания много кыпчаков нашли укрытие в Венгрии. Этой теме посвящены научные труды Н.Бэрэнд, А.Палоци-Хорвата, П.Голубовского [Berend 2001; Paloczi-Horvath 1989; Голубовский 1889]. Нас интересует период, который предшествовал монгольскому завоеванию, то есть время с момента появления кыпчаков в Восточной Европе до монгольского завоевания. Эту проблему было исследовано в работах В.Шушарина, П.Диакону и И.Вашари [Шушарин 1997; Diaconu 1978; Vasary 2005]. Заданием данного исследования является анализ отношений между кыпчаками и венграми в домонгольский период и соответственно определение времени появления кыпчаков на границах Венгрии, а также анализ факторов которые способствовали образованию Куманской епископии.

Д.Расовский указывал, что кыпчаки завладели степями огузов в 1030 г. [Расовский 1936, с. 178]. В.Стоянов датирует эти события 40-ми гг. ХІ в. [Stoyanow 2002, p. 680]. П.Голдэн считает отправной точкой миграции 1030 г., а движение племен, по его мнению, было спровоцировано завоеванием тангутами земель ганьсуйских уйгуров [Голден 2003, с. 474]. С.Агаджанов связывал переселение племен с киданьской экспансией, которая вынудила мигрировать племена кун и кай [Агаджанов 1969, с. 154-158]. Именно эта миграция привела к ряду переселений племен, которые появились на восточных границах  Руси в 1055-1061 гг. и позже стали известны как половцы [Голден 2003, с. 473; Minorsky 1942, p. 29-30].

При исследовании миграций кыпчаков необходимо обозначить локализацию владений племен кай и кун. Ал-Бируни локализировал их в шестом климате, но на момент переселений кыпчаков они наверняка были куда ближе к Мавераннахру [Кумеков 1972, с. 124]. По данным ал-Идриси самый северный город кимаков назывался Кани. Он должен быть центром провинции, которая граничила с енисейскими кыргызами [Кумеков 1972, с. 127-128]. На границе с кыргызами Ауфи локализировал кимаков и кай. По его данным кан (кай) жили севернее кыргызов [Маркварт; Голден 2003, с. 461]. Й.Маркварт и Б.Кумеков предположили, что этнонимом кани могли называть кай [Маркварт 2002; Кумеков 1972, с. 127-128]. Махмуд алКашгари локализировал племя кай на реке Ямар [Кумеков 1972, с. 125]. В таком случае, именно племени кай принадлежал город Кани на границе с енисейскими кыргызами [Кумеков 1972, с. 127-128].

В басандайской культуре, которую связывают с кыпчаками, присутствовало несколько этнических компонентов. Условно их называли „верхнеобским”, „сросткинским” и „осинкинским” [Савинов, Новиков, Росляков 2008, с. 36]. „Сросткинцы” были кимакско-кыпчакскими племенами. Они расселились по всей лесостепи от Южного Урала до Алтая [Кляшторный, Савинов 2005, с. 276-302]. С кимаками связаны мавзолеи из каменя-сырца и дерна [Худяков 2004]. Следующим этничным компонентом были осинкинцы [Худяков 2006, с. 489]. Под их контролем находилась Обь, которую тюрки знали как Ямар [Худяков 2006, с. 488-490; Minorsky 1942, p. 96-97]. Именно кай занимали господствующую   позицию  среди  носителей  басандайской  культуры.   Картографичный   материал  ал-Бируни, Махмуда ал-Кашгари и Йакута дает основание говорить, что рядом с Обью некоторое время жили  кай [Кумеков 1972, с. 125; Худяков 2006, с. 488-490; Minorsky 1942, p. 96-97]. Кай были смелыми и отважными воинами [Golden 1986, p. 21]. Их атаки были настолько мощными, что вынудили мигрировать на запад союзных кимакам кунов (ябаку). Куны , в свою очередь, вторгнулись в земли соседей – племени шары [Minorsky 1942, p. 29-30].

На территории Новосибирского Притомья находят курганы с землянными насыпями, которые имеют прямоугольные ручейки, похожие на те, что обнаружили в Кузнецкой котловине. На памятнике Березовый остров найдено захоронение, где рядом с человеком захоронен конь. Похожие черты имели могильники Седова Заимка и Осинкинский [Худяков 2006, с. 490]. Погребенные ориентированы на север, северо-восток и восток. Погребение было совершено по обряду ингумации [Худяков 2006, с. 488-490]. По наблюдениям русских исследователей в начале ІІ тыс. от Р. Х. переселение племен из степей Казахстана в Среднее Приобье привело к образованию басандайской культуры [Худяков 2006, с. 490; Савинов, Новиков, Росляков 2008, с. 4-6, 354]. Памятники кыпчаков в Кузнецкой котловине найдены в могильниках Бекови и Шандра, которые находятся в долине реки Бачат. Также эти памятники найдены в могильнике Торопово в долине реки Касьма. Это от 10 до 20 курганов, что представляют  собой  земляные насыпи с ручейками прямоугольного планирования. Ориентация погребенных на северо-восток, а могилы были одинарными с деревянным перекрытием и с конем. По предположению Ю. Худякова, в ХІ-ХІІІ в. вследствие ослабления кыргызского государства в Кузнецкую котловину из степного Алтая переселялось тюркское и кыпчакское население. Автохтонное самодийское население края уже было тюркизовано [Худяков 2006, с. 486-488]. Для культур лесостепной полосы Западной Сибири характерно соединение угро-самодийских и тюркских черт. Группы тюркских кочевников инфильтрировались в среду угров и самодийцев и очевидно занимали там доминирующее положением. Тюрки должны были мигрировать в Западную Сибирь из Алтая и Среднего Прииртышья [Худяков 2006, с. 491].

