Инновационное предпринимательство как фактор устойчивого и гармоничного развития экономики

Цель исследования – изучить особенности развития инновационного предпринимательства в Республике Казахстан, выявить факторы, оказывающие влияние на возможности малых и средних предприятий по осуществлению инновационной деятельности.

Методология – исследование построено на выявлении диспропорций развития экономики и инноваций в Казахстане, требующих корректировки в условиях усиливающейся глобальной конкуренции.

Для определения ключевых факторов, оказывающих влияние на возможности малых и средних предприятий по осуществлению инновационной деятельности в работе были использованы результаты статистического наблюдения Комитета статистики МНЭ РК. Результаты были получены на основании обследования в 2014 г. 24068 и в 2004 г. 8022 малых и средних инновационных предприятий, осуществлявших свою деятельность на территории Республики Казахстан, анализа статистических данных, экспертных оценок инновационного потенциала республики.

Оригинальность/ценность – в статье приведен анализ статистических индикаторов развития инноваций в Республике Казахстан в сравнении с ведущими технологически развитыми странами мира, в частности, по таким показателям, как доля инновационно-активных предприятий, объем внутренних затрат на исследования и разработки (доля в ВВП), количество исследователей на тысячу занятых по странам, численность исследователей. В качестве итогов работы определены ключевые факторы, оказывающие влияние на возможности малых и средних предприятий по осуществлению инновационной деятельности.

Выводы – на сегодняшний день страна значительно отстает от развитых и ряда развивающихся стран мира по целому ряду критериев инновационного развития. Республика Казахстан сможет стать конкурентоспособной только при условии перехода на новую модель развития экономики и быстрого сокращения отставания. Государству требуется эффективная стратегия инновационного развития, заключающаяся, прежде всего, в стимулировании разработки и коммерциализации инноваций.

Введение

Казахстан является страной с уровнем дохода выше среднего, с ВВП на душу населения примерно 13 000 долл. США в 2014 г. (24205 долл. США на основе паритета покупательной способности в 2014 г.) [1]. Большая и малонаселенная страна богата природными ресурсами и имеет огромные запасы нефти, газа, минералов и цветных металлов. За последнее десятилетие наблюдался устойчивый рост добычи нефти и газоконденсатов, и к 2020 г. страна может стать одним из ведущих экспортеров углеводорода. Растущий сырьевой экспорт и импорт оборудования, связанный с крупными прямыми иностранными инвестициями в добывающие отрасли промышленности, повысил уровень прозрачности экономики, и в 2013 г. отношение экспорта товаров к ВВП достигло 38,25% [1]. Экспорт газа и нефти составляет 6070% общегосударственного экспорта.

Распад Советского Союза сопровождался резким спадом объемов производства, затем последовал период экономической нестабильности. Тем не менее, за последнее десятилетие Казахстан демонстрировал очень хорошие экономические показатели с ежегодным ростом ВВП на 10% в 2000-2007 годах. Этот бурный рост внезапно остановился в 2008 г. в результате негативного влияния мирового экономического кризиса на внешнее финансирование и снижение цен на сырьевые товары. После резкого спада в 2008 г. экономика восстановилась к 2014 г. и ВВП вырос на 4,3%. Геополитическая напряженность, низкие цены на нефть и более жесткие условия доступа к финансированию привели к снижению ВВП в 2015 г. на 1,1% [2].

В то время как разработка природных ресурсов придала существенный импульс росту казахстанской экономики, власть обозначила необходимость развивать и другие источники роста и повышать общую экономическую конкурентоспособность. Для решения этих задач возрастающие ресурсы направляются на модернизацию экономики и реконструкцию инфраструктуры с целью способствовать расширению диапазона экономической деятельности.

Сейчас доля инновационно-активных предприятий из всего их числа в Казахстане составляет 8,1%. Для сравнения: в США составляет около 50 %, среди стран Европейского Союза наиболее высокими показателями обладают Германия (79,3 %), Швеция (60 %), Финляндия (58 %). Средний показатель по странам Европейского Союза достигает приблизительно 53 % [3].

