Феномен диаспоры

В данной статье на основе материалов зарубежных и отечественных источников рассматривается феномен диаспоры. Сегодня тема диаспоры очень актуальна в условиях глобализации и на фоне происходящих социальнополитических процессов в мире. Поскольку после распада СССР образовался мощный миграционный поток, был запущен новый процесс диаспоризации. В настоящее время разные диаспоры проживают в каждой стране. В статье даются множество определений понятию «Диаспора», кроме того рассматривается история возникновения данного термина. Также здесь приведена подробная типология, которая показывает насколько сложным и неоднозначным является феномен диаспоры. В политике Республики Казахстан одним из приоритетных вопросов является казахская диаспора за рубежом. В статье также произведен краткий обзор изучения казахской диаспоры в нашей стране. 

Нельзя не согласиться с тем, что в эпоху глобализации значимость диаспор и их влияние на социально-экономические и политические процессы в современном мире возрастает. За последние десятилетия во всем мире, произошли существенные перемены, которые повлияли на культуру народов, проживающих в нашей стране. Процесс глобализации привёл к стиранию межгосударственных границ и усилению межкультурных контактов.

На сегодняшний день диаспоры проживают и развиваются в новых, независимых государствах, где перед ними стоит потребность найти собственное место в социокультурной среде принявшего государства. При этом им необходимо осознать себя меньшинством по сравнению с коренным этносом, пройти нелегкие стадии социальной эмансипации для того, чтобы противостоять ассимиляции и сохранить связи с исторической родиной и приверженность национальной самобытности. Диаспора сегодня выполняет функцию естественного моста и выводит на новую ступень строительство международных отношений, поскольку именно она выступает важнейшим объектом и активно действующим субъектом контактов стран – родителей и их культур. Насущной представляется проблема, связанная с их нынешним статусом и перспективами развития, то есть решением вопроса о продолжении своей деятельности на территории страны проживания или сосредоточении сил на возвращении на историческую Родину. В целях сплочения этносов и укрепления стабилизации в обществе возникает необходимость в изучении всех народностей, проживающих на территории страны. Любой народ обладает свойственной только одному ему спецификой, связанной с хозяйственными, социальными, культурными и демографиическими особенностями. Недооценка важности диаспор может вызвать аккумуляцию конфликтного потенциала и вызвать неустойчивость внутренней жизни государства, что неминуемо приведёт разрушению его целостности. Устанавливая и поддерживая контакты со своей диаспорой за рубежом, государство не только оказывает им гуманитарную поддержку, но и налаживает взаимовыгодное сотрудничество в целях решения ряда политических и экономических задач [4].

Любая наука начинается с определения терминов. С этой точки зрения ситуация с изучением диаспоральных проблем выглядит парадоксально. Феномену диаспоры посвящены многочисленные исследования, но само понятие «диаспора» до сих пор не имеет четкого определения и трактуется учеными по-разному. Объяснение, очевидно, в том, что диаспора является предметом изучения самых разных наук и дисциплин – истории, социологии, этнологии, политологии, культурологии и т.д., и уже одно это предполагает неизбежность многообразия подходов к пониманию этого сложного и многообразного феномена. Едва ли не каждый исследователь трактует его по-своему и дает ему собственное определение. Серьезные дискуссии о его смысловой нагрузке десятилетиями ведутся даже в рамках одних и тех же научных дисциплин [7].

Диаспора – понятие весьма сложное и многогранное. В последние десятилетия это слово стало часто использоваться специалистами политологами в качестве научного термина.

Термин “диаспора” имеет греческое происхождение. Он “образован от глагола diaspeirein – рассеивать(ся), рассыпать, раздавать, расточать, состоящего из приставки diaи глагола sperein (сеять, засевать, сыпать). Глагол diaspeiro встречается в ранних греческих текстах.

Диаспора также трактуется как рассеяние евреев. То есть первоначально слово использовалось лишь в отношении еврейского народа, лишившегося своего государства и выселенного с родины. Для обозначения других народов, оказавшихся в схожем положении, термин не применялся. Хотя со временем его рамки существенно расширились, именно такое понимание преобладало вплоть до второй половины ХХ в. Большинство современных авторов сходятся на том, что в нынешних условиях приведенное выше определение устарело. Однако в нем подчеркивается такой важный элемент, как особое отношение к исторической родине у народа, находящегося в изгнании. Это не потеряло актуальности поныне, то есть подчеркивается особое восприятие народом своего прошлого, память об утраченной родине [1].

