Международный экологический кризис и разрешение межгосударственных экологических споров

АННОТАЦИЯ. В данной статье автор анализирует наступивший в современном мире международный экологический кризис, обосновывает необходимость международного сотрудничества государств в экологической сфере. Развитие международного экологического сотрудничества должно идти по нашему мнению по трем направления: создание единого международного правового экологического акта, одной международного экологической организации, а также международного экологического суда. Создание международного экологического суда обосновывается следующими факторами: во-первых международное экологическое право является весьма специфической отраслью международного права, поэтому судьи должны являться экспертами в сфере экологи. Во-вторых, право на доступ к международному экологическому правосудию должны иметь не только государство, но и международные правительственные и не правительственные организации а так же физические лица. 

В конце 60-х годов ХХ века Организация Объединенных наций обратила внимание мирового сообщества на безудержное загрязнение окружающей среды и исчерпаемость природных ресурсов как на одну из глобальных проблем современности.

Все меры, направленные на преодоление кризиса в экологической сфере требуют с необходимостью сотрудничества государств и только совместными усилиями всех государств можно бороться с экологическим кризисом. Председатель Сената Парламента РК К.К.Токаев на международной научно-практической конференции «Новая парадигма устойчивого человеческого развития. C-Clobal – формат глобального диалога» отметил: Важнейшим вопросом новой парадигмы устойчивого развития должна стать переоценка экологического фактора. Сохранение и воспроизводство окружающей среды должно стать обязательным условием устойчивого развития цивилизации .

Представители науки международного права нередко обращали внимание на необходимость укрепления международно-правовой базы экологического сотрудничества и создания действительно эффективных международных контрольных механизмов в данной сфере [1]. Развитие международного экологического сотрудничества должно идти, по нашему мнению, по трем направлениям: создание единого международного правового экологического акта, одной международной экологической организации, а также международного экологического суда.

Изучая сущность и содержание международных экологических споров, ученые непременно отмечают их специфику по сравнению с другими видами международных споров[2]. В этой связи проф. Ч.Романо предупреждает, что каждый, анализирующий понятие «международный экологический спор», рискует попасть в методологическую ловушку [3]. Следует заметить, что начиная с каменного века и до наших дней – эпохи информационного общества, большинство международных споров имеют экологическую составляющую, поскольку касаются распределения контроля над природными ресурсами (минеральные природные ресурсы, рыбные запасы, земля, как таковая) [4]. В связи с этим встает разумный вопрос: есть ли вообще экологические споры в чистом виде, если большинство международных споров в той или иной степени содержат экологический аспект? В данном контексте уместно привести следующие суждения Н.А.Соколовой. Вопросы охраны окружающей среды объективно интегрированы в контекст других глобальных проблем, и в какой-то момент оправданно может возникнуть уверенность, что экологические интересы не имеют самостоятельной ценности. Тем не менее, экологическая проблематика, пусть и весьма осторожно, обретает реальные черты [5]. Профессор М.Н.Копылев рассматривает эту проблему в ракурсе такого явления, как эколого-ориентированных отношений: «Включение экологоориентированных норм в источники, традиционно относящиеся к другим отраслям международного права, зачастую происходит в силу сложившейся традиции или по соображениям удобства и не ведет к расширению предметной сферы таких отраслей» [6]. Вместе с тем можно строго и последовательно очертить определение «международно-экологический спор», но велика возможность, что будет создано замкнутое автономное определение, которое нельзя будет использовать за пределами контекста, в рамках которого оно определено.

По нашему мнению, международный экологический спор – это противостояние правовых аргументов и (или) интересов субъектов международного права, принимающее форму противоречащего специфического требования и касающееся антропогенного изменения экосистем, которое имеет отрицательное воздействие на людей и ведет к истощению природных ресурсов. Сегодня действуют порядка 50 различных международных судебных и квази судебных учреждений, например международный суд ООН, Международный трибунал по морскому праву, Постоянная палата третейского суда, орган по разрешению споров при ВТО, Суд ЧС и т.д.

Международные экологические споры рассматривались и рассматриваются в рамках как арбитража, так и международными судами. Среди них существует ряд международных форумов, адаптированных для разрешения международно-экологических споров: международный суд ООН и международный трибунал по морскому праву, где были созданы специальные камеры для разрешеня экологических споров в 1993 г. и в 2002 г., соответственно; Постоянная Палата третейского суда (ППТС) [7]; Орган по разрешению споров при ВТО; суд Европейских сообществ.

В научной сфере давно обсуждается проблема создания специального международного экологического суда [8]. В 1994 г. в форме международной неправительственной организации созданы Международный суд экологического арбитража и примирения [9].

