Из истории повседневности жителей уездных городов степного края в конце XIX - начале XX века

Добрососедские казахстанско-российские отношения своими корнями уходят вглубь веков. Как свидетельствуют исторические документы, в развитии казахстанско-российских отношений в конце XIX – начале XX вв. важную роль играли Омск и другие уездные города Северного и Восточного Казахстана, расположенные на территории Степного генерал-губернаторства (широко распространенное неофициальное название Степной край).

Развитие уездных городов Степного края, наряду с общими чертами, имело известную специфику по сравнению с городами европейской части Российской империи. В основе образования здесь городов лежало не отделение ремесла от земледелия, а перемещение в Степной край населения из внутренних российских губерний. Уездные города возникали на земле, которая после принятия казахским населением подданства России, была объявлена государственной собственностью. Значительный срок они выполняли преимущественно административные функции и лишь после проведения транссибирской железнодорожной магистрали в середине 90-х годов XIX в. в них начинает достаточно заметно развиваться торговля и промышленность, растет численность населения, изменяется культурный облик городских поселений.

Изучение истории уездных городов Степного края в конце XIX – начале ХХ вв. позволит представить как менялись хозяйственная жизнь и культурный облик городских поселений, под влиянием каких факторов происходили эти изменения, какое значение они имели для населения городов и округи. Важное значение имеет также выявление как общих черт, так и своеобразия социально-экономического и культурного развития уездных городов данного региона. Это даст возможность  более  детально проследить их историю и подготовить в известной мере основу для написания обобщающих работ.

Разработка проблемы представляет интерес и в практическом плане. В современных условиях исторический опыт функционирования системы городского управления, развития торгово-промышленной и социально-культурной сферы, проведения налоговой политики в малых городах может быть  использован в деятельности органов местного самоуправления. Все это вместе взятое – показатель актуальности и научной значимости избранной для изучения темы.

Рост численности жителей крупных уездных городов Степного края на протяжении изучаемого периода происходил преимущественно за счет пришлого населения, то есть механического прироста. Население Петропавловска, в частности, с 1897 по 1914 гг. выросло на 30 тыс. чел., при этом его естественный прирост в эти годы колебался от 300 до 500 чел. в год и лишь в 1914 г. он составил 1492 чел. В Акмолинске соответственно за те же годы население увеличилось на 9052 чел., а естественный прирост составлял в среднем около 150-250 чел. в год и лишь в 1907 г. превысил 500 чел. Таким образом, на долю естественного прироста в этих городах, по нашим подсчетам, приходилось примерно от 20 до 30 % увеличения численности местного населения.

Пополнению городского населения уездных поселений Степного края способствовало также развитие торговли, которая превращалась в традиционный вид занятий как для постоянных жителей городов, так и для лиц, проживающих в них по разным причинам /1/. Торговля, являясь важным фактором в развитии городов Степного края, заметно влияла на увеличение численности их населения. В данной связи применительно к изучаемому району можно вполне оправданным считать мнение, что «рост  городов …был следствием развития внутренней торговли» /2/.

Культурный облик уездных городов Степного края формировался под воздействием социально- экономических процессов, происходивших в стране и на ее восточных окраинах. Известно, что капиталистическая модернизация требует повсеместной грамотности. Между тем по уровню грамотности население Степного края заметно отставало не только от губерний Европейской России, но также от сибирских губерний. Акмолинская область, например, в этом плане была последней в ряду других губерний и областей Сибири, отставая от Европейской России по общей и мужской грамотности более  чем в 2 раза. На 1905 г. доля грамотных среди всего населения области составляла 14 %, среди мужчин соответственно – 20 % /3/. Даже в уездных городах Степного края образовательная сфера вплоть до конца XIX в. была развита крайне слабо. Так, в наиболее крупном по численности населения уездном центре региона, каким являлся Петропавловск, на рубеже XIX – ХХ вв. учебные заведения были представлены лишь 5-ти классным мужским училищем, женской прогимназией, тремя церковно-приходскими школами, двумя станичными начальными училищами и несколькими татарскими школами при мечетях /4/.

