Социо-культурные основы политики религиозной толерантности в светском государстве

В данной статье рассматриваются социокультурные основы религиозности в современном казахстанском обществе. Наше государство впервые организовало и провело Съезд мировых религий, на котором представители всех мировых конфессий собрались за круглым столом. Данное мероприятие является уникальным явлением в мировой практике. Светское государство во главе с Президентом страны смогло собрать представителей трех мировых религий и найти объединяющие, а не разъединяющие приоритеты народов мира. Автор изучает особенности казахстанской религиозной толерантности, взаимоотношения религии со светским государством. Именно на территории нашей страны компактно, в условиях дружбы и взаимопонимания, проживают представители всех конфессий. Накопленный в этой области опыт заслуживает внимания мировой общественности. Приводятся мнения авторитетных ученых социологов и политологов государств СНГ по изучаемым вопросам. Они отмечают роль религии и религиозных отношений в современной мировой политике, а также возрастающую роль главы нашего государства в примирении конфликтующих стран, свидетельством чему является Астанинский процесс. Особое, пристальное внимание автор уделяет влиянию ислама в современных условиях в эпоху глобализации и всемирного кризиса. 

Введение. Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев выдвинул инициативу проведения форума мировых и традиционных религий в столице республики, в г.Астана, не случайно. Он руководствовался возросшей ролью религии в обществе. По его замыслу, диалог между лидерами мировых и традиционных религий, построенный на основе доверия и взаимопонимания, откроет широкие перспективы для международного сотрудничества в этой сфере и будет способствовать преодолению таких негативных проявлений нашего времени, как насилие, религиозный экстремизм и терроризм. На протяжении всего периода после обретения государственной независимости и полного суверенитета Республика Казахстан, согласно унаследованной от великих предков исламской веры, успешно строит светское государство, в котором каждому гражданину предоставлена абсолютная свобода вероисповедания.

Методы. В основе методологии данной статьи применен диалектический метод, освобожденный от материалистического или идеалистического монизма и основанный на плюралистической, многолинейной взаимозависимости всех общественных явлений. Использован также метод социо-культурного анализа проблем духовности, свободы совести и вероисповедания, диалектической взаимозависимости и взаимодействия методов: теоретического и эмпирического, исторического и логического, индукции и дедукции и др.

Результаты. В начале 90-х годов XX века в Казахстане можно было констатировать всплеск религиозной активности, обусловленный потерей последней веры и надежды в коммунистическое будущее. Появилось много кружков и религиозных сект, направлений и течений различных религий. Одновременно активизировался процесс построения исламских мечетей, сопровождавшийся притоком множества миссионерских организаций, собравших довольно значительное количество последователей.

Как известно, казахи-мусульмане суннитского вероисповедания ханифитского толка. Широкое распространение ислама на территории Казахстана затянулось на несколько столетий. Оно началось вначале в южных районах государства. Примерно в конце X века ислам окончательно утвердился среди оседлого населения Семиречья (Жетісу). Затем он стал официальной религией государства Караханидов. Уже в известном произведении «Құтты білік», или «Благодатное знание» Юсуфа Баласагунского мы находим подтверждение существования мусульманской идеологии. В Средние века ислам крайне активно продвигался в степь, овладевая умами и настроениями все большего числа людей.

Огромный вклад в процесс широкого распространения ислама среди номадов-кочевников Южного Казахстана внес известный основатель суфийского ордена, уроженец города Сайрам (Исфиджаб), что находится на границе Казахстана и Узбекистана, Ходжа Ахмет Яссави.

Дискуссия. Однако, многие исследователи ислама отмечают, что мусульманство у казахов не было так широко распространено, как у оседлого населения Средней Азии. Казахские женщины никогда не носили паранджу, или чадру пользовались большой свободой общения с противоположным полом. 

Обычно историки связывают с именем хана Арынгазы активное внедрение ислам в казахской степи, который всесторонне поддерживал ислам и опирался на шариат. Параллельно с продвижением ислама шло утверждение грамотности населения. История проникновения ислама знает такой факт, когда пограничная комиссия запретила браки казашек с татарами и башкирами, повсеместно заключавшиеся с целью получения звания муллы. Подобная тенденция привела к зарождению джадидизма, т.е. мусульманского модернизма, широко распространенного среди татар Крыма и Поволжья.