В июле 1993 г. создана камера по экологическим вопросам (chamber for Environmental Matters) при международном суде ООН [10] в соответствии с п.1 ст.26 статуса Международного суда ООН, которая гласит: «Суд может, по мере надобности, образовать одну или несколько камер в составе трех или более судей по усмотрению суда для разбора определенных категорий дел, например трудовых дел и дел, касающихся транзита и связи». Решение, постановленное Камерой, считается вынесенным самим судом (ст.27 Статуса Суда). Камера из семи судей была сформирована и готова к работе в августе 1993г. отметим, что идея создания этой камеры при суде не нова. Президент суда Н.Синга еще в конце 80-х годов прошлого века выдвинул эту идею [11], а воплощена в жизнь она была благодаря председателю международного суда ООН Р.Дженнингсу, который выступил с этой идеей на Конференции по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро [12].

Однако в 2006 году было принято решение не выбирать судей в эту Камеру, поскольку за 13 лет ее существования ни одно государство не прибегло к ее помощи. Для разрешения межгосударственных споров, как отметила президент международного суда ООН Р.Хиггнс [13], «государства стали относиться к экологическому праву как к части международного права». Однако государства всегда могут запросить Суд о создании подобной Камеры.

На наш взгляд, идея создания отдельной камеры при Суде не была революционной и не способствовала решению проблемы международного правосудия. Скорее это был паллиатив. Во-первых, сформировавшие Камеру, не имели специализированных знаний в сфере международного экологического права, они выбирались из состава Суда. Во-вторых, не понятно, что государства могли выгадать при обращении в Камеру, а не в Суд в целом или, что гораздо лучше, от образования Камеры ad hoc в соответствии с п.2 ст.26 Статуса Суда. В-третьих, часто государства (дело «Габчиково-Надьямараш» между Венгрией и Словакией) и судьи (дело «О рыболовной юрисдикции между Испанией и Канадой») не могут решить, является ли спор экологическим или нет. В-четвертых, появление специализированного международного морского трибунала отделило юрисдикцию международных споров относительно морской сферы (помимо Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. уже более 10 международных отношений содержит ссылки на международный трибунал по морскому праву [14]). В-пятых, Камера могла рассматривать лишь межгосударственные споры, из чего следует, что международные организации, а также физические и юридические лица были лишены права прибегнуть к международному экологическому правосудию.

Постоянная палата третейского суда (ППТС) приняла Примерный регламент ППТС по арбитражному разбирательству споров, связанных с природными ресурсами или окружающей средой, а 16 апреля 2002 года – Примерный согласительный регламент ППТС по урегулированию споров, связанных с природными ресурсами или окружающей средой. Эти документы предусматривают введение специализированного списка арбитров с опытом в экологической сфере, а также научных и технических экспертов. Таким образом, появилась возможность урегулирования спорных ситуаций, касающихся защиты окружающей среды или сохранения природных ресурсов для государств, межправительственных организаций, неправительственных организаций, так и частных сторон. Практика рассмотрения дел в соответствии с этими регламентами уже началась.

Международный морской трибунал является одним из молодых постоянно действующих межгосударственных судов. За 15 лет своего существования Трибунал рассмотрел более 20 дел. В ряде своих решений ИТЛОС затрагивал вопросы защиты морской сферы [19], в том числе в деле «О южном голубом тунце», деле «О заводе МОКС», деле «О запасах рыбымеч».

В феврале 1997 г. Трибунал в соответствии с п.1, ст.15 своего Статуса учредил Камеру по спорам относительно морской среды (chumber for Marine Environment Dicphtes) для решения межгосударственных дел с сфере защиты и сохранения морской среды [15]. В составе судебной Камеры семь судей в компетенции Камеры входят вопросы защиты и сохранения морской среды, согласно положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохранения морской среды согласно положениям специальных конвенций и соглашений предусмотренных ст.237 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохранения морской среды согласно положениям любого международного соглашения, положения которого предусматривает разрешение споров Трибуналом.

Проблема создания международного экологического суда обсуждается в научном сообществе с 80-х годов ХХ в. С тех пор было проведено множество международных конференций, посвященных этой теме [16]. Одним из главных аспектов этой проблемы является доступ к международному экологическому правосудию индивидов, международных неправительственных организаций для защиты экологических прав, поскольку государства далеко не всегда способны обеспечить надлежащий уровень их защиты. Такие европейские экологические катастрофы, как Чернобыльская и Рандозская, Фукусима лишь подтвердили эту идею. Ни одно государство не возбудило на этот счет каких-либо исков. Иски граждан на национальном уровне относительно возмещения ущерба от этих катастроф подлежат рассмотрению в режиме права и справедливости.

