Понятие казахстанской правовой культуры в политическом пространстве

В статье рассматриваются актуальные вопросы понятия казахстанкой правовой культуры в политическом пространстве, которые еще не были предметом самостоятельного исследования в политической науке. В статье более подробно рассмотрены особенности и проблемы нового понятия «казахстанская правовая культура» на стыке различных научных дисциплин. Вместе с тем уделено внимание и дискуссионным вопросам. 

Как показывает научный анализ социально-политической литературы, понятие казахстанской правовой культуры еще не было предметом самостоятельного исследования в политической науке. Поэтому, на конкретных материалах политологическое исследование понятия казахстанской правовой культуры имеет большое не только теоретическое, но и практическое значение.

Политологический анализ казахстанской правовой культуры базируется на философской методологии, в которой входят общенаучные методы, методологическое положение других наук, частнонаучные методы, общие методологические положения правоведения и т.д.

Исходя из задач, стоящих перед нашем исследованием, в казахстанской правовой культуре должна быть выявлена ее понятие, ее глубинное основание и отсюда – ее экономическое, социальнополитическое содержание и т.д.

Следует сказать, что казахстанская правовая культура как социально-политический феномен в совокупности составляющих ее структурных элементов более масштабный, чем казахстанское право детерминирована всем многообразием социально-политической жизни казахстанского народа. В казахстанской правовой культуре отражаются не только социально-экономические отношения и материальные условия общественной жизни, но исторические, культурные, религиозные, нравственные начала социально-политической деятельности и поведения казахстанцев в конкретном обществе на определенном этапе его развития. Абстрактной казахстанской правовой культуры не существует, как не существует абстрактного казахстанского права, абстрактного казахстанского правового сознания и абстрактной казахстанской правовой деятельности субъектов правовых, нравственно-политических отношений в Казахстане. Речь всегда идет о казахстанской правовой культуре конкретного казахстанского общества, определенного казахстанского социума на конкретных исторических, политических пластах своего развития. Наряду с этим уроки пройденных этапов Казахстана, верно отмечают Е.К.Алияров и З.К.Аюпова «способны оказать большое влияние и на правильное осмысление будущего пути нашего государства» [1].

В связи с этим следует заметить, что в настоящее время в научной литературе насчитывается около 260 определений правовой культуры, рассматривающих ее как историческое, правовое социальное и философское явление. При этом, ее надо рассматривать, на наш взгляд, и как политическое явление.

Надо сказать, разобраться в многочисленных, иногда противоречивых определениях правовой культуры в политическом пространстве оказывается весьма затруднительно еще и в связи с отсутствием единого понимания культуры как более общей категорий.

Научное исследование казахстанской правовой культуры в ее постоянной динамике, изменении и развитии в конкретных исторических, политических условиях и обстоятельствах, через призму исторической преемственности необходимо осуществлять в соответствии с принципом историзма. Вместе с тем, историческое самым тесным образом связано с логическим. Являясь социальнофилософскими категориями, историческое и логическое раскрывают важные особенности процесса развития, а также соотношение между логическим развитием мысли и реальной историей предмета, например, правовой культуры Казахстана. Историческое выражает структурные и функциональные процессы возникновения и формирования казахстанской правовой культуры. Логическое – те соотношения, законы, связи и взаимодействия составляющих ее элементов, которые существует в развитом состоянии объекта и т.д.

Поэтому, для того, чтобы определить, какой из контекстов в понимании казахстанской правовой культуры является предпочтительным, по нашему мнению, необходимо определить, как соотносится казахстанская правовая культура с правовой системой казахстанского общества.

Прежде всего следует сказать, что в научной литературе существуют самые разнообразные мнения о месте правовой культуры в правовой системе общества. Иногда ее рассматривают в качестве элемента одной из подсистем правовой системы. Так, в частности, отдельные исследователи фактически отождествляют правовую культуру с правосознанием, предлагая понимать под ней комплекс представлений той или иной общности людей о праве, его реализации, о деятельности государственных органов, должностных лиц, а другие исследователи включают ее в содержание правовой идеологии. В последнее время в научной литературе правовую культуру все чаще определяют предельно широко, включая в нее право, правоотношения, правосознание, законность и т.д. и отождествляя ее тем самым со всей правовой системой.

