Кластерные инициативы и нефтегазовая отрасль Казахстана

В статье рассматривается возможность использования кластерных инициатив в нефтегазовой отрасли Казахстана. В этих целях описана современная ситуация использования кластерной теории на мировом пространстве, рассматривается концепция кластера, преимущества использования кластерного подхода и его влияние на экономическое развитие страны. В частности, вкратце указаны два основных метода кластерной политики, используемыми большинством успешных, развитых стран, которые базируются на степени участия государства в развитии и поддержке различных кластерных инициатив. Также представлены примеры успешных кластеров в мире в различных областях, особенно успешные модели кластерного развития в нефтегазовой отрасли. В связи с этим, идентифицируются проблемы компаний нефтегазовой отрасли Казахстана, рассматривается возможность решения данных проблем путем применения кластерного подхода.

Повышение конкурентоспособности экономики посредством кластерных инициатив становится базовым элементом стратегий развития подавляющего большинства развитых стран мира. Анализ показывает: их высокая конкурентоспособность основана на сильных позициях отдельных кластеров локомотивов экономики.

Опыт индустриальных стран свидетельствует о том, что совершенствование промышленной структуры, повышение конкурентоспособности национальной экономики могут быть весьма эффективными при наличии диверсифицированной системы субконтрактных отношений ведущих производителей с мелкими и средними компаниями, берущими на себя решение отдельных узкоспециальных задач в конструировании и производстве отдельных узлов и компонентов, т.е. при наличии кластеров.

Исследование передового зарубежного опыта, а также анализ существующей отечественной практики позволит повысить эффективность реализации кластерных инициатив в развитии нефтегазовой отрасли.

В соответствии с общепринятым пониманием, определение кластера (англ. cluster) можно охарактеризовать как сконцентрированную на некоторой территории группу взаимосвязанных организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом. Кластер обладает свойствами взаимной конкуренции его участников, кооперации его участников, формирования уникальных компетенций региона, формированием концентрации предприятий и организаций на определённой территории. Спецификой кластера является получение организациями, входящими в него, синергетического эффекта, выражающегося в повышении конкурентоспособности всех участников кластера по сравнению с отдельными хозяйствующими субъектами [1].

Данный экономический феномен, впервые изученный на основании 100 кластеров основоположником кластерной теории Гарвардским профессором Майклом Портером, достаточно распространен и широко используется для развития индустрий, свойственных тому или иному региону в большинстве стран пытающихся добиться конкурентных преимуществ для увеличения доли рынка своих предприятий, как на внутреннем, так и на международных рынках. По оценкам экспертов, в настоящее время более 50% развитых экономик охвачены кластеризацией [2]. В целом, кластерная политика получила широкое распространение в мире, его применение стало закономерным этапом в развитии мировой экономики, а также является одним из важных признаков развитых стран.

Современной экономической теории сегодня известны различные модели использования кластеров, отличающихся как подходами, так и целями развития того или иного кластера. Эталонами развития инновационных кластеров являются такие страны как Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, и страны Юго-Восточной Азии.

Самым ярким примером успешности и работоспособности кластерной теории является, конечно, Силиконовая долина, ежедневно производящая на свет как новые услуги, так и рождая в своих недрах новые идеи, находящие моментальную коммерческую реализацию благодаря сущности и основополагающей идее кластеров.

Двумя основными моделями кластерной политики, активно используемыми различным государствами, являются: либеральная и континентальная (дирижистская) кластерные политики.

Либеральная кластерная политика подразумевает под собой «мягкий» подход государства к развитию кластеров, позволяющий рынку развивать кластеры естественным, эволюционным путём. Государство предпринимает относительно незначительные шаги лишь по устранению барьеров, мешающих развитию кластеров. Данный подход характерен для стран, проводящих либеральную экономическую политику, таких как: Соединенные Штаты Америки, Канада, Австралия, Великобритания.

Континентальная кластерная политика, в свою очередь, отводит государству более активную, доминирующую роль в развитии той или иной индустрии. Данный подход позволяет, как форсировать развитие событий, так и развивать отрасли, которые без активного участия государства, с большой долей вероятности, не развились бы в данном регионе вообще. Континентальная кластерная политика наблюдается в странах, где государство играет более активную роль в экономической деятельности своей страны. В качестве примера можно привести такие страны как: Франция, Сингапур, Южная Корея, Китайская Народная Республика.

