Еще раз о полигонах Казахстана

Суверенному Казахстану досталось поистине «богатое» наследие военной индустрии СССР в виде испытательных полигонов. Республика обладает самой большой численностью военных полигонов на душу населения.

Долгое время, история создания и деятельность Семипалатинского испытательного ядерного и других полигонов (СИЯП) на территории Казахстана оставалась неизвестной. Входящий в структуру военнопромышленного комплекса (ВПК) СССР эти объект был тщательно засекречен, и данные о них не публиковались в открытой печати, за исключением редких официальных информаций после каждого ядерного испытания. В то время в СССР, в государстве с тоталитарной идеологией, в условиях государственной секретности вслух не говорилось о существовании полигонов и радиоэкологический опасности.

Даже мнение таких выдающихся ученых, академиков А.Д. Сахарова и И.В. Курчатова, работавших над атомной программой, высказанные в самой лояльной форме, пресекались врезкой и грубой форме руководителями высоких государственных инстанций. В подтверждение можно привести рассказ Андрея Дмитриевича Сахарова из интервью 1990 года казахстанскому журналу «Арай». Когда в1958 г. Н.С. Хрущев принял решение провести серию испытаний атомных бомб, Сахаров посчитал, что сэтим согласиться нельзя, и упросил Курчатова поехать к Хрущеву уговорить его отменить свое решение.  Хрущев не только не согласился, но, как говорит Сахаров, прогнал Курчатова. Сахаров далее рассказывает. Что он и раньше писал Хрущеву о вреде испытаний атомного оружию для людей и окружающей среды и рекомендовал приостановить дальнейшие испытания. На это Хрущев заметил в кругу своих помощников: «Самая верная политика – это политика с позиции силы».

Еще один пример в1970 г., работая в Академии наук республики, молодой ученый Рысбек Ибраев разработал проект радиоэкологических исследований в Казахстане. Проект был поддержан всеми академическими институтами Союза, имевшими отношение к радиоэкологиии почвоведению. Идея была поддержана и Министерством обороны, заинтересованным в разработке мер по защите почвы и растений от радиационных поражений. В 1974 г. согласно проекту была организована специальная лаборатория меченых атомов. В Алма-Атинской области началось строительство опытно-экспериментального полигона, на котором предполагалось изучение способов дезактивации почв и растений. Были построены железобетонные сооружения, завезены специальная техника, оборудование, полигон готов был начать работу. Это было уникальное научное подразделение, не имевшее аналогов ни в Казахстане, ни в Средней Азии. Но вдруг в верхах было принято решение о ликвидации лаборатории, сокращении штатов и передаче полигонного комплекса другим учреждениям. Р.Ибраева уволили с работы и изгнали из партии. Не помогли даже ходатайства руководителей академии наук СССР. Агенты КГБ, с самого начала следившие за деятельностью лаборатории, своевременно раскрыли зловредные планы ученого. Поскольку Р. Ибраев начал проводить тайный эксперимент: достав банку урановой соли, он исследовал влияние урана на растения и живые организмы. Дальнейшая судьба Р.Ибраева была поистине драматичной: в течение полугода он не мог найти работу. Не брали даже на должность ночного сторожа.

Политика глубокой секретности и отсутствие элементарных норм радиоактивности и безопасности изначально создавали ситуацию необъявленной ядерной войны против собственного народа.

Медикам запрещалось ставить правильный диагноз заболеваний, связанных с воздействием радиации. Поэтому людей «лечили» от всех болезней, кроме тех, которые вызывала радиация. Семипалатинске был построен больничный корпус, оснащенный по темвременам самым современным оборудованием. Назывался он «Противобруцеллезный диспансер № 4». Здесь не лечили людей, неоказывали помощи животным. А изучали воздействие радиации на живые организмы объясняя тем, что это необходимо для науки и будущих поколений. В клинике диспансера врачи наблюдали, как люди медленно   умирали   от  лучевой   болезни,   затем   они   писали   секретные   отчеты   для   специальных служб Семипалатинского полигона и центра. В настоящее время этот«диспансер» продолжает работать и называется Научно-исследовательским институтом радиационной медицины и экологии. В1990 г. гриф секретности с архивных материалов диспансера был снят, основная часть документов, касающихся здоровья людей и радиоэкологической обстановки вокруг полигона, былавывезена вМоскву.

