Феномен восточных единоборств в укреплении межкультурных связей (на примере ушу)

На буддийском Востоке, в силу распространённых там более древних религиозных учений, менее радикальных, по сути, сохранилось понимание связи Человека с Природой. Понимание неразрывности, сопричастности и единства Человека и Природы всё более широко приходит в наши дни и в разные страны, что естественно повышает интерес к китайской культуре миропонимания. Сама система буддизма, восточной культуры и единоборства, и в частности, ушу, не пытаются противоречить другим традиционным религиям, а тем более спорить с их постулатами. Напротив, они свидетельствуют о стремлении к гармонии во всём: от взаиморасположения предметов в доме до взаимоотношений между народами. Вместе с тем в монастырях именно не радикального по своей сути буддизма родились заинтересовавшие весь современные мир тактики единоборств. Что подтвердило известные исторические принципы: «единства и борьбы противоположностей» (своего рода гармония борющихся, но взаимодополняющих сил Инь и Ян), и «добро должно уметь защищаться. 

Интерес к восточной, в частности, к китайской культуре и традициям, привел к тому, что мы в своих, далеко не китайских домах стали создавать китайские уголки, расставлять китайские статуэтки, развешивать китайские веера, зонтики, календари и прочую символику Поднебесной. Мы увлеклись исконно китайскими видами спорта, гимнастическими комплексами и единоборствами, вышедшими на международный уровень: ушу, тайцзициань, цигун и др.

В частности, ушу (кит. 武 术 ) дословно обозначает «воинское искусство» или «техника боя» и зародилось оно несколько тысяч лет назад, в результате смешивания цигун (кит. 气功 «работа дыхания») и ряда техник рукопашного боя. Ушу – это не только хорошая боевая система, но и системный комплекс, обладающий лечебно-профилактическими свойствами и являющийся неотъемлемой частью китайской медицины. «Величайший врач древности Хуа То наблюдал за повадками животных и в результате создал лечебную гимнастику, из которых позже образовались стили ушу: стиль оленя, тигра, медведя, обезьяны, журавля, змеи, дракона, богомола и других животных» [1]. Отчего растёт такой интерес?

По нашему мнению, многие люди в мире, а не только китайцы, начинают воспринимать себя как часть природы, возвращаются к древнему миропониманию своих предков до периода единобожия, местами навязанного извне или сверху. Надо признать, что в свое время ныне существующие и признанные, так называемые «традиционные» религиозные верования, в частности иудаизм, христианство и ислам, оторвали человека от Матери-природы, привели его в те или иные культовые сооружения и вынудили его принимать на веру слова религиозных деятелей. Надуманные священнослужителями постулаты и догмы, а особенно обряды и ритуалы, которые вряд ли придумал Всевышний, существенно замедлили самопознание человеком себя, как части Вселенной. Человек вынужден был стать объектом религиозной пропаганды.

Корни, связывающие его с природой, на многие века были подрублены и заменены проповедями. И не всегда эти проповеди произносились достойными и грамотными служителями религии. Религии под девизом «Всё уже определено свыше» свели на нет старания пытливых и любознательных, похоронили в запретах уже добытые знания и приобретенные навыки реальных природознатцев, врачевателей, ученых.

Но в Китае, в частности, и «на буддийском Востоке в целом, в силу распространённых там более древних религиозных учений, менее радикальных по сути, такое понимание связи Человека с Природой сохранилось. Понимание неразрывности, сопричастности и единства Человека и Природы всё более широко приходит в наши дни и в другие страны, что естественно повышает интерес к китайской культуре миропонимания» [2].

Сама система буддизма, восточной культуры и единоборства, и в частности, ушу, не пытаются противоречить другим традиционным религиям, а тем более спорить с их постулатами. Напротив, они свидетельствуют о стремлении к гармонии во всём: от взаиморасположения предметов в доме до взаимоотношений между народами. Вместе с тем в монастырях именно не радикального по своей сути буддизма родились заинтересовавшие весь современные мир тактики единоборств. Что подтвердило известные исторические принципы: «единства и борьбы противоположностей» (своего рода гармония борющихся, но взаимодополняющих сил Инь и Ян), и «добро должно уметь защищаться».

Идеи восточных культур и видов спорта подхватили во многих странах мира и в международном спортивном сообществе. Так, 3 октября 1990 года была основана Международная федерация ушу (МФУ, англ. International Wushu Federation, IWUF, кит. 国际武术联合会 Guoji Wushu Lianhehui) – международная спортивная организация, занимающаяся вопросами развития спортивного ушу. Штабквартира МФУ расположена в Пекине.

