Южная Корея: опыт социально-политической модернизации

Аннотация. Вступив на путь экономической модернизации, Южная Корея добилась внушительных успехов. По мнению многих политологов и социологов, в основе экономических успехов Южной Кореи лежит органичное соединение традиционных конфуцианских ценностей с задачами хозяйственного реформирования. 

В современной Южной Корее политическая традиция и культура максимально сохраняют конфуцианское наследие, в сознании современных корейцев государство по-прежнему занимает особое место: общество признает его как императив, отводит ему особую роль, в массовом сознании культивируется преклонение перед государственной службой. С точки зрения политического реформирования, «азиатские тигры» всегда нам были интересны. Нельзя не согласиться и с тем, что азиатский путь политических реформ отчасти оптимизировал сегодняшнюю казахстанскую модель демократизации.

Национальные ценности сплачивают народ и общество. Развитие и процветание народа и общества осуществляется именно на основе традиционно-национальных ценностей.

Как показала мировая практика прошлого столетия, модели модернизации зависели от сложного комплекса предпосылок, охватывающих не только экономику страны или ее политическое устройство, но и весь спектр социокультурных факторов. Пример тому — неудачное применение классической модели модернизации в Индокитае, в ряде стран Африки, связанное с тем, что экстраполируемые западные институты и ценности отторгались традициями этнической культуры, морально-этическими и религиозными нормами и менталитетом местного населения. Созревшие или слабые предпосылки модернизации обусловливают масштабность, характер реформ, их темп, скорость и последовательность, стратегию и тактику модернизационного процесса, что, в итоге определяет конечный результат. Вот почему, говоря о модернизации, необходимо учитывать как политическую, так и социально-культурную и, разумеется, экономическую составляющую.

В ХХ веке весьма эффективной оказалась форсированная модель модернизации, использованная в странах Юго-Восточной Азии (в Южной Корее, Сингапуре, на Тайване), где преобразования проводились тоталитарными и авторитарными режимами в течение двух-трех десятилетий. В результате на мировой арене появились «азиатские тигры», демонстрирующие не только экономическую мощь, но и плоды демократизации общественно-политической жизни, где традиции и инновации тесно переплетены друг с другом. Этим объясняется повышенный интерес к Южной Корее, которая, как принято считать, прошла свой собственный, весьма успешный, поэтому достойный подражания и исследования путь модернизации.

Успех Южной Кореи заключается в правильной оценке положительных преимуществ открытой экономики, осознание выгод от возможности включения в МРТ, в активном привлечении ПИИ, открывающих возможность использовать современные технологии, навыки управления и знания необходимые для перехода на инновационный путь развития.

Опыт стран ЮВА убеждает, что именно государство стало локомотивом модернизации их экономики, и только ему было присуще право выбора стратегии индустриализации [1].

Для развивающихся стран, в частности для Казахстана, важен выбор путей их социально-политического и экономического развития, особенно в условиях мировой глобализации, перестройка к новым условиям сложна как в практическом, так и в теоретическом плане. Изучение опыта Южной Кореи позволяет выявить основные направления развития, приводящие к созданию современного производства и трансформации общества, и определить для государства приемлемую стратегию развития.

В корейском языке используются два варианта термина «модернизация»: 근대화 (近代化, кындэхва) и 현대화 (国代化, хёндэхва). Термин «хёндэхва» употребляется обычно в более узком значении технического переоснащения или реорганизации, а также при переводе иностранных текстов и названий, в которых употребляется термин «модернизация». В более общем значении используется термин «кындэхва», однако в большинстве случаев он употребляется для описания преобразований в традиционном обществе, но не в современном. Пожалуй, наиболее близким по значению к китайскому пониманию является слово 선진화 (先進化, сончжинхва), состоящее из элементов 先進 (прогресс, передовой) и 化 (-зация), что можно перевести как «развитие», «прогресс». 100 лет назад понятия «модернизация» и «независимость» были неотделимы, подобно двум сторонам одной монеты, теперь также неотделимы понятия «развитие» и «объединение» [2].