В других уездных центрах Степного края ситуация в образовательной сфере была еще хуже. В Акмолинске, в частности, функционировали 3-х классное городское училище и две приходских школы, в Кокчетаве – две низших школы для мальчиков и одна для девочек, в Павлодаре – церковно-приходское и станичное училища, в Усть-Каменогорске – 3-х классное городское училище и женское приходское училище/5/. Существовавшая в Петропавловске женская прогимназия была на тот период по сути дела единственным средним (неполным) учебным заведением, функционировавшим в уездных городах Степного края.

В начале ХХ в. по мере втягивания региона в орбиту российского капитализма положение в образовательной сфере уездных городов Степного края пусть медленно, но неуклонно стало меняться. О необходимости распространения грамотности среди народных низов и расширения сети образовательных заведений говорили не только представители демократической интеллигенции, но и царские администраторы. В отчете Акмолинского губернатора за 1897 г. указывалось, что школы нужны как русскому, но «еще больше киргизскому (казахскому – Р.C.) населению – в целях сближения сего последнего с русской народностью и культурой и постепенного подготовления его к переводу в оседлое состояние. Но для того чтобы организовать и поставить в области школьное дело на такую высоту, при которой школы приносили бы населению действительную пользу, потребуются значительные денежные средства»/6/.

Более быстрыми темпами, по сравнению с другими уездными городами Степного края, в начале ХХ в. развивалась образовательная сфера в Петропавловске, Акмолинске и Павлодаре. Количество учебных заведений разных типов в Петропавловске, например, увеличивалось из года в год, что объяснялось потребностями растущего торгово-промышленного центра и увеличением численности его населения. Согласно данным обзора Акмолинской области за 1914 год, в городе функционировали следующие учебные заведения: женская гимназия (учителей – 18, учащихся – 458), реальное училище (учителей – 18, учащихся – 219), 1-ое высшее начальное училище (учителей – 9, учащихся – 213), 2-е высшее начальное училище (учителей – 6, учащихся – 86), высшее начальное женское училище (учителей 6, учащихся – 99), городское мужское училище (учителей – 4, учащихся – 60). Кроме того, в городе насчитывалось 7 приходских училищ (общее число учащихся в них составляло 960 человек), 2 одноклассных церковно-приходских школы   (121  учащийся) и  несколько мусульманских школ при мечетях (в них обучалось 578 человек)/7/. Таким образом, в учебных заведениях разных типов в Петропавловске в 1914 г. обучалось около 3 тыс. человек.

В начале ХХ в. некоторые перемены произошли также и в образовательной сфере Акмолинска. К тем немногим учебным заведениям, которые существовали в городе в 90-х годах XIX в., добавились новые, в их числе высшее женское начальное училище, Мариинское 4-х классное женское училище, начальные мужское и женское училища, а также ряд других учебных заведений. В 1914 г. образовательная сфера Акмолинска была представлена высшим женским начальным училищем (5 учителей и 125 учащихся), Мариинским 4-х классным женским училищем (8 учителей и 180 учащихся), начальными мужским (1 учитель и 55 учащихся) и женским (1 учитель и 58 учащихся) училищами, 3 мужскими приходскими училищами (8 учителей и 293 учащихся)/8/. В двух мусульманских школах при мечетях кроме того обучалось 145 учащихся/9/. Общее число учащихся в Акмолинске (немногим более 850 человек) вследствие его отставания по уровню социально-экономического развития было гораздо меньше, чем в Петропавловске. Однако по сравнению с 80-ми – 90-ми гг. XIX в., когда в немногих учебных заведениях Акмолинска обучалось не более 15-20 человек в каждом /10/, роль образовательной сферы в социокультурной жизни города в начале ХХ в. несомненно возросла.

В Кокчетаве и Каркаралинске даже в начале ХХ в. учебных заведений насчитывалось единицы. В Кокчетаве, в частности, вплоть до 1914 г. функционировали лишь 3-х классное городское и два приходских (мужское и смешанное) училища, а в Каркаралинске – 3-х классное городское училище, 2-х классное русско-казахское и одно приходское училища /11/. Некоторые сдвиги в образовательной сфере Кокчетава наметились лишь в 1914 г. В феврале этого года директор народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей обратился с просьбой к Акмолинскому губернатору открыть ремесленные отделения и классы ручного труда при общеобразовательных школах Кокчетава. Он предложил открыть ремесленное отделение при 3-х классном городском училище и курс по обучению девочек кройке, шитью и рукоделию при смешанном приходском училище. В июле 1914 г. директор народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей направил также ходатайство Акмолинскому губернатору об открытии в Кокчетаве нового учебного заведения – прогимназии и высшего женского начального училища/12/. После рассмотрения ходатайства директора народных училищ Акмолинский губернатор разрешил открыть в Кокчетаве высшее женское начальное училище, в первый класс которого в 1914 г. было зачислено 77 учениц. Общее же количество учащихся в учебных заведениях Кокчетава в 1914 г. составляло, по нашим подсчетам, около, 590 человек.