Известный исследователь, этнограф, ученый и просветитель Ч.Ч. Валиханов в своей работе «О мусульманстве в Степи» тревожно подчеркивал: «Мусульманство еще не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. У нас в Степи теперь период двоеверия, как было на Руси во времена преподобного Нестора. Россия в числе сыновей своих имеет немало народностей иноверческих и инородческих, которые ведут образ жизни, диаметрально противоположный образу жизни коренного русского населения, имеют обычаи и нравы, диаметрально противоположные нравам и обычаям русских славянского племени. Понятно, что преобразования, проектированные для христианского и оседлого русского населения, не принесут никакой пользы и будут бессмысленны, если будут всецело применены к кочевым и бродячим инородцам Европейской и Азиатской России».

Общеизвестно, что в исламе существуют три основных направления: суннизм (последователи Сунны), шиизм (последователи халифа Али) и хариджизм (ибадиты) (последователи династии Омейядов). В России же широко распространен суннизм суфиитского толка. При этом различные направления ислама имеют множество богословско-правовых школ (мазхабов).

Огромное значение для верующих-мусульман сыграли печальные события в Узбекистане в 1999 году, в Кыргызстане в 2005 году, в Российской Федерации в 2006 году, а также на территории нашего государства (Тараз), террористические акты в других странах СНГ, бесконечные теракты в Афганистане, Ираке, Пакистане, Сирии, Турции, которые мотивировались борьбой за так называемую «веру», а фактически потрясли весь мир своей жестокостью и бесчеловечностью и унесли много невинных жизней мирных граждан. Религиозный экстремизм стал реальной угрозой религиозной толерантности не только в Казахстане, других центральноазиатских государствах и странах СНГ, но и во всем мире. Не случайно в нашей стране в 1999 году был принят Закон «О борьбе с терроризмом» [1], а в 2004 году Закон Республики Казахстан «О борьбе с религиозным экстремизмом» [2].

Особо важную роль в гармонизации общественных отношений имеет воспитательная работа среди молодежи. Как отмечает член-корреспондент НАН РК, доктор философских наук, профессор Р.Б. Абсаттаров, «вопросы воспитания культуры межнационального общения студентов в высших учебных заведениях Республики Казахстан занимают особое место в воспитании толерантности студенческой молодежи, принадлежащей к различным религиозным конфессиям» [3, С.108].

В настоящее время народ Казахстана, верующие мусульмане, прекрасно понимают существующую разницу между идеями и устными обещаниями мошенников и проходимцев, сеющих разрушения и насилие среди молодежи с неокрепшим сознанием. В современном Казахстане ныне мирно уживаются три мировые религии, что явно свидетельствует о толерантности и терпимости. В целом же деятельность представителей разнообразных религиозных конфессий во многом предопределена этническим составом населения страны. Как известно, в Республике Казахстан компактно проживают и трудятся представители 120 этносов. Причем самой крупной, преобладающей частью населения республики являются казахи, затем следуют русские, украинцы, белорусы, уйгуры, корейцы, турки, немцы, евреи, узбеки, таджики, киргизы, каракалпаки.

Столь разнообразный этнический состав населения нашей страны обязывает к проведению осторожной национальной политики, укреплению религиозной толерантности. Как отмечал прусский король Фридрих второй Великий, «ко всем религиям надо относиться терпимо, ибо каждый человек должен попасть на небо своим путем».

В своем обращении на V Съезде лидеров мировых и традиционных религий 10 июня 2015 года, в Астане, Президент Казахстана Н.А. Назарбаев обратил внимание на важность широкого диалога для выработки новой парадигмы безопасности и развития, в основе которой должны быть принципы равноправия, взаимного уважения, признания интересов друг друга, сотрудничества, толерантности и взаимопонимания. Глава государства отметил, что духовные и политические лидеры могут сообща сделать мир более нравственным и толерантным: «Всем противоборствующим сторонам надо сесть за стол переговоров и выработать соглашения о прекращении насилия, защите мирных граждан, мирном решении всех противоречий. В любой стране и межгосударственных отношениях должны быть решительно отвергнуты силовые методы решения любых политических противоречий. Важно призвать политических лидеров всех ведущих держав остановить разрастание пропасти недоверия в современном мире. Всё это должно стать частью новой архитектуры безопасного и гармоничного мира» [4].

В теоретическом плане системы источников права небезынтересно сопоставление такого источника мусульманского права, как кияс, или суждение по аналогии, с западными источниками судебной практикой и правилом прецедента. А что из себя как источник права представляет иджма, или единое соглашение мусульманского общества, не похоже ли это на что-то вроде единого акта гражданского общества в религиозной форме? Сунна в качестве источника права разъясняется как совокупность традиций, значит, это тоже не жесткая совокупность норм, не подверженная толкованию и разъяснению.