В Казахстане инновационная активность предприятий реального сектора остается очень низкой, инновационное предпринимательство не определяет общий климат в малом бизнесе: в 2014 г. вклад малых инновационных предприятий в экономику страны составлял всего 1,5%.

На современном этапе экономика Республики Казахстан характеризуется неустойчивой динамикой и до сих пор ориентирована в основном на добывающие отрасли, что не позволяет обеспечить новый качественный уровень развития и инновационный характер изменений в экономике, повышение ее конкурентоспособности, позитивные структурные сдвиги [5].

По мнению академика У. Баймуратова, в зависимости от состояния духовности и нравственности общества в любом звенье цикла наука-производство могут возникнуть различные препятствия тормозящие ход инновационного процесса или снижающие эффективность инновации. В духовном, неразвитом социуме, это:

  • коррупция при проведении конкурсов и заказов на исследования;
  • монополии в науке и производстве;
  • нездоровая конкуренция на рынках научных продуктов, инвестиционных и потребительских товаров;
  • формирование «мыльных» пузырей и чрезмерных рисков на различных рынках [6].

В условиях замедления экономического роста на фоне турбулентности на сырьевых рынках дальнейшее углубление экономических реформ предоставляют возможности трансформации экономики в инновационно-ориентированные, конкурентоспособные экономические системы. Чтобы эти возможности реализовать, необходимо четко определить инновационные цели, сформировать институциональные условия, мобилизовать инновационный потенциал для перехода к новому типу развития.

Структура экономики

В экономической деятельности страны доминируют услуги, на долю которых приходится более половины ВВП. Доля обрабатывающей промышленности держится стабильно в течение последнего десятилетия, а относительное значение сельского хозяйства значительно снизилось и в 2014 г. составило только 4,2% ВВП по сравнению с 8,7% в 2001 г. (таблица 1). Такой процесс структурного преобразования является типичным для «догоняющего» типа экономики. 

Таблица 1 – Структура ВВП в 2006-2014 гг., в %

Наименование отрасли

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

Сельское хозяйство

5.5%

5.7%

5.3%

6.2%

4.5%

5.0%

4.1%

4.5%

4.2%

Горнодобывающая промышленность

16.1%

15.1%

18.7%

17.9%

19.5%

18.2%

17.2%

16.5%

15.7%

Обрабатывающая промышленность

11.7%

11.5%

11.8%

10.9%

11.3%

11.4%

11.3%

10.8%

10.3%

Электроснабжение

1.8%

1.7%

1.7%

1.8%

1.8%

2.0%

2.0%

2.0%

1.6%

Строительство

9.8%

9.4%

8.1%

7.9%

7.7%

6.3%

6.3%

5.9%

6.1%

Торговля

11.4%

12.4%

12.3%

12.1%

13.0%

13.8%

14.8%

15.6%

16.2%

Транспорт и связь

11.5%

11.5%

11.0%

11.0%

11.1%

9.6%

9.7%

9.9%

10.4%

Прочие услуги

32.2%

32.7%

31.1%

32.2%

30.8%

33.7%

34.6%

34.8%

35.5%

Примечание – составлено авторами на основе источника [17]

Мировой финансовый кризис, начавшийся в 2008 г. резко ограничил доступ к финансированию, положив конец быстрому росту, наблюдавшемуся в строительном секторе. В результате его доля в ВВП снизилась до 6,1% в 2014 г. по сравнению с пиком в 9,8% , наблюдавшимся в 2006 г.

В последние десять лет добывающие отрасли промышленности развивались стремительными темпами. Они составили 15,7% от ВВП в 2014 г по сравнению с 11,4% в 2001 г. Основной причиной этого роста стало развитие добычи сырой нефти и природного газа и связанных с этим услуг, что дало рост с 26,1% до 51,9% промышленного производства за этот период. Рост цен способствовал повышению значимости добывающих отраслей.