В 1990 году федерация организовала показательные соревнования по ушу на XI летних Азиатских играх. Начиная с 1991, федерация проводит чемпионаты мира по ушу. В состав федерации входит около 150 локальных федераций, организующих местные соревнования. МФУ является организатором следующих соревнований:

  • Чемпионат мира по ушу
  • Юношеский чемпионат мира по ушу
  • Чемпионат мира по традиционному ушу
  • Кубок мира по саньда

Для китайцев ушу – это не просто упражнения для улучшения здоровья, это часть культуры и традиций, которые они чтят и пытаются распространять по всему миру. Те, кто серьезно занимается ушу, уже давно поняли, что это не только боевая система, но и система духовного развития, система укрепляющая тело и дух. Многие через ушу постигают себя, развивают в себе какие-то скрытые возможности.

Более точному и глубокому понимаю техники стилей ушу и иных единоборств, несомненно, помогают не только регулярные тренировки, но и знакомство с историей и языком Китая. Таким образом, это выводит нас на новые уровни взаимодействия: международный, межцивилизационный, межкультурный, страноведческий и др.

Существуют сотни забавных и увлекательных историй о непобедимых мастерах боевых единоборств, которые столь привлекательны для чтения и экранизаций. Но подавляющее большинство из этих историй – не более чем красивые мифы, столь характерные для китайских исторических описаний, рассказы о том, чего никогда не происходило, но в то же время намекающие на скрытость неких «истинных» форм ушу. Но они мало рассказывают нам об реальном характере ушу. Хотя истинная история китайских боевых искусств, не расцвеченная многообразием китайских мифов, окажется довольно однообразной и малоинтересной. Она станет удивительно пресной для непосвященного читателя.

«Всякое мастерство приобретало в Китае абсолютную, сверхжизненную ценность, предполагая существование в мире некоего высшего сакрального начала, одним из обозначений которого стало понятие «Дао» (кит. – путь). Правда, словесным образом адекватно выразить и доступно объяснить его, в отрыве от объективного и приземленного «дорога, стезя», непросто» [3].

Долгое время изучение ушу в научных кругах считалось чем-то «низким», недостойным серьезного историка. «Почему-то не казалось зазорным изучать восточную философию, китайский театр и японское стихосложение, но от боевых искусств неизменно отворачивались даже прославленные востоковеды. Как ни парадоксально звучит, но в подавляющем большинстве случаев это объяснялось элементарным незнанием и замкнутостью в собственных научных шаблонах. Более того, еще несколько лет назад такие исследования вызывали недовольство многих научных авторитетов. Тем более, никто и не помышлял о значении восточных единоборств, как средстве межкультурных и международных связей» [4].

Ушу – это определенный фактор исторического развития Китая, определяющая силе, влиявшей на культурную и социальную ситуацию в Китае. Трудно в первом приближении представить всю масштабность занятия боевыми искусствами в этой стране. Не было в Поднебесной другого явления столь же глобального, всеохватного, пронизывающего все слои китайского общества. Все, начиная от бродяги и простолюдина до мистика-даоса и благородного конфуцианца-чиновника, были вовлечены в эту фундаментальную и многоплановую боевую традицию.

На современном этапе сам народ Китая относится к боевым искусствам, как к неотъемлемой составляющей национальной культуры, спорта и образа жизни. Более того, китайские боевые искусства шагнули за пределы Поднебесной – техникой, историей и искусством ушу овладевает уже представители других народов и культур.

Вдоль международных маршрутов Великого шелкового пути жили в прошлом и живут в настоящее время десятки разных народов, говоривших и говорящих на разных языках и использовавших разные виды письма. «По Великому шелковому пути в Китай пришли буддизм и ислам, иудаизм и манихейство. Первый буддийский храм Баймасы был основан в городе Лоян провинции Хэнань еще в I веке. Благодаря буддизму китайцы познакомились с языком совершенно иного строя, чем китайский, в китайском языке и сейчас употребляется много заимствованных буддийских терминов. В городе Кайфэн в той же Хэнани до последнего времени сохранялась еврейская община. По двум Шелковым путям в VIII веке попали в Китай первые представители исламских народов. Большая же часть предков современных мусульманхуэйцзу (дунган) переместилась добровольно или была переселена в Китай принудительно из разных стран именно по сухопутному Великому шелковому пути при монгольской династии Юань (1271–1368). Почти половина хуэйцзу (дунган) до сих пор живет в ареале Великого шелкового пути. В их китайском языке сохраняется немало арабских и персидских заимствований, а свои тексты на китайском языке дунгане записывают не только иероглифами, но также арабо-персидским письмом» [5:49].