Военно-промышленный комплекс СССР сознательно создавал и пропагандировал выгодное для себя мнение у общественности о том, что испытания атомного оружия не наносят вреда окружающей среде и здоровью населения. Они притворно подчеркивали свою удовлетворенность тем, что на высоком уровне выполняли задание правительства. Орденами и медалями была награждена большая группа ведущих исследователей. Многим было присвоено звание лауреатов Сталинской премии, звания героев Социалистического труда. Например, генерал А.Бурназян – куратор медико-биологического контроля за испытанием ядерного оружия – стал Героем Социалистического труда.

Такова история создания и существования Семипалатинского испытательного ядерного полигона. Ядерный монстр долгое время безнаказанно уродовал землю, некогда слывшуюцветущим степным краем,нанося непоправимый вред здоровью миллионов людей, проживающих в непосредственной близости от смертоносного полигона. Зло не могло продолжаться долго. Пришли восьмидесятые годы, иказахстанское общество начало понимать, что с полигоном надо что-то решать. И наступил момент решительных действий, наступил момент истины. Народ Казахстана решительно выступил против ядерных испытаний, так родилось Международное Антиядерное Движение (МАД) «Невада-Семипалатинск».

И лишь в конце восьмидесятых годов, с началом активности движения «Невада-Семипалатинск», сообщения о Семипалатинском испытательном ядерном полигоне широко освещались в печати. Парламентарии насессиях, медики открыто обсуждали влияние радиации на здоровье людей и методы их лечения. А главное – впервые был услышан голос жертв ядерных испытаний, тех, кто потерял здоровье в результате облучения. Под мощным напором общественности. Поддержанной Верховным Советом Республики,союзное правительство вынуждено было установить мораторий на взрывы не на основе правительственных соглашений на высшем уровне, а благодаря активным действиям общественности. Огромная заслуга лидера МАД «Невада-Семипалатинск» О Сулейменова заключается в том, что он впервые с трибуны Верховного Совета СССР заявил всему миру о существовании СИЯП, обратился кправительству СССР, ВПК СССР с требованием о необходимости прекращения ядерных испытаний не территории Казахстана.

Решающее значение для прекращения испытаний атомного оружия в Казахстане имело обретение республикой своей независимости. В декларации о ее государственном суверенитете заявлялось о полном прекращении разработки, производстваи испытания ядерного и других видов оружия массового уничтожения на территории республики. Таким образом, народ Казахстана своими решительными действиями первым остановил крупнейший в мире ядерный полигон.

Однако, до настоящего времени, функционируя в режиме секретности, ряд действующих полигонов (Эмба, Капустин-Яр, Тайсойган, ГЛИЦ, Сары-Шаган-1, Сары-Шаган-2, Ашулук, Байконыр) вывели из суверенного использования и экологического контроля около 6 миллионов гектаров казахстанской земли. Ежегодная арендная  плата  составляет  всего 27 миллионов рублей. Размер арендной платы явно  занижен, а вред местному населению неизмерим.

Кроме СИЯП, в различные годы в разных концах республики прогремели атомные взрывы. Представляет опасность для людей радиоэкологическая обстановка в районах Западного Казахстана, находящийся под воздействием полигонов «Тайсойган» «Капустин ЯР» и «Азгир».

Как известно, ракетный полигон «Тайсойган», расположенный в Кызылкогинском районе Атырауской области начал действовать с1952 года.На полигон «Тайсойган»за 40 лет  упало около300     отделившихся частей     ракетоносителей     СС-20     с    весом     более    5,3    тон    каждая. По «Тайсойганскому» полигону выявлено повсеместное загрязнение почвы, растительности, водоисточников тяжелыми и ядовитыми продуктами превращения остатков топлива.

Ракетно-ядерный полигон «Капустин Яр» создан в1949г. На  территории  Западно-Казахстанской области полигон расположен вУрдинском и Джангалинском районах. С полигона запущено и взорвано около 24 тысяч ракет, испытано 177 образцов боевой техники. Уничтожено 619 ракет типа СС-20. При испытаниях и уничтожении боевой техники было выброшено в атмосферу около 30 тысяч тонн высокотоксичных веществ.

Ядерный полигон «Азгир» расположен на территории Атырауской области в Денгизском районе, граничащем с Урдинским районом Западно-Казахстанской области. Состоит из 12 площадок, на10 из которых было произведено 17 подземных ядерных взрывов на глубине от165 до 1500 метров в период с 1966 по1979 годы. Цель проведения ядерных взрывов – отработка технологии создания подземных емкостей в соляных куполах для хранения определенных веществ, в том числе радиоактивных отходов.