Вопрос этничного происхождения кунов очень запутан. Чтобы его несколько прояснить не обходимо сделать экскурс в этническую историю центральноазиатских степей времен кыпчакской экспансии [Голден 2003, c. 461, прим. 25, 463, прим. 35, 37, 465]. Ал-Марвази сообщал, что куны пришли с земель киданей и боялись китайского (киданьского) правителя [Голден 2003, с. 461, прим. 21, 25; Minorsky 1942, 29-30]. Среди исследователей нет единодушия относительно происхождения кунов. Й.Маркварт считал кунов монголоязычным племенем, а О.Прицак – кимаками [Пріцак 2008, с. 29; Маркварт 2002]. АлМарвази сообщал, что шары возглавлял басмыл [Голден 2003, с. 461]. П. Голдэн указывает, что происхождение шары могло быть связано с „желтыми уйгурами” [Голден 2003, с. 465-466]. С. Кляшторный предполагает тождество этнонимов шары и басмыл [Кляшторный, Савинов 2004, с. 138]. Преследуемый племенами кай и кун, шары атаковали печенегов и узов [Голден 2003, с. 462]. Маттеос Урхаэци знал шары как „хартеш”, а кай как „племя отц” („змей”) [Голден 2003, с. 462]. Во время токуз-огузской экспансии басмылы откочевали в западноевразийские степи. Они были одним из противников Караханидов [Кляшторный, Савинов 2005, с. 139-141].

Относительно соотношений понятий „половец” и „куман” в специальной литературе существует несколько гипотез. Большинство ученных используют эти этнонимы как синонимы. Но являються ли этнонимы „куны”, „куманы”, „половцы”, кыпчаки синонимами и как их можно идентифицировать? О.Прицак утверждал, что „куманы” – это этноним характерный для обозначения кыпчаков в латиноязычных и греческих источниках, а „половцы” – в славянских летописях [Пріцак 2008, с. 214-215]. С.Кляшторный отождествляет  кунов ал-Марвази с ябаку Махмуда  ал-Кашгари,  племенем  хунь китайских  источников и „племенем змей” Маттеоса Урхаэци. „Половцы” славянских летописей – это соответственно шары у алМарвази, басмылы у Махмуда ал-Кашгари, басими або туцзюе-шэли китайских хроник [Кляшторный, Султанов 2004, с. 138]. Исследователь утверждает о том, что они близкие народы, но не тождественны между собой. Этнос йемеков по нашему мнению, стал частью Дешт-и Кыпчак. В широком значении этноним йемеки распространялся на все кыпчакские племена восточного Дешт-и Кыпчак. „Половцы Емякове” упомянуты в славянских летописях, а племя йемек как главное племя кыпчаков названо у алДжузджани и ан-Насави [Golden 1986, p. 23; Тизенгаузен 1941, с. 14].

Переселение племен кай, кун и шары привело к волне миграций, которые продолжались всю вторую четверть 2-ю четв.ХІ в. и обусловили появление кыпчаков на восточных границах Руси в 1055-1061 гг. [Голден 2003, с. 473; Minorsky 1942, p. 29-30]. В.Спиней считает 1055 год временем,  когда  кыпчаки вышли на границы Руси, а 1061 год – временем первой битвы с русами [Spinei 2009, p. 116]. Д.Кристиан, в свою очередь, обозначил хронологические границы этих событий – середина 50-х и начало 60-х гг. ХІ в. [Christian 1998, p. 356]. По мнению Д.Расовского, кыпчаки вышли на границы Руси в 1054 г. [Расовский 1936,с.  179-180].  Относительно  сведений славянских  летописей,  то  только  в Лаврентьевской  летописи появление кыпчаков датировано 1054 г. [Лаврентьевская 1962, с. 163]. По данным других источников они вышли на границы Руси в 1055 г. [НПЛ 1950, с. 182-183; Ипатьевская 1962, с. 151]. Первое нападение кыпчаков на Русь датировано 1061 г. Вождь, который победил Всеволода Ярославича, имел имя Искал (Сакал) [Лаврентьевская 1962, с. 163; НПЛ 1950, с. 17; Ипатьевская 1962, с. 152; Lazarescu-Zobian 1984, р. 270-271]. По нашему мнению, кыпчаки в начале 50-х гг. ХІ в. должны были занять степи Днепровского Левобережья. На Правобережье они могли появиться несколько позже. Первый поход кыпчаков против торков, которые жили вблизи Ростовца и Неятина, датирован 1071 г. [Kurat 1972, s. 78; Лаврентьевская 1962, с. 174; НПЛ 1950, с. 191; Ипатьевская 1962, c. 164]. В таком случае, междуречье Днепра и Днестра было занято кыпчаками в 60-х гг. ХІ в.