Значимость нефти для современной мировой экономики невозможно переоценить. Если для некоторых государств данное сырье является одним из приоритетных импортных товаров, важным фактором производства, то для других оно – источник колоссальных экспортных доходов. К ряду последних относится и Республика Казахстан, которая является одним из крупнейших производителей нефти в мире [7].

С момента обретения независимости, сопровождавшееся переходом к принципам рыночной экономики, и до наших дней поступления от продажи нефти стали составлять львиную долю средств, за счет которых формируется государственный бюджет Республики Казахстан. Ежегодно в отечественный госбюджет осуществляются гарантированные и целевые трансферты средств из Национального фонда, сформированного и пополняемого за счет выручки от экспорта нефти (рисунок 1) [7].

Доля в государственном бюджете РК поступлений трансфертов из Национального фонда          

Рисунок 1 – Доля в государственном бюджете РК поступлений трансфертов из Национального фонда [7]

Как показано на рисунке 1, в настоящее время практически четверть казахстанского государственного бюджета формируется за счет прибыли от продажи нефти. На фоне активного государственного стимулирования экономического роста Казахстана посредством различных среднесрочных программ, которые реализуются за счет средств государственного бюджета, можно утверждать, что стимулирование внутренней экономической активности как минимум на четверть (не считая налоговых поступлений от недропользователей) основано на средствах от продажи нефти [7].

За последние 24 года сформировалась системная зависимость экономики Казахстана от внешнего спроса и динамики мировой цены на нефть, которая стала основным экспортным товаром (занимает 60-70 % от всего экспорта товаров). Эту зависимость можно охарактеризовать как классический признак «голландской» болезни [8].

Вследствие падения цены и спроса на нефть в 2014 г. рост ВВП в Казахстане замедлился. Налогово-бюджетная политика государства была направлена на смягчение воздействия снижения цен на нефть на экономический рост. Между тем, ужесточение кредитно-денежной политики, направленное на поддержку стабильности обменного курса, привело к увеличению стоимости финансирования, снижению темпов роста кредитования и снижению внутреннего спроса [8].

 Зависимость экономики Казахстана от цены на нефть

Рисунок 2 – Зависимость экономики Казахстана от цены на нефть [8] 

Таким образом, очевиден факт, что в данный период своего развития экономический рост Казахстана в сильной зависимости от цен на нефть. Вследствие этого можно утверждать, что существует также сильная зависимость от цен на нефть и социально-экономическое состояние населения Республики Казахстан. Но при этом открыт вопрос о количественной оценке этой зависимости. Другими словами, до конца не ясно, в какой степени изменение цен на нефть влияет на социально-экономическое состояние в Республике Казахстана.

Динамика развития МСП

За 2014 г. количество зарегистрированных субъектов МСП в Казахстане увеличилось на 2,2%, в результате чего общее количество субъектов МСП достигло 1 656 тыс. ед., а их доля в общем количестве хозяйствующих субъектов в стране оценивается на уровне 96%. В разрезе отраслей наибольший прирост наблюдался в сферах предоставления услуг, образования, операций с недвижимым имуществом и торговли. 

Динамика количества зарегистрированных и активных субъектов МСП в 2014 г. сохранила положительную тенденцию роста. Таким образом, с 2010 г. сектор МСП продолжает расширяться на фоне восстановления роста экономики в целом. За последние 10 лет количество зарегистрированных субъектов МСП выросло на 123%, активных – на 77% (рисунок 3) [4].

 Динамика темпов роста активных и зарегистрированных субъектов МСП

Рисунок 3 – Динамика темпов роста активных и зарегистрированных субъектов МСП [4] 

В абсолютном выражении к концу 2014 г. количество зарегистрированных субъектов МСП увеличилось на 913 тыс.ед. по сравнению с показателем 2005 г. количество активных субъектов МСП – на 392 тыс.ед. При этом, если до конца 2009 г. наблюдалась положительная динамика роста доли активных субъектов МСП в общем числе зарегистрированных субъектов МСП (рост с 68% до 71%), то, начиная с 2010 г. значение данного показателя сокращается: по итогам 2014 г. уровень активно действующих субъектов МСП в числе зарегистрированных, согласно данным фонда развития предпринимательства «Даму», составил 54% (рисунок 4) [4].