Диаспора как явление возникла в давние времена, но в качестве научного термина слово используется недавно. Диаспора стала объектом пристального внимания исследователей лишь с конца 1970-х – начала 1980-х годов. Как отмечает Т.Кондратьева, “всплеск интереса ученых к диаспоральной тематике был вызван миграционными процессами, принявшими в тот период глобальный характер. В результате широкомасштабной миграции огромные массы людей переместились в другие страны и на другие континенты. Оказавшись за пределами своей родины, в новой, непривычной для них среде, они стремились либо влиться в уже существовавшие иммигрантские сообщества, либо создать новые” [2].

В современных реалиях возрастает масштаб миграций населения. Этому способствует не только глобализация, которая сводит к общему знаменателю традиции и культурные особенности различных обществ. Современные средства коммуникации позволяют мигрантам сохранять связь с родными и даже совершать виртуальные путешествия. Часть переселенцев возвращается на родину, часть пытается приспособиться к реалиям нового места жительства. На основе множественных связей между территорией происхождения и местом проживания нередко формируются крупные общности, объединенные по культурным (лингвистическим, религиозным, историческим) признакам [3].

Г. Шеффер выделяет следующие типы диаспор:

  • – диаспоры с глубокими историческими корнями (сюда относятся армянская, еврейская и китайская);
  • – «дремлющие» диаспоры (американцы в Европе и в Азии и скандинавы в США);
  • – «молодые» диаспоры (их образуют греки, поляки и турки); 
  • – «зарождающиеся», то есть находящиеся лишь в начальной стадии своего становления (их только начинают формировать корейцы, филиппинцы, а также русские в бывших советских республиках);
  • – «бездомные», то есть не имеющие «своего» государства (в эту категорию попадают диаспоры курдов, палестинцев и цыган);
  • – «этнонациональные» – самый распространенный тип диаспор. Их характерная особенность в том, что они чувствуют за спиной незримое присутствие «своего» государства;
  • – диаспоры «рассеянные» и диаспоры, живущие компактно [5].

Сегодня в каждой стране мира имеются представители какой-нибудь диаспоры, и трудно представить себе страну, представители которой не образовали бы диаспору в другой стране [4].

Большой вклад в теоретическое осмысление феномена диаспоры внесли такие западные исследователи, как Дж. Армстронг (D.Armstrong), Р.Брубейкер (R.Brubaker), М.Дабаг (M.Dabag), Дж.Клиффорд (J.Clifford), У.Коннер (W.Conner), Р.Коэн (R.Cohen), У.Сафран (W.Safran), Г.Шеффер (G.Sheffer), М.Эсман (M.Esman) и другие.

В России исследовательский интерес к этой тематике проявился лишь во второй половине 1990-х годов. Как отмечает демограф А.Г. Вишневский, несмотря на то, что история России XIX-XX веков тесно переплелась с историей двух древнейших и известнейших диаспор – еврейской и армянской, в СССР понятие «диаспора» было не слишком популярно, а сам феномен почти не привлекал внимания исследователей. Объяснение этому ученый видит в том, что как для российской, так и для советской империй было характерно территориальное рассеяние народов, и это не способствовало образованию диаспор [6].

В 1991 г., после распада СССР, многие этнические группы (и в первую очередь русские) оказались отрезанными от территорий компактного расселения своих соплеменников. Одновременно возникли условия для свободного передвижения людей на постсоветском пространстве, что способствовало образованию мощных миграционных потоков, прежде всего из бывших республик Средней Азии и Закавказья. В результате был запущен процесс диаспоризации России, по темпам которого она, несомненно, занимает одно из первых мест в мире[6].

Очень интересна детально разработанная типология, предложенная В.Д. Попковым. Он классифицирует диаспоры на основе восьми критериев. Общность исторической судьбы. По этому критерию выделяются два типа: 1) диаспорные образования, члены которых проживают на территории своего бывшего государства, но за пределами отделившейся страны исхода (например, армянские или азербайджанские диаспоры в России, русские (и «русскоязычные») общины в государствах Средней Азии); 2) диаспорные образования, члены которых ранее не были связаны с территорией нового проживания единым правовым, языковым полем и никогда не являлись частью единого государства (сюда относится большинство ныне существующих диаспор – например, армяне в США или во Франции, турки в Германии и др.).