Первое достоверное упоминание о кыпчаках на Нижнем Дунае датировано последней четвертью ХІ в. По сведениям Георгия Скилицы-Кедрина и Михаила Атталиота, Никифор Василаки около 1078 г. нанял кыпчаков для того чтобы захватить престол [Пріцак 2008, c. 34; Spinei 2009, p. 116; Berend 2001, p. 69;Spinei 1986, p. 93; Yucel 2002, p. 636; Diaconu 1970, p. 110-111; Гръцки извори 1965, c. 192-194, 338-339; Гръцки извори 1980, c. 122]. В 1088 г. кыпчаки были союзниками Татуша (правителя одного из подунайских городов) [Пріцак 2008, с. 35; Kurat 1937, s. 169-175; Tryjarski 1975, p. 518; Diaconu 1978, p. 37; Curta 2006, p. 301; Yucel 2002, p. 638]. В. Стоянов считает, что куманы начали занимать территорию Молдовы между 1068 г. и 1071 г. [Stoyanow 2002, p. 681]. Д. Расовский предположил, что куны, вышедшие на границу Венгрии в 1070—1071 гг., были кыпчаками [Расовский 1936, c. 181].

Однако пик печенежской активности на Балканах приходился на 70-80-тые гг. ХІ в. Кунов 1070-1071 гг. логично отождествить с печенегами. Их движение в направлении Венгрии обусловила экспансия огузов, которые в 1064/1065 гг. атакoвали Фракию [Spinei 2009, p. 115-116; Гръцки извори 1965, с. 175179, 331-333; Гръцки извори 1980, с. 120-121]. Экспансия огузов также привела к переселению значительного количества печенегов. Автор Пожоньской хроники и Симон де Кеза считали, что местности  до Бихара и провинцию Нир опустошили бессы (бешенье, печенеги). Авторы Будской и Дубницкой хроник,   а также Януш Туроци, сообщали, что на Венгрию напали именно куны. Поход датирован 1070 г. Возглавлял кунов Озул. Симон де Кеза называл его сервиентом князя кунов Дьюлы. Хронист сообщал, что Озул не ожидал нападения венгров. Венгры неожиданно напали и победили печенегов в битве [Spinei 2009, p. 118; Thwrocz 1766, s. 142-144; Шушарин 1997, c. 327; Сhronicon Pictum 1883, s. 171-173]. Венгерские исследователи считали кочевников, которые осуществили нападение, огузами или печенегами. Это логично, поскольку кыпчаки только в 1071 г. начали беспокоить набегами Поросье. К тому же, Анна Комнина сообщала, что кыпчаки кочевали далеко от владений печенегов на Балканах [Шушарин 1997, с. 326; Комнина 1965, Книга 7, Параграф 5].

При описании событий, которые происходили в Подунавье в 1072 г. упомянуты печенеги.  Они пришли в Венгрию через Болгарский Белград (Нандорфехервар, Альба Булгария, современный Белград в Республике Сербия). На помощь их призвали ромеи и болгары. Печенеги форсировали реку  Саву  и вышли на поле Бузиаш. Но они были побеждены войсками бана Яна, а печенежский вождь Казар с немногими людьми еле спасся бегством [Шушарин 1997, с. 329]. Печенеги под давлением огузов отступали во владения венгров и ромеев. Печенеги уже в 1052 г. служили в войске Эндрэ І. Печенеги служили в войске короля Гезы и воевали против немецких союзников экс-короля Шаламона в 1074 г. [Шушарин 1997, с. 329-330; Расовский 2012, с. 88].

По предположению некоторых ученых, в 1085 г. произошло вторжение кочевников в Венгрию. В источнике их вождя названо Ducem Cunorum, то есть князем кунов. Привел кочевников с собой экскороль Шаломон. Куны атаковали Венгрию в районе Унга и Боршавы. При помощи Кутеска Шаломон хотел вернуть себе престол. Если Шаломону действительно оказали поддержку кыпчаки, то удивительным выглядит факт, что сразу после поражения Шаломон отступил в Болгарию, где и был побежден войсками Алексея Комнина. В Болгарии в конце ХІ в. находились владения печенегов но никак не кыпчаков [Thwrocz 1766, s. 161-163; Шушарин 1997, с. 327; Chronicon Pictum 1883, s. 194-196].

Только поход кунов 1091 г., который осуществил хан Копульх сын Крула (Кола), можно напрямую связать с кипчаками. Последние опустошили Трансильванию и дошли до местности Бечей (Стари Бечей в Сербии на Тисе). Рядом с Копульхом упомянут Енфем. По сведениям венгерского хрониста никто  из кунов не спасся, кроме сервиента Есембу. В битве на Паганти был убит Копульх. Кыпчаки поклялись отомстить за смерть этого вождя, они требовали отпустить пленных кунов и осмеяли венгерского короля. Но Ласло одержал победу над кыпчаками дукса (князя, хана) Акуша и убил этого вождя в битве около Дуная. Попытка кыпчаков распространить свое влияние и на территорию Алфьолда была неудачной. С этого времени границы кыпчакских владений на западе стабилизировались [Шушарин 1997, с. 327-328; Spinei 2009, p. 121; Thwrocz 1766, s. 163-164; Chronicon Pictum 1883, s. 196-197].

