Евразийская экономическая интеграция через призму национальной экономической безопасности Казахстана

История вопроса. Университет «Туран» в свое время (1997) по предложению одного из авторов этой статьи (в качестве проректора по научной работе) была проведена первая республиканская научно-практическая конференция на тему «Национальная экономика Казахстана на рубеже нового тысячелетия: модернизация отечественного производства – политика «открытых дверей» – экономическая безопасность», материалы которой были опубликованы в отдельном сборнике [1]. В ней были обсуждены различные аспекты экономической безопасности страны, послужившие впоследствии многим исследовательским работам в виде кандидатских и докторских диссертаций, а также изданию различных научных статей и монографий. Позже эта тема в более развернутом виде была доложена в другом научном форуме [2].

В данной же статье указанная тема авторами рассматривается через призму евразийской экономической интеграции (ЕАЭИ) в виде институционализиронного Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Основные понятия. «Безопасность» – состояние защищенности жизненно важных интересов соцума: личности, общества и мирового сообщества от внутренних и внешних угроз. Базовое понятие – «безопасность социума», а «национальная безопасность» – производное от него «институцонализированное» понятие. «Экономическая безопасность» – состояние, в котором экономическая система может самостоятельно определить и осуществить пути и формы защиты своих экономических интересов и своего экономического развития. «Национальная экономическая безопасность» – это экономическая безопасность нации, рассматриваемая как обществообразующая (государствообразующая) совокупность народов. «Интеграция» – объединение в целое каких-либо частей, элементов (противоположность дезинтергация). «Экономическая интерация» – процесс объединения двух и более государств и установление между ними устойчивых производственно- экономических связей на основе углубления международного разделения труда (специализации и кооперирования). Именно обеспечение национальной экономической безопасности Казахстана в рамках ЕАЭИ и ЕАЭС становится актуальнейшей проблемой с момента создания единого Томоженного союза (ТС) и самого ЕАЭС. Но вначале рассмотрим общие теоретико-методологические вопросы феномена безопасности вообще и экономической безопасности в частности.

Методологический подход к безопасности. Подход к проблеме безопасности предполагает выдвижение гипотезы, разработку теории, концепции, типологии, программы и технологии (механизма) обеспечения безопасности социума.

Гипотеза безопасности. Социум есть продукт и часть природы, и он как потенциально, так и актуально подвержен и космологическим, и антропогенным отрицательным воздействиям, а значит, социум всегда находится под определенной опасностью (угрозой), что «автоматически» порождает его защитную реакцию и заставляет принимать соответствующие действия по обеспечению своей безопасности. Здесь действует фундаментальный принцип: «Никто, нигде, никогда не находится в абсолютной безопасности». Отсюда вытекает следующий тезис: безопасность в ее абсолютном выражении – фикция. Речь может идти лишь об относительном ее выражении, т.е. о мере.

Теория и концепция безопасности. Главный субъект социума – человек, и ему, и любой социальной общности присущ главный природный инстикт – самосохраниение. Самасохранение осуществляется путем присвоения жизненных условий. А присвоение, в свою очередь, осуществляется путем: а) эгоизма (захвата, угроз, агрессии); б) альтруизма (взаимной помощи); в) нейтрального поведения. Эгоизм стремится (ведет) к опасности, а иногда в своей крайней форме, к абсолютной опасности. Альтруизм – к безопасности.

«Нейтралитет» (безучастие, невмешательство) – в одном случае – к опасности (если он исходит от глупых и неблагоразумных и основан на хитрости и обмане), а в другом – к безопасности (если он исходит от мудрых и благородных и основан на великодушии и бескорыстии). Первое – негативный нейтралитет по принципу «Бойся равнодушия» (Р.Гамзатов), второе – позитивный нейтралитет. Переход от альтруизма (безопасность) к эгоизму (захват, угроза, агрессия, и как следствие – опасность) в межгосударственных отношениях в США получил 11 четких градиций.