Однако, несмотря на то, какую модель кластерного развития выбирает государство, большинство развитых стран «держат руку на пульсе» этого, без сомнения, важного направления экономического развития. Такие страны как Франция, Швеция, Норвегия создали специальные межведомственные координационные органы с целью повышения координационной деятельности, тем самым облегчив процесс развития кластеров. В США, несмотря на более либеральный подход к развитию кластеров, так же была создана специальная комиссия по территориальным инновационным кластерам (theFederalTaskForceonRegionalInnovationClusters).

Государствами также спонсируются и всячески поддерживаются инициативы, оказывающие информационную, образовательную, консультационную, а также маркетинговую поддержку, проводятся научно-исследовательские работы для поддержки того или иного кластера. Средства, выделяемые на поддержку кластеров, ранжируются значительно от страны к стране. К примеру, в Германии по различным программам в среднем выделяется порядка 90 млн евро ежегодно на поддержку и развитие кластеров, тогда как во Франции размеры государственных вливаний на поддержку кластеров достигают умопомрачительного значения и составляет порядка 500 млн. евро ежегодно [3].

Значительные усилия, а также финансовые инвестиции государств в развитие кластеров, не проходят даром. Так, в Германии в рамках программы Биорегио (BioRegio), наблюдается увеличение на 300% числа биотехнологических компаний, что позволило создать более 9000 рабочих мест в данной отрасли, а разрыв между Великобританией и Германией в биотехнологической сфере существенно сократился. Сейчас Германия является европейским лидером в сфере биотехнологий, локализуя на своей территории примерно пятьсот компаний. Согласно ежегодному докладу, подготовленному biotechnologie.de, оборот этих компаний достиг 2,19 млрд. долл. (прирост в 30% за 2005 – 2008 годы), а количество занятых в отрасли достигло 14450 человек. Преобладающее большинство развитых стран не инвестируют в реализацию тех или иных проектов, на которых специализируются кластеры. Роль государства сводится к созданию благоприятных условий прихода в отрасль частных инвестиций. При континентальной (дирижистской) политике, государство может финансировать инфраструктурные проекты, позволяющие содействовать улучшению инвестиционного климата того или иного кластера, но реализация проектов той или иной индустрии за счёт средств государства, носит достаточно редкий характер и не крайне типична для государственной кластерной политики.

В пятёрку лидеров по кластерному развитию входят следующие страны:

  1. Франция, обладающая 96 кластерами с основной специализацией в трёх областях: фармацевтика, косметика и производство продуктов питания. Флагманом кластеров Франции можно с уверенностью назвать «CosmeticValley», который объединяет порядка 600 предприятий, и является лидером в области производства косметики во всем мире – каждый десятый косметический продукт, продаваемый в настоящее время в мире производится именно в этом кластере;
  2. Индия со 106 кластерами, преимущественно концентрирующих свою деятельность в области компьютерных технологий. Оборот ИТ отрасли этой страны достигает 70 млрд. долларов США в год. Отличительной чертой подхода Индии к ИТ отрасли, является значительное послабление налоговой нагрузки на компании оперирующие в данном направлении – все компании отрасли освобождаются от уплаты налогов на 5 лет, а компании расположенные в технопарках на 10 лет.
  3. Великобритания насчитывающая 168 кластеров, специализирующихся в основном в сферах биотехнологий и биоресурсов;
  4. Италия с 206 кластерами занятых в производстве потребительских товаров и пищевом производстве. На промышленные кластеры Италии приходится 43% численности занятых в отрасли и более 30% объема национального экспорта. Большинство кластеров — одноотраслевые (90%), и специализируются на производстве потребительских товаров: тканей, одежды, обуви, ювелирных изделий, аксессуаров, а также мебели, кухонного оборудования, отделочных материалов и сантехнического оборудования. Одним из ярких примеров отдельных промышленных кластеров в Италии Сассуоло включает 220 предприятий, на которых трудятся в среднем по 100 человек. Ежегодно этот кластер производит более 330 млн. квадратных метров керамической плитки (практически каждую четвертую плитку в мире) на общую сумму более 3 млрд. евро. Вывоз этой продукции приносит стране почти 1,5% совокупного дохода от экспорта;
  5. США – 380 кластеров. Специализация – Компьютерные технологии. В США в рамках кластеров работает более половины предприятий, а доля ВВП, производимого в них, превышает 60%. Пожалуй, самым известным и успешным из них является Кремниевая (Силиконовая) Долина. Это территория в штате Калифорния, отличающаяся большой плотностью высокотехнологичных компаний, связанных с разработкой и производством компьютеров и их составляющих. Особенно это касается микропроцессоров, а также программного обеспечения, устройств мобильной связи и биотехнологий. Несмотря на создание ряда других инновационных кластеров, Силиконовая долина остаётся ведущим центром такого рода, получая треть всех венчурных капиталовложений, которые делаются в США [4].