Современная политическая модернизация Южной Кореи укладывается условно в два этапа.

Начальный этап (1948 1987 гг.) наступил с основанием Республики Корея (РК) и закончился провозглашением Шестой республики и первыми демократическими (во многом условными) президентскими выборами.

Второй этап, называемый этапом демократического транзита, охватывает период с 1988 г. по настоящее время.

Периодизация современного демократического процесса в Республике Корея может быть основана на трех стадиях:

  • переходная (начало 1980-х гг. 1987 г.);
  • стадия демократической консолидации (1987 г. конец 1990-х гг.);
  • формирование гражданского общества и основ представительной демократии (с конца 1990-х гг. по настоящее время) [3].

В целом Институционные основы и учреждения демократического режима в Южной Корее были заложены в послевоенный период усилиями американских оккупационных властей. Они дали толчок формированию правовой базы конституционной демократии.

Современная, в самом широком понимании, модернизация Южной Кореи тесно связана с именем Пак Чжон Хи яркой и многомерной личности, с полярным разбросом оценок его роли как главы государства, политической деятельности и личностных качеств [4]. Генерал Пак Чжон Хи пришел к власти в мае 1961 г. в результате государственного переворота, совершенного военной хунтой. Это стало началом 30-летнего периода правления генералов в истории Южной Кореи. В октябре 1963 г. Пак Чжон Хи вышел в отставку и был избран президентом страны, затем он еще дважды переизбирался в 1967-м и 1971 году. Его 18-летнее авторитарное руководство ознаменовалось большими переменами и главным его достижением «корейским экономическим чудом». За свои три президентских срока Пак Чжон Хи прошел путь от военной диктатуры до «демократии корейского образца». За годы военного режима в тюрьмы были заключены более 20 тыс. человек, в том числе лидеры партий, общественные деятели, ученые, журналисты, профессора, деятели культуры.

В октябре 1972 г. Пак Чжон Хи принимает решение сконцентрировать в своих руках все рычаги власти для обеспечения политической стабильности, достижения экономического превосходства над Северной Кореей и выхода республики на уровень развитых стран мира. Вновь распускаются парламент и политические партии, изменяется конституция. Вместо парламента учреждается Национальная конференция объединения, где одна треть депутатов назначается президентом страны.

Новая конституция, названная «Юсин» («обновление»), была одобрена на референдуме и символизировала начало Четвертой республики. Фактически она узаконила диктатуру президента и возможность продления его власти на неограниченный срок. Идеологической основой конституции и государственной политики стали идеи «чучхесон»«дух национальной независимости, базирующийся на самостоятельности, опоре на собственные силы и самообороне» [5].

Доктрина «юсин» сыграла огромную мобилизующую роль в претворении в жизнь основных идеалов «военной революции». Она требовала возврата к лучшим конфуцианским ценностям: трудолюбию, дисциплине, честности, патриотизму, преданности государству и семейно-родовому клану. Пак Чжон Хи подчеркивал роль государственной мощи и политической централизации для процветания нации на базе «демократии корейского типа», эффективными проводниками которой рассматривались в первую очередь административные кадры нового молодого поколения, несущие в себе дух самобытности и проникнутые идеями модернизации. Отсюда исключительное внимание военного режима к обучению и воспитанию подрастающего поколения, подготовке и переподготовке кадров [6].

Автократический и репрессивный режим президента все более вступал в противоречие с ростом экономического потенциала страны. Благосостояние граждан, гарантия их прав и свобод не соответствовали уровню экономического развития республики. Арест в 1979 г. лидеров оппозиции Ким Дэ Чжуна и Юн Бо Сона, лишение Ким Ен Сама депутатского мандата обострили политическую ситуацию. Разразился парламентский кризис, начались массовые демонстрации.

