“Необходимость интеграции в центральной Азии: миф или реальность?”

Аннотация. Интеграция в третьем тысячелетии становится доминирующим фактором мировой политики. В этой связи в качестве кардинальной проблемы современных отношений между странами выступает важность соотношения национальных интересов суверенных государств с принципами и целями интеграционного взаимодействия, что предопределяет интенсивный поиск наиболее оптимальных путей многостороннего сотрудничества. В конечном счёте, не такважно, какие формы имеют интеграционные процессы, являются ли они фронтальными или локальными в географическом смысле или более акцентированными в плане выбора сфер взаимодействия. Главное заключается в том, что они расширяют вариативность путей более эффективных взаимосвязей. В этом плане интеграционные модели, продвигаемые в рамках региона Центральной Азии, учитывающие баланс всех интересов и равную ответственность за экономическое и социально-культурное развитие региона, обладают достаточно весомым потенциалом, для реализации которого необходимы политическая воля и готовность к конкретным действиям. 

Центральную Азию нередко называют регионом, не имеющим региональной идентичности. Внутрирегиональная конкуренция за лидерство, предпочтение двустороннего сотрудничества региональному, а также процессы государственного и национального строительства нивелируют стимулы к взаимодействию и сдерживанию общих угроз или даже к извлечению выгоды из общих преимуществ. Фактически сегодняшние независимые государства опасаются, что сотрудничество или– шире– интеграция неблагоприятно скажется на их самостоятельности. Они рассматривают закрытые границы и закрытую экономику как признаки суверенитета. Отчасти такое представление истекает из того, что эти пять стран тесно связаны в рамках одной более крупной хозяйственной структуры в составе Советского Союза, который сам представлял собой закрытую систему, обособленную от мировой экономики. При распаде СССР ткань, соединявшая эти страны, так сказать, расползлась, но ее основы (или инфраструктура) сохраняется и в целом ориентирована на прошлое. В настоящее время для устранения этого отставания в области сотрудничества появился “конгломерат” региональных мероприятий. Однако проблема состоит не в непрерывном увеличении количества организаций, а в активизации сотрудничества путем системной реструктуризации на основе общих стимулов – в целях интеграции стран Центральной Азии как региона. Сотрудничество в решении общих проблем имеет решающее значение для преодоления сегодняшних проблем в целях укрепления безопасности и стабильности, а также достижения благосостояния. Как сказал, выступая на семинаре, Специальный представитель Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций для Центральной Азии Мирослав Енча, “многие проблемы могли бы решаться посредством усиления двустороннего сотрудничества и более тесных связей с более крупными мировыми державами, тогда как другие требуют регионального подхода”. Необходимость расширения регионального сотрудничества простирается за пределы Центральной Азии [1].

Безусловно, региональное сотрудничество в Центральной Азии является одним из важных аспектов интеграции региона в глобальную политическую и экономическую систему. Регион станет привлекательным для международных инвестиций, там появятся положительные стимулы для укрепления демократических институтов и верховенства закона. Поскольку экономическое развитие должно быть неразрывно связано со стабильными демократическими институтами, регион мог бы стать центром законной торговли, а не беспредельной контрабанды, которым он сегодня является. хотя перспектива процветающего, демократического региона Центральной Азии, лежащего на пересечении торговых путей между Севером и Югом, Востоком и Западом, уходит в отдаленное будущее, это не значит, что так же далека четкая концепция, и готовность упорно трудиться ради достижения этих целей.

Также этот вопрос можно рассмотреть и с другой стороны, например, интеграция в Центральной Азии ведет к потере суверенитета для стран региона. Сегодня мы являемся свидетелями резкого обострения глобальной конкуренции за ресурсы и рынки сбыта, сферы влияния, стратегические транспортные коммуникации. Эффект расширения рынков за счет распада мировой социалистической системы практически исчерпан. На мировом рынке меняется расстановка сил, появляются новые игроки и центры развития, меняется конфигурация региональных интеграционных объединений, которые становятся полноправными участниками “глобальной игры”. Таким образом, налицо обострение межцивилизованной и геополитической конкуренции в условиях глобального кризиса [2].

