Ежегодное достижение высоких индексов конкурентоспособности страны – гарантия её успешности в глобализованом мире

Статья имеет целью обобщение и научное осмысление причин быстрого распространения кризисов в Украине, раскрытие путей изучения и использования опыта стран, где влияние кризисов оказалось почти неощутимым, или где они успешно преодолеваются благодаря повышению конкурентоспособности и финансовой безопасности за счет системного, своевременного и быстрого учета выводов таких наук, как международный и тайм-менеджмент, теория финансов, проектное финансирование, организация и управление затратами, контроллинг, теория человеческого капитала, интеллектуальная собственность, социология, психология, политология, право, геополитика, экономическая история.

Предложен системный анализ причин быстрого распространения кризисов в Украине, раскрыты пути использования опыта стран, где влияние кризисов оказалось почти не ощутимым или где они успешно преодолеваются. 

Вследствие исторической обусловленности развития человеческого потенциала Украины (нравственности, образованности, религиозности, уровня преступности, индекса развития человека, уровня социализации, культуры и др.)., а также слабости соответствующих государственных учреждений уже в первые годы независимости 1 млн. ее граждан стали жертвами дельцов и собственной тяги к наживе: их деньги поглотили финансовые “пирамиды“. Преступления в финансовой сфере – ограбление финансовых учреждений, хищения имущества предприятий, учреждений и граждан, незаконный вывоз денег за границу (прежде в оффшорные зоны), мошенничество, пирамид", похожих на разоблачен в 2007 г. в Киеве, Элита-Центр", который обманул инвесторов жилых домов на 400 млн. грн. – очень распространенное явление и по сей день. По разным оценкам, от 35% до 50 % экономики работает “в тени”, избегая уплаты чрезмерных (с точки зрения большинства работающих) налогов. От 50 до 60% заработной платы выдается “в конвертах”. Только когда будет восстановлено доверие общества к институтам государства, появится возможность эффективного сотрудничества, но этому мешает еще одно препятствие – завышенные амбиции на большие оклады и зарплаты у государственных чиновников и руководителей разных рангов (оклад Президента Украины, начиная с В.Ющенко, был выше, чем оклад Президента России; зарплата главы НБУ Стельмаха в 2008 г. $ 176 614 при зарплате Председателя ФРС США Бернанке $ 191300). Если в странах ЕС разрыв в доходах десяти процентов самых богатых и десяти процентов самых бедных является шестикратным, то в Украине – 35-кратным. Это не просто позорно, но и угрожает национальной безопасности.

Такой разрыв провоцирует безысходность и депрессивное состояние народа. Человек может легко преодолевать нищету, если трудности переживают все и есть вера в лучшее будущее. Но люди теряют эффективность – особенно в творческой, инновационной деятельности, когда коррупционеры и мошенники живут в роскоши, а честные и законопослушные работники не видят перспектив. По результатам опроса 2010 г. Украина среди 24 европейских стран заняла последнее место по уровню доверия к власти, финансовым компаниям и банкам, оценке гражданами своего здоровья, дохода семей, распространенности взяточничества, ощущения себя активным и энергичным, и по такому критерию, как счастье. Рекордный уровень депрессивности украинской нации подтвердили и исследования Всемирной организации здравоохранения в планетарном масштабе. По критериям ООН Украина попала в число стран, которые не состоялись. Произошло это на фоне решительной борьбы стран с имущественной пропастью. Считается, что десятикратный разрыв между бедными и богатыми уже очень опасен. Когда в Китае этот показатель стал 13-кратным, вопрос вынесли на съезд Компартии КНР. Вскоре ответственные и дисциплинированные китайские менеджеры решили проблему.

