Национальное законодательство стран центральной Азии в области водной политики

В статье анализируются правовые основы совместного использования трансграничных водных ресурсов в Центральной Азии. Рассмотрено национальное законодательство в области водной политики Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана и Таджикистана. Выявлены особенности законодательства пяти стран и основные отличия в подходах к распределению международных водотоков. 

Сегодня вопросы совместного использования трансграничных водных ресурсов в Центральной Азии приобретают особую актуальность. За годы независимого развития странами бывшего Советского союза не были выработаны новые эффективные (т.е. экологически обоснованные и рациональные) механизмы управления трансграничными водными ресурсами, удовлетворяющие потребности и запросы всех пяти стран региона. А именно – развитие орошаемого земледелия в странах нижнего течения трансграничных рек (Казахстан, Узбекистан и Туркменистан) и увеличение выработки электроэнергии в странах верхнего течения (Кыргызстан и Таджикистан). В результате в регионе наблюдается рост напряженности по вопросам использования трансграничных рек: не согласуется строительство гидроэлектростанций, увеличивается нехватка воды в регионе, растет экологическое загрязнение рек.

Ситуация по совместному управлению трансграничными водными ресурсами в центральноазиатском регионе требует серьезной доработки и внедрения новых подходов. Фундаментом существующего механизма вододеления в регионе является правовая база: региональные соглашения и национальное законодательство. Особый интерес для рассмотрения проблем совместного вододеления представляет национальное законодательство стран региона, их подходы к международному сотрудничеству в водной сфере.

Национальное законодательство в области регулирования вопросов управления трансграничными водными ресурсами закреплено в положениях Конституций, законах о воде и водных кодексах стран региона, в подзаконных актах. В Конституциях почти всех стран региона (за исключением Туркменистана) закреплено, что вода является государственной собственностью [1, 2, 3, 4, 5].

В Водном кодексе Казахстана закреплено понятие трансграничных водных ресурсов, они определены как «поверхностные и подземные водные объекты, которые обозначают и (или) пересекают Государственную границу Республики Казахстан». Отличительной чертой Водного кодекса Казахстана является выделение особого внимания международному сотрудничеству в области использования и охраны трансграничных водных ресурсов. Так, в статье 141 Кодекса определены основные направления международного сотрудничества. В статье 143 содержится описание механизма межгосударственного сотрудничества в области использования и охраны трансграничных вод. Кроме того, в статье 144 подробно рассмотрена экономическая основа международного сотрудничества. Пути урегулирования споров по вопросам использования и охраны трансграничных вод предусмотрены в статье 145 [6].

Казахстан является единственной страной Центральной Азии, ратифицировавшей Конвенцию об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер, подписанной в Хельсинки в 1992 году [7]. Конвенция закрепляет стремление стран использовать трансграничные водные ресурсы «осознанно», экологически обоснованно и всячески предотвращать трансграничное воздействие на водные ресурсы.

В Водном кодексе Кыргызстана понятие трансграничных водных ресурсов вовсе отсутствует [8].

Однако   видение   Кыргызстана   относительно  водных   отношений  с   другими   государствами представлено в Законе о воде. Так, в Статье 67 Закона предусмотрено, что Кыргызская Республика на основе норм международного права и межгосударственных отношений осуществляет:

  • предотвращение, ограничение и сокращение сброса загрязняющих веществ в пограничные воды путем применения малоотходных и безотходных технологий;
  • установление критериев качества воды и др. [9].

В статье 70 Закона закреплен экономический механизм водных отношений Кыргызской Республики с другими государствами, устанавливаемый на основании норм международного права и межгосударственных соглашений. Он предусматривает платность воды: «предоставление одним из государств, за определенную плату, другому государству своей доли водных ресурсов, установленной на основе международных соглашений». Подобное положение содержится в Водном Кодексе Казахстана: «возмещение затрат государству, осуществляющему одностороннюю эксплуатацию водохозяйственных объектов по управлению, регулированию и охране трансграничных вод, используемых другими государствами, на принципе долевого участия в используемых водных ресурсах», «предоставление на компенсационной основе одним из государств другому государству своей доли (часть доли) трансграничных вод, установленной на основе соответствующих ратифицированных международных договоров» [9].

Особое значение для водной политики Кыргызстана имеет Указ Президента КР Об основах внешней политики Кыргызской Республики в области использования водных ресурсов рек, формирующихся в Кыргызстане и вытекающих на территорию сопредельных государств. Согласно данному Указу, Кыргызская Республика исходит из того, что каждое государство имеет право в пределах своей территории использовать водные ресурсы реки с целью получения максимальных выгод. Кыргызская Республика, осуществляющая регулирование стока и подачу воды государству, находящемуся ниже по течению реки, имеет право на возмещение расходов по строительству, реконструкции и эксплуатации водохранилищ и иных гидротехнических объектов межгосударственного значения. Весьма важный пункт – «Одним из основополагающих положений, подлежащих отражению в международном договоре, должно быть взаимное обязательство сторон контролировать, предотвращать и уменьшать загрязнение реки, которое может нанести вред окружающей среде, здоровью или безопасности людей» [10].