Следует заметить, что иногда правовую систему разводят с правовой культурой на основании  того, что понятия, обозначающие данные явления, принадлежат якобы к двум различным теоретическим уровням – соответственно философскому и конкретно-социологическому. Думается, что  такие понятия, как правовая система, правовая культура, государство, право и т.д., могут изучаться как на первом, так и на втором уровнях; переход с первого на второй уровень научного анализа и наоборот отнюдь не требует замены одного понятия на другой, если исследуется одно и то  же явление.

Надо сказать, что казахстанскую правовую культуру, с учетом выше изложенного, нельзя признать элементом одной из подсистем, например, элементом правового сознания, частью правового воспитания и т.д. При этом недопустимо также и отождествление казахстанской правовой культуры с правовой системой Казахстана.

В связи с этим, возникает следующий вопрос, который необходимо разрешить – можно ли рассматривать казахстанскую правовую культуру в качестве самостоятельного элемента правовой системы Казахстана, поскольку такой подход к решению вопроса об их соотношении также имеет место в научной литературе. Например, ряд ученых называют правовую культуру в числе элементов правовой системы.

Следует заметить, что казахстанская правовая культура не просто является частью или областью правовой системы Казахстана, но как ее качественная характеристика присуща всем сферам правовой, нравственно-политической жизни казахстанского общества, пронизывает эти сферы и является известной атмосферой (например, законности, правовой, политической свободы, социально-политической справедливости, уважения к праву) жизни этого общества. Поэтому разное понимание казахстанской правовой культуры как феномена влечет за собой возникновение разных подходов к пониманию ее структурных компонентов и т.д.

Следовательно, несмотря на различность подходов, различные исследователи в качестве обязательных компонентов казахстанской правовой культуры чаще всего называют: знание о праве; отношение к праву; навыки правового поведения. В связи с этим, делая обобщения из вышесказанного, мы полагаем необходимым отметить следующие две основные моменты: первый момент, казахстанская правовая культура нельзя отождествлять ни с правовой системой казахстанского общества, ни с отдельным ее элементом (элементом одной из подсистем правовой системы Казахстана). Она представляет собой понятия, позволяющую описать качественное состояние правовой системы и ее компонентов. При этом казахстанская правовая культура, однако, не может рассматриваться как уровневая характеристика, отражающая степень развития одной правовой системы в сравнении с другими, она позволяет сопоставить правовые системы именно с точки зрения общности и различия их свойств. Второй момент в структурном плане казахстанская правовая культура представлена духовным и материальных компонентом, при этом основополагающим, базовым выступает именно духовный компонент, во многом определяющий качественное состояние писаного казахстанского права, правотворческой и правореализационной деятельности граждан, законности и правопорядка в стране. Материальную правовую культуру Казахстана следует рассматривать как материальное выражение казахстанской духовной правовой культуры.

Следует подчеркнуть, что казахстанская правовая культура – чрезвычайно емкое явление. Ее общественная значимость во многом превосходит границы нормативного воздействия казахстанского права на социально-политические отношения, так как, являясь составной частью общечеловеческой культуры, казахстанская правовая культура прямо и косвенно влияет на формирование сознания и деятельность личности казахстанца в самых различных сферах жизни казахстанского общества. Следовательно, не случайно, поэтому к подавляющему большинству казахстанских проблем построения правового государства и гражданского общества вопросы формирования и развития казахстанской правовой культуры имеют самое прямое отношение.

Надо отметить, что казахстанская правовая культура в полной мере может быть раскрыта лишь в контексте общественно-политического прогресса, так как она немыслима без своей прогрессивной направленности. В данном контексте казахстанская правовая культура трактуется через призму становления личности казахстанца, которая начинает осознавать, а затем требовать и создавать правовые, политические средства защиты своей зарождающейся, развивающейся свободы, прав и автономии. Осмысление казахстанской правовой культуры как социально-политического феномена, отражающего уровень и характер прогрессивных достижений казахстанского общества в правовой, политической сфере применительно к субъектам политико-правового регулирования позволяет выделить понятие правовой культуры личности казахстанца.