Первая волна кризиса – чисто финансовая – приближалась к Украине более года и не была замечена ни большинством банкиров, ни властью Украины. Ее начало было обусловлено низкими процентными ставками и политическим содействием выдачи ипотечных кредитов заемщикам с низкой платежеспособностью в США, которые привели к возникновению “пузыря” на рынке недвижимости. Летом 2007 г. “критическая масса” заемщиков – после перехода на повышенные процентные ставки – не смогла оплатить свои долги. Крах на рынке subprime – облигаций в июле стоил США 9% ВВП. Осенью ипотечные банки вынуждены были списывать большое количество кредитов и продавать недвижимость с аукционов. При панических настроениях населения такие продажи становятся проблематичными, как и возврат вложенных средств. Доверие между банками упало, инвестиции в строительство прекратились, а потребители сократили расходы. В начале 2008 г. США сползли в рецессию, которая благодаря эффекту домино распространилась на другие страны. Рост списаний во всем мире превратил кризис ликвидности в кризис платежеспособности. Банки практически не предоставляли друг другу кредиты. Проценты на межбанковском рынке резко росли, как и расходы предприятий и потребителей. Осенью 2008 г. произошло крупнейшее в истории банкротство американского инвестиционного банка Lehman Brothers. Волнение на финансовых рынках возросло.

Денежные потоки высохли. Банки ограничили выдачу кредитов. Ощутимое снижение процентных ставок центробанками не остановило свободное падение мировой экономики. Ее охватил кризис доверия. Среди предпринимателей распространилось аннулирование своих заказов, а среди вкладчиков – снятие денег с депозитных счетов. Этот процесс охватил и Украину. За 2002-2007г. ее финансовая система по удельному весу объема банковских активов в ВВП – 97% – достигла уровня развития постиндустриальных стран. Однако этот уровень не имел солидного основания в отечественной экономике, поскольку опирался прежде всего на приток капитала из-за границы: к концу 2008 г. иностранный долг банковской системы приблизился к$ 40 млрд., ослабило ее и изъятие НБУ весной 2008 нескольких десятков миллиардов гривен в процессе осуществления операции “борьбы с инфляцией”. Украинцы начали скупать иностранную валюту. Курс гривны упал на 90%. Появились слухи о суверенном дефолте Украины. Если бы НБУ в начале октября предоставил банкам рефинансирование, масштабного кризиса в Украине не было бы. Оперативности мешало то, что любой кредит НБУ предоставлял исключительно под обеспечение. Другие центробанки дают бланковые кредиты, а это экономит время: на согласование документов, регистрацию залога в НБУ расходуется 2 месяца. За это время проблемы только накапливаются, и на стабилизацию работы банков нужна уже большая сумма кредита сроком не менее чем на три года. Поэтому приток вкладов населения почувствовался лишь в октябре 2009 г. (2,1 млрд. грн.).

Пик второй волны – экономической – пришелся на зиму 2008/2009 г. Высокие процентные ставки заставили предприятия прекратить инвестирование. Мир пережил самую большую рецессию со времен Великой депрессии. Безработица в Украине достигла 930 тыс. человек. В развитых странах, в России оперативно были задействованы инструменты очистки “вирусных” долгов и рекапитализации банков. Ее проблемы быстрее обсудили в Голландии – за 6 часов (в Украине обсуждение длилось более года). Правительства подготовили программы помощи. В США Конгресс одобрил пакет помощи банкам в $ 700 млрд. Отток денег с банковских систем большинства стран был быстро прекращен (в Украине он продолжался до ноября 2009 г.). Политики ведущих стран активизировали борьбу с безработицей. Не дождавшись в ней политических успехов, электорат Японии добился поражения либерально-демократической партии, которая правила страной 55 лет. Неотвратимой для многих стран стала и третья волна кризиса. Обусловлена она была тем, что публичные денежные инъекции при государственных институтах, ослабленных коррупцией, быстро оказывались на счетах "коротких" и "быстрых" денег и лишь в последнюю очередь попадали к рядовым гражданам, которые в них больше всего нуждались: надо ждать несколько лет до реального воспроизведения темпов роста мировой экономики, в первую очередь за счет эффекта мультипликатора – через увеличение доходов населения по мере осознания им необходимости экономии времени, всех других ресурсов благодаря включению в различные формы венчурного, инновационного – сначала малого, а затем и среднего бизнеса. Коррупцию же на всех уровнях власти порождает прежде контрабанда, которая дает возможность получить 20-кратный доход. Колоссальные потери испытывает государственный бюджет. Средства от контрабанды попадают в преступные и террористические организации. Во время третьей волны регуляторы вместе с банками определили, кого и при каких условиях кредитовать, минимизируя риски. Мораторий на досрочное изъятие депозитов из банков ввели только несколько стран, в том числе и Украина – в результате тотального недоверия населения к власти и банкам. Банки могли в то время рассчитывать на доверие лишь всего 1,3% украинцев. Чуть более 9% граждан еще не окончательно в них разочаровались. Через стойкое недоверие населения к негосударственным пенсионным фондам и отсутствие стимулов для работодателей готовы платить пенсионные взносы в пользу своих работников, грекокатолики Украины: в июле 2008 г. они зарегистрировали свой пенсионный фонд «Покрова». Деньги вкладчиков они инвестировали только в те виды бизнеса, которые не противоречат основам христианской морали.