Динамика количества активных субъектов МСП и их доли в общем количестве зарегистрированных субъектов

Рисунок 4 – Динамика количества активных субъектов МСП и их доли в общем количестве зарегистрированных субъектов [4]

В структуре активных субъектов МСП по организационно-правовым формам, что ожидаемо, преобладают индивидуальные предприниматели, то есть субъекты, осуществляющие деятельность без образования юридического лица – их количество на 1 января 2015 года составило 662,8 тыс. единиц, количество КФХ составило 157,8 тыс., а юридических лиц – предприятий МСП – 79,4 тыс. субъектов.

В динамике активных субъектов МСП в разрезе организационно-правовых форм в период с 2005 по 2014 г. прослеживаются следующие тенденции:

  • количество индивидуальных предпринимателей в стране за 10 лет увеличилось на 123%, что привело к заметному изменению структуры активных МСП: рост доли ИП – с 58,6% в 2005 г. до 73,6% в 2014 г.
  • количество крестьянских (фермерских) хозяйств остается на неизменном уровне. Но в результате увеличения количества ИП доля КФХ в структуре активных МСП сокращается: если в 2005 г. она составляла 30,9%, то в 2014 г. – 17,5%;
  • количество предприятий МСП с 2005 г. выросло на 49%. Доля предприятий МСП в структуре активных МСП с 2005 г. сократилась на 1,7 процентных пункта и составила в 2014 г. 8,8% [4].

Анализ показателя численности занятых в МСП характеризует значение предпринимательства Казахстана в решении проблемы занятости. Удельный вес населения, активно занятого в МСП, по состоянию на 1 января 2015 года составил 32% от общей численности занятых в экономике. Динамика данного показателя в период с 2005 по 2014 г. имеет общую тенденцию роста: доля активно занятого в МСП населения увеличилась на 6,2 процентных пункта по отношению к 2005 г.(рисунок 5).

Доля занятых в МСП в общей численности занятого населения страны

Рисунок 5 – Доля занятых в МСП в общей численности занятого населения страны [4] 

В абсолютном выражении за 10 лет количество рабочих мест в секторе МСП увеличилось на 894 тыс. За 2014 г. занятость в секторе МСП выросла на 134 тыс человек. В результате этого, по состоянию на 1 января 2015 года количество рабочих мест в МСП достигло цифры 2 770 тыс.человек.

Вклад МСП в ВВП Республики Казахстан

Рисунок 6 – Вклад МСП в ВВП Республики Казахстан [4] 

Выпуск продукции активными субъектами МСП в абсолютном денежном выражении ежегодно увеличивается. Резкий рост показателя наблюдался в 2008 году почти в 2 раза по сравнению с предыдущим годом. Это произошло в результате внесения изменений в законодательство о частном предпринимательстве: были введены новые критерии определения субъектов среднего предпринимательства, за счет чего в их число вошла часть предприятий ранее классифицировавшихся как крупные.

В течение последних лет ВВП Казахстана в реальном выражении демонстрирует стабильный рост. Так, по итогам 2011 г. прирост ВВП составил 7,5% (в абсолютном выражении 188 млрд. долл. США). В 2012 г. ВВП вырос на 5% (203,5 млрд. долл. США). За 2013 г. ВВП увеличился на 6% (231,9 млрд. долл. США), за 2014 г. прирост ВВП составил 4,3% – 216 млрд. долл. США [4].

Подводя итоги обзора состояния сектора МСБ Казахстана, можем сделать следующие выводы:

На протяжении последних лет в целом наблюдался рост абсолютных показателей сектора МСБ (номинальное количество зарегистрированных, действующих СМСП, численность занятого населения, объемы выпуска продукции).