Население, находящееся около полигона «Азгир» не было информировано о наличии радиационной опасности. В прилегающих к полигону районах наблюдались массовые заболевания  людей  и  падеж скота.В емкостях, созданных на полигоне«Азгир», находится вода. Возможен выход радиоактивных рассолов на поверхность земли. У некоторых ответственных работников возникает желание использовать полигон«Азгир» в качестве места захоронения радиоактивных отходов. Но этого ни в коем случае делать нельзя.

На основании полученных данных и с учетом сильного химического загрязнения местности за счет испытаний  боевой  техники  районы,  расположенные  вблизи  полигонов  «Тайсойган»,«Капустин  ЯР»  и «Азгир», следует отнести к зонам экологического бедствия. Огромные территории Казахстана пострадали от деятельности полигонов. Суммарная мощность ядерных взрывов в Казахстанев 45 тысяч разпревышает мощность бомбы сброшенной над японским городом Хиросимой в конец второй мировой войны. Транзитный период для страны стал достоянием истории, рубикон пройден. Впредшествующее десятилетие государство предпринимало меры в решении проблемы ядерно-экологической безопасности. Однако        они  были неадекватны    масштабу, объему и сложности  в    ее   решении. К тому же наследие, полученное в этом плане от СССР, в геометрической прогрессии усиливало проблему и усложняло ее решение. Естественно Казахстан, осознавая серьезность радиационной обстановки, предпринимал и предпринимает определенные меры. Однако, на расходы по преодолению экологического кризиса  правительством  выделялось  крайне недостаточно  средств.  До сих пор более миллиона  гектаров

Казахстанской земли на долгие выведенные из оборота и представляют опасность для человека.

Почти полвека с площадок космодрома Байконур стартуют ракеты.

Над Казахстаном пролегают две траектории полетов ракет-носителей. Одна из них, западная, проходит над Улытау, озером Тенгиз, Алексеевкой и по югу Северо-Казахстанской области, другая – южнее Жезказгана, Караганды, севернее Каркаралинска, дальше над Егиндыбулаком и Восточно-Казахстанской областью. Уже сорок пять лет Улытауский район Карагандинской области используется как место штатного паденияпервых ступеней ракет. В каждой отделяющейся первой ступени, по оценкам экспертов, может оставаться до 1,5 тонны неиспользованного горючего – гептила, так называемого гарантийного запаса, который выпадает на землю .При этом предельно допустимой его концентрацией является 1 килограмм на 1 кубический километр воздуха. Особенно опасно его выпадение зимой, поскольку,  попадая в снег, оно не самовозгорается, а консервируется и с талыми водами перетекает в водоемы. В некоторых регионах дозы гептила и продуктов его распада могут быть малыми и их невозможно уловить привычными приборами. Они могут быть ниже предельно допустимого уровня, но, тем не менее, накапливаясь в организме, опасные вещества подрывают иммунную, эндокринную, репродуктивную систему. Гептил опасен не только общетоксичным действием, но и тем, что в больших концентрациях  дает канцерогенный и даже мутагенный эффект. Однако, поскольку во время сброса и подрыва топливного бака на высоте десятков метров происходит его распыление, которое при ветре в виде облака способно перемещаться на большие расстояния, обнаружить гептил, например, в почве, весьма проблематично. Поэтому, даже несмотря на огромные массы выбросов, специалисты  пришли к выводу, что искать гептил в земле бесперспективно. Его необходимо фиксировать в воздухе, а это не так просто, поскольку требует применения специальных дорогостоящих технологий.

Социально-экологическая нагрузка и облучение людей пагубно возрастает. Ведь пострадавшим от вредных последствий работы космодрома оказалось коренное население Кзылординской, Жезказганской  и Карагандинской областей. О чем свидетельствуют такие факты, как в 1999г. на территорию Карагандинской области упали осколки от двух «Протонов». Один из крупных осколков упал прямо во двор частного дома поселка Карбышевка.В результате долгих исследований, разбирательств хозяйке дома выплатили компенсацию в размере одной тысячи долларов.

Второй «Протон» упал 27 октября того же года в Жанааркинском районе Карагандинской области. Россияне вину признали и даже согласились возместить ущерб, но казахстанская сторона растерялась и предъявить конкретную сумму с четкими обоснованиями не смогла. Спустя какое-то время государства договорились.

