Законодательная дифференциация уголовной ответственности за преступления, совершенные в связи с отрицательным поведением потерпевших 

В данной статье рассматривается уголовно-правовое значение действия потерпевшего с точки зрения уголовного законодательства. Признаки, лежащие в основе различной оценки законодателем отрицательного поведения потерпевшего, не являются свойствами поведения потерпевшего, а относятся к психическому состоянию субъекта преступления.

Уголовно-правовое значение поведения потерпевшего заключается во влиянии на степень общественной опасности совершаемого виновным преступления и последующую уголовную ответственность. Законодательная дифференциация уголовной ответственности означает учет и отражение общественной опасности конкретного преступления в законе путем конструирования отдельных (самостоятельных) составов преступлений.

Учитывая связь между и поведением потерпевшего и реакцией виновного, принявший общественно опасные формы, государство в самом уголовном законе по разному оценивает общественную опасность содеянного виновным. Решение вопроса об ответственности виновного в зависимости от степени общественной опасности преступления соответствует справедливости – важнейшему свойству уголовного права. Справедливой является и различная степень защиты государством интересов потерпевшего, мера, которая зависит как от характера причиненного его благам и интересам вреда, так и характера его собственного поведения [1,с. 53].

Законодатель дифференцирует ответственность виновного, предусматривая составы преступлений различной степени общественной опасности в зависимости не только от характера общественных отношений, на которые совершено посягательство, но и от характера, социальной ценности, поведения потерпевшего, предшествовавшего преступлению. Диапазон влияния отрицательного поведения потерпевшего на совершение преступления велик, так как роль поведения потерпевшего в формировании и развитии преступного поведения варьируется от допущения преступления через способствование его совершению до провокации.

Несмотря на то, что иногда не существует абсолютной противоположности между взаимодействующими перед преступлением поведением потерпевшего и поведением виновного и трудно решить, что сделано в этом взаимодействии для наступления преступного результата потерпевшим, а что виновным, уголовное право в отличие от гражданского не знает встречного зачета ответственности – при наличии вины каждый отвечает за содеянное. Поэтому отрицательное поведение потерпевшего, способствовавшее наступлению вреда в сфере его собственных интересов, рассматривается в уголовном праве лишь как фактор, отражающийся на ответственности преступника. В качестве такого фактора отрицательное поведение потерпевшего расценивается независимо от наступления в надлежащих случаях ответственности самого потерпевшего [2, с.15-16].

Уголовно-правовое значение могут иметь не все криминологически значимые внешние обстоятельства. Внешние обстоятельства оказывают воздействие на поведение человека, преломляясь через его сознание. В основе избирательности поведения людей, которая включает избирательную оценку внешних обстоятельств. (в том числе отрицательное поведение потерпевшего, благоприятствующего преступному поведению), лежит способность осознавать то, что побуждает их к деятельности. Внутренние условия, через которые в каждый данный момент преломляются внешние воздействия на личность, в свою очередь также формировались в зависимости от предшествующих внешних взаимодействий. Поэтому оценка поведения человека и пределы его ответственности определяются диалектико-материалистическим пониманием соотношения свободы выбора поступка с необходимостью[3, с.31].

Предшествующее преступлению отрицательное поведение потерпевшего сужает границы уголовной ответственности субъекта преступления, потому что является для него случайным фактором, который трудно предвидеть, руководствуясь большинством существующих в обществе правил поведения.

Исходя из важнейшего принципа уголовного права – принципа субъективного вменения – необходимо подчеркнуть, что отрицательное поведение потерпевшего, предшествовавшее совершению преступления и находящееся ни в причинной связи, может отразиться на ответственности лица, совершившего уголовное правонарушение, только, когда роль, которую это поведение играло в развитии причинной связи, приведшей к наступлению вреда в сфере интересов потерпевшего, осознавалась субъектом преступления и отразилась на его воле. Иначе говоря, как наличие влияния отрицательного поведения потерпевшего на ответственность субъекта преступления, так и различная его степень зависят от той роли, которую оно играло не только в развитии причинной связи, но и в формировании психического отношения преступника к своим действиям и их последствиям. Отрицательное поведение потерпевшего может содействовать не только проявлению уже имеющихся антиобщественных свойств личности, но и обусловить прочность сознания и воли. 

Провокация со стороны потерпевшего – понятие давно известное законодательству различных правовых систем. Провокацию со стороны жертвы смягчающим ответственность обстоятельством считает в течение уже многих веков английское право. В английском праве провокация и вызванное ею состояние аффекта учитывается в группе преступлений против личности. Убийства разграничиваются здесь на два вида: а) лишение человека жизни с заранее обдуманным злым намерением тяжкое и простое убийства, являющееся менее опасным, под которое попадают случаи, когда убийство совершено в состоянии аффекта, вызванного серьезной провокацией.

В действующем уголовном кодексе РК 1997г., по сравнению с прежним УК КазССР 1959г., специальный вид провокации со стороны потерпевшего нашел более широкое отражение. Законодатель, исходя из особой ценности жизни и здоровья человека, конструирует специальные составы преступлений, предусматривающие более мягкую уголовную ответственность за причинение вреда здоровью с учетом именно того обстоятельства, что преступление совершено, хотя и с превышением пределов необходимой обороны, но с целью защиты от общественно опасного посягательства со стороны потерпевшего на общественные интересы, личность или права обороняющего или другого лицо. В УК РК (ст.53 п. «и»), содержится указание на провокационное поведение потерпевшего как на условие смягчения ответственности.