Ярким примером динамического развития кластера в нефтегазовой сфере является Ставангер, город расположенный в Норвегии. Сегодня этот населенный пункт имеет статус одной из нефтяных столиц мира. Обнаружение крупных залежей нефти в Северном море в недалеком 1969 году позволило Норвегии в достаточно сжатые, с исторической точки зрения, сроки наладить промышленную разработку нефтяных месторождений на уровне, позволившем «новичкам» войти в число первых 15 стран по уровню добычи, – по данным ОПЕК за 2015 год Норвегия добывала чуть более полутора миллиона баррелей нефти в день. До того, как Ставангер стал нефтяной столицей мира, это был городок преимущество выживавший за счёт рыбного промысла и кораблестроения, периода роста постоянно сменялись спадами и кризисами . Однако, уже в 1972 году было принято решение сделать из Ставангера «нефтяную столицу». Это позволило выйти на траекторию роста, продолжающегося по сей день. Оглядываясь назад, можно лишь поучиться тому, как были достигнуты умопомрачительные результаты: более 400 компаний, оперирующих в нефтегазовом сервисе, обслуживают порядка 35 нефтегазовых компании. Сегодня большинство из мировых лидеров индустрии имеют в районе Ставангера свои офисы – среди них можно назвать BP, Total, ENI, ConocoPhillips, Shell и другие. Все правительственные организации, задействованные в регулировании и развитии индустрии, также расположили свои офисы именно в Ставангере. Образование кластера в этом регионе позволило Ставангеру за период чуть больше сорока лет совершить прыжок от полного отсутствия нефтегазовой отрасли в стране к 14 строчке среди нефтегазовых стран мира.

Одномоментно с приданием Ставангеру статуса нефтяной столицы, Правительство учредило национальную нефтегазовую компанию Statoil (сокращенно от State’s Oil – государственная нефть). Сегодня Statoil является крупнейшей нефтегазовой компанией Северной Европы и самостоятельно добывает порядка 60% Норвежской нефти, при этом обеспечивая высокооплачиваемой работой более 20 тысяч человек [5].

Не являясь исключением из правила, Ставангер также располагает в своём распоряжении рядом учебных центров, а также высшим учебным заведением – Университетом Ставангера (University of Stavanger), в котором одномоментно обучаются порядка 100 тыс. человек. Мировой опыт показывает, что, несмотря на различия как в разрезе стран, так и индустрий, один фактор присутствует практически во всех без исключения кластерах – это центр компетенций. Большинство из кластеров либо имеют на своей территории учебные заведения, которые тесно интегрированы в ежедневную жизнь кластера, либо располагают исследовательскими центрами, основной целью которых являются прикладные исследования в отдельно взятой отрасли и/или отраслях.

Успешная модель Ставангера заставляет обратить внимание на нефтегазовую отрасль Казахстана в свете кластерного развития. Особенно учитывая тот факт, что эта отрасль играет лидирующую роль в экономике Казахстана, обеспечивая 40% поступлений в государственный бюджет.

На основе оценки ряда предприятий, оперирующих в нефтегазовой отрасли Казахстана, был выведен ряд закономерностей, сложностей, с которыми сталкиваются данные предприятия. Выявленные проблемные вопросы ведения бизнеса можно представить в виде следующего сгруппированного перечня:

  • государственное регулирование:
  • отсутствие долгосрочного видения развития отрасли, что ведет к большой неопределенности при разработке компаниями долгосрочных планов;
  • предоставление налоговых и таможенных преференций крупным нефтегазовым производителям, обеспечивающее конкурентное преимущество иностранным поставщикам нефтегазового оборудования;
  • отсутствие ясного механизма импортозамещения, что не позволяет пользоваться им местным предприятиям;
  • стандарты и сертификация:
  • недостаточное развитие системы сертификации ограничивает конкурентоспособность отечественных предприятий, т.к. несертифицированная продукция не пользуется спросом со стороны компаний нефтегазового сектора;
  • недостаток информации о международных стандартах, при этом несоответствие им или отсутствие подтверждения соответствия им продукции отечественных производителей, обусловливает малый спрос со стороны нефтегазодобывающих компаний;
  • малое количество переведенных на русский язык международных стандартов влечет последствия, аналогичные вышеупомянутым;
  • человеческие ресурсы:
  • недостаток квалифицированных опытных кадров не позволяет обеспечить слаженный производственный процесс, вынуждает предприятия самостоятельно обучать сотрудников непосредственно на месте работы;
  • учебные планы профессионально-технического образования требуют совершенствования для обеспечения компаний нефтегазовой отрасли подготовленными кадрами;
  • недостаток квалифицированных инженерно-технических кадров ведет к тому, что не все заказы клиентов могут быть удовлетворены, что снижает объем заказов;
  • доступ к финансовым ресурсам:
  • высокие процентные ставки по займам означают большие затраты на обслуживание таких займов, что часто экономически неоправданно;
  • завышенные требования по залоговому обеспечению кредитов несут непомерные риски утери производственных фондов или контроля собственников над предприятием;
  • в целом отсутствие интереса банков к финансированию производителей нефтегазового оборудования вследствие необходимости больших объемов долгосрочного кредитования обуславливает дефицит кредитных продуктов с привлекательными условиями для компаний- производителей нефтегазового оборудования;
  • технологии:
  • отсутствие современных технологий у действующих предприятий, не позволяющее производить необходимый ассортимент продукции, что существенно ограничивает «доступный» рынок сбыта.

Очевидно, что урегулирование перечисленных выше проблем одной компанией с практической точки зрения не представляется возможным. Решение вопросов, касающихся государственного регулирования, стандартизации и сертификации, требует непосредственного участия компетентных государственных органов. Работа по ликвидации трудностей с обеспечением качества относительно недорогих человеческих ресурсов невообразима без участия в ней высших учебных заведений, организаций профессионального образования и Министерства образования. Доступа к финансовым ресурсам на приемлемых условиях не добиться без взаимодействия с банками и другими финансовыми учреждениями, а возможно также и с регулятором. При этом голос одного предприятия скорее всего не будет услышан сонмом представителей других сторон. Поэтому обойтись без сотрудничества между самими представителями нефтегазовой отрасли для определения приоритетных проблем и построения механизмов эффективного диалога не только с другими сторонами, но и между собой практически невозможно.

Одной из форм структурирования и налаживания этой работы, взаимодействия между участниками отрасли, коммуникаций и отношений с другими релевантными субъектами может служить организация всех заинтересованных сторон в виде кластера [6].

Вмести с тем, развитие кластеров имеет огромный, до сих пор полностью не реализованный, потенциал экономического развитияне только стран, но и отраслей, предприятий, научно- технических учреждений. Феномен кластерного развития на сегодняшний день достаточно апробирован и доказал своё право на жизнь. Более детальное изучение мирового опыта, позволит в будущем создать оптимальную систему, подходящую для Казахстана.

 

Список использованной литературы 

  1. 1.Постановление Правительства РК ОТ 11.10.2013 No 1092 Дата: 28.01.2016 11:29:03 Источник: Информационная система «ПАРАГРАФ»2015 [электронный ресурс] URL:http://kidi.gov.kz/docs/2836275.pdf (дата обращения: 14.02.2017).
  2. Кабулдинова Д.Е. Перспективы кластерного развития в реальном секторе экономики Республики Казахстан (на материалах Павлодарской области). Магистерская диссертация. Специальность – «Экономика», 2015, URL:http://www.icsti.su/uploaded/201304/cluster.pdf(дата обращения: 02.2017).
  3. Артемова С.В. Изучение лучших практик промышленных кластеров и технопарков в Германии и Франции, 2016 [электронный ресурс] официальный сайт Российской кластерной обсерватории URL:http://cluster.hse.ru/news/2139/ (дата обращения: 02.2017).
  4. Голант З.М. Кластеры в современном мире: рейтинг самых развитых стран, 2015 [электронный ресурс] официальный сайт Петербургского правового портала URL:http://ppt.ru/news/134649 (дата обращения: 02.2017).
  5. Данные официального сайта компании Statoil. URL: https://statoil.com/en/about- us.html#statoil-at-a-glance (дата обращения: 14.02.2017).
  6. Что собой представляет дирижистская кластерная политика, [электронный ресурс] URL: http://www.genon.ru/GetAnswer.aspx?qid=9ae80b7d-114e-4032-9ba8-55c52d90bd87 (дата обращения: 14.02.2017).
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...