В свою очередь, Китай по Великому пути доставлял в страны Центральной Азии, Ближнего Востока и Европы предметы и образцы своей материальной нематериальной культуры, в числе которых были китайские единоборства.

Так, середина 80-х годов ХХ века ознаменовалась бурным распространением различных видов восточных единоборств на территории СССР. Секции, клубы, школы одни за другими стремились удовлетворить растущий интерес публики. Периодические издания публиковали обширные статьи и краткие очерки, посвященные истории и теории боевых искусств. Предлагались и систематические циклы публикаций с описанием движений различных стилей и видов единоборств. Казалось, все благоприятствовало тому, чтобы боевые искусства получили мощный толчок к развитию во всем своем многообразии.

«Однако прошло пару лет, и бурный энтузиазм многих любителей единоборств сменился глубоким разочарованием. Различные публикации, телепередачи, кино-, видеофильмы рекламировали великолепные достижения знаменитых мастеров, в то время как техника доморощенных тренеров поражала необыкновенным убожеством и несовершенством. Часто за «солидными» высказываниями о глубоком внутреннем смысле и достижении новых горизонтов сознания через овладение боевыми искусствами, скрывалось полное незнание сути излагаемого предмета, желание утвердиться в качестве всезнающих и авторитетных специалистов в никем не регламентируемой области» [2].

Проблема эта не нова и характерна, практически, для любой сферы деятельности в начале ее развития. Но, так или иначе, многие боевые искусства были дискредитированы в глазах общественности. Возникло представление о недееспособности, оторванности от реальных условий и неприспособленности многих систем единоборств к жестким меркам рукопашного боя.

«В результате к тому моменту, как появились действительно высококвалифицированные отечественные знатоки восточных единоборств, в среде любителей и специалистов физкультуры и спорта распространилось мнение о строго коммерческой направленности занятий в секциях боевых искусств и профессиональной некомпетентности большинства инструкторов и тренеров» [2].

Ушу, как и другие виды единоборств, немало пострадало от подобных взглядов и до сих пор остается окутанным ореолом таинственности, неоправданного мистицизма, вызванного обилием, но никак не обоснованностью и объективностью имеющейся информации. Поэтому представляется целесообразным разъяснить хотя бы некоторые, наиболее распространенные вопросы, касающиеся ушу как уникального и самобытного явления китайской культуры.

Итак, сделаем некоторые выводы:

Изучение ушу состоит не только в том, чтобы описать, выучить и постоянно совершенствовать его техники, сколько в побуждении к преодолению догм собственного сознания через видение другой культуры, роли национальных спортивных единоборств в сфере расширения и стабилизации международных отношений.

В течение столетий, со времен становления востоковедения как науки, ушу как явление, которым занимались три четверти населения Китая, которое вышло на уровень глубочайшей научной и эстетической традиции, оказалось непознанным. Поэтому открытие глубины спортивной и культурной традиций ушу и его роли в развитии международных спортивных отношений только начинается, и пройдет немало времени, прежде чем мы достаточно полно сумеем разобраться во всех хитросплетениях этой части китайской культуры.

Каждый из нас выбирает свой путь, а ушу это один из путей по которому мы можем пойти.

 

  1. Васильев А. Китайское ушу. Доступен: // StudyChinese.ru [Проверен 07/10/2015]
  2. Китайское кунфу. Доступен: sport-tv.kz/images/Knigi/77-3-kitajskoe-kunfu_files/index-1.xhtml [Проверен 07/10/2015]
  3. Дудин А. Как изучение китайского языка и истории может помочь лучше понять технику стиля winchunДоступен: // winchun34.ru/ [Проверен 07/10/2015]
  4. Завьялова О. Лингвистическая стратегия Китая // Независимая газета. – – 25 июня.
  5. 李源潮、孟晓驷。中国文化艺术揽萃 (China culture through the lens)。-北京: 中华人民共和国文化部委托编著, 2008224 页。
Год: 2015
Город: Алматы
loading...