Три перечисленных источника мусульманского права даже при поверхностном взгляде заставляют усомниться в оценке Давида Р. и Жоффре-Спинози К. с пренебрежительным оттенком об этой системе как «незыблемой» и «идеальной». К тому же сам главный источник права Коран вовсе не исключает разъяснений, толкования и комментариев, поскольку даже многие авторитетные деятели на Западе оценивали ислам как наиболее совершенную из всех мировых религий, вобравшую в себя все достижения других религиозных систем (Л.Н. Толстой, Наполеон, писатель М.А. Алданов и др.), как наиболее молодую и менее догматичную систему.

Общеизвестно, что среди казахов ислам получил широкое распространение в конце XVIII века. Доктор юридических наук, профессор З.Ж.Кенжалиев подчеркивает: «Особенно благоприятную почву учение Магомета обрело в период царствования Екатерины II. Как свидетельствуют документы, именно тогда начали возводить на средства казны мечети, при которых открывались школы. Так, в указе императрицы от 2 мая 1784 года (на имя генерал-поручика Апухтина) говорится «о скорейшем окончании мечетей для народов магометанского закона» [5, с.162]. В течение четырех лет мечети были построены в Оренбурге, Верхнеуральске, Троицке и Петропавловске. Тем не менее, в эпоху номинального присоединения Казахстана к России только немногие из ханов и султанов имели смутное представление о догмах ислама и исполняли кое-какие его обряды. Не было ни одной мечети и ни один мулла не отправлял там общественного мусульманского богослужения» [6, с.11].

Известный исследователь казахских адатов А. Левшин отмечал, что «число усердных мусульман так редко в сем народе, что исламизм совсем бы мог в нем угаснуть, если бы не поддерживали оного духовные, часто приезжающие из Бухары, Хивы, Туркестана, и муллы, определяемые Российским правительством к ханам и родоначальникам для исправления при них должности письмоводителей» [7, с.55].

Принятие ислама означало также постепенное распространение мусульманского права. Согласно мусульманской религии, правовые предписания исходят непосредственно от Аллаха и поэтому соблюдение их обеспечивалось не только мерами государственного принуждения, но и средствами идеологического воздействия, каковыми выступала религия ислама [6, с.12-13].

Мы полностью разделяем мнение блестящего ученого А.Х. Саидова о том, что «шариат-лишь одна из важных сторон ислама. Аш-Шари’а, или шариат, что в переводе с арабского означает «прямой, правильный путь», является комплексом закрепленных прежде всего Кораном и сунной предписаний, которые определяют убеждения, формируют нравственные ценности и религиозную совесть мусульман, а также выступают источниками конкретных норм, регулирующих их поведение» [8, с.31].

Заключение. Таким образом, Казахстан имеет многовековую историю и является обладателем культурных ценностей, вошедших в сокровищницу мировой цивилизации. Многочисленные археологические памятники подтверждают высокий уровень развития цивилизации оседло-земледельческой и кочевой культур племен, населявших территорию Казахстана. Все это свидетельствует о том, что на территории нашего государства пересеклись через Великий Шелковый путь геополитические интересы мировых культур. Целью данной статьи является утверждение в казахстанском обществе высоких духовно-нравственных ценностей, новых прогрессивных общественных идеалов и гуманитарных принципов. Социальное взаимодействие должно стать императивом государственной политики в сфере идеологии.

Хотелось бы отметить, что целенаправленное и последовательное проведение в жизнь основных направлений нового политического курса, зафиксированного в «Стратегии «Казахстан-2050», придало новый мощный импульс государственно-конфессиональным отношениям. Реализация данного политического курса выступает главным условием дальнейшего совершенствования Республики Казахстан, как состоявшегося государства.

 

Список использованных источников:

  1. Республика Казахстан. Закон. О внесении изменений и дополнений в Закон О борьбе с терроризмом от 11.2016 // https://online.zakon.kz.
  2. Республика Казахстан. Закон. О борьбе с религиозным экстремизмом от 02.2005 // https://online.zakon.kz.
  3. Абсаттаров Р.Б., Садыков Т.С. Воспитание культуры межнационального общения студентов. – Монография.– Алматы: АГУ им. Абая. – 1999. – 212 с.
  4. Назарбаев Н.А. Обращение на V Съезде лидеров мировых и традиционных религий.10 июня 2015. – Астана // religions-congress.org
  5. Добромыслов А.И. Тургайская область: Исторический очерк. – Тверь, – Т.1. – 341 с.
  6. Кенжалиев З.Ж., Даулетова С.О. Казахское обычное право в условиях советской власти (1917-1937 гг.). – Алматы: Ғылым, 1993. – 285 с.
  7. Левшин А. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. – СПб., – Ч.3. – 196 с.
  8. Саидов А.Х. Хидоя: комментарии мусульманского права. – Т.1. – Ташкент: Узбекистон, – 545 с.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Социология