Сохраняются диспропорции в структуре субъектов МСП по отраслям и организационно-правовым формам: увеличивается доля субъектов, оказывающих торгово-посреднические услуги, опережающими темпами увеличивается количество индивидуальных предпринимателей в сравнении с предприятиями и крестьянскими хозяйствами.

На фоне снижения темпов роста вкладов населения в национальной валюте, которые являются одним из основных источников финансирования в тенге для БВУ, существует необходимость дальнейшего государственного регулирования МСБ в целях сохранения достигнутого уровня развития и нивелирования негативных тенденций развития МСБ с помощью как финансовых, так и нефинансовых инструментов.

Ключевые показатели инновационной деятельности предприятий

С момента принятия курса на индустриально-инновационное развитие в 2003 г. Казахстан по итогам 2014 г. достиг максимума в росте основных показателей инновационной деятельности. Положительная тенденция во многом обусловлена успешными результатами реализации Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития Республики Казахстан до 2014 г. [9].

 Инновационная деятельность предприятий Казахстана (доля инновационных продуктов в ВВП и доля инновационных предприятий из числа всех предприятий)

Рисунок 7 – Инновационная деятельность предприятий Казахстана (доля инновационных продуктов в ВВП и доля инновационных предприятий из числа всех предприятий) [8] 

Для сравнения: доля инновационно-активных предприятий в США составляет около 50 %, среди стран Европейского Союза наиболее высокими показателями обладают Германия (79,3 %), Швеция (60 %), Финляндия (58 %). Средний показатель по странам Европейского Союза достигает приблизительно 53 % (рисунок 8) [3].

 Инновационная активность предприятий РК и зарубежных стран

Рисунок 8 – Инновационная активность предприятий РК и зарубежных стран [3] 

Расходы на исследования и разработки являются одним из главных показателей инновационной деятельности на «входе». Лидерами по данному показателю являются США (415 млрд. долл.), Китай (208,2 млрд. долл.), Япония (146,5 млрд. долл.), Германия (93,1 млрд. долл.) (рисунок 9).

Внутренние затраты на исследования и разработки, млрд. долл.

Рисунок 9 – Внутренние затраты на исследования и разработки, млрд. долл. [3] 

При этом необходимо отметить стремительный рост объема внутренних затрат на исследования и разработки в Китае – по сравнению с 2008 г. данный показатель вырос в 1,7 раза. По масштабам внутренних затрат на исследования и разработки Казахстан все еще отстает от технологически развитых стран. Однако в стране наблюдается рост объема внутренних затрат на исследования и разработки в 2013 г., который составил 61,7 млрд. тенге, с ростом на 42,5 % к уровню 2011 г. [3].

Наиболее высоки доли внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП у Израиля (4,38 % к ВВП), Южной Кореи (4,03 %), Финляндии (3,78 %), Японии (3,39 %) [10, 11, 12].

Необходимо отметить, что согласно Стратегии Европы-2020 одним из пяти основных целевых индикаторов является достижение увеличения расходов в Европейском Союзе (ЕС) на исследования и разработки в процентах от ВВП до 3 % [13]. В 2011 г. средний показатель по ЕС составил 1,94 %, что выше уровня Китая (1,84 %) [14]. Среди стран-членов ЕС один из высоких показателей принадлежит Финляндии (3,78 %) [15]. Доля затрат на исследования и разработки к ВВП в Казахстане остается по-прежнему невысокой – 0,17 %. Однако необходимо учитывать, что отечественная научная система находится на стадии формирования и развития [16].

По количеству исследователей, выполнивших НИОКР, Казахстан в настоящее время уступает многим зарубежным странам (рисунок 10).

К примеру, по показателю количества исследователей на тысячу занятых Финляндия превосходит Казахстан в 12,2 раза, Южная Корея – в 9 раз, Сингапур – в 8 раз.

Тем не менее, согласно отечественной статистике по итогам 2013 г., было зафиксировано повышение данного показателя к уровню 2008 г. на 59,5 %, до 17195 человек.