Свое мнение об этих инцидентах высказал доктор химических наук, президент союза «За химическую безопасность»Л.Федоров:«Гептил окисляется сразу же и превращается в нитрозодиметиламин. Точка кипения у него 152 градуса, так что он никуда не улетучивается, а садится на почву! И вот этот нитрозодиметиламин знаменит тем, что является жесточайшим мутагеном. Так что, когда вам говорят, что гептил улетучивается, не верьте. Ищите у себя залежи нитрозодиметиламина, они точно есть. А с «Байконуром» такая ситуация. «Протоны» действительно работают на гептиле, и их запускалось очень много (я сейчас не имею в виду аварийные падения). В Казахстане, насколько я знаю, для падения первых ступеней ракет выделено два места. Однозначно, что эти падения загрязняют окружающую среду. Так, где эти обломки падали и люди имели с ними дело, можно смело считать, что число отравленных и заболевших очень сильно возросло. Особый разговор – это аварийное падение «Протона», и их было уже не два. Москва откупилась, таким количеством долларов тогда, и их явно недостаточно для компенсации бед населения». 2 июля 2013 года российская ракета-носитель «Протон – М» упала на землю на первой минуте после старта. Произошел выброс 600 тонн высокотоксичного гептила. За последние 5 лет это второй случай падения Российской ракеты на территории Казахстана после неудачного старта с космодрома Байконур. По словам Ю.Коптева, бывшего гендиректора «Росавиакосмос» из 250 запусков неудачными были более двух с половиной десятков. А в целом на территории Казахстана за эти годы было розлито 2500 тонн гептила. Гептил признан Всемирной организацией здравоохранения веществом первого класса опасности наряду с боевыми отравляющими веществами типа зарин и фосген.

В последнее время Россия все ракеты, заправленные гептилом запускают только с космодрома Байконур. А вот что написали россияне, когда вопрос аварии чужой ракеты коснулся их в нейтральных водах на Дальнем Востоке летом 2006 года: «Но еще не известно, какой вред нанесен нашей экологии. Дело в том, что жидкостные ракеты КНДР были заправлены сверхядовитым веществом – гептилом, который сохраняется во флоре и фауне около 500 лет» («Аргументы и факты», №28, 2006 г.).

Гептил в космических программах,кроме российской ни в одной стране мира не используется. В свое время это топливо было запрещено академиком Королевым который сказал, «Что мы загадим свою землю». Патриарх российской космонавтики до самой смерти сопротивлялсяи был категорически против гептиловых запусков, понимая степень вреда наносимого этим топливом.

США не применяют гептил, они платят «Роскосмосу», а «Роскосмос» за дешево применяет гептил на земле Казахстана.

Какова же позиция российских и казахстанских властей к произошедшей на Байкануре трагедии ?

В первый день аварии «Протон-М» по каналу «Россия-1» прошла информация, в которой было заявлено, что на момент падения ракеты имела около 200 тонн ядовитого топлива, и за счет взрыва образовалась воронка диаметром 200 метров. Однако на следующий день казахстанские телеканалы уменьшили воронку до 50 метров. Более того чиновники из МЧС РК (министерство по чрезвычайным ситуациям) считают, что «повышения» предельно допустимой концентрации (ПДК) не обнаружено.

Глава «Казкосмоса» Талгат Мусабаев на заседании правительства заявил, что вредные вещества от взрыва ракеты-носителя «Протон-М» на космодроме «Байконур» могут не дойти в большом количестве  до населенных пунктов.

Между тем многие ученые, эксперты и экологи сразу прокомментировали вероятность и возможность последствий падения ракеты «Протон-М» на «Байконуре». Так по словам члена-корреспондента, аналитика Российской академии космонавтики имени Циолковского Юрия Караша в интервью изданию «Коммерсантъ», попадание в окружающую среду Казахстана сотен тонн гептила можно сравнить с химической атакой на страну. Эксперт также отметил, что не представляет, как удастся ядовитое облако удержать в границах космодрома.

Сколько еще на территории Казахстана выдерживать гептиловые удары?

Хочу привести высказывание почетного эколога РК Маргулана Хамиева в статье «Отложенная смерть или миф о безвредности аварии «Протона» Хамиев пишет, что после падения двух ракет над Карагандинской областью начали было проводить медицинские исследования здоровья людей в районе падения ракет, которые из-за недостаточного финансирования так и не были закончены. Но даже эти скудные исследования показали достаточно плачевное состояние здоровья населения. Они свидетельствуют о том, что в Улытауском районе здоровыми оказались всего лишь 7% населения, в Жана-Аркинском 11%, в Каркаралинском 15%. Исследования показали высокий уровень заболеваемости населения Улытауского района, что в 4,6 раза выше среднего уровня заболеваемости по РК. Частота врожденных аномалий детей превышена в 2,85 раза, анемия – в 19,8 раза. Высок процент мертворожденных выкидышей, бесплодия; у людей снижена репродуктивная функция. Не следует, конечно, считать, как пишут некоторые СМИ, что только последняя авария ракеты явилась причиной стресса, якобы давшего толчок к обострению у многих улытаусцев хронических заболеваний (хотя в этом резон есть). Главная беда в том, что люди живут здесь в постоянном страхе из-за падения первой ступени ракет и не верят в реальность выхода из этой сложной ситуации.