Эта группировка, на мой взгляд, в общем и целом применима к любому социуму – от отдельного человека до человеческого сообщества в целом. В этом плане земляне своими негативными антропогенно-цивилизационными (вовсе не культурными) действиями выступаеют в настояшее время «потенциальными агрессорами» Вселенной, точно так же как отедельные космические объекты потенциально и реально могут выступать источниками угроз человеческому существованию в целом. Этому масса примеров. Отсюда «опасность- безопасность» надо вывести из двух начал: от «природы» самой естественной природы и от «природы» самого человека – его биологической природы (отнюд не из его социально- духовной общности и сущности как собственно человека, противостоящей животной его природе).

Типология безопасности:

а) по критерию типов обществ: безопасность традиционного общества, безопасность гражданского общества, безопасность гуманистического общества;

б) по критерию масштабов опасности и безопасности: космологическо-антропогенная (глобальная), макрорегиональная, национальная, мезорегиональная, микрорегиональная, локальная (хозяйственные и иные самодеятельные образования), классово-стратная (отдельные социальные группы населения), семейная, индивидуально-личностная;

в) по критерию сфер угроз и безопасности: внутренняя, внешняя, симбиозная (внутренне-внешняя);

г) по критерию предмета (содержания) безопасности: экономическая, политическая, социальная, духовная, территориальная, военная, экологическая, информационная, интеллектуальная, демографическая, технологическая («ноу-хау»), психологическая, поведенческая, энергетическая, продовольственная, физическая, биомедицинская и т.д.

Типологию «опасности-безопасности» можно проводить и по другим критериям.

Программы и технологии безопасности. Каждый тип и вид безопасности требует, с одной стороны, особую программу и технологию ее обеспечения, а с другой – все они могут (должны) быть взаимодополняемыми и дать «синергетический эффект». Общая схема технологии безопасности примерно выглядит так: «качественное и количественное» определение потребностей и интересов социума (глобальных, национальных, субнациональных и т.д.) – качественное выявление угроз социуму – количетсвенное определение опасности – формирование «образа врага (угроз)» – защита интересов социума посредством разработки концепции и реализации программы безопасности – обеспечение стабильной безопасности социума.

Такая технология в полной мере применима и к экономической безопасности вообще и национальной экономической безопасности Республики Казахстан в особенности, которая, к сожалению, не реализуется в полной, системно-целостной форме, а значит эффективно во всех ее выражениях.

Теоретические и методологические основы экономической безопасности. Дилемма «опасность-безопасность» в области экономики, в конечном счете, восходит к двум основным конкурирующим экономиеским теориям и, соответственно, к двум типам экономической политики того или иного государства. Они следующие:

Фритредерство (от англ. free trade – свободная торговля) – экономическая теория и политика о требовании свободы торговли и невмешательства государства в экономическую (предпринимательскую) деятельность.

Протекционизм (от лат. protektio – покровительство, защита) – экономическая теория и политика, направленные на поощрение и защиту отечественной экономики и предпринимательства от иностранной конкуренции, на расширение внешних рынков.

Экономическая история человечества есть история бесконечных смен политики протекционизма на политику фритредерства и, наоборот, в явном и неявном виде. Что же касается «экономической безопасности», то каждая ступень человеческого общества имеет свое представление о ней и мере ее обеспечения.

Как самостоятельная теория и политика, «протекционизм» и «фритредерство» есть достояние XVI-XVIII вв., т.е. эпохи начала становления капиталистической рыночной экономики и так называемого «гражданского общества», тогда как проблема

«экономической безопасности» как особого феномена прозвучала начиная с середины XX столетия в связи с осмыслением геополитических и геоэкономических экспансионистских притязаний США и объективных границ так называемого «западного мейнстрима» (основное течение), основанного на экономической теории неоклассического толка (рыночного фундаметализма).