Следовательно, правовая культура личности казахстанца характеризуется не только наличным уровнем, но и внутренним потенциалом [2]. С этой точки зрения правовая культура личности казахстанца это определенный характер и уровень творческой деятельности. Таким образом, уровень казахстанской правовой культуры отражает степень зрелости, цивилизованности казахстанца, его образа мышления и стандартов поведения.

Казахстанская правовая культура как сложное системное образование представляет собой совокупность материальных и духовных достижений в правовой, политической жизни казахстанского общества. Она выступает как смыслонесущий и смыслопередающий аспект казахстанской, человеческой практики и ее результатов в правовой, политической жизни общества. Поэтому в свою очередь правовая культура личности казахстанца выражается в представлениях граждан как субъектов права, политики о правовых, политических явлениях, которые воплощаются на практике как стиль их деятельности. При этом казахстанская правовая культура как детерминирует формы жизнедеятельности гражданина, так и является способом реализации его творческих возможностей.

В связи с этим, следует сказать, что процесс формирования правовой культуры личности казахстанца характеризуется многогранностью, большой совокупностью составляющих, разнообразием соотношений качественных и количественных, объективных и субъективных факторов, многообразием форм их проявления и динамикой развития. Это положение, обстоятельство неизбежно влечет определенные различия в правовой культуре конкретных казахстанских людей, что позволяет говорить об уровнях и типах правовой культуры личности казахстанца.

Казахстанская правовая культура служит каналом взаимодействия личности, общества и государства. Ее основное назначение заключается в осуществлении не отстранения, а присоединения казахстанцев к обществу и общественной деятельности. Она связана с такими ее сущностными чертами как целенаправленность, осуществление властных функций в государстве, обществе, упорядочивающем воздействие на весь спектр социально-политических отношений страны. Казахстанская правовая культура становится реальным инструментом социальных, политических и экономических преобразований, модернизаций, оказывающих существенное влияние на функционирование политико-правовой системы государства и гражданского общества в целом.

Опираясь на результаты имеющихся исследований правовой политики и правовой культуры Казахстана, можно охарактеризовать казахстанскую правовую культуру как степень овладения правом, политикой в действии, в частности, самосознание, ответственность в реализации требований права, политики, творческую ориентацию на общеказахстанские, общечеловеческие ценности и нормы, а также особенности национальной культуры в противоречивых политических, правовых ситуациях, предполагающую в своем высшем проявлении интуитивное политико-правовое поведение, участие в правотворчестве и в разработке государственной политики страны. Итак, казахстанская правовая культура как социально-политический феномен – сложное явление, определенное единство всеобщего, особенного и единичного. Эффективность каждого элемента в общем механизме воздействия на казахстанца изменяется в зависимости от целого комплекса факторов, среди которых: время, социально-политическое пространство, экономическая ситуация, политическая обстановка. Каждая составляющая этого механизма может быть детерминирующим элементом при условии воздействия на сознание и правосознание личности казахстанца и казахстанского общества в целом [3].

Подводя итого, в заключении можно сказать, что, во-первых, казахстанская правовая культура – установки,  составляющие  нравственно-социальную  основу  зрелости  казахстанского  общества; во-вторых, основным требованием к результативности казахстанской правовой культуры выступает повышение качества и уровня социально-правовой жизни общества и личности страны. Это может выражаться в обеспечении гарантий статуса граждан, в согласованности и предсказуемости действий политической власти Казахстан; в-третьих, казахстанская правовая культура по существу выступает выражением, отражением как сущности содержания и функций правового государства, так и результатом осуществления правовой политики Республики Казахстан.

 

 

  1. Алияров Е.К., Аюпова З.К. Совершенствование правовой системы Республики Казахстан и вклад академика С.С.Сартаева в становление правового государства.Алматы: Экономика, 2016.С.255.
  2. См.: Ибраева А.С. Правовая культура Казахстана: проблемы формирования, факторы развития.Алматы: Қазақ университеті,
  3. Абсаттаров Г.Р. Правовая политика и воспитание правовой культуры: казахстанский опыт.Алматы: Ұлағат, 2016.С.98,100.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...