Насегодняшнийденьинтеграцияявляетсяключевымнаправлением внешней политики государств Центральной Азии, т.к. способствует углублению и расширению межгосударственного, многостороннего сотрудничества. На это указывает создание шОС, ОЭС, ЕВРАЗЭС, ЦАС, продвижение проекта возрождения Великого шёлкового Пути. Страны – члены Центральной Азии сохраняют суверенные права во всех без исключения важнейших областях политической и экономической жизни. Оборона границ с соседями Центральной Азии, национальная оборона, внешние энергетические связи, юстиция и внутренние дела, миграционная политика, образование – все эти вопросы остаются в исключительной компетенции национальных властей. Такие ключевые сферы экономики, как социальная политика и регулирование трудовых отношений (то есть весь социальный блок), также находятся в стопроцентном ведении национальных властей. В условиях реализации полицентричной модели выявляются несколько лидеров, обладающих равноправными связями, отсутствуют угрозы национальному суверенитету. Это, в свою очередь, способствует дальнейшей интеграции этих стран (Европейский союз, АСЕАН и др.). Что касательно перспектив интеграции они имеются. Во-первых, у всех государств Центрально азиатского региона нет выхода к Мировому океану и удовлетворительной сети коммуникаций, что обусловливает примерно равную меру заинтересованности в создании транспортной сети, связывающей Центрально – Азиатского региона с соседями. Во-вторых, в рамках СССР сложилась целостная цивилизационная система, внутренние  связи которой, несмотря на  крушение политических границ, и официальных идеологических установок, продолжают оказывать существенное влияние на различные стороны жизни новых независимых государств. Нарастание напряженности в регионе вызывается как внутренними, так и внешними факторами. Внутренние – это, прежде всего “семейно-клановый” характер власти, низкий жизненный уровень, массовая безработица. Растет недовольство среди элит – как политической, утратившей возможность влиять на принятие государственных решений, так и деловой, которая столкнулась с серьезными препятствиями в своей предпринимательской деятельности. Общим для всех стран Центрально – Азиатского региона являются недоразвитость политической и отсутствие эффективной партийной структуры, проблемы в сфере реализации прав человека, высокая степень коррупции во властных организациях. Все это создает условия для социальных взрывов, грозящих в случае активной поддержки извне перерасти в революционную ситуацию. Существуют и конфликтные очаги внутри региона. С запада – северокавказский узел, характеризующийся не только конфликтом в Чечне, но и многочисленными точками потенциальной нестабильности. К югу от региона лежат области периодически вспыхивающих конфликтов (Курдистан, Афганистан, Кашмир), индо-пакистанские и индокитайские противоречия, потенциально конфликтными зонами являются Синьцзян и Ферганская долина. При определенных условиях в каждом из этих районов могут вспыхнуть вооруженные столкновения. Кроме того, любая дестабилизация на этнической почве Центрально – Азиатского региона может получить отклик в соседнем государстве. К внешним факторам относится деятельность исламских экстремистов из Саудовской Аравии, Турции, ОАЭ, Ирана. Сюда же можно отнести действия крупнейших транснациональных компаний по захвату местных сырьевых богатств и находящееся в непосредственной связи с этим прямое вмешательство новых игроков: СшА, ЕС, Китая, Турции. Кроме того, государства Центрально – Азиатского региона попрежнему используются как основной транзитный коридор доставки наркотиков из Афганистана в Европу. Внутренние потребности государств Центрально – Азиатского региона в энергоносителях значительно меньше, а большая часть соседних государств не имеет их или обеспечена ими в минимальном количестве. Вследствие этого возрастает международное значение Центрально – Азиатского региона как региона, играющего важную роль в обеспечении энергетической безопасности различных стран мира. Центрально – Азиатский регион обладает хорошим транзитно-транспортным потенциалом, находится на перекрестке важнейших сухопутных и речных торговых путей. Такое географическое положение в определенной степени компенсирует отсутствие выходов к морю. Экономические выгоды от транзитной торговли могут скомпенсировать возможные издержки по обеспечению безопасности международной торговли [3].