  1. Юридический статус. Этот критерий также позволяет разделить все диаспоры на два типа: 1) общины, члены которых обладают официальным юридическим статусом, необходимым для легального пребывания на территории принимающего региона (сюда относится статус гражданина страны поселения, вид на жительство, статус беженца и т.д.); 2) общины, члены которых находятся на территории принимающей страны преимущественно нелегально и не имеют официальных документов, регламентирующих их пребывание (В.Д. Попков подчеркивает, что данное разделение довольно условно, поскольку практически каждая диаспорная община включает в себя как лиц с признанным юридическим статусом, так и нелегалов).
  2. Обстоятельства появления диаспор. Здесь возможны два случая. Первый связан с миграцией. Группы людей пересекают государственные границы и перемещаются из одного региона в другой, в результате возникают новые диаспорные общины либо пополняются уже существующие. Второй случай предполагает перемещение самих границ: та или иная группа остается на месте и, оказавшись «вдруг» в положении этнического меньшинства, вынужденно формирует диаспорную общину (наиболее ярким примером могут служить русские в бывших республиках Советского Союза).
  3. Характер мотивации к переселению. В соответствии с этим критерием диаспорные образования делятся на: 1) возникшие в результате добровольного перемещения людей, движимых, например, экономическими мотивами (таковыми является большинство «новых» диаспорных общин в странах ЕС, например, турки или поляки в Германии); 2) сформировавшиеся в результате «выдавливания» членов данной этнической группы с исходной территории вследствие различного рода социальных, политических изменений или природных катаклизмов (в эту категорию попадает большинство классических диаспор, возникших в результате принуждения к переселению, а также русская эмиграция первой и второй волн).
  4. Характер пребывания на территории региона поселения. По этому критерию диаспоры делятся на три типа: 1) общины, члены которых ориентированы на постоянное нахождение на новой территории, то есть на оседлость и получение гражданства страны поселения; 2) общины, члены которых склонны рассматривать регион нового поселения как транзитную область, откуда должно следовать продолжение миграции или возвращение в страну исхода; 3) общины, члены которых настроены на непрерывную миграцию между страной исхода и регионом нового поселения (сюда следует отнести, например, значительную часть азербайджанцев в России, ориентированных на челночную миграцию).
  5. Наличие «базы» в регионе нового поселения. Здесь выделяются два типа: 1) диаспорные образования, члены которых длительное время проживают (или проживали) на территории региона поселения, исторически связаны с местом нового проживания и уже имеют опыт взаимодействия с его культурой и обществом. Такие диаспоры отличаются наличием сложившихся сетей коммуникаций, обладают высоким уровнем организации и экономическим капиталом (типичными примерами являются еврейские или армянские диаспоры на территории России); 2) диаспорные общины, возникшие в относительно недавнее время и не имеющие опыта взаимодействия с культурой и обществом принимающего региона (сюда относятся «новые», или «современные» диаспоры – такие, например, как турки в Германии или афганцы в России).
  6. «Культурная схожесть» с принимающим населением. Данный критерий предполагает разделение на три типа: 1) общины с близкой культурной дистанцией (например, украинские общины в России, азербайджанские общины в Турции, афганские общины в Иране); 2) общины со средней культурной дистанцией (например, русские общины в Германии или армянские общины в России); 3) общины с дальней культурной дистанцией по отношению к населению принимающего региона (например, афганские общины в России или турецкие общины в Германии).
  7. Наличие государственных образований на территории страны исхода. Данный критерий предполагает разделение диаспорных общин на три типа: 1) диаспорные общины, члены которых имеют свое государство, историческую родину, куда они могут вернуться добровольно либо быть высланы властями региона нового поселения; 2) «безгосударственные» диаспоры, члены которых не имеют официально признанного государства, на поддержку которого могли бы рассчитывать (сюда относятся, например, цыгане, палестинцы, до 1947 г. – евреи) [8].

Приведенная типологизация показывает, сколь сложным и неоднозначным является феномен диаспоры. Неудивительно поэтому, что ни одному исследователю до сих пор не удалось дать определение, более или менее устраивающее всех. Как справедливо отмечает вице-президент Института национальной стратегии А.Ю. Милитарев, «в современной литературе термин этот достаточно произвольно применяется к самым разным процессам и явлениям с вкладыванием в него того смысла, который считает нужным придать ему тот или иной автор или научная школа» [9].