После победы короля над Копульхом и Акушем кыпчаки больше столетия не беспокоили земли королевства набегами. Возмножно это была обусловлено кыпчакской активностью на границах Руси. В столкновениях с кыпчаками Рюриковичи провели почти весь XII в. Активизация кыпчаков на границах Венгрии датируется XIII веком, как раз в тот период, когда в войнах Византийской Империи и Второго Болгарского Царства наметилась пауза (после смерти Калояна). По информации документов Королевства Венгрия кыпчаки совершали нападения на комитаты Брашов и Фегераш. Они старались проникнуть через Татарский перевал и долину реки Олт [Vasary 2005, p. 32; Spinei 1986, p. 49]. Король Эндрэ ІІ был вынужден отдать землю Барца в лен тевтонским рыцарям [Vasary 2005, p. 32; Spinei 2008, p. 417; Пашуто 2011,   с. 575; Грамота 2007]. Венгры поселяли немцев на своей южной границе еще в XII в. Но эти немцы не смогли защитить Венгрию как тевтонцы, которые поселились в земля Барца. Так называемые сасы выставляли воинский контингент в 500 человек (саксонцы, венгерское обозначение для всех немцев). Грамотой короля от 1212 г. им были отданы земли на юг от Татарского перевала. Тевтонцы должны были расширить свои владения за счет владений кыпчаков и бродников. Немецкие колонисты пополнили население земли Барца, которая до того была малонаселенной [History of Transylvania 2001-2002; Шушарин 1978, с. 41]. В документах дипломатической переписки указано, что язычники (то есть кыпчаки) нападали на землю Барца и „землю за заснежеными горами” [Шушарин 1978, с. 41-42]. Летом кыпчаки подходили  к Карпатам и именно тогда происходили их нападения на венгерское пограничье [Шушарин 1978, с. 44]. Тевтонцы не только смогли пристановить нападения кочевников, но и сами перешли в наступление. Рыцари завоевали некоторые земли около земли Барца, во владениях кыпчаков и бродников. Дальнейшее их продвижение было приостановлено конфликтом с венгерским королем, который вынудил тевтонцев искать другую землю для поселения [Князький 1988, c. 26; Spinei 2008, p. 417; Spinei 1986, p. 49; Пашуто 2011, с. 575-576]. Вместо поощрения Тевтонского Ордена венгерский король занялся заботами по организации вассального от себя католического государства кыпчаков.

В латиноязычных документах кыпчаки охарактеризированы как кочевой народ. Папа Римский предлагал в землях кыпчаков строить города и крепости. Он желал чтобы кыпчаки осели [Шушарин 1978, с. 44, 47]. Грамоты Венгерского королевства сообщали о фактах крещения кыпчаков [Шушарин 1978, с. 46-47]. Кыпчаки продолжали оставатся кочевниками. Плату за свою службу кыпчаки не получали и жили за счет добычи от набегов [Шушарин 1978, с. 45]. Церковь же не облагала кыпчаков налогами и до 1364 г. они не платили десятины [Шушарин 1978, с. 48].

Образованию Куманской епископии мешали деканы секеев [Князький 1988, с. 27]. Но невзирая на это венгерский король добился учреждения Куманской епископии. Этому во многом способствовала политическая позиция Папы Римского. Кыпчакам специальными грамотами гарантировалось  соблюдение  их прав и свобод [Шушарин 1978, с. 48; Пашуто 2011, с. 579]. Светское управление территориями Куманской епископии осуществлял Бела IV. Куманская епископия входила в состав королевского домена. Венгрия и папство были заинтересованы в овладении землями на восток от Карпат и на Нижнем Дунае [Шушарин 1978, с. 47-51]. Не можно сказать, что принятие католицизма воспринималось только позитивно. Папа Римский требовал привести к покорности всех нелояльных кыпчаков [Шушарин 1978, с. 48-49].

Еще в 1221 г. несколько монахов совершили путешествие до Днепра. Двое из них были убиты, а  другие попали в плен. Мемборк сообщил примасу Роберту, что его отец Бортц желает принять христианство. Григорий IX направил Роберта в Куманию и землю бродников. Он был папским легатом и его сопровождали епископы Бартоломей и Рейнальд [Пашуто 2011, с. 576-577]. Ориентировочно в 1228 г.  христианство принял хан Бортц [Пашуто 2011, с. 578; Осіпян 2005, №2, с. 4; Spinei 1986, р. 52]. Епископом куманов стал провинциал венгерских доминиканцев Теодорик [Пашуто 2011, с. 578-579].