Стало ясно, что восстановление банковской, денежно-кредитной и финансовой системы возможно не ранее 2014-2015 г. при условии притока зарубежных кредитов и их трансформации в кредиты для населения, предприятий, а особенно – малого и среднего бизнеса.

В рейтинге экономических свобод Украина в 2006г. занимала 125-е место в мире, расположившись между Нигерией и Мавританией, а по степени коррумпированности оказалась на одном уровне с Гондурасом. Свобода предпринимательства в нашей стране оценена в 60,9 балла из 100 возможных.

Неблагоприятные по сравнению с другими странами условия ведения бизнеса обусловливают низкую общую производительность труда – ВВП в расчете на одного работающего с учетом паритета покупательной способности. Если взять этот показатель в США за 100%, то в Швеции он равен 81%, в Канаде – 80%, Испании – 75%, Польше – 43%, России – 31%, а в Украине – только 16%. Чтобы ей хотя бы сохранить до 2020 г. темпы роста ВВП на уровне 1998-2007 г., надо повысить производительность труда в среднем на 7,5% в год и увеличить ее в 2,6 раза. Это позволит трансформировать больший объем добавленной стоимости в модернизацию мощностей, повышение качества продукции и услуг, снижение цен на них, а на этой основе сделать страну более конкурентоспособной на мировых рынках.

Очевидно, что такие сдвиги требуют системной, слаженной работы власти и бизнеса. Однако именно власть Украины с 1996 г. занимает одно из первых мест в мире по удельному весу расходов на свое содержание: они составляли 34% от ВВП, тогда как в развивающихся странах – 27-30%, государствах Запада – 2225%, России – 16%. С тех пор эти расходы существенно выросли, а на содержание Секретариата Президента (СП) Украины с 2005 г. по 2010 г. – более чем вдвое: там до последнего времени работало 615 чиновников. Ежедневно только Кабинет Министров получал от СП в среднем 8 инструкций, однако их качество было сомнительным и по результатам, и по квалификации исполнителей. Власти почти за 20 лет не в состоянии принять базовые для социально ориентированной рыночной экономики законы о непотизме (кумовстве), люстрации (высвобождение государственных служб от людей с нежелательным поведением), гендерном равенстве, налогообложении недвижимости, публичном контроле коэффициента Джини или децильной шкалы (показатели неравномерности распределения доходов) и многие другие, и из-за потери при этом нынешних чрезмерных и нежелательных, прежде коррупционных поступлений. Конвенция ООН против коррупции, принятая Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 21.11.2003 г., рассматривает непотизм как составляющую коррупции. Он способствует тому, что в Украине долго разрабатываются, трудно и в полной мере осуществляются, а потом еще и пробуксовывают даже важнейшие реформы – земельная, жилищная, банковская, административно-территориальная и особенно судебная, которая должна обеспечивать действие формализованных правил независимо от того, кто их нарушает. Еще недостаточно развито гражданское общество, которое бы должно помогать средствам массовой информации, гражданским объединениям – таким, как «Антирейдерский союз предпринимателей Украины», «Антиколлекторское бюро Украины» – вести эффективную борьбу с непотизмом и коррупцией и освещением реальных финансовых потоков. Сокращает возможности для коррупции и такой способ общения с чиновниками, как «Электронное правительство» (e-gov) – предоставление гражданам информации и услуг всех государственных органов через интернет. E-gov практически внедрены в Сингапуре и Эстонии, частично – в Англии, Франции, ЮАР, Австралии, Бразилии и Ирландии, во многих других странах. Украину по темпам информатизации значительно опередили Россия и Казахстан. В результате непотизм в нашей стране получил высшую степень распространения. Правоохранители вместе с НБУ разоблачили 14 финучреждений, из-за которых было "отмыто" 140 млрд. грн. государственных и бюджетных средств. В марте 2014 г. Госфинмониторинг передал правоохранительным органам 126 материалов на 77.2 млрд. грн. За свою историю Украина еще не знала такого масштаба злоупотреблений и нарушений в финансовой и экономической сферах.