В Водном Кодексе Таджикистана также отсутствует понятие трансграничных водных ресурсов, однако содержится позиция по международному сотрудничеству в области водных отношений. В Статье 145 определены принципы международного сотрудничества в области водных отношений. Республика Таджикистан исходит в своей политике в области водных отношений из необходимости обеспечения устойчивого развития своей экономики, рационального использования и охраны водных ресурсов на основе соблюдения принципов международного водного права, взаимовыгодного и дружественного сотрудничества с иностранными государствами, всеобщей экологической безопасности, развития международного сотрудничества в области водных отношений [11].

В Статье 146 Кодекса обозначено, что экономические основы водных отношений с другими государствами устанавливаются на базе международного водного права и межгосударственных соглашений [11, ст. 146]. Однако остается непонятным отношение к платному водопользованию.

Согласно Статье 4 Кодекса о воде, Туркменистан провозглашает государственную собственность на воды: «Государственный водный фонд Туркменистана является исключительно собственностью государства. Государственная собственность на межгосударственные (трансграничные) воды определяется соглашениями между государствами, расположенными в данном бассейне» [12].

Трансграничным водам в Водном кодексе Туркменистана посвящена отдельная глава. В ней обозначен порядок водопользования на трансграничных реках.

В национальном законодательстве Узбекистана также отражены положения, касающиеся трансграничных водных ресурсов. В Статье 2 Закона о воде и водопользовании Узбекистана дано следующее определение: «Трансграничные водные объекты – водные объекты, пересекающие границы двух и более государств или расположенные на таких границах; трансграничные воды – любые поверхностные или подземные воды, пересекающие границы двух и более государств или расположенные на таких границах» [13].

Таким образом, в национальном законодательстве стран Центральной Азии в области водопользования можно выделить следующие особенности:

  1. Национальное законодательство стран региона, в целом, создает благоприятную почву для развития международного сотрудничества в области совместного использования трансграничных водных ресурсов, и не содержит противоречий для углубления взаимодействия по данному вопросу.
  2. Страны региона в разной степени открыты к диалогу по использованию трансграничных рек. Отмечается некоторая связь между обладанием истоками рек и степенью готовности сотрудничать по вопросам их деления. Так, законодательство стран низовьев ключевых трансграничных рек – Казахстана и Узбекистана – в большей степени открыто к международному сотрудничеству в области совместного водопользования. В Водном Кодексе Казахстана подробно описаны принципы сотрудничества по вопросам вододеления, механизмы и экономическая основа. Кроме того, страна ратифицировала Хельсинскую Конвенцию об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер. Закон о воде и водопользовании Узбекистана также содержит конкретное видение по вопросам сотрудничества. Законодательство стран верховьев рек – Кыргызстана и Таджикистана – не содержит определения трансграничных рек. Более того, Указом Президента Кыргызстана закреплено положение о том, что реки Нарын, Карадарья, Чаткал, Чу, Талас, Сарыджаз, Аксай и другие, формирующиеся в Кыргызстане, составляют важную часть природных ресурсов страны и закреплены в общественном сознании народа как его историческое достояние и национальное богатство.
  3. Законодательство Казахстана и Кыргызстана отражает готовность к введению платного водопользования. При этом понимание механизмов и форм такого водопользования также имеет отличия.

В целом, анализ законодательства стран Центральной Азии в области водной политики свидетельствует о том, что существует определенный потенциал для углубления и укрепления сотрудничества по предотвращению трансграничного воздействия на реки. Такого рода нормы содержатся в законодательстве всех пяти стран. Их главное значение в том, что при принятии тех или иных решений, касающихся трансграничных рек должны учитываться, прежде всего, рациональные и экологически обоснованные причины. Безусловно, каждая страна стремится защищать свои национальные интересы и использовать воду на своей территории, максимально извлекая выгоду для развития своей экономики. Но несогласованность в решении общих водных проблем это путь, неминуемо обрекающий страны региона на дефицит воды и экологическую катастрофу. Поэтому крайне важно осознать важность и необходимость сотрудничества в области использования трансграничных рек, отдавая приоритет коллективным интересам. И именно этот принцип должен лечь в основу нового подхода к распределению трансграничных водных ресурсов.

 

Литература

  • Конституция Республики Казахстан (1995).
  • Конституция Кыргызской Республики (2010).
  • Конституция Республики Таджикистан (1994).
  • Конституция Туркменистана (1992).
  • Конституция Республики Узбекистан (1992).
  • Водный кодекс Республики Казахстан (2003).
  • Закон Республики Казахстан «О присоединении Республики Казахстан к Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер» (2000).
  • Водный кодекс Кыргызской Республики (2004).
  • Закон Кыргызской Республики «О воде» (1994).
  • Указ Президента Кыргызской Республики «Об основах внешней политики Кыргызской Республики в области использования водных ресурсов рек, формирующихся в Кыргызстане и вытекающих на территории сопредельных государств» (1997).
  • Водный кодекс Республики Таджикистан (2000).
  • Кодекс Туркменистана «О воде» (2004).
  • Закон Республики Узбекистан «О воде и водопользовании» (1993).
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Политология