Естественно, управление епископией находилась в руках лояльных Риму доминиканцев Венгрии. Позже они будут использованы папством для восточных миссий. Деяния венгерских доминиканцев в Куманской епископии преследовали две цели. Конечно, они заботились о распространении католической версии христианства среди кыпчаков, но также было важно распространить влияние Венгрии и Рима до Дунайской дельты. Венгерский король же имел свой интерес. Кыпчаки славились как воины. Обращением кыпчаков в католицизм венгерский король мог укрепить и приумножить свое войско [Пашуто 2011, с. 578-579; Ипатьевская 1962, стб. 761]. Кыпчаки Беговарса (Бортца) приняли участие в войне между венграми и Романовичами. Романовичей поддерживали кыпчаки Котяна [Ипатьевская 1962, стб. 761]. Католическим клирикам противостояли какие-то «псевдоепископы» и валати. Если обратить внимание на тот факт, что у Рашид ад-Дина Второе Болгарское Царство было названо Улакут, а Робер де Клари и Жоффруа де Вилардуэн называли Калояна Иоанном Влашским, логично предположить, что псевдоепископы, упомянутые в папских документах, это православные клирики из Болгарии [Тизенгаузен 1941, с.   38; Клари 1986, Главы CVI, CXII, CXVI; Виллардуэн 1993, Главы 333, 350, 352, 354, 386, 387, 389, 404, 412, 424, 459, 472; 43, с. 579-580].

Рогерий сообщал, что часть румынского Прикарпатья находилась в составе Куманской епископии. Восточной границей этой епископии была река Серет [Rogerii 1892, s. 555]. Г.Аунер, Г.Люко, К.Чиходару считали, что центр епископии находился в Милкове [Князький 1988, с. 30]. В связи с этим, нам необходимо назвать точки зрения других ученных относительно локализации Куманской епископии. Румынский ученный Н.Йорга утверждал, что она находилась на нижнем течении реки Серет [Князький 1988, с. 30]. Русский медиевист И.Князький локализирует Куманскую епископию на территории земли Барца, земли секеев, а также в той части Kумании, которая была ограничена реками Олт и Серет [Князький 1988, с. 2930]. Украинский исследователь А.Осипян предполагает, что Куманская епископия занимала территории между Карпатами, Олтом, Дунаем и Серетом [Осіпян 2005, №2, с. 5]. По данным документа Catalogus Ninivensis II город Корона (Брашов) принадлежал к Куманской епископии. Таким образом, в ее состав входила и Юго-Восточная Трансильвания [Spinei 1986, р. 52].

В связи с этим, возникает вопрос относительно столицы Куманской епископии. Долгое время исследователи придерживались мнения о Милкове как столице епископии. Но кроме Милкова в епископии было еще несколько населенных пунктов. Если же говорить о военном присутствии венгров в регионе, то они соорудили крепость Bâtca Doamnei. Папа призывал кыпчаков к оседанию, но очевидно это призвание не нашло отклика в их сердцах [Шушарин 1978, с. 47-51; Spinei 1986, р. 52; Князький 1988, с. 29-30; Spinei 2008, р. 427]. Кыпчаки, принявшие православие или католицизм, продолжали придерживаться традиционных кыпчакских погребальных практик. Один из таких случаев достаточно подробно описан у Жана де Жуанвиля. От христианских обрядов там было только послание в письме. Адресатом послания был первопредок кыпчаков, а не христианский Бог. Погребенный кыпчак был погребен вместе с конем, лучшим воином и багатствами. Чингульский хан также был погребен по традицинному кыпчакскому обряду [Отрощенко, Рассамакин 1986, с. 14-36; Отрощенко, Вовк 2000, с. 81-89; Гугуев 2007, с. 372-379; Жуанвиль 2007, с. 118]. Впрочем, встречались и другие варианты захоронений. Известно, что Бортца и   его приближенных похоронили в кыпчакских часовнях [Пашуто 2011, c. 578].

Кыпчаки формально считали себя христианами, приняв таинство крещения. Это осуществил Котян и вожди всех племен, которые переселились в Венгрию. Религиозные взгляды таких крещенных кыпчаков можно охарактеризировать как двоеверие. По предположению А. Осипяна, католичество и вообще христианство в XIII в. не вытеснило, а лишь дополнило мировозрение кочевников [Голубовский 1889, c. 14-21; Осіпян 2005, №2, с. 9-10, 18-19; Пашуто 2011, с. 579]. Христианизированные  кыпчаки должны  были знать несколько молитв. Но распространению католицизма мешало то, что мессы происходили на латинском языке, который был сложен для восприятия кыпчаков. «Кодекс Куманикус» появился значительно позже [Гаркавец 2007, с. 73-118].