С этим связано банкротство политического руководства Украины, следствием которого стало катастрофическое падение уровня доверия ее граждан и иностранных инвесторов ко всем без исключения институтам государственной власти в стране, развал всей правоохранительной системы государства. В таких условиях не дает отдачи приватизация крупных предприятий. Как следствие недееспособности государства распространяется рейдерство – силовой  захват компаний «неизвестными» лицами, нередко при поддержке и содействии государственных служащих. С 2004 по июль 2008 г. в Украине было организовано 2500 рейдерских атак. Статистики о том, в скольких случаях милиция предотвратила, нет, вероятно, из-за того, что ее невыгодно иметь правоохранительным ведомствам. В стране нужно формировать новую, настоящую политическую элиту, способную осуществлять государственное регулирование экономики в условиях как глобальной конкуренции, так и конкуренции со странами СНГ, в том числе и ближайшими соседями – Россией и Беларусью. По данным Международной организации Transparency International, в рейтинге коррумпированности стран за 2007г. Украина, Россия и Беларусь находились соответственно на 118-м, 143-м и 150-м местах. В 2012 году Украина уже была на 152-м месте. Страны с низким уровнем коррупции Дания, Финляндия, Новая Зеландия, Сингапур, Швеция, Испания, Швейцария, Канада и Норвегия, а также Чехия, Венгрия, Эстония, Латвия, Литва, Польша (шестьдесят первое место).

Эксперты считают, что бюрократия этих стран осознала свои задачи и сформировала дееспособные государства, которые готовы успешно конкурировать в условиях мировой глобализации, наращивая добавленную стоимость и противодействуя хищению имущества и средств. Способствует этому почти 60-летний опыт функционирования в таких странах Центров Оценки (Essessment Centres), которые практикуют и совершенствуют методы выявления людей, способных быстро обучаться необходимым навыкам работы со сложным оборудованием, имея при этом потенциал для развития и управления процессами и людьми. Сейчас распространены два типа центров: для принятия простых решений (брать или не брать на работу, продвигать по службе или нет) и для диагностики сильных сторон сотрудников и отраслей, а также их развития.

Первая причина хищения в Украине – огромное социальное неравенство в стране в целом (месячные зарплаты президентов стран в 2008 г. были больше, чем средняя зарплата учителей, в Литве – в 3,5 раза, в США – в 6 раз, в Украине – в 30 раз). Вторая причина – огромные нецелевые расходы чиновников всех уровней, которые охватили мельчайшие сферы жизни и выросли с 2000-го по 2008-й г. в 8 раз, достигнув – по данным Счетной палаты – 19 млрд. грн. Снижение же государственных расходов поможет уменьшить инфляцию и реанимировать банковское кредитование. Третья причина – также по данным Счетной палаты – безразмерная коррупция, которая только при осуществлении государственных закупок не на конкурсной основе (а этого требует ст. 92 Конституции Украины) в 2008 и 2009 г. вызвала убытков государственному бюджету на сумму около 169 млрд. грн. Четвертая причина – списание или рассрочки руководством государства сумм неуплаченных налогов, пени и штрафных санкций бюджетных должников. В ноябре 2005 г. Президент Украины В.Ющенко пошёл на такие сделки. Налоговая амнистия и до этого неоднократно провозглашалась актом "доброй воли" государства по отношению к бизнесу, и не приносила никакой пользы. Беспомощные предприятия накапливали новые долги, а их руководителей добросовестные налогоплательщики стали называть членами украинского клуба элитных должников. Игнорирование императивной, воспитательной функции финансов увеличивало количество тех, кто минимизировал налоги или вовсе переставал их платить. Государственная налоговая администрация не предоставляла данные о компаниях, которым простили или отсрочили долги перед бюджетом, ни Счетной палате, ни Министерству финансов. Речь же идет о суммах больше, чем 14 млрд. грн. ежегодно. Процедура банкротства, призванная оздоровить или и ликвидировать компании, применялась слишком избирательно. Кроме того, государство из года в год брало на себя нереально высокие социальные обязательства,  а это оборачивалось для предприятий усилением фискальной нагрузки.