Убийство Пак Чжон Хи, совершенное в октябре 1979 г. главой южнокорейской спецслужбы, отразило острое внутреннее противоборство среди военно-бюрократической верхушки. Национальная конференция объединения избирает премьерминистра Чхве Гю Ха президентом. Однако в стране продолжаются антиправительственные выступления, а наиболее крупные демонстрации, переросшие в восстание, произошли в г. Кванчжу в мае 1980 г. На его подавление были брошены специальные войска, которыми руководил генерал Чон Ду Хван.

В условиях нарастания политического кризиса военные во главе с Чон Ду Хваном совершили государственный переворот. В октябре 1980 г. была обнародована новая редакция Конституции, которая вводила косвенную (через Национальное собрание) систему выборов президента страны сроком на 7 лет. Глава государства наделялся правом роспуска парламента, введения чрезвычайного положения и т. п., но в стране легализовалась партийно-политическая деятельность. С конца 1980 г. начался процесс возрождения старых и оформления новых политических партий. В феврале 1981 г. было провозглашено создание проправительственной Партии демократии и справедливости (Минчжу чжонныйдан), лидером которой стал Чон Ду Хван. Но ранее сформировались Демократическая корейская партия (Минчжу хангуктан) во главе с Ю Чхи Соном и Корейская гражданская партия (Хангук кунминдан), возглавляемая Ким Чжон Чхолем [7].

Вторая половина 1980-х гг. отмечена ослаблением диктаторских методов руководства. В мае 1987 г. оппозиционные демократические силы при ведущей роли ДПВ создали Штаб гражданского движения за демократическую Конституцию во главе с Ким Ен Самом, которому удалось развернуть небывалое по своему размаху массовое движение оппозиции.

29 июня 1987 г. генерал Ро Дэ У от имени правящей партии обнародовал «Декларацию из восьми пунктов», в которой говорилось о создании в стране новой политической системы. Этот документ стал первой важной и крупной победой демократических сил страны. 27 октября 1987 г. был проведен всенародный референдум по новой Конституции, за которую проголосовали 93% избирателей. 25 февраля 1988 г. новая Конституция вступила в силу. Эта дата считается Днем провозглашения Шестой республики. 

Конституция Шестой республики определила государственный строй страны как демократический, при котором народ наделен неотъемлемыми суверенными правами и гражданскими свободами. К базовым экономическим и социокультурным правам отнесены право собственности, право на труд, право на свободу выбора профессии и коллективный договор, право занятий наукой и искусством. Также она провозгласила обязанности граждан: добросовестно трудиться, исправно платить налоги, защищать конституционный строй. Конституцией предусматривалось, что при президенте, который может находиться на своем посту один пятилетний срок, и с его участием создается Государственный совет. В него входят члены правительства во главе с премьер-министром, назначаемым президентом с согласия парламентариев, и Национального собрания, депутаты которого избираются прямым голосованием на четырехлетний период. При выборах действуют две системы: мажоритарного и пропорционального представительства. Таким образом, в феврале 1988 г. в Республике Корея была введена самая демократическая по содержанию Конституция за всю историю существования государства [8]. По результатам апрельских выборов 1988 г. правящая президентская Партия демократии и справедливости получила лишь 125 из 299 депутатских мест в Национальном собрании. В итоге законодательный орган страны, не зависимый по Конституции от президента, стал противовесом единоличной власти.

Заняв кресло президента, Ро Дэ У сделал ставку на сотрудничество с оппозиционными силами, и население приветствовало отмену ряда репрессивных законов, освобождение политических заключенных, прекращение вмешательства правительства в деятельность органов информации, введение в действие закона о местном самоуправлении. В годы правления администрации Ро Дэ У были достигнуты заметные успехи в консолидации южнокорейского общества, развитии экономики и росте благосостояния населения. В лучшую сторону изменился имидж Республики Корея на международной арене, и Сеул с большим успехом провел летние Олимпийские игры 1988 года.