Можно рассмотреть казахскую диаспору.

Об обширности казахcкой диаспоры за рубежом можно судить по такому факту: по численности проживающих за пределами своей родины казахи занимают третье место после украинцев и армян, а среди тюркоязычных народов – второе место после азербайджанцев [11].

Республика Казахстан, преодолевая трудности постсоветского этапа и становления государства, стремится наладить связи с соотечественниками, оказавшимися за пределами своей исторической родины, во всех сферах жизнедеятельности, и такой подход продиктован логикой развития нашей страны. Проведение самостоятельной миграционной политики Республики Казахстан также подчеркнуло актуальность и значимость теоретических и практических знаний, изучения проблем казахской диаспоры на стыке различных гуманитарных наук (история, этнология, философия, демография, социология, социолингвистика, филология), потенциала этнических казахов зарубежья, их миграционных установок [10].

В конце первого двадцатилетия независимости Республики Казахстан историческая наука подошла к серьезным аналитическим изысканиям, по ходу исторических событий накапливая материал, восстанавливая связь между прошлым и настоящим, прогнозируя будущее.

В 90-е годы координацию научно-исследовательских работ ученых по диаспорологии в Казахстане осуществляло Отделение общественных наук Национальной академии наук Республики Казахстан. Проблемы научного изучения казахской диаспоры в историческом, демографическом, философском, социологическом, социолингвистическом, искусствоведческом аспектах впервые было представлено в статьях академических ученых А.К. Аргынбаева, И.А. Айтимбетова, Г.Есим, С.Е. Нурмуратова, К.У. Альжанова, З.Н. Сарсенбаевой, М.Б. Татимова, А.С. Сейдимбека, Б.Хасанулы, М.К. Койгельдиева, вошедших в 1992 году в издание Института философии НАН РК «Қазақ диаспорасының ғылыми-зерттеу мəселелері» («Проблемы научного исследования казахской диаспоры»). В предисловии к данному изданию академик А.Н. Нысанбаев, отмечая численность зарубежных казахов (более 3 млн человек), предложил открыть самостоятельный научный центр диаспорологии.

В одном из интервью академик А.Н. Нысанбаев отмечал: «В 1992 году нами был основан и введен в научный оборот новый термин «диаспорология», который сейчас широко применяется в практике гуманитарного исследования. Диаспорология – это новая наука, изучающая рассеяно пребывающие в мире национальные группы, то есть этнические общности, находящиеся вне страны происхождения. Понятие «диаспора» оказалось наиболее адекватным и точным при осмыслении и практическом разрешении проблем диаспор, проживающих национальных групп в любой стране мира».

Термин «казахская диаспора» также стал общепризнанным в мировой научной терминологии, вошел в официальные документы Правительства Республики Казахстан, государственных органов, получил широкое распространение в научной и публицистической литературе. Для своего времени этот факт расценивался как успех общественных наук [10].

Происхождение и расширение казахской диаспоры в мире (Азия, Европа, Америка), ее социальноэкономические и духовно-культурные особенности впервые в сводном виде в казахстанской науке представлено в монографии «Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие» Г.М. Мендикуловой. Всемирная ассоциация казахов переиздала в 2006 году расширенный вариант этой монографии под новым названием «Казахская диаспора: история и современность».

Наряду с термином «казахская диаспора» исследователь использует понятие «ирредента» для казахов, проживающих на своей этнической территории, которая вошла в состав другого государства и граница разделила один народ. По мнению Г.М. Мендикуловой, казахи Китая, России и Узбекистана – ирредента (невоссоединенные нации) и среди зарубежных казахов превалируют адаптационные процессы, но не ассимиляция [10].

Анализируя историю казахского народа, можно прийти к выводу, что казахская диаспора возникла в результате насильственных действий со стороны других государств, царской и советской властей. Противоправные действия царских колонизаторов, гражданская война, насильственная коллективизация и конфискация, голод и преследования со стороны советской власти — вот главные причины того, что казахи оказались в Иране, Афганистане, Китае, Средней Азии, других странах [11].