Вместо того, чтобы осуществить ревизию отечественного налогового законодательства, все эти годы власть избирательно предоставляла преференции то одним, то другим фаворитам, ранжируя их по отраслевым или территориальным признакам. Другие же также с убытками не остаются, имея надежду, что рано или поздно государство, чувствуя вину за чрезмерно высокие налоги, снова проявит свою щедрость и забудет о некогда не уплаченных средствах. На этом фоне очень поучителен опыт стран, где влияние мирового финансово-экономического кризиса оказалось почти неощутимым. В Канаде, одной из богатейших стран мира, 76% экспорта и 65% импорта которой приходится на США, рецессия проявила себя позже, чем во всех других развитых странах, а прогнозируемый показатель падения экономики составлял лишь 1,6% (по сравнению с 2,4% в США или 2,8% – в Великобритании). Банки же (из которых в большинстве стран и начался кризис) продолжают приносить прибыль. Осенью 2008 г. эксперты Всемирного экономического форума признали канадскую банковскую систему самой здоровой в мире. За Канадой в списке лидеров – Швеция, Люксембург, Дания и Австралия (США и Великобритания «провалились» с первой десятки сразу в пятую). Ни один канадский банк не нуждается в помощи от налогоплательщиков. Относительно хорошо чувствуют себя здесь и страховые компании. С начала ипотечного кризиса, который начался летом 2007 г., «Большая пятерка» канадских банков заработала $18,9 млрд., а за это же время крупнейшие американские банки потеряли более $37 млрд. (причем около 800 ипотечных банков не дожили до 2009 г.). Аналогичная ситуация и в Великобритании. Правительства обеих стран "закачали" в банки огромные суммы.

В Канаде не только запустили программу выкупа у банков застрахованных ипотек на $156 млрд., чтобы банки могли продолжать конкурировать с иностранными банками, "накачанными" государственными деньгами. Такие результаты эксперты объясняют, прежде всего, традиционно консервативной политикой канадских банков, жестким государственным регулированием в финансовой сфере и социально ориентированной фискальной политикой. В ипотечной сфере они давали кредиты более сдержанно, чем в США и в Великобритании. Размеры премий, которые получают канадские банкиры, скромнее, чем в США, Великобритании и Украине. Консерватизм здесь присущ не только банкам, но и хозяйствам: культурный подход к потреблению и сбережению здесь более сбалансированный, чем в США. Если же банки проявляли склонность к более агрессивной политике, их вовремя останавливала жесткая регуляторная система во главе с Офисом супер-интенданта финансовых учреждений. Закон ограничивает и банкиров, и заемщиков: канадцам сложнее избежать выплат по ипотеке, так как банк может изъять, кроме жилья, и другие активы. Не пришлось спасать от краха ни один крупный банк и французскому правительству – не говоря уже о рекапитализации или национализации. Банки Франции также потеряли много денег, но большинство из банков, как и обычно, приносят прибыль. Этому способствует жесткое государственное регулирование финансовой сферы: правила капитализации банков здесь жестче, чем предполагают международные стандарты.

Регулятор  не  рекомендует банкам предоставлять кредит, проценты по которому будут превышать треть дохода заемщика. Закон запрещает банкам предоставлять неподъемные для заемщика кредиты, которые приведут его к банкротству, и компетентные органы неуклонно отправляют нарушителей в суд. Субстандартные кредиты, которые вызвали ипотечный кризис в США, во Франции (и в Германии) просто невозможны. Французские банки и сами традиционно исповедуют осторожные подходы к кредитованию. На ипотечном рынке Франции в 2007 г. долги составляли, по данным Европейской ипотечной федерации, 34,9% ВВП страны, тогда как в Испании – 61,6%, Ирландии – 75,3%, Великобритании – 86,3%, в Исландии – 121%. Население также более осторожно берет и тратит кредиты, пытаясь увеличивать сбережения: совокупная задолженность домохозяйств по отношению к ВВП здесь вдвое ниже, чем в Великобритании или США.

К сожалению, применение французского опыта борьбы с кризисом в Украине практически не произошло из-за действия таких препятствий: некомпетентность власти; мошенничество чиновников; низкий культурный уровень населения и высокий процент воров. Поэтому усиление роли государства в экономике может обернуться финансированием долгостроев, тотальным взяточничеством чиновников и паразитированием доли населения на государственных (то есть ничьих, как у нас продолжают считать с «советских времен») ресурсах.