Однако и неправомерное действия, и общественно опасное посягательство со стороны потерпевшего не признаются законодателем самостоятельным основанием для смягчения ответственности субъекта преступления. Но, общественно опасное посягательство потерпевшего может быть обстоятельством, исключающим общественную опасность только при условии, если обороняющий действовал с целью защиты правоохраняемых интересов. Если лицо подвергшееся нападению, хотя и имел право на необходимую оборону, но действовало не с целью защиты правовых интересов, а лишь из стремления причинить нападающему вред, то данное преступление не может быть расценено как совершенное при превышении пределов необходимой обороны [4, с.37].

«Я понимаю, что в случившемся есть и моя вина. Но суд не вынес частного определения в адрес потерпевшей, и не сделал даже порицания от имени суда и не отразил поведения в приговоре». Само посягательство для того, чтобы создать ситуацию, в которой можно воспользоваться правом необходимой обороны, также должно отвечать определенным условиям, быть общественно опасными и наличными. Наличными общественно опасное посягательство является тогда, когда оно выражается в деятельности, создающей непосредственную опасность нарушения того или иного правоохраняемого интереса, когда нападение может считаться непосредственно предстоящим или осуществляющимся вплоть до его фактического завершения.

Под общественно опасным посягательством защита от которого допустима в пределах ст. 32 УК РК, следует понимать деяние, независимо от того, что привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, не достижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям».

Для решения вопроса, был ли причинен вред при отражении общественно опасного посягательства в состоянии необходимой обороны или при превышении ее пределов, необходимо наряду с обстоятельствами, характеризующими средства защиты, силы и возможности по отражению посягательства, количество оборонявшихся, их возраст и т.д., выяснить характер опасности, угрожающей обороняющимся: средства используемые при нападении, количество посягавших и их возраст, и прочее.

Законодатель ориентирует суды на то, чтобы они принимали во внимание фактическое соотношение сил нападающего и обороняющего и все обстоятельства, которые прямо или косвенно могут повлиять на это соотношение. При этом «по смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст.99 или 109 УК РК.

Из анализа обстоятельств, смягчающие уголовную ответственность и наказание (ст. 53 УК РК), с привилегированной ответственностью (ст. 98,101,108,109 УК РК), видно, что если такое смягчающее ответственность обстоятельство, как «совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, крайней необходимости, задержание лица, совершившего преступление, обоснованного риска, исполнение приказа или расположения». (п. «и» ст. 53) оговаривается законодательством в ст. 99,109 УК РК, то признаки, указанные в диспозиции ст. 98,108 УК РК, относятся к смягчающему обстоятельству – «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления»как особенное к общему.

Рассмотрим условия, ограничивающие возможность признания названного обстоятельства в такой мере значимым для совершения преступления, чтобы быть основанием для привилегированной квалификации преступления.

В ст. 98, 108 УК РК предусматривается ответственность за убийство и причинении вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо иными противозаконными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Внезапность возникновения сильного душевного волнения как ответной психической реакции на отрицательное поведения потерпевшего является конструктивным признаком составов уголовных правонарушений.

Освещение вопроса о сущности, особенностях и психологической характеристике состояния сильного душевного волнения не является нашей задачей. И интересует как одно из звеньев психологического механизма совершения преступления. Поэтому достаточно дать лишь общее понятие о состоянии сильного душевного волнения. Состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения охватывается понятием аффекта, таким процессом поведения «характеризуется особенно резкими изменениями в деятельности организма и субъективно ощущается как сильно и бурно проявленные эмоции». Обычно такое поведение возникает когда организм испытывает какое-нибудь внезапное и резкое раздражение, к которому он не может сразу приспособиться. Аффективное состояние вызывает значительные изменения в физиологии организма и изменения в высших нервно-психологических процессах, происходит крутое торможение ассоциативных процессов [5, с.28].

В психологии также отмечается, что в состоянии аффекта сознание и мышление подавляется. Такое состояние преступника в момент совершения преступления наше уголовное законодательство признает обстоятельством, смягчающим ответственность, однако только при возникновении его по причинам, извинительным для виновного. Такими причинами возникновения аффекта по смыслу ст. 98, 108 УК РК является насилие, издевательство, тяжкое оскорбление и иные противозаконные и аморальные действия. Признание законодателем состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения обстоятельством, привилегирующими ответственность виновного в строго ограниченных случаях, позволяет считать, что не столько состояние аффекта, сколько вызвавшая его провокация со стороны потерпевшего свидетельствует о меньшей общественной опасности преступления.

В длительной травмирующей обстановке, возникшей в связи с ранее существовавшими неприязненными отношениями потерпевшего и субъекта преступления, эффект может возникнуть с большей вероятностью даже при очень небольшом дополнительном возбуждении со стороны потерпевшего.

Действия потерпевшего представляются неожиданными для субъекта тогда, когда он находится в обстановке, которая, по его мнению, не таит в себе опасности. Поэтому он не подготовлен к восприятию и отражению отрицательных воздействий со стороны других лиц. При воздействии на человека именно отрицательного раздражителя происходит некоторое торможение интеллектуальной деятельности, затрудняется принятие необходимого решения.

Промежуток времени между окончившимся отрицательным воздействием на человека и началом преступного действия субъекта