А ведь Улытауский район – одна из «жемчужин Казахстана» по природным условиям. Когда-то  он был местом ставки Казахского ханства. Ни для кого не секрет, что ханы великолепно умели выбирать для себя комфортное место проживания: чудная природа – горы, родники, великолепный богатейший травостой. Даже сегодня ближайщие промышленные объекты удалены от Улытау на 150 и более километров. При разумном использовании этот район мог бы стать великолепной туристскорекреационной зоной не только для карагандинцев, но и для всей страны. Во что его теперь превратили? Кстати, российские граждане, проживающие в зоне падения второй ступени ракет в Алтайском крае, как  и американские граждане, проживающие вокруг космодрома, застрахованы. Во всем мире нигде нет противостояния между ракетно-космическими ведомствами и населением.  Государства  этих  стран решили проблему до ее возникновения. Районы падения ракет точно обозначены, вся информация доступна, а у нас, к сожалению, все наоборот.

После падения российской ракеты-носителя на Байконуре у генерального консульства России в Алматы собрались общественные деятели и гражданские активисты. Они пришли сюда с письмом протеста, в котором просят пересмотреть договоры об аренде всех полигонов в Казахстане, а также космодрома Байконур. По мнению пикетировавших, Казахстану и его гражданам за долгие годы военного и космического присутствия России на территории нашей страны нанесен колоссальный ущерб, который Россия обязана возместить. Пока этого не произойдет, ни одна российская ракета не должна подниматься в воздух с Байконура

Премьер-министр Казахстана Серик Ахметов дал поручение создать комиссию для изучения воздействия внештатной ситуации на космодроме «Байконур» на экологическую обстановку. Однако кто в составе комиссии, вошли ли в нее представители общественности, сотрудники независимых научных лабораторий, зарубежные исследователи, представители СМИ? И потом, почему взрыв «Протона» рассматривается только через призму экологических последствий? А экономические, гуманитарные, политические, моральные?

В Казахстане предложили создать специальный департамент экологии  для  регулирования деятельности отечественных и российских предприятий на территории космодрома Байконур. Эта инициатива была озвучена на совещании, которое состоялось под председательством первого вицепремьера-министра регионального развития Бакытжана Сагинтаева. Также на мероприятии обсуждалась возможность выплаты компенсаций местным жителям в связи с падением ракеты-носителя «Протон-М».

Как сообщил заместитель председателя национальной компании «Казкосмос» М. Молдабеков к концу 2014 года Казахстан рассчитывает начать самостоятельно эксплуатировать на Байконуре объекты ракетно-космического комплекса «зенит». Однако полный переход на новые ракеты-носители может произойти лишь к 2025 году

 

 

  1. Рерих В. 8мірді саyтап yалу сынағы. Алматы: «Арай», 1990 №10-12.
  2. КабдрахмановК. Новые факты и суждения о ядерных проблемах Казахстана. «Хочешь мира – готовься к нему».– Алматы: Казтосинти, 1999, с.
  3. Куйдин Ю.  Ядерная  трагедия  Казахстана.  Общественный  антиядерный  экологический  фонд:  «Феникс» - Алматы, 1997. – с. 19-20.
  4. ЧастниковИ. «Эхо ядерных взрывов» Алматы, 1998 – с. 94, 123,
  5. Браун Е. Байконур отравляет жизнь. «Известия» – 15 января (15.01.2002).
  6. ЛеверовА. «Протоны падали…» «Известия» 2001 – 26 августа (26.08.2001).
  7. ХалиевМ. Отложенная смерть или миф о безвредности аварии «Протона». Саясат алаyы (трибуна). №4 10.2013.
  8. ЖунусоваЖ. А космонавт «че говорить-то» не знает. ДАТ, №26 07.2013.
  9. Бакеева И.Ропот космодрома. «Экспресс – Ко».
  10. Цветкова В. Чистое небо. «Литер» 04-12-13.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Политология