Избранный в декабре 1992 г. Ким Ен Сам стал первым послевоенного переворота 1961 г. гражданским президентом. Во время присяги при вступлении в должность 25 февраля 1993 года он дал обещание построить «Новую Корею» и осуществлять политику «перемен и реформ», искоренить коррупцию, оживить экономику и восстановить общественную дисциплину. Ким Ен Сам начал проводить реформы, направленные на духовное оздоровление общества, что получило одобрение значительной части населения страны. Суть этих реформ заключалась в попытке возродить духовные традиции корейской нации на основе конфуцианских моральных принципов, что должно было открыть возможности для новых экономических успехов [9].

Политическое направление было наиболее важным во всей реформаторской деятельности администрации Ким Ен Сама, продолжившей и расширившей начатую еще при Ро Дэ У девоенизацию государственной административной системы. Были отправлены в отставку многие высшие чиновники старшего поколения из числа военных, сделавшие карьеру еще в годы военно-бюрократического режима. Специальные административные комиссии осуществили «проверку» служебной деятельности более 1 тыс. высших государственных чиновников. Удержаться на службе удалось лишь единицам из них. На вакантные посты в новую команду президента выдвигалось более молодое поколение гражданских чиновников и офицеров, в первую очередь из родной провинции Ким Ен Сама Южного Кёнсана [10].

Курс на устранение политических ограничений авторитарной эпохи проводился на основе разработки и принятия парламентом целой серии законодательных актов. В декабре 1993 г. был принят закон «О деятельности политических партий», значительно упростивший процедуру регистрации и их правовые прерогативы. Принятый в марте 1994 г. закон «Об альтернативной избирательной системе» предусматривал формирование гражданской администрации только на конкурсной основе. За нарушение этой правовой нормы вводилась уголовная ответственность. В июне 1994 г. были внесены дополнения в Закон «О Национальном собрании», на основе которых оппозиционные фракции и течения меньшинства наделялись такими же юридическими правами, как и правящая фракция большинства. В апреле 1994 г. в Республике Корея под давлением демократических сил была отменена одна из самых архаичных статей Уголовного кодекса, предусматривавшая лишение свободы до 2 лет за супружескую неверность, не отягощенную какими-либо иными уголовными действиями.

Важное место в борьбе за реализацию программы «Новой Кореи» заняли вопросы искоренения коррупции. Глава государства потребовал от всех высокопоставленных госчиновников добровольно декларировать все свое имущество и доходы, как это имеет место в Других демократических государствах. Часть депутатов Национального собрания, министров правительства и чинов администрации были вынуждены уйти в отставку, в отношении других были возбуждены уголовные дела. В тюремном заключении оказались министры, высшие военные и полицейские чины, банкиры. Кульминацией кампании по восстановлению законности стал суд над двумя предыдущими президентами страны Чон Ду Хваном и Ро Дэ У, приговоренными к тюремному заключению за причастность к гибели демонстрантов в Кванчжу и коррупцию [11].

В апреле 1996 г. состоялись очередные парламентские выборы, на которых правящая Партия Новой Кореи получила лишь треть голосов и 139 мест из 299 в Национальном собрании. На втором месте оказался Национальный конгресс за новую политику (НКНП) во главе с Ким Дэ Чжуном. Третье место заняла Объединенная либерально демократическая партия во главе с Ким Джоном. Демократической партии удалось завоевать 15 мандатов, а независимым депутатам 16 депутатских мест.

Итогом политических реформ первой гражданской администрации стало усиление демократизации в сфере административного управления, оттеснение от рычагов власти представителей армейской элиты, упрочение позиций новых средних слоев, устранение ряда перекосов в избирательном законе и процедурах. За время правления администрации Ким Ен Сама происходила дальнейшая демократизация общественной жизни, укреплялась дисциплина, поощрялись трудолюбие, приверженность нравственным и духовным принципам.

