К вопросу о хронологии государства каракиданей по труду К.А. Виттфогеля и Фэн Цзэшэна «история китайского общества:ЛЯО (907-1125)»

«Уникальная по обобщению и анализу фактического материала работа К.А. Виттфогеля и Фэн Цзяшэна», как отмечает в своей монографии «Западные кидани» Пиков Г.Г. [1], до недавнего времени считалась единственным исследованием по истории каракиданей. Те немногие ученые, темой исследования которых были вопросы политической, социальной и экономической истории киданей, опирались на сведения, приведенные в этом действительно ценном труде.

История западнокиданьского государства воссоздана К.А. Виттфогелем и Фэн Цзяшэнем в разделе «Кара-китаи», опубликованном в вышеуказанной монографии. Этот раздел, состоящий из исследования о кара-китаях и хронологических таблиц, составлен на основе известных письменных западных, китайских и мусульманских источников.

Данный труд уникален по количеству приведенных сведений, использованию большого фактологического материала, обобщенного и проанализированного авторами, что, несомненно, «является их немалой научной заслугой» [2].

Он основан на самом широком использовании китайского текста династийной истории Ляо, причем даются многочисленные выдержки из этого источника в дословном и точном переводе. Изложение самого труда, исходящее из этого документального материала, освещает его с помощью обширной литературы, насчитывающей сотни заглавий и почти столько же на европейских, китайском и японском языках авторов, как наиболее осведомленных и авторитетных комментаторов и исследователей [1].

Небольшая группа киданей, возглавляемая Елюй Даши и поддерживаемая племенами Западной Монголии, создала империю каракиданей в самом сердце Азии – Туркестане. По топографическим и функциональным признакам империя каракиданей находилась за рамками истории китайского общества, но по мере развития мощи и цивилизации империи высветились важные аспекты политической, военной и культурной истории Внутренней Азии накануне монгольского нашествия. Такое развитие Внутренней Азии происходило при активной направляющей деятельности киданей. И как отмечают сами авторы, проведенное ими исследование было «целесообразным с точки зрения азиатской истории завоеваний в целом, и в частности, устройства и культуры киданей» [3].

Виттфогель К.А. и Фэн Цзэшэн отмечают большой вклад И.В. Бреттшнайдера, а именно, его переводы раздела Ляо Ши, прилагаемых записей CS 121, и ряд описываемых путешественниками условий в Центральной Азии в ранний период монгольского правления, переводы важнейших мусульманских источников, в частности «История монголов» д’Орсона, в изучение истории каракиданей. Материалы Бреттшнайдера, по мнению авторов, «более исчерпывающие» по сравнению с его предшественниками и являются прекрасным дополнением к тем знаниям по истории каракитаев, которые имеются в западной науке [3].

В небольшом вступлении к разделу о каракитаях упоминается и вклад В. Бартольда, который использовал в своем труде персидские и арабские источники и на их основе написал историю Туркестана, сделав значительный упор на династию каракитаев. Труд Бартольда по политической, военной и религиозной истории Центральной Азии авторы считают классическим.

Настоящее исследование К.А. Виттфогеля и Фэн Цзэшэна по каракитаям систематизировано следующим образом. В подразделе А дается небольшое фрагментарное исследование, в подразделе В расположен хронологический материал, и в подразделе С описываются социо-культурные аспекты истории каракиданей. Хронологический материал представлен в виде таблицы, содержащей 3 графы. В первой графе изложен материал исключительно из Ляо Ши, наиболее важные китайские тексты Бреттшнайдера; графа 2 включает информацию из других китайских источников, среди них CS 121, также переведенный Бреттшнайдером. Основная часть данных в этой графе из цинских, сунских и юаньских источников, а также данные из Ляо Ши не использовались Бреттшнайдером, они были собраны воедино Фэн Цзэшэном в период его деятельности в Китае и Америке, связанной с его исследованиями по династии Ляо.

В графе 3 приводится информация из некитайских источников. Для этого к исследованиям привлекались признанные специалисты для перевода и интерпретации оригинальных текстов. В случае недоступности переводов авторами использовались данные из персидских и арабских источников в авторитетных публикациях таких авторов, как Бартольд, указывающих как первичные, так и вторичные источники.

По хронологическим данным имеются некоторые различия и несовпадения. Как отмечают авторы, мусульманские источники дают краткую информацию о правителях Си Ляо, имена которых упомянуты крайне редко и количество которых, пол и последовательность правления приведены неполно и беспорядочно. Летописцы в равной степени умалчивают продолжительность правления отдельных гурханов.