Пример  Куманской  епископии  был  не  единственным  среди  кочевников.   Нам  известен   правитель «Страны гуннов» Алп-Эльтебер, который был христианином. Зафиксирован факт существования Библии  и наличие письменности у гуннов-савиров. Л.Гмыря считает, что «Гуннская Библия» могла быть написана на основе алфавита албанского языка. В «Стране гуннов» сооружались храмы. При археологических раскопках в погребениях находили вещи христианского культа. Во время миссии епископа Исраэла христианство гуннов-савиров имело синкретический вид [Гмыря 2006а, c. 111-117; Гмыря 2006б, c. 117127]. Подобный синкретизм был характерен и для кыпчаков. Легенда о первопредке указывает на некоторые влияния со стороны авраимических религий. Был зафиксирован миф о Ай Ва и Ай Атаме. В образах Ай Ва и Ай Атама можно узнать образы Адама и Евы. Но мышление кыпчаков оставалось языческим, хотя и впитывало в себя влияние иных религиозных систем. От Ay Atam и Аy wa родился Аy Atam Küčük/Kičik Eri. Его потомком был Küčük Eri Bülčegi. По последнему желанию своего отца он соорудил для него трон, храм и скульптуру (то есть подготовил курган и поставил ему статую). Кроме того, он поместил там слуг. Это описание очень похоже  на рассказ о погребении знатного кыпчака [Голден 2008,  с. 316-320]. Вообще кочевники были подвержены культурному влиянию своих соседей. Возможно, что уйгурские каменные изваяния ощутили влияние со стороны манихейства или буддизма [Ермоленко 2004, с. 46]. Вероятно, наличие чаши в руках изображенного на статуе связано с манихейством. По верованиям манихеев транспортировка души умершего совершалась при наличии сосуда и при посредстве его. Этот  же сюжет некоторые исследователи считали особенностью буддистской иконографии. С влиянием манихейства можно связать также отсутствие одежды и оружия на изваянии [Ермоленко 2004, с. 46].

Важно отметить, что появление кыпчаков в Восточной Европе пришлось на середину XI в. Однако в Карпато-Дунайском регионе они появились значительно позже. Первое появление кыпчаков на границах Венгрии можно приурочить к 1091 г. Более ранние сведения относительно походов кунов на Венгрию относяться к печенегам и огузам-торкам, а не кыпчаков. Экзоэтноним куны не равноценен экзоэтнониму кыпчак и обозначал всех восточных кочевых соседец венгров. XII век был темным временем для истории венгерско-кыпчакских  отношений.  Сведения  источников  фрагментарны  и  недостаточны.  Новой эпохой для исследования истории взаимоотношений кыпчаков и венгров был XIII в., который ознаменовался христианизацией кыпчаков. В начале XIII в. кыпчаки возобновили интенсивные нападения на венгерское приграничье и вследствие этого венграм пришлось прибегнуть к помощи тевтонских рыцарей и предоставить им во владение землю Барца. Когда король Андраш II перестал нуждаться в их помощи, они были изгнаны из Венгрии. Важно отметить, что венгры сменили вектор политики и вместо принуждения силой и перешли к убеждению верой. В 1227 г. было образовано Куманскую епископию. Крещение кыпчаков было обусловлено политическими (борьба за власть в Дешт-и-Кыпчак и боязнью монголов) и социальными (часть кыпчаков приняла христианство от соседей) факторами. Образование Куманской епископии ознаменовало новый поворот в политике Венгрии. Более того, мирным путем владения Бортца и Мемборка были превращены в вассальное от Венгрии и Римской Курии государство. Несмотря на противодействие болгар Куманская епископия развивалась и росла. Конец истории этой епархии положил поход монголов в Центрально-Восточную Европу.

 

 