На президентских выборах в декабре 1997 г. победу впервые одержал известный борец за демократию, лидер оппозиции Ким Дэ Чжун, который вступил в должность президента 25 февраля 1998 г. Правление администрации Ким Дэ Чжуна совпало с началом финансового кризиса в ряде стран Азии. Для погашения огромных внешних займов и выхода из провала в экономике потребовались неимоверные усилия всего народа, а также мощное финансовое вливание Международного валютного фонда и других в сумме более чем 50 млрд долларов.

В своей инаугурационной речи президент Ким Дэ Чжун заявил, что демократия и экономика должны развиваться параллельно, без перегибов в сторону одной или другой. Его основные политические взгляды сводились к тому, что устойчивого развития можно добиться за счет всесторонней демократизации политической и экономической жизни. По его инициативе был создан Форум демократических лидеров Азиатско Тихоокеанского региона — первая в истории международная организация, нацеленная на демократизацию континента. В демократии Ким Дэ Чжун видел «самую великолепную систему, созданную людьми за всю историю человечества», сердцевиной которой является

«политика, осуществляемая народом», обеспечивая «обратную связь в политике», когда критика и требования народа доходят до руководства. Он считал, что «демократическое государство приходит к процветанию независимо от того, является ли оно капиталистическим или социалистическим. Коммунистические государства постигла катастрофа не из-за того, что они придерживались социализма, а потому, что в них отсутствовала демократия» [12].

Ким Дэ Чжун последовательно отстаивал принципы демократии не только в политике, но и в экономике. Он являлся твердым приверженцем свободной экономики и отвергал вмешательство правительства в экономическую деятельность. Роль последнего, по его убеждению, заключалась в гарантии эффективного функционирования рынка и поощрении честной конкурентной борьбы. Трудящиеся, как и работодатели и управленческий аппарат, должны иметь возможность свободного объединения для защиты своих интересов, при этом роль правительства заключается в арбитраже отношений между ними.

Ким Дэ Чжун внес огромный вклад в дело нормализации отношений между Северной и Южной Кореей. Его политическая программа по воссоединению страны стала широко известна под названием политики «солнечного тепла». Он предлагал учредить конфедерацию республик (КР), имеющую два необходимых условия существования. Во-первых, следует создать истинно демократическое правительство в Южной Корее, а Северная Корея должна отказаться от плана завоевания Юга. Во-вторых, совместно с США, Россией, Китаем и Японией должен быть гарантирован мир на Корейском полуострове. Когда эти два условия будут выполнены, можно будет осуществить создание КР в три этапа, а именно: мирное сосуществование, мирный обмен и мирное объединение.

При КР как Север, так и Юг будут иметь независимые правительства. Политика «солнечного тепла» заключается в том, что Юг предлагает Северу преодолеть противостояние и ненависть, сохранившиеся со времен холодной войны, достичь примирения и, осуществляя двустороннее сотрудничество, установить отношения мирного сосуществования. В октябре 2000 года Ким Дэ Чжуну была присуждена Нобелевская премия мира за деятельность в защиту демократии и прав человека в Южной Корее и в Восточной Азии, а также на благо мира и согласия с Северной Кореей.

Ким Дэ Чжун составил свою администрацию из членов правящей и оппозиционных партий, в связи с чем в нее не попали некоторые из его соратников. Одним из первых его указов, после вступления в высшую должность, стало освобождение из тюремного заключения своих главных противников бывших президентов Чон Ду Хвана и Ро Дэ У. Этот шаг соответствовал его философии и первоочередным задачам, которые он видел в примирении и гармонии нации. Для претворения в жизнь демократических норм политической культуры и начала нового пути в развитии страны Ким Дэ Чжун выдвинул три правила-запрета:«нет» политическим репрессиям, «нет» дискриминации, «нет» семейственности и кумовству в политике [13].