Исходный тезис. И фритредерство, и протекционизм (и безопасность, как было сказано выше) в их абсолютном выражении – тоже фикция, и в этом своем качестве представляют собой некую «черную дыру», проглатывающую все и вся без оставления никаких шансов на выживание. И тут речь может идти лишь об относительном их выражении, т.е. о мере фритредерства и мере протекционизма.

Постановка проблемы. Какова мера фритредерства, мера протекционизма и мера безопасности в оптимальном их выражении, чтобы стабилизировать национальную экономику современного Казахстана и в будущем превратить эти три фактора на «три кита» устойчивого развития казахстанского общества в рамках мирового сообщества?

Политика фритредерства. Идея свободной торговли, а если шире – свободных мирохозяйственных отношений (МХО), внешнеэкономической деятельности (ВЭД), как известно, основана на экономическом анализе тех выгод, которые имеются от их либерализации как для отдельных стран, так и всего мирового хозяйства.

Однако для того, чтобы определить реальное состояние или меру их свободы в Казахстане, предварительно необходимо выяснить, какой теории (концепции, модели) внешней торговли, МХО, ВЭД преимущественно придерживается наше государство, а именно: классической в виде концепции «абсолютных преимуществ» А.Смита; концепции «сравнительных преимуществ» Д.Рикардо; неоклассической концепции «факторов производства» Хекшера-Олина; модели «затраты-выпуск» В.Леонтьева; модели «увеличения числа факторов» эффективной внешней торговли (квалификация рабочей силы и инвестиции в образование, технология, предпринимательская способность) И.Крависа, Д.Кисина, Р.Бхарадваша; концепции, согласно которой основным субъектом внешнеторговых операций выступают не государство, не нация, а коммерческие предприятия, международные фирмы и транснациональные корпорации (Р.Робок, К.Симмондс, С.Линдер); концепции «цикла жизни продукта» (Р.Вернон, Л.Уэлс); концепции «международной конкуренто- способности нации» (М.Портер); концепции устойчевого экономического развития и др.

Предварительные выводы по фритредерству: а) политика фритредерства как средство устойчивого экономического развития выгодна прежде всего экономически развитым и наиболее развитым странам, нежели слаборазвитым (куда входит, к сожалению, и Республика Казахстан); б) практическую применимость той или иной модели фритредерства в Казахстане нужно решать с позиции реального его социально-экономического статуса как государства в реальном «индексе человеческого развития»; в) исходя из положений а) и б) необходимо критически пересмотреть многие институциональные нормы Таможенного союза (ТС), а также становящегося ныне Единого евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) относительно места и роли (экономического статуса) в них Казахстана с позиции его национальной экономической безопасности. Иначе говоря, особо насущным для нас является эффективное использование элементов протекционизма, а именно – теории и политики разумного пртекционизма.

Политика разумного протекционизма. Чтобы реализовать принцип разумного протекционизма в Казахстане, прежде всего необходимо выяснить, какой (какие) из перечисленных ниже доводов может (могут) сыграть решающую роль в выборе такой политики:

  • защита отечественной экономики для вовлечения в производство дополнительных, так называемых «неиспользованных факторов производства», особенно земли и рабочей силы, преимущественно в аграрных странах.
  • временная защита становящейся отечественной индустрии в силу отсутствия соответствующих знаний и технологий, незначительного объема производства с последующим снятием этой защиты;
  • поддержка старых действующих отраслей, большинство из которых являются неконкурентоспособными по сравнению с иностранными производителями, с целью недопущения дальнейшего спада производства (защита этнокультуры и этноэкономики страны);
  • защита, поддержка имеющихся и создание новых рабочих мест с целью предотвращения массовой безработицы;
  • защита и модернизация отечественного производства на инновационной основе с целью создания независимой от мировых и региональных циклов деловой активности и рыночных конъюнктур национальной экономики;
  • покровительство собстенного производства с целью реализации программы военно- политической независимости и создания отечественной оборонной промышленности;
  • защита национальной экономики с целью обеспечения политической независимости страны;
  • покровительство в целях сохранения стабильности национальной валюты;
  • защита для достижения сбалансированного платежного баланса и т.д.