В начале ХХ в. наряду с увеличением количества общеобразовательных заведений разных типов в уездных городах Степного края определенное развитие получило также профессиональное образование. Зачатки его здесь появились еще в 80-х годах XIX в., когда в Акмолинске, Каркаралинске,  Петропавловске, Зайсане и Усть-Каменогорске были открыты низшие сельскохозяйственные школы. Несколько позднее аналогичные учебные заведения появились в Атбасаре, Кокчетаве и Павлодаре /13/. Согласно положению о низших сельскохозяйственных училищах они создавались для распространения «в народе, преимущественно путем практических занятий, основных познаний по сельскому хозяйству», а также «по ремеслам: кузнечно-слесарному, плотнично-столярному, сапожно-шорному» и некоторым другим /14/. В низших сельскохозяйственных учебных заведениях курс обучения составлял 3 года. Плата за обучение не взималась. В числе воспитанников сельскохозяйственных школ были как русские, так и представители коренного населения Степного края. Количество учащихся в них в разных местах было неодинаковым, но, как правило, оно редко превышало 30 человек /15/.

Профессиональные заведения другого профиля в уездных городах Степного края исчислялись единицами. Так, в Петропавловске после прихода в город железной дороги было открыто железно-дорож- ное училище, а в Акмолинске в 1915 г. появилась учительская семинария /16/. Можно сказать, что профес- сиональное образование здесь делало еще только первые шаги и мало влияло на социокультурный облик уездных городов.

Весьма показателен в этом плане доклад члена Западно-Сибирского отдела Русского географиче- ского общества В.А. Остафьева, который он сделал по результатам обследования города Кокчетава и его окрестностей. «Тяжелое, удручающее впечатление, – заявил он, – производит вся эта, чудная, живописная и богатейшая местность, еще недавно, сравнительно, занятая человеком, но уже варварски обезображен- ная, уже превратившаяся местами в пустыню. Около Кокчетава горы оголены, всякая расти-тельность уничтожена. Около Зеренды прекрасный бор вырублен наполовину: «Роща – наша кормилица», – говорит хищник-казак; «нет лишних денег – нарубил лесу и продал; на наш век хватит»… Лес губят нещадно, масса стволов гниет, валяясь, огромные участки обуглены пожарами. Вместе с лесом гибнет и травяная растительность, и кустарники, дававшие массу ягод. С почвой богатой, но быстро истощаемой, население обращается так же, как с лесом, рыбой и другими богатствами края; все виды хозяйства в упадке, на всем - печать заброшенности, небрежения. В селениях – множество заколоченных, брошенных домов»/17/.

В целом, несмотря на определенные сдвиги, образовательная сфера в уездных городах Степного края даже в начале ХХ в. по многим параметрам еще не соответствовала потребностям и нуждам городских жителей. Несколько выправляла ситуацию с нехваткой образовательных учреждений в уездных городах общественная инициатива, направленная на создание культурно-просветительских обществ. Городская общественность, в частности, с энтузиазмом встретила предложение местной интеллигенции об открытии обществ попечения о начальном образовании, обществ трезвости и других культурно- просветительских  учреждений.  В  1893  г.,   например,   в   Акмолинске   бывший   городской   судья   К.Е. Тартышев выступил с предложением провести среди горожан подписку по сбору средств для открытия общества попечения о начальном образовании. Затем был выработан устав общества, который был направлен для утверждения губернатору Акмолинской области. После многолетних проволочек устав общества попечения о начальном образовании в 1898 г. наконец-то был утвержден. Согласно уставу цель акмолинского   общества   попечения   о   начальном   образовании   состояла   в   доставлении   средств   к «улучшению материального и нравственного состояния начального образования» в городе. На средства общества попечения городским учебным заведениям доставлялись учебные и письменные принадлежности, нуждающиеся ученики за счет общества обеспечивались одеждой, им бесплатно оказывались также медицинские услуги /18/.