Таким образом, инновационное развитие в Казахстане наряду с другими факторами сдерживается дефицитом кадров, способных управлять инновационными процессами и проектами. В целом, несмотря на определенные позитивные сдвиги в области научной сферы, кадровый состав науки Казахстана требует эффективной государственной поддержки и стимулирования.

 Количество исследователей на тысячу занятых по странам, чел

Рисунок 10 – Количество исследователей на тысячу занятых по странам, чел. [3] 

Факторы развития инновационной активности МСП

Выводы о низкой активности малого и среднего бизнеса Казахстана по внедрению инноваций делают поиск факторов развития такой деятельности и разработку мероприятий по ускорению инновационных процессов в МСП весьма актуальными.

На рисунке 11 представлены данные о распределении организации по оценке факторов, ограничивающих инновационную деятельность в 2004 и 2014 гг.

10 летний период дает представление, как менялось мнение предпринимателей на факторы, оказывающие существенное влияние на возможности малых и средних предприятий по осуществлению инновационной деятельности.

Распределение организаций по оценке факторов, ограничивающих инновационную деятельность, в % от общего числа организаций

Рисунок 11 – Распределение организаций по оценке факторов, ограничивающих инновационную деятельность, в % от общего числа организаций [7]

В части экономических факторов наиболее существенными, по мнению предпринимателей, являлись недостаток собственных денежных средств для развития и нехватка компетентного персонала. Эти проблемы отметили 41,4 % в 2014 г. и 21,9% в 2004 г. опрошенных предпринимателей.

В 2004 г. на сравнительно высоком уровне находилась неудовлетворенность предпринимателей доступностью заемных средств. Так, в качестве значимого препятствия для осуществления инновационной деятельности в 2004 г. 27,2 % респондентов отметили высокую стоимость привлеченного капитала. Однако в 2014 г. только 3,2% опрошенных предпринимателей отнести недостаток финансовых средств из внешних источников финансирования к факторам, ограничивающим инновационную деятельность. В числе значимых факторов был отмечен высокий экономический риск внедрения инноваций (в 2004 г. – 20,2%, в 2014 г.– 9,9%).

Существенными для инновационных МСП встают следующие вопросы: нет необходимости внедрения инноваций из-за отсутствия спроса на инновации (в 2014 г. – 34%, в 2004 г. – 10,4%) и вследствие более ранних инноваций (в 2014 г. – 6,9%, в 2004 г. – 18,8%).

Также в качестве существенных проблем были названы недостаток информации о новых технологиях и неразвитость кооперационных связей. На актуальность указанных проблем указали 1,7% в 2014 г. и 14% в 2004 г. опрошенных предпринимателей. 

Выводы

Сравнительный анализ выявил весьма низкую инновационную активность малого и среднего бизнеса в Казахстане относительно их зарубежных коллег. И это требует соответствующего осознания.

Осознания как со стороны предпринимательского сообщества, которое должно признать, что способность их компаний к инновациям – это мощный фактор конкурентоспособности и эффективности бизнеса, а, следовательно, выживаемости, которой так не хватает сегодня малым компаниям. Признания того, что затраты, направленные на разработку новых продуктов и процессов, это инвестиции в будущее развитие.

Факт низкой инновационной активности МСП в совокупности с факторами ее роста (следует отметить, что основные из выявленных нами факторов были впоследствии определены и другими экспертами, что подтверждает их достоверность и значимость) должны найти соответствующую оценку у государства. Без изменения институтов, обеспечивающих эффективный кредитный механизм, подготовку специалистов нужной квалификации, надежную правовую защиту предпринимательства, облегчающих его доступ к источникам экономической и правовой информации, невозможно развитие малого и среднего бизнеса. Причем, не только инновационно-активного, бизнеса вообще.