Бартольд отмечает «скудный и противоречивый» характер мусульманских источников и обращается к китайским историческим хроникам [4]. По его мнению, они содержат «более точный список», но в хронологических данных они также неточны. Неприятие Бартольдом хронологических данных в китайских источниках понятно, за основу он брал не оригинальные китайские тексты, а некорректную интерпретацию Бреттшнайдера. Не без основания он обращается к хронологии Маркварта, который в качестве стартовой точки берет данные из одного из двух основных мусульманских трудов, Ибн аль-Атира, о смерти первого гурхана, Раджаба в 537 г., что соответствует западному календарю 20 января – 19 февраля 1143 г. и затем, используя информацию о продолжительности правления каждого гурхана, содержащуюся в Ляо ши, он определяет соответствующие даты их вступления на престол и смерти или, в случае последнего, дату смещения с престола.

Процедура Маркварта проста и правдоподобна. И как отмечает Бартольд, «в основном… успешна». Его результаты близки к китайской хронологии. Все же Маркварт рассматривал даты в Ляо ши как неточные, «в частности, год заката династии 1201. Однако, в результате избежания в большей степени, если не полностью, неправильного толкования Ляо Ши Бретшнайдером, он пришел к датам правления каждого из пяти гурханов, идентичными с теми, которые получили китайские ученые, сделавшие тщательный анализ полного текста.

Крупный ученый Цинского периода Чен Та Шин (1727-1804) начал свои исследования хронологии Си Ляо с даты chia-ch’ên, который в LS 30, 6a приводится как год вступления Елюй Даши на трон.

Разбив противника под Самаркандом, он продвинулся далее к Карминии (Кермине), где он официально был объявлен гражданскими и военными должностными лицами императором. Почему его чествовали в этот период, остается загадкой, поскольку согласно этому труду и ряду параллельных источников, Даши задолго до этого был верховным правителем. Если причина должна быть найдена, то, кажется, более правдоподобным допустить, что подавляющие военные успехи гурхана завершались пышной церемонией, в процессе которой его старые, также и новые подданные объединялись для провозглашения его «императором».

Чен Та Шин, безусловно, рассматривал запись, содержащую дату chia-ch’ên как ретроспективную; и, фактически, запись имела значение только в том случае, если учитывалась как дополнительный источник информации, добавленный из независимого источника, чтобы подчеркнуть и прославить пик политической карьеры Елюй Даши в 1141 г. В китайском цикле, состоящем из 60 лет, это должен быть 1124 г., 1064 и 1184 г. в этом контексте, считают Виттфогель и Фэн Цзэшэн, очевидно, абсурдны [3]. Должностное лицо Сун Чао Цути, занимавший должность в Цинской империи с 1126 по 1128 г., докладывал по возвращении в сунскую столицу, что Елюй Даши был известен на севере как «император». Подобные сообщения хранились в цинских записях, которые, согласно Ляо ши 30, исчисляли правление Елюй Даши с 1124 г.

В соответствии с Ляо ши 30, 6а Елюй Даши правил 20 лет. Следуя китайской традиции, если считать год смещения с престола как первый, то год его смерти следует принять за 1143, как указано у Ибн ал-Асира (император Ляо начинал свой период правления с года восхождения на трон, т.е. в год смерти своего предшественника). Хронология Маркварта составлена в полном соответствии с хронологией Чен Та Шина, и более полной хронологией Ван Юань Суна.

В нижеприведенной таблице приведены хронологические данные в соответствии с западным календарем. 

Правители (Небесные правители)

Продолжительность правления (годы)

Абсолютные даты

С

По

Елюй Даши

20

1124

1143

Императрица Кан Тиен

7

1144

1150

Император Иле

13

1151

1163

Императрица Чен Тиен

14

1164

1177

Император Чи Лу Ку

34

1178

1211

Итого

88

1124

1211

Отмечая, что годы правления всех императоров Ляо приведены в Ляо ши 30, все же подчеркивается, что нельзя умалять значение мусульманских источников, которые подкрепляют Ляо ши по двум существенным пунктам: утверждение Ибн ал-Асира касательно года смерти Елюй Даши неоценимо для подкрепления первой части китайской хронологии. Эта дата также подтверждается западно-азиатскими текстами. Китайские записи предполагают 1211 г. как последний год правления Чи Лу Ку. Бартольд, анализируя мусульманские источники, также делает заключение, что падение Чи Лу Ку состоялось не позднее, чем в первой половине 1211 г.

Хронологические рамки правления пяти правителей Си Ляо более-менее прояснены. Более проблематичным является определение даты завоевания Елюй Даши Туркестана. Записи в Ляо Ши, дополненные рядом других источников, дают нам возможность установить более-менее точно даты наиболее значительных событий.