На президентских выборах 2002 г. победу одержал Но Му Хён, ставший 16-м президентом Республики Корея. В своей инаугурационной речи он, раскрывая стратегические цели своей новой политики, подчеркнул, что основное внимание будет уделено оживлению национальной экономики, существенному улучшению социального обеспечения народа, упрочению дружественного сотрудничества с соседними государствами, углублению взаимодействия с Пхеньяном. Приход Но Му Хёна к руководству страной произвел подлинный переворот в общественном сознании, ибо он происходил не из военной или гражданской «номенклатуры», а из «народа». Не случайно, что на посту президента Но Му Хён взялся за реструктуризацию государственно-административного аппарата в целях его приближения к народу. По его инициативе стала широко практиковаться конкурсная система замещения чиновничьих должностей высшего и среднего эшелона. Информация о кадровых вакансиях и их претендентах обнародовалась и в управленческую систему стали вовлекаться активисты профсоюзных и общественных организаций, демократически настроенные ученые, представители интеллигенции и других категорий новых средних слоев. При этом на первом месте в качестве общенациональной задачи Но Му Хён ставил морально-этическое самовоспитание каждого государственного служащего [14].

В апреле 2004 г. в стране состоялись очередные парламентские выборы, принесшие убедительную победу пропрезидентской левоцентристской «Еллин уридан». Она получила 152 мандата из 299. Левая Демократическая рабочая партия еврокоммунистического толка завоевала 10 депутатских мест. Поражение правых консерваторов могло стать более ощутимым, если бы на стороне партии Великой страны «Ханнарадан» не появилась новая яркая политическая личность Пак Кын Хе, дочь Пак Чжон Хи.

Знаковым событием в президентской деятельности Но Му Хёна стало увольнение в январе 2004 г. главы внешнеполитического ведомства Юн Ен Гвана и ряда сотрудников североамериканского бюро МИДа. С первого года президентства Но Му Хёна в МИДе торпедировали те аспекты внешней политики Южной Кореи, которые не устраивали США. Кроме того, секретная информация относительно дипломатического курса Сеула в отношении Америки регулярно сливалась чиновниками МИДа в прессу. Такая оппозиция президенту в МИДе не позволяла ему опираться на аппарат министерства в проведении внешней политики, что привело к усилению роли Совета национальной безопасности, который Но Му Хён возглавлял лично. Новым главой МИДа стал нынешний Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

В марте 2004 г. Национальная ассамблея Южной Кореи объявила президенту импичмент, обвинив его в непрофессионализме и противоречащем Конституции лоббировании своей партии. Предложение об импичменте поступило от правоконсервативной оппозиционной Партии Великой страны. Полномочия Но Му Хёна были приостановлены, однако спустя два месяца Конституционный суд отменил решение об импичменте и президент вернулся к управлению государством с большими полномочиями, опирающимися на парламентское большинство и поддержку демократически настроенного электората [15].

25 февраля 2008 г. президентом Республики Корея стал Ли Мён Бак, получивший почти 48% голосов. Он был первым в истории Кореи главой государства из делового мира. Еще во время предвыборной кампании стало понятно, что в случае избрания Ли Мён Бака президентом Южной Кореи страну ожидают большие изменения как во внутренней, так и во внешней политике.

С приходом к власти новая администрация стала предпринимать активные шаги по реализации ранее заявленных программных действий.

Таким образом, в ходе полувекового развития процесса политической модернизации к настоящему времени в Южной Корее сложилась прочная правовая основа политической демократии. Однако более глубокий анализ показывает, что местная специфика развития политической модернизации связана с сохранением в современных условиях базовых особенностей конфуцианской политической культуры. Для которой характерны:

  • сохранение традиционного характера принятия решений через достижение общественного консенсуса;
  • явно выраженный корпоративный характер демократических процедур;
  • воспроизводство особого мировоззрения и национального духа, изначально не соответствующих либеральным представлениям о личной свободе и общественных интересах;
  • исключительно важная роль образования;
  • терпимость, бережливость, усилия по поддержанию порядка и гармонии в обществе.