Одной из форм просветительной работы являлись народные чтения.

До середины 70-х гг. XIX в. народные чтения разрешались только в Петербурге и Москве. В декабре 1876 г. были изданы правила об устройстве народных чтений в губернских городах и только с 11 октября 1894 г. царское правительство разрешило проводить народные чтения в уездных городах и селах/19/. «Народные чтения являются своего рода воскресной школой для народа, которая должна вносить в аудитории новые впечатления, пробуждать, говоря словами Пушкина «добрые чувства», возбуждать любознательность, давать ответ на самостоятельно возникающий у кого-либо из посетителей аудитории вопрос, – которая должна, вообще, возможно больше просвещать, а меньше всего развлекать»/20/, – так определял задачи народных чтений один из их организаторов в Петропавловске. Подтверждением этих слов может служить празднование в Петропавловске 100-летнего юбилея со дня рождения выдающегося русского поэта А.С. Пушкина в 1899 г.

Для населения России, в том числе и для населения уездных городов Степного края, большим бедствием было пьянство. Для борьбы против пьянства и антиалкогольной пропаганды в уездных городах региона в конце XIX – начале ХХ вв. по инициативе общественности стали создаваться попечительства о народной трезвости. Такие попечительства существовали практически во всех уездных городах Степного края. Наряду с антиалкогольной пропагандой эти попечительства вели также просветительскую работу среди городского населения. В целях большей эффективности просветительской работы в некоторых уездных городах попечительства о народной трезвости создавали народные дома и библиотеки. В Павлодаре, например, в начале ХХ в. попечительству о народной трезвости было передано одноэтажное деревянное здание, в котором в 1902 г. попечительством был открыт народный дом. Здесь местными любителями и заезжими актерами ставились отрывки из опер и пьес, читались лекции духовно- нравственного содержания, впервые демонстрировалось немое кино. После революции 1905 г. народный дом был закрыт, а его помещение передано мужской гимназии /21/.

В некоторых уездных городах попечительства о народной трезвости являлись учредителями бесплатных библиотек. В 1902 г., в частности, попечительство о народной трезвости в Петропавловске открыло свою библиотеку-читальню. Библиотекарем был выбран Г.И. Мазик. Количество читателей быстро росло. В 1905 г. в ней насчитывалось 2859 читателей, которыми было сделано 26320 посещений. Здесь проводились чтения и другие мероприятия. В 1905 г. в библиотеке проведено было 476 чтений. Наряду с книгами библиотека выписывала журналы и газеты, в их числе такие: «Ремесленная газета», «Вестник  знаний»,  «Деревня»,  «Журнал  для  всех»,  «Сибирская  жизнь»,  «Природа  и  люди»,  «Нива», «Русское слово», «Степной край», «Свет», «Уральская жизнь» и «Русское чтение»/22/. Работник библиотеки в 1905 г. в своем отчете писал: «В отчетном году библиотека-читальня функционировала усиленным образом и повидимому, заслужила симпатии населения как своей доступностью, так и подбором   книг.   В   городе   Петропавловске   существует   всего   одна   библиотека-читальня – именно городская, но там условия для недостаточного читателя неподходящие. Так, например, кроме того, что каждый подписчик уплачивает сравнительно высокую подписную плату, требуется обязательный взнос денежного залога не менее одного рубля, что крайне обременительно для недостаточных подписчиков и учащихся». И далее он пояснял: «Выдача книг и периодических изданий производится всем желающим  без различия званий, бесплатно и без всякого залога, при этом об учащихся спрашивали у надлежащего начальства список о том, в каком учебном заведении находится учащийся и в каком классе, для того, чтобы сообразно его возрасту можно было выдать ту или иную книгу или периодическое издание» /23/.