1134 г. был решающим годом в развитии империи каракиданей. Захваченные регионы Восточного и Северного Туркестана были «усмирены»; столица была установлена, после безуспешных попыток отбить старую территорию Ляо Туркестан стал новой родиной. 1131 г. был отмечен важными событиями, но, безусловно, его можно рассматривать как подготовительный год для достижения большой цели. 

Мусульманские источники считают 1128 г. как год первых наступлений гурхана; письмо, написанное в 1131 г., предполагает, что поражение под Кашгаром произошло несколькими годами позже 1128 г. Согласно Ибн ал-Асиру гурхан потерпел сокрушительное поражение в 1128 г. со стороны правителя Кашгара. Однако, в письме, направленном от имени султана Санжара и написанного летом 1133 г., эта битва упоминается как «недавнее событие». Бартольд считает более успешным один из северных маршрутов, не южное наступление против Кашгара, которое провалилось. Фактически, южная экспедиция могла быть только одной частью широкой кампании, которая началась и завершилась вдоль северо-восточных границ Туркестана. В мусульманских источниках упоминаются многие города и регионы, на которые нападали кара-китаи (Имиль, Баласагун, Кашгар, Хотан), но трудно установить эти места и те, упоминаемые китайскими историками (Pei-t’ing, Kao-ch’ang) в полноценную совокупность времени и пространства. Pei-t’ing может быть местом расположения старого уйгурского города близ г. Хотунь, в этом случае Елюй Даши должен был оставаться поблизости от своего средоточия власти на р. Орхон до тех пор, пока он не двинулся в уйгурское государство Гаочан. Этот поход в западном направлении начался в chia-wu шестого месяца. В Ляо Ши упущен год, но Liang Yüan-tung подсчитал, что только 1130 г. может быть приемлемой датой, поскольку ни один из пяти предшествующих лет не имел таким образом обозначенный день в шестом месяце. Виттфогель и Фэн Цзэшэн полагают, что весна 1130 г. может рассматриваться как исходная точка вторжения Елюй Даши; 1131 г. – год больших достижений; 1133 г. – год завершения успешной кампании, по крайней мере, что касается Восточного Туркестана.

Авторы монографии оставляют дальнейшие исследования по установлению достоверных дат о войне с киргизами, населявшими Имиль, наступлении на Кашгар и захват Баласагуна. Вышеупомянутое письмо от 1133 г. определяет, что завоевание юговосточного Туркестана не было завершено, но появление первого правящего титула в 1131 г. предполагает победоносный прогресс, возможно в северных и северо-западных регионах.

В китайских источниках завоевание Трансоксании не получило достаточного упоминания. Мусульманские источники рассматривают эту тему более подробно. Они однозначно заявляют, что 1137 и 1141 гг. были важными вехами в создании победоносного господства над Западным Туркестаном.

Что касается хронологии среднего периода истории кара-китаев, то он освещен адекватно в Ляо ши. Китайские и мусульманские источники освещали также этот период. Завершающий период истории каракитаев также полно обсужден мусульманскими историками.

В отечественной истории краткие сведения о каракиданях (карахытаях) с особым акцентом на закреплении патриархально-феодальных принципов управления представлены в 1-м томе Истории Казахстана [5]. Едва ли не единственным исследованием истории каракиданей в Казахстане является статья К.Ш. Хафизовой [6], освещающая многие аспекты политической, культурной жизни каракиданей, личность императора Елюй Даши, религиозные вопросы, а также взаимоотношения каракиданей с соседними государствами. Ценность данного исследования в том, что Хафизова К.Ш., владея китайским языком, использовала в своей работе китайские источники, переводы которых выполнены самим автором.

 

Использованная литература

  1. Пиков Г.Г. Западные кидани в истории Средней Азии и Казахстана: Автореф. канд. дисс. – Новосибирск, 1986
  2. Пиков Г.Г. Из истории исторической науки: Карл Август Виттфогель (1896-1988) // Сибирское археологическое обозрение. Вып. 1. – Новосибирск, 2001 
  3. Wittfogel K.A., Feng Chia-Sheng. History of Chinese Society. Liao (907 – 1125). Philadelphia, 1949
  4. Бартольд В.В. Кара-китаи. Сочинения в 9 т. М.: Изд-во Восточной литературы, 1968
  5. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В 4-х томах. Том 1. –Алматы: Атамура, 1996. – С. 416-418
  6. Хафизова К.Ш. Казахстан – часть империи каракиданей // Вестник университета Кайнар. – 2000. № 2. – С. 3-15
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История