Такая специфика политической модернизации Южной Кореи позволяет вести речь о том, что какие бы новые политические и социальные институты не создавались в современной Республике Корея, они всегда будут отражать национально-историческую специфику и давно устоявшиеся традиции государственности и общественных отношений.

Одним словом, оба мира – и конфуцианский, и западный – должны признать, что «разнообразие подходов существует и является нормальным».

Сегодня можно сказать, что идеи демократии, берущие начало на Западе, смогли ужиться с «азиатскими ценностями» Кореи, преодолев определенные трудности. На опыте ее политической модернизации выявлена взаимосвязь между гарантированным укреплением демократии и нелинейным характером модернизации, то есть модернизация не должна опережать естественные темпы развития страны и, соответственно, не может осуществляться раньше, чем страна созреет для перемен.

Казахстану, переживающему демократический транзит, особенно важно использовать положительный опыт модернизации восточноазиатских стран. При этом необходимо учитывать цивилизационные и временные особенности развития центральноазиатского региона, так как слепое копирование политических институтов Запада не дает гарантии успеха.

 

ЛИТЕРАТУРА

  • Тойганбаева А.Е., Андижанов А.Т. Перспективы адаптации опыта модернизации стран Юго-Восточной Азии в Республике Казахстан // Известия КазУМОиМЯ им. Абылай хана. Серия «Международные Отношения и Регионоведение». –2015. – №1 (19). – С.
  • Чосон Ильбо. Режим доступа:URL: http://news.chosun.com (дата обращения 11.2015).
  • Толстокулаков И. Политическая модернизация в посттрадиционном обществе (на примере Южной Кореи): автореф. дисс. …д.и.н. Владивосток, 2009. 26 с.
  • Асмолов К. Генерал Пак Чон Хи. Очерк политической биографии // Сеульский вестник. 2003. № 77-80; Воронцов А. Новые подходы в России к оценке режима Пак Чжон Хи. Режим доступа:URL: http://www.journal-neo.com (дата обращения 22.10.2015).
  • Oberdorfer D. The Two A Contemporary History. London, 1998. С. 41-47; Курмызов А. Идеи чучхе и идеология чучхесон: попытка сравнительного анализа. Режим доступа:URL: http://makkaw (дата обращения 28.11.2015).
  • Актуальные проблемы Корейского полуострова: Сб. науч. ст. – М.: ИДВ РАН,
  • Ашимбаев М.С. Политический транзит: от глобального к национальному измерения. – Астана: Елорда, 2002. – С.
  • Баллод Ж.О. Становление гражданского общества в РК // Корея: новые горизонты. – М.: ИДВ РАН,
  • Бижанов А.Х. Республика Казахстан: демократическая модернизация общества переходного периода. – Алматы: Онер, 1997. – 256 с.
  • Булекбаев С.Б., Бурханов К. Казахстанский путь в дилемме: Восток или Запад? – Астана: Елорда, 2010. – 333 с.
  • Воробьев М.В. Очерки культуры Кореи. – СПб.: Петербургское востоковедение,
  • Ерасов Б.С. Цивилизационные измерения модернизации. Концепции сембиоза, конфликта и синтеза культур Запада и Востока. Обзор // Сравнительное изучение цивилизаций. Хрестоматия. – М. – 1998. – С. 486-487.
  • Ионова Ю.В. Обряды, обычаи и их социальные функции в Корее. Середина XIX – начало XX в. – М.: Наука,
  • Казахстанская модель социально-экономического развития: научные основы построения и реализации / Под ред. Кенжегузина М.Б. – Алматы: ИЭ МОН РК,
  • Ли В.Ф. Теринистый путь к реальной демократии и либеральной экономике // Полвека без войны и мира: Корейский полуостров глазами российских ученых. – М.: Центр изучения современной Кореи, 2003.
Год: 2015
Город: Алматы