В уездных городах Степного края наряду с русскими проживали, также казахи, татары и представители других национальностей. Поэтому далеко не случайно, что по мере развития культурной жизни в городских поселениях региона стали возникать, в частности, библиотеки, обслуживавшие культурные запросы тюркского населения. В 1908 г., например, были созданы общество для содержания мусульманской библиотеки-читальни в Петропавловске и мусульманская библиотека-читальня в Акмолинске. Особенно следует отметить деятельность общества для содержания мусульманской библиотеки-читальни в Петропавловске, где ответственным за библиотеку был назначен казак Раимжан Марсеков. Он был одним из первых юристов-казаков, имеющим университетское образование. Благодаря его энергичной деятельности мусульманская библиотека-читальня вскоре оказалась в самой гуще культурной и общественной жизни города/24/.

Важное значение в развитии культурной жизни уездных городах Степного края сыграла деятельность находившегося в Омске Западно-Сибирского отдела Русского географического общества (ЗСОРГО). Созданный в 1877 г. отдел ставил своей целью изучение Западной Сибири и «сопредельных стран Средней Азии и Западного Китая в отношениях: собственно географическом, геологическом, естественно-историческом, этнографическом, статистическом, археологическом»/25/.

Таким образом, расширение образовательной сферы, появление культурно-просветительных организаций, деятельность подвижников просвещения и культуры в конце XIX – начале ХХ вв. оказали заметное влияние на развитие культурной жизни населения уездных городов Степного края. Культурная жизнь в этих городах стала более разносторонней, в ней участвовали уже не единицы, а значительное число местных жителей. Развитие культурной жизни в уездных городах имело важное значение не только для подъема культурного уровня местных жителей, но и оказывало влияние на приобщение коренного населения региона, т.е. казахов к  русской культуре.

 

  1. Касымбаев Ж. Городское население Восточного Казахстана (ХIХ в. – до 90-х годов) // Проблемы социально-экономического и этнодемографического развития городов Казахстана. - Алма- Ата, 1985.- С.
  2. Касымбаев Ж. Указ. соч. С.19.
  3. Очерки истории города Омска. Т. 1. Дореволюционный Омск. - Омск, 1997. - С.187.
  4. Морозов М.А. Петропавловск… С.
  5. Обзор Акмолинской области за 1902 г. Омск, 1903. Л. 40; Обзор Семипалатинской области за 1902 г. - Семипалатинск, С. 90-91; Макеев М. Наш Павлодар. – Павлодар,1970. - С. 8-9.
  6. ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 2443. Л. 8.
  7. Обзор Акмолинской области за 1914 год. Вед. №
  8. Обзор Акмолинской области за 1914 г. Вед.
  9. Там же.
  10. ЦГАРК. Ф. 345. Оп. 1. Д. 753. Л. 145.
  11. Ермекбаев Ж.А. Из истории развития образования и культуры в городе Кокшетау. (К 180- летию образования Кокшетау) // Проблемы историографии, источниковедения и исторического краеведения в вузовском курсе отечественной истории.- Омск, 2004. С. 182; Обзор Семипалатинской области за 1905 г. - Семипалатинск, 1906.
  12. ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 4748. Л. 17-18.
  13. Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. II. Сельскохозяйственные учебные заведения к 1.01.1898 г. С. 46-49; Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию.  Вып. XVI. Сельскохозяйственные учебные заведения в 1910 г. - С. 106-111.
  14. Сборник сведений       по       сельскохозяйственному       образованию.      Вып. Сельскохозяйственные учебные заведения в 1910 г. С. 106-111.
  15. Толочко А.П. Развитие русского образования в Степном крае… С. 
  16. Толочко А.П. Развитие русского образования в Степном крае… С. 53-54; Морозов М.А. Петропавловск… С.
  17. Юбилейный сборник Западно-Сибирского отдела Русского географического общества.- Омск, 1902. С.
  18. ЦГА РК. Ф. 425. Оп. 1. Д. 1-б. Л. 2.
  19. Урашев С. Родники просвещения. - Алматы, 1998. - С. 23. 20. ЦГА РК. Ф. 504. Оп. 1. Д. 16. Л. 276.
  20. Соколкин Э.Д. Павлодар. С. 30, 56-57.
  21. Галиев В.З. Указ. соч. - С.
  22. Цит. по: Там же.- С.
  23. Галиев В.З. Указ. соч. - С. 84-85. ГАОО. Ф. 86. Оп. 1. Д. 6. Л. 43.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История