Реформирование налоговых систем в условиях кризиса должно быть чрезвычайно взвешенным, поскольку осуществляется в сжатые сроки, с широким обсуждением проектов изменений в экспертной среде при участии общественности. Оно требует высокого уровня доверия со стороны граждан.

В Украине, по данным World Bank Group и Рrice Waterhouse Coopers, уровень уплаты налогов бизнесом как процент от коммерческой прибыли составляет 58,4%. В Германии этот показатель составляет 50,5%, в Чехии и Эстонии – 48,6%, в Финляндии – 47,8%, в Литве – 46,4%, в Польше – 40,2%, в Дании – 29,9%.

С целью преодоления бедности, повышения уровня жизни людей путем обеспечения демократической, экономической и гуманитарной трансформации общества в Украине следует углублять, расширять, а главное – ускорять (через допущенное в течении 23 лет отставание) политические, правовые, экономические и социальные реформы, которые бы приближали ее к самым конкурентоспособным странам мира, способным привлекать долгосрочные инвестиции частных инвесторов весомыми гарантиями по-настоящему демократических, конкурентных выборов, устойчивой системы государственной власти и абсолютного верховенства права. Способствовать ускорению таких реформ должно сознательное и контролируемое обществом участие всех его структур на каждом уровне управления повышением конкурентоспособности Украины. Лидеры государства, политики, представители бизнеса, профсоюзов, общественных организаций, науки и образования обязаны подписать и выполнять Пакт о финансовой безопасности государства и конкурентоспособности, определив основным стратегическим приоритетом развития общества и государства наращивание национальных конкурентных преимуществ в мировой экономике, политике, науке и культуре, в здравоохранении, каждого человека и природы в целом, снижение уровня коррупции и преступности, в достижении высоких результатов по другим критериям развития, контролируемым Всемирным экономическим форумом и Институтом развития менеджмента в Лозанне. Научная новизна – в выявлении системности таких аспектов феномена кризиса, как меры повышения финансовой безопасности и конкурентоспособности страны:

  • необходимость разработки национальных, региональных и отраслевых программ повышения конкурентоспособности, программ вклада в них каждой структуры и каждого уровня управления (государственного, регионального, отраслевого, общественного, корпоративного);
  • обеспечение научной обоснованности вышеназванных мероприятий комплексным учетом выводов системы научных дисциплин, изучающих экономику, право, экологию, общественную жизнь и человека в органическом их единстве, получение на этой основе синергетического эффекта.

По мнению автора, дальнейшие исследования в этом направлении являются весьма перспективными.

 

 

  1. Гальчинський А. Методологія аналіза економічної глобалізації: логіка оновлення / А.Гальчинський // Економіка України. – № 1. – С.4.
  2. Моэ Т. Почему не финансовый кризис опасен для Украины? / Т. Моэ // Инвестгазета. – № 41. – С.43.
  3. Блинов А. Не хотим быть “нерентабельным народом” / А.Блинов // Эксперт. – № 39. – С.46-50.
  4. Ивченко Н. Мы ожидаем дальнейшего роста стоимости евро до уровня 1,52-1,53 доларов США / Н.Ивченко // Комментарии. – № 40. – С.11.
  5. Медведева В. Должны жить лучше, чем в России / В.Медведева // Эксперт. –№ 14. – С.39-43.
  6. Гончаренко А. Новый заработок бюрократии / А.Гончаренко // Эксперт. – -№ 14. – С.15-18.
  7. Салей Е. Дурные деньги / Е.Салей // Корреспондент. – – 2009. № 41. – С.2022.
  8. Пахомов Ю.Стыдно быть богатым в бедной стране/ Ю.Пахомов//Weekly UA. – №43. С.4-15.
  9. Шевченко Т., Одинець О. Підвищення конкурентоспроможності країни – центральна проблема формування професійних компетентностей майбутніх фахівців/ Т. Шевченко, О. Одинець// Матеріали Міжнародної науково-практичної конференції, “Економіка України в умовах сучасних трансформацій”. – Тернопіль – Чортків. –– С. 34-37
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...