  1. Агаджанов С.Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии. Ашхабад: Илым,
  2. Виллардуэн Жоффруа де. Завоевание Константинополя /Пер., статья и коммент. Заборова М.А. М.: Наука, 1993. //                                               http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Villarduen/frametexthtm, http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Villarduen/frametext5.htm
  3. Гаркавец А.Н. Кыпчакское письменное  наследие.  Том II: Памятники духовной культуры. Алматы:  KASEAN Баур, 2007.
  4. Гмыря Л.Б. Адаптационные поведенчиские механизмы христианского населения (пленников и рабов) «Страны Гуннов» Прикаспия // Взаимодействие народов Евразии в эпоху Великого переселения народов. Материалы научного симпозиума. Материалы научной конференции. Ижевск: Удмуртский государственный университет, Кафедра археологии и истории первобытного общества, Институт истории и культуры народов Приуралья. Ижевск: Удмуртский университет,
  5. Гмыря Л.Б. Внедрение христианской символики в систему языческих верований населения «Страны Гуннов» Прикаспийского Дагестана // Взаимодействие народов Евразии в эпоху Великого переселения народов. Материалы научного симпозиума. Материалы научной конференции. Ижевск: Удмуртский государственный университет, Кафедра археологии и истории первобытного общества, Институт истории и культуры народов Приуралья. Ижевск: Удмуртский университет,
  6. Голден П.Б. Формирование кумано–кыпчаков и их мира // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. Симферополь: Крымское отделение института востоведения НАН Украины, 2003.
  7. Голден П.Б. Религия кыпчаков средневековой Евразии // Степи Европы в Эпоху Средневековья. Т.6.: Золотоордынское время. Донецск: Донецкий нацональный университет, 2008.
  8. Голубовский П. Половцы в Венгрии. Исторический очерк. К.: Унив. Типография,
  9. Грамота короля Венгрии. Грамота короля Венгрии Андраша II о пожаловании ордену земли Бурца и даровании привелегий. Электронная версия 2007. Баранов А. http://www.templiers.info/historical_materials/index.php?id=sources_the_original&sources_the_original=charter_of_andre as_II_lat
  10. Гръцки извори за българската история. Гръцки извори за българската история Т. VI. / Съставили и редактирали Тъпкова В., Войнов М., Йончев Л., Тъпкова-Заимова В., Дуйчев И., Иванов Й., Йончев Л., Батаклиев Г., Коледаров П.София.: Българска академия на науките,
  11. Гръцки извори за българската история. Гръцки извори за българската история. Т.X. / Съставили и редактирали Йончев Л., Тъпкова-Заимова В., Батаклиев Г., Войнов М. София: Българска академия на науките,
  12. Гугуев Ю.К. Половецкий пассаж Жана де Жуанвиля // Жан де Жуанвиль. Книга благочестивых речений и добрых деяний нашего святого короля Людовика. СПб.,
  13. Ермоленко Л.Н. Средневековые изваяния казахстанских степей (типология, семантика в аспекте военной идеологии и традиционного мировозрения). Новосибирск: Изд-во Институтa Археологиии и Этнографии Сибирского Отделения РАН,
  14. Жан де Жуанвиль. Книга благочестивих речений и добрых деяний нашего святого короля Людовика / Пер. с старофранц. Цыбулько Г.Ф., под ред. Карачинского А.Ю., науч. ред. Малинин Ю.П. СПб.: Евразия,
  15. Ипатьевская летопись. Ипатьевская летопись / Воспроизведение текста издания 1908 г. // Полное собрание русских летописей. Т.2. М.: Восточная литература,
  16. Клари Робер де. Завоевание Константинополя / Пер., статья и коммент. Заборова М.А. – М.: Наука, 1968 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Klari/frameKlarihtm , http://www.vostlit.info/Texts/rus/Klari/frameKlari4.htm.
  17. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы евразийских степей. Древность и средневековье 2-е изд. СПб.: Петербургское Востоководение,
  18. Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. СПб.: Филологический факультет СпбГУ,
  19. Князький И.О. Половцы в Днестровско-Карпатских землях и Нижнем Подунавье в конце ХІІ – первых десятилетиях ХІІІ в. // Социально-экономическая и политическая история Молдавии периода феодализма. Кишинев: Штиинца,
  20. Комнина Анна. Алексиада / Пер., вступит. статья, комм. Любарского Я.Н. М.: Наука, // http://www.alanica.ru/library/Komn/text.htm
  21. Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. А.-А.: Наука КазССР,
  22. Лаврентьевская и Суздальская летопись. Лаврентьевская и Суздальская летопись,по Академическому списку/ Под. ред. акад. Е.Ф. Карского. Воспроизведение текста изд. 1926-1928 гг.; АН СССР, Ин-т Истории // Полное собрание русских летописей. М.: Восточная литература, 1962.
  23. Маркварт И. О происхождении народа куманов / Пер. А.Немировой. Электронная версия 2002 года. http://steppe-arch.konvent.ru/books/markvart1-00.shtml
  24. Новгородская первая летопись. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред. и предисл. А.Н. Насонова М.: Изд-во АН СССP, 1950.
  25. Осiпян О. Поширення християнства серед половців у ХІ-ХІV ст. // Київська старовина: Науковий історикофілологічний журнал. №1-2. К.: АРТек,
  26. Отрощенко В.В., Рассамакін Ю.Я. Половецький комплекс Чингульського кургану // Археологія. Вип. 53. К.: Інститут Археології АН УРСР,
  27. Отрощенко В.В., Вовк Т.А. Золотоординський період в історії половців // Етноси України. Тюркський Світ. -К.: Центр Вільної преси, 2000.