В целом можно отметить, что в последние несколько лет государства Центральной Азии взялисьза интеграцию, подошли к этому процессу очень серьезно и предпринимают более решительные шаги по ускорению процессов многостороннего регионального сотрудничества. Этому во многом способствовало то, что они в определенной степени преодолели проблемы внутриэкономического характера. Не последнюю роль в этом сыграли “цветные революции”. Этот феномен, поразивший Грузию, Украину и одно из Центрально – Азиатских государств Кыргызстан, способен привести к возникновению целого ряда вызовов безопасности, а также распространению своего воздействия и на другие государства региона. В этой связи объективным представляется объединение усилий для выработки адекватных ответов на риски в области безопасности.

Общее мнение по этому поводу выразил Президент Республики Казахстан Нурсултан Абишевич Назарбаев, сказав, что “…интеграция, основанная на равенстве, добровольности, прагматическом интересе, – это будущее региона, которое может стать глобальным фактором мировой экономики и политики XXI века” [4].

Согласно одной из классических теорий интеграции – коммуникационного подхода К. Дойча, интеграционный процесс чаще всего создается и успешнее развивается вокруг “силового центра”– одной или нескольких политических единиц – более развитого и сильного по сравнению с остальными членами интеграционного объединения. В Центральной Азии в качестве такого центра должна выступить Республика Казахстан, которой присущи все вышеуказанные характеристики и которая, принимая во внимание ее значительную активность в этом вопросе, является главным заинтересованным субъектом интеграционного процесса. Это тем более актуально в свете выдвинутой республикой программы по вхождению в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что интеграция в третьем тысячелетии становится доминирующим фактором мировой политики. В этой связи в качестве кардинальной проблемы современных отношений между странами выступает важность соотношения национальных интересов суверенных государств с принципами и целями интеграционного взаимодействия, что предопределяет интенсивный поиск наиболее оптимальных путей многостороннего сотрудничества. В конечном счете, не так важно, какие формы имеют интеграционные процессы, являются ли они фронтальными или локальными в географическом смысле или более акцентированными в плане выбора сфер взаимодействия. Главное заключается в том, что они расширяют вариативность путей более эффективных взаимосвязей. В этом плане интеграционные модели, продвигаемые в рамках региона Центральной Азии, учитывающие баланс всех интересов и равную ответственность за экономическое и социально-культурное развитие региона, обладают достаточно весомым потенциалом, для реализации которого необходимы политическая воля и готовность к конкретным действиям [5].

Культурные и исторические связи между странами Центральной Азии, а также существующие возможности кооперации между ними указывают на необходимость совместных действий в интересах всех этих стран. Реальная интеграция стран Центральной Азии является взаимовыгодным шагом и открывает широкие перспективы для решения комплекса экономических, социальных и других проблем в этой части земного шара. Практическая реализация интеграционных идей в регионе через существующие субрегиональные организации может стать фактором ускорения социально-экономического развития этих стран, укрепления стабильности в регионе. Несомненно, одно: если Центрально – Азиатские государства намерены добиться стабильности и процветания, то альтернативы многостороннему региональному сотрудничеству не существует.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Региональное сотрудничество как фактор мира и стабильности в Центральной Азии. – M.: РЦПДЦА, 2015. – 254 c.
  2. Головнин М.Ю., Лобанов М.М. Инвестиционное взаимодействие России со странами пояса соседства// Российский внешнеэкономический вестник. -№ 1. – С.10-15.
  3. шерьязданова К.Г. Современные интеграционные процессы. Учебное пособие. – Астана: Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 2010. – 107 с.
  4. Демократические преобразования – вектор развития Казахстана: Интервью Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева // Мир Евразии. – 2004. – № 7. – С.23-25.
  5. Alibekov S. Die Eurasische Integration // Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия “Международные отношения и Регионоведение”. 2014. №3 (17). С.14-23.
Год: 2016
Город: Алматы
loading...