Из указанных причин протекционистской политики применительно к Казахстану, думается, одновременно срабатывает несколько из них, методом «наложения» друг на друга, а следовательно, формы и методы протекционистских мер должны носить динамичный и системно-синергетический характер, что подтверждается самой практикой государственного регулирования национальной экономики в целом и внешнеэкономической деятельности в частности ряда новых передовых стран мира в последние десятилетия.

При этом, как нам представляется, «стержнем» разумной протекционисткой политики РК в рамках ЕАЭИ и ЕАЭС выступает прежде всего «защита этнокультуры и этноэкономики страны», и, прежде всего, отечественного сельского хозяйства, а следовательно, его величество АУЛА (рус. - деревни), на которую можно и нужно «нанизывать» все другие составляющие устойчивого социально-экономического развития Казахстана.

Другими словами, сельское хозяйство в качестве генерального (базового) кластера, т.е. «жесткого ядра» во главе с аулом надо положить в основу всей системы кластеризации национальной экономики Казахстана, по отношению которого все иные кластеры являются «производными» и «обслуживают» его, обеспечивая тем самым одновременно как мультипликативный, так и синергетический эффекты от функционирования национальной экономики страны в целом. Впрочем, это – тема особого разговора [3,4,5].

Заключение. Для обеспечения национальной экономической безопасности Казахстана в рамках ЕАЭИ и ЕАЭС необходимо четко определить (и качественно, и количественно) масштабы и глубину внутренних и внешних угроз экономической безопасности, реальные (а не мнимые) их последствия, в том числе «удельный вес» неэффективно осуществляемой политики как фритредерства (политики «открытых дверей»), так и протекционизма (в частности политики «адресной» приватизации, называемой в народе «прихватизация», особенно объектов стратегического назначения).

Но, к сожалению, тема национальной безопасности, в том числе и экономической, только в самое последнее время начала обсуждаться открыто на официальном уровне, а потому мы делаем лишь первые, весьма робкие шаги как в теории и методологии, так и в практических сферах этой наизлободневной и наиважнейшей проблемы для стабилизации и устойчивого развития национальной экономики Казахстана в новом тысячелетии в координатах как макрорегиональной, так и мировой истории интеграционных процессов.

 

Литература: 

  1. Алиев У.Ж. Национальная экономика Казахстана на рубеже нового тысячелетия: модернизация отечественного производства – политика «открытых дверей» – экономическая безопасность: Материалы республиканской научно-практической конференции. 17-18 октября 1997 г. / Отв. ред.У.Ж.Алиев. – Алматы: Изд.Университет «Турана», 1997. – 260 с.;
  2. Алиев У.Ж. Национальная экономическая безопасность: методология и теория вопроса / Сборник материалов республиканской научно-практической конференции «Национальная безопасность Казахстана: современные вызовы и угрозы», 11 октября 2013 года. Астана, НИИ КНБ РК,
  3. Алиев У.Ж. Механизм рентного регулирования национальной экономики в контексте теории регионализации / Сборник международной научной конференции «Государственное регулирование региональной экономики: проблемы теории и практики». Астана, 2010; его же: Предисловие к книге Т.А. Есеркепова. Земля и Доля: Избр. статьи. Алматы: «Тоғанай Т», 2013, С. 4- 5; его же: Жер мен Ауыл туралы ой-толғау немесе алғысөз орнына. Есіркепов Т.Ə. Ауыл жəне Жер: Таңдамалы мақалалар мен сұхбаттар. Алматы: «Тоғанай Т», 2013, 5-6 б.
  4. Кемел М., Кооперация в аграрном секторе Казахстана: теория и практика становления и развития. Астана 2003 г. 324 с.
  5. Кемел М., Новые подходы государственного регулирования АПК в Республике Казахстан. Астана. 2008. 244 с.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: Экономика