  28. Пашуто В.Т. Половецкое епископство // Русь. Прибалтика. Папство. Избранные статьи. М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке,
  29. Пріцак О. Коли і ким було написано ’’Слово о полку Ігоревім’’ К.: Обереги,
  30. Расовский Д.А.  Половцы.  IIРазселение  половцев  //  Seminarium  Kondakovianum  /  Анналы  института им.Н.П. Кондакова. Вып. VIII. Прага: Kondakov Institute, 1936.
  31. Расовский Д.А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии // Расовский Д.А. Половцы. Черные Клобуки: печенеги, торки и берендеи на Руси и в Венгрии. М.: ЦИВОИ,
  32. Савинов Д.Г.,  Новиков  A.B.,  Росляков  С.Г.  Верхнее  Приобье  на  рубеже  эпох  (басандайская  культура). -Новосибирск: Изд-во Институтa Археологиии и Этнографии Сибирского Отделения РАН, 2008.
  33. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.І: Извлечения из сочинений арабских. СПб.: Издано на иждевении С.Г. Строганова,
  34. Худяков Ю.С. О происхождении культуры средневековых кыпчаков // Древности Алтая. №12. ГорноАлтайск: Горно-Алтайский Государственный Университет, // http://e-lib.gasu.ru/da/archive/2004/12/17.html
  35. Худяков Ю.С. Кыпчакские племена Западной Сибири в XI – первой половине XIII в. // История татар. Т.2: Волжская Булгария и Великая Степ. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ,
  36. Шушарин В.П. Свидетельства письменных памятников королевства Венгрии об этническом составе населения Восточного Прикарпатья первой половины ХШ века // История СССР. №2. М.: Институт истории Академия Наук СССР,
  37. Шушарин В.П. Ранний этап этнической истории венгров. М.: РОССПЭН,
  38. Berend At the gate of Christendom: Jews, Muslims, and "pagans" in medieval Hungary, c. 1000-c. 1300. Cambridge: Cambridge University Press, 2001.
  39. Christian A history of Russia, Central Asia and Mongolia: Vol. 1: Inner Eurasia from Prehistory to the Mongol Empire. Oxford and Malden.: Wiley-Blackwell Publishing, 1998.
  40. Chronicon Pictum. Chronicon pictum Vindobonense, / ad fidem codicum recensuit, observationes, disquisitionem de aetate Belae regis notarii, et animadversiones criticas adiecit Florianus // Historiae Hungaricae fontes domestici. Pars prima. Scriptores; 2. Lipsiae: [s. n.], 1883.
  41. Curta South-Eastern Europe in tje Middle Ages, 500-1250. Cambridge: Cambridge University Press, 2006.
  42. Diaconu Les Petchenegues au Bas-Danube. Bucharest: Editions de l’Academie de la Republique Socialiste de Roumanie, 1970.
  43. Diaconu Les coumans au Bas-Danube aux XI' et XII' siecles. Bucureşti: Edition de l’Academie de Republique Socialiste de Roumanie, 1978.
  44. Golden B. Cumanica II : The Ölberli : The Fortunes and Misfortunes of an Inner Asian Nomadic Clan // Archiwum Eurasiae Medii Aevi. Vol. VI. Wiesbaden: Otto Harrasowitz Verlag, 1986.
  45. History of Transylvania / Köpeczi, Makkai L., Mócsi A., Szasz Z. From the beginning to 1606. Editor of the English Translation Bennett Kovrig. Toronto; New Jersey: : Hungarian Research Institute of Canada – Atlantic Research and Publications, 2001 – 2002. Vol.1. http: // mek. niif. hu/ 03400/ 03407/html/1 html.
  46. Kurat Peçenek tarihi. Istanbul: Devlet Basimevı, 1937.
  47. Kurat A.N. IV-XVIII. Yüzyıllarda Karadenizin Türk Kavimleri ve Ankara: Üniversitesi Dil ve TarihCoğrafya Fakültesi Yayınları, 1972.
  48. Lăzărescu-Zobian Cumania as the name of thirteenth century Moldavia and Eastern Wallachia: some aspects of Kipchak-Rumanian relations // Turks, Hungarians and Kipchaks. A Ferschrift in Honor of Tibor Halasi-Kun/Journal of Turkish Studies. Vol. 8. Harvard: Harvard University Press, 1984.
  49. Minorsky Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. London: Royal Asiatic Society, 1942.
  50. Paloczi-Horvath A., 1989. Pechenegs, Cumans, Iasians. Steppe Peoples in Medieval Hungary. Budapest: Corvina Kiadó,
  51. Miserabile carmen super destructione regni Hungariae per Tartaros facta // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. T.XXIX. Hannover: Societas Apiriendis Fontibus Rerum Germanicarum Medii Aevi, 1892.
  52. Spinei Moldavia in the 11th-14th Centuries. Bucureşti: Editura Academiei Republicii Socialiste Romania, 1986.
  53. Spinei The Cuman Bishopric: Genesis and Evolution // Ed. F.Curta; R.Kovalev. The Other Europe in the Middle Ages: Avars, Bulgars, Khazars, and Cumans. Leiden; Boston: E.J. Brill, 2008.
  54. Spinei The Romanians and the Turkic nomads North of Danube Deltafrom tenth to the Mid-Thirteenth Century Leiden-Boston: E.J. Brill, 2009.
  55. Stoyanow Kumans in Bulgarian history // The Turks. Vol. I. Ankara: Yeni Türkiye Yayinlary, 2002.
  56. Joannis de Joannis de Thwrocz. Joannis archidiaconi de Kikullew. Ab Origine gentius. Inserta simul chronica // Scriptores Rerum Hungaricarum Veteres ac Genuni. Cura et Studio Joannis Georgii Schwandtneri. Pars Prima, Vindobonae: Typis Joannis Thomae nob. de Trattnern, Caes. Reg. Aulae Typographi et Bibliopolae, MDCCLXVI (1766).
  57. Tryjarski Pieczingowie // Dabrowski K., Nagrodzka-Majchrzyk T., Tryjarski E. Hunowie Europejsci, Protobułgarzy, Chazarowie, Pieczyngowie. Wroclaw: Ossolineumб 1975.
  58. Vásáry Cumans and Tatars. Oriental Military in the Pre-Ottoman Balkans, 1185-1365. Cambridge: Cambridge University Press, 2005.
  59. Yudu Yücel Pechenegs on the Balkans // The Turks. Vol. I.: Ankara: Yeni Türkiye Yayinlary, 2002.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: История
loading...