Религиозная ситуация в городе Алматы

Эта статья содержит характеристику религиозной ситуации в городе Алматы.освещены основные проблемы и обозначены перспективные направления изучения. 

Во время посещения 20 апреля Алматы Президент Республики Нурсултан Абишевич Назарбаев отметил, что в нашей стране все религии равны и мы все вместе отмечаем Пасху и Рождество, Наурыз и Курбан-айт. Он также отметил, что религии являются объединяющим фактором для всего нашего казахстанского народа. Они вселяют уверенность в будущее, дают спокойствие и согласие. И все главы мировых религий приезжают в Казахстан отслеживать этот опыт.

Значение этой темы постоянно возрастает. Это объяснимо, ведь те изменения, которые произошли в общественно-политической жизни в мире в течение последних пятнадцати-двадцати лет, обусловлены едва ли не в первую очередь кардинальными переменами в сфере человеческого сознания, сфере движения духа. В силу их нематериального характера, эти изменения далеко выходят за рамки сугубо географические и имеют воистину эпохальное значение.

Продолжается переосмысление многих идейных ценностей, прилагаются усилия по выстраиванию конструктивных взаимоотношений между государством и конфессиями. Так, руководители крупнейших религиозных объединений входят в состав республиканской и малых Ассамблей народа Казахстана, Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан, Советов по связям с религиозными объединениями при Правительстве РК и акиматов областей, городов и районов.

Рассмотрение религиозной ситуации в крупнейшем мегаполисе страны Алматы привлекает большое внимание отмеченными в последние годы особенностями развития. Количество зарегистрированных религиозных объединений сократилось практически вдвое. При этом число объединений традиционных конфессий не изменилось, а количество потенциальных верующих возросло на 10-15 процентов в связи изменением границ города и уменьшением количества религиозных формирований.

Возможен вывод об укрупнении существующих общин или же возникновении каких-то иных форм организации религиозной деятельности. В связи с этим следует упомянуть, что в городе имеются все крупные религиозные центры (кроме римско-католической церкви) и самый большой потенциал подготовки священнослужителей и кадровый.

На этом крупнейшем поле конфессиональной имежконфессиональной деятельности возрастают разнообразные формы активности, далеко небесспорные. Указанные формы не всегда фиксируются организационно, нередко имеют общее сходство с индивидуальным бытовым отправлением религиозного культа или обрядов, как следствие, их далеко не всегда удается зафиксировать и проинтерпретировать, как изменения в религиозной практике.

Таким образом, невозможно глубокое изучение таких форм проявления религиозности.

Косвенное подтверждение дает анализ данных Агентства по делам религий о количестве конфессий в РК – с 43 их число уменьшилось до 18. В полном соответствии с действующими правилами не прошли перерегистрацию и были сняты с учета такие объединения, как Христианская Наука, Вишнуиты или Виссариониты, а также ряд других, которые в течение ряда лет не проявлялись в практической деятельности. Вместе с тем, Армяно-григорианскую церковь в Алматы включена в перечень объединений Русской Православной Церкви. Отсутствуют шиитские объединения и др.

Можно сделать вывод о необходимости каких-то иных форм учета.

Также хотелось обратить внимание на то, что нужен учет и тех вполне подготовленных кадров священнослужителей (из ликвидированных религиозных объединений), вопрос о практике которых остается открытым.

Таким образом, можно высказать предположение о возникновении обширной стыковочной сферы, полурелигиозной-полудуховной, которая послужит питательной средой для возникновения различных секти ересей, паразитирующих вокруг и за счет традиционных религий. Также возможно предполагать и какие-то формы нелегальной деятельности.

Все это может происходить под знаком разных духовных движений, внутренние закономерности развития таких микроколлективов выводит к руководству наиболее фанатичные элементы. Практика, история религий это подтверждают.

Численность религиозных объединений в Казахстане увеличилась с 671 религиозных общин на 1 января 1989 г. до 3449 в в апреле 2014 года. Указанные данные не представляются бесспорными, т.к. они учитывают только прошедшие перерегистрацию религиозные объединения и общины. Вне данного учета остались некоторые конфессиональные группы и общины, по тем или иным причинам не прошедшие перерегистрацию.

Так, например, статистика начала-середины 90-х годов показывала только мусульманских общин (мечетей, мест для молитвы, намаз-хана и т.п.) около 5, 5 тысяч (по данным ДУМК). Упорядочение структур (слияние мелких групп и создание на их основе объединений), прошедшая в 2012 г. перерегистрация позволили усовершенствовать систему учета, оптимизировать местные мусульманские организации и совершенствовать управление ими. Вместе с тем, уменьшение почти вдвое оставляет обширное монорелигиозное поле деятельности. При этом уместно заметить, что позиции суннитского Ислама в Казахстане реально не характеризуются количеством мечетей, как основной традиционной религии, они должны характеризоваться численностью последователей. Это миллионы традиционных верующих.

Можно отметить, что отсутствует сколько-нибудь системный анализ и неоднозначных явлений в околорелигиозной сфере. Отнесение её целиком к духовной (нерелигиозной) оставляет без внимания как каналы создания, воссоздания и пополнения неорелигиозных формирований, которые эпизодический появлялись и исчезали в религиозном поле страны.

Рассматривая явление духовности, как стыковочную околорелигиозную зону, можно с определенной степенью достоверности говорить о большой сфере деятельности различных прямых и не очень наследников мадам Блаватской, рерихиан и др.

Сейчас, с господством Интернета, исчезла необходимость провоза экзотической эзотерической и иной литературы, по которой ранее и отслеживалась, в основном, их деятельность. Они не признаются (на деле и не являются) религиозными объединениями и остаются вне сферы контроля. Как правило, отсутствует контроль. Вместе с тем, наблюдаются факты проведения эпизодических мероприятий – разного рода конференций, семинаров, консультаций, курсов, обычно платных.Их объявления размещаются, кроме Интернета, в самых неожиданных местах - на столбах и дверях подъездов. Снимаются залы, обычно недешевые, нередко на существенные сроки. Привлекаются сотрудники по договорам. Самозваные заезжие гуру вещают чуть ли не с экранов телевидения и в не самых плохих залах дают высокооплачиваемые консультации для вполне интеллигентной аудитории.

Можно отметить и наиболее оживленно обсуждаемый в СМИ и околорелигиозной среде вопрос миссионеров.Уменьшение числа Религиозных Объединений и Центров означает сокращение количества официальных ходатайств об их регистрации или перерегистрации. Последствияпока явно не видны, но очевидно, количество миссионеров в Алматы уменьшилось ненамного.

При этом по-прежнему остро стоит вопрос прозелитизма. Все стороны межконфессионального диалога в Казахстане подчеркивают, что для его успеха следует отказаться от активных форм агитации перехода верующих из одной конфессии в другую. Это единственно верный акцент диалога между конфессиями. Не практикуют его практически традиционные и национальные религии, например, Иудаизм. Нет прозелитизма в имеющей характер национальной религии буддизме, нет его в лютеранстве. Вместе с тем, так называемые «нетрадиционные» конфессии, возникшие после 90-х годов, не считают такую деятельность предосудительной, более того, они, как правило, и привлекают своих адептов как раз из числа бывших приверженцев «традиционных» религий. Можно отметить такую практику, как существенную проблему межконфессиональных отношений.

Виду указанных выше особенностей религиозной ситуации разрешение этой проблемы затруднено.

Но эти и другие вопросы религиозной ситуации, несомненно, есть и будут предметом пристального изучения.

Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Политология