 

Список литературы 

  1. Показатели мирового развития [Электрон. ресурс]. – – URL: http://databank.worldbank.org/ data/download/WDI-2015-ebook.pdf (дата обращения: 28.03.2016)
  2. Всемирный банк: рост ВВП Казахстана в 2016 году будет на уровне 1,1% [Электрон. ресурс].
  3. – URL: https://kapital.kz/economic/46808/vsemirnyj-bank-rost-vvp-kazahstana-v-2016-godu-budetna-urovne-1-1.html (дата обращения: 28.03.2016)
  4. Официальный сайт АО «Национальное агентство по технологическому развитию». Информационно-аналитический отчет за 2013 год «О тенденциях развития инноваций в Республике Казахстан и в мире» [Электрон. ресурс]. – 2016. – URL: www.natd.gov.kz (дата обращения: 03.2016)
  5. Ибрагимова Л., Абилкаиров Д., Лесбеков Г., Таймурзаев М., Абдибеков Е., Ан М., Туребаева А., Оспанов А. Отчет о состоянии развития малого и среднего предпринимательства в Казахстане и его регионах. – № 7. – Алматы: АО «Фонд развития предпринимательства «Даму», 2015. – 160 с.
  6. Kussainov A. et al. Economic Analysis of the Impact of Changing Production Conditions on Wheat Productivity Level // Review of European Studies. – 2015. – № 7(11). – pp. 125. DOI:10.5539/res.v7n11p125 economy 
  7. Баймуратов У. Гармония общества и экономики: мировая парадигма // Том – Изб. научные труды. – Алматы: Экономика, 2010. – 360 с.
  8. Цена на нефть и благосостояние населения в Казахстане [Электрон. ресурс]. – URL: http://cipe. kz/articles/macroeconomics.html?id=100 (дата обращения: 03.2016)
  9. Алпысбаева С. Н. Макроэкономическая политика Казахстана в условиях волатильности глобальных рынков // ҚР ҰҒА хабарлары = Известия НАН РК. Сер общественных и гуманитарных наук. – 2013. – № 4. – С.22-26.
  10. Kurmanov N., Yeleussov, , Aliyev, U., Tolysbayev, B. Developing Effective Educational Strategies in Kazakhstan // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015. – № 6 (5). – С. 54-61. DOI:10.5901/ mjss.2015.v6n5s1p54
  11. Kurmanov , Kabdullina, G., Karbetova, Z., Tuzubekova, M., Doshan, A., Karbetova, S. Motivation of employees’ labor activity in oil and gas companies in Kazakhstan // World Applied Sciences Journal. – 2013. – № 26 (12). – С. 1556-1561. DOI: 10.5829/idosi.wasj.2013.26.12.13590
  12. Ashford N. Government and environmental innovation in Europe and North America // American Behavioral Scientist. – 2002. – № 45 (9). – С. 1417-1434.
  13. Moreno R., Paci R., Usai S. Geographical and sectoral clusters of innovation in Europe // The Annals of Regional Science. – 2005. – № 39 (4). – С. 715-739.
  14. Yeleussov , Kurmanov N., Tolysbayev B. Education quality assurance strategy in Kazakhstan // Актуальні проблеми економіки. – 2015. – № 2. – С. 142-150.
  15. Buesa , Heijs J., Baumert T. The determinants of regional innovation in Europe: Acombined factorial and regression knowledge production function approach // Research Policy. – 2010. – № 39 (6). – С. 722-735. 15 Barbosa N., Faria A. P. Innovation across Europe: How important are institutional differences? //Research Policy. – 2011. – № 40 (9). – С. 1157-1169.
  16. Smirnova V. The Innovation Infrastructure of Kazakhstan: Why did the Innovation // Quality Innovation: Knowledge, Theory, and Practices: Knowledge, Theory, and Practices. – 2013. – С. 322.
  17. Официальный сайт Банка развития Казахстана [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.kdb.kz (дата обращения: 12.2015)
  18. Официальный сайт Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК [Электрон. ресурс]. – URL: http://stat.gov.kz/faces/homePage?_afrLoop=33794961517868990 (дата обращения: 25.02.2016)
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...