Итак, развернувшаяся в научном сообществе дискуссия по вопросу об определении понятия «диаспора» прояснила позиции исследователей и наглядно продемонстрировала, как велики различия между ними в понимании столь сложного и неоднозначного социально-культурного феномена. Свидетельством этого является и отсутствие единого общепринятого определения понятия «диаспора». А между тем потребность в таком определении ощущается довольно остро, причем не только теоретическая, но и практическая. Поскольку процесс диаспоризации углубляется и принимает все новые и новые формы, а роль диаспор и их влияние усиливаются, принимающие мигрантов страны стоят перед необходимостью разработки и проведения особой политики по отношению к этим новым этническим и культурным образованиям. Но такая политика вряд ли может быть эффективной, если отсутствует четкое определение самого «предмета», на который она направлена [7].

Диаспоры – широко распространенные этнические группы, которые проживают в разных странах. Они влияли на международнуюполитику с древних времен и продолжают делать это сегодня. Люди отдалялись от своих родных стран в течение многих веков по многим причинам. Кроме того, диаспора один из малоизученных персонажей в политической жизни различных стран. Но теперь на фоне глобализации мировой интерес к диаспорам как социополитическому и этнокультурному явлению чрезвычайно вырос. В контексте экономической и политической глобализация, процессы миграции начали играть значительную роль в формировании современной системы международных отношений. В этой связи, растущая роль и влияниедиаспоры становится чрезвычайно важным явлением на международной арене. Понимание этого факта важно в целом для всех стран, но особенно для тех, кто сегодня склонен занимать ведущее место в политике современного мира, и должно быть рассмотрено как инструмент для продвижения национальных интересов в улучшении имиджа внешней политики страны [12].

В условиях глобализации мира необходимо более детальное изучение феномена диаспоры и вопросов репатриацииказахской диаспоры, результаты которых поднимут на одну ступень выше развитие страны и уровень демографии в целом.

 

Список использованных источников:

  1. Джангозян С. Об определении понятия «диаспора» // Вестник Ереванского университета. Международные отношения, Политология. – С. 64-65.
  2. Кондратьева Т.С. К вопросу о понятии “диаспора”: Дискуссия в научном сообществе // «Диаспоры в Европе. Сборник научных трудов».М., 2009, С. 18.
  3. Лошкарев И.Д. //Роль диаспор    в современной      мировой политике //Мировая политика. Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. Москва. С.121.
  4. Рудица Н.Б., Нургалиев Р. Значимость диаспор и их влияние на социально-экономические и политические процессы в современном мире//Вестник Инновационного Евразийского университета. № 4. С.36-38.
  5. Шеффер Г. Диаспоры в мировой политике // Диаспоры. – М., – №1. – С. 162–184.
  6. Вишневский А.Г. Национальные отношения. Распад СССР: этнические миграции и проблема диаспор // Общественные науки и современность, 2000 , №3. – С. 115-130.
  7. Кондратьева Т. Диаспоры в современном мире: эволюция явления и понятия [Электрон.ресурс]. Url://http://www.perspektivy.info/book/diaspory_v_sovremennom_mire_evolucija_javlenija_i_ponatija_2010-02-27.htm (дата обращения: 11.2017)
  8. Попков В.Д.       Некоторые      основания      для       типологии      диаспор      [Электрон.ресурс].      Url:// http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d-000-00---0kongress (дата обращения: 01.2016)
  9. Милитарев А.Ю.//О содержании термина "диаспора" разработке дефиниции) // Диаспоры. – М., 1999. –№ 1. – С. 24–33.
  10. Балтабаева К.Н., Мамашев Т.А., Ермекбай Ж.А., Баймагамбетова А.Ж.// Казахская диаспора и репатриация (1991-2012). Алматы: Изд-во «Елтаным», – С. 24-26.
  11. Глава VII. КАЗАХСКАЯ ДИАСПОРА // 27. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КАЗАХСКОЙ ДИАСПОРЫ// [Электрон.ресурс]. Url:http://bibliotekar.kz/istorija-kazahstana-za-11-klass-hrestoma/glava-vii-kazahskaja-diasporarazdelenny.html (датаобращения: 01.11.2017)
  12. Gulnash Askhat, Zhabina Zh.R.//THE CONCEPTS OF DIASPORA//ВЕСТНИК КазНПУ им. Абая, серия «Исторические и социально-политические науки», №2(53), 2017 г. С.113-114.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Социология
loading...