В пользу создания международного экологического суда можно привести следующие аргументы. Во-первых, международное экологическое право является весьма специфической отраслью международного права, поэтому судьи должны являться экспертами в сфере экологии. Во-вторых, право на доступ к международному экологическому правосудию должны иметь не только государства, но и международные правительственные и неправительственные организации, а также физические лица. Разрешение международных экологических споров требует разработки специальных процедурных правил. Противники создания международного экологического суда говорят о том, что дальнейшая профилизация международных судебных учреждений будет вести к углублению фрагментации, а существующие институты международной юстиции вполне могут разрешить международные экологические споры [17]. Известный профессор Э.Хей, возглавив в 2000 г. кафедру международного права юридического факультета Эразмского университета природоресурсного права (Роттердам, Нидерланды), посвятила свою первую открытую лекцию проблеме международного экологического правосудия. Она пришла к выводу, что создание международного экологического суда не является наиболее жизнеспособной альтернативой существующему порядку дел, полезнее перевести акцент на уровень ниже и усиливать национальные судебные системы в сфере экологического правосудия [12].

Основной проблемой создания международного экологического суда является проблема определения юрисдикции. Экологические проблемы, как мы неоднократно замечали ранее, интегрированы в транспортные, торговые и иные международные проблемы, они учитываются при защите прав человека и т.д. Например, должны ли споры о торговле парниковыми газами рассматриваться в Органе по разрешению споров ВТО в соответствии с положениями ГАТТ или в Международном экологическом суде в соответствии с КаОТ-ким протоколом? А споры о генетически модифицированных организмах – в ВТО в соответствии с Соглашением о фитосанитарных мерах или в международном экологическом суде согласно Картахенскому протоколу. Дела о преступлении экоцид должны рассматриваться в Международном уголовном суде. Для этого предлагается внести в Римский статус Международного уголовного суда 1998 г. новую статью 6 bis «экоцид», где будет отражен состав международного преступления экоцид, которое может быть совершено и в мирное, и в военное время, причем как во время международных конфликтов, так и во время конфликтов немеждународного характера [18].

Таким образом, укрепление экологического сотрудничества государств и повышение эффективности действующих механизмов этого сотрудничества требуют серьезной реформы. Создание международного экологического суда будет способствовать повышению роли международного экологического права в целом, усилению ответственности субъектов международного права за нанесение ущерба, а также укреплению миропорядка на основе господства права.

 

 

  1. К.К.Токаев «Десять тезисов о новых парадигмах». Алматы, 5 ноября 2014г. С.22-23.
  2. Сабикенова А.С. Автореферат кандидатской диссертации «Сотрудничество Республики Казахстан в сфере охраны окружающей среды: международно-правовые аспекты». Алматы, 2005, С.5-7., Абашидзе А.Х., Солнцев А.М. Вопросы контроля выполнения положений международных экологических соглашений «Актуальные проблемы международного права». LLBER AMICORUM в честь проф. Р.М.Валеева. Казань, 2013. С.6-18
  3. The peacefnlsetilement of international conflicts: onviron mental factors; instretegic approach. The Hague. 2000. P.XI.III.
  4. например: Westing A. Clobal resources and international conflicts: environ mental factor in strategie policy and action. Oxford, 1986; lee 1. R. Inventory of conflicts and onvironment //http://gurukul.ucc.american.edu/tex/ice.htm.
  5. Соколова Н.А. вопросы охраны окружающей среды в деятельности международных судебных учреждений. Российский ежегодник международного права. 2003. СПб., с.99
  6. Копылев М.Н. Международное экологическое право // Международное право// под ред. А.Я.Капустина. М. 2008. С.47
  7. См. подробнее: Солнцев А.М. Экологическое измерение деятельности Постоянной Палаты Третейского суда. Росс.ежегодник международного права 2007. Спб., С. 87-93.
  8. Копылев М.Н., Солнцев А.М. Международное экологическое право на пороге реформ //Московский журнал международного права. №2. С.110-130.
  9. Его ошибочно нередко именуют международным экологическим судом. // см.например: Колбасов О.С. Международный экологический суд// там же 1996. №5. С.158,159.
  10. См.: ICJ PRESS, N93/20, July 1993
  11. См.: Jennings R. The Role of the international Court of Justice in the Development of international Environment Proction Jaw //Rewiew of European Community International Envison mental Jaw,1992. I.P.243
  12. См.: Jennings R.Need for an Environmental Court? // Environmental Police and Jaw, 1992, N20/P312-314
  13. См.: ―States Understandably saw environmental Jaw as Part of International law as a Whole‖ (Press Release 2006/34 ot 26/X/2006// ici-cij.org )
  14. См.: itlos.org
  15. См.: Press Releasse ITlos/Press 5 (3 March,1997) itlos.org
  16. См.: Копылев М.Н. Введение в международное экологическое право. М.,2007. С.130.
  17. См.: Hey Ellen. Reflections on an International Environmental Court. The Hagele,200
  18. В международно-правовой науке впервые вопрос об экоциде как об одном из видов международного преступления поставлен Сабикеновой А.С. См.: выше указанную работу. С.15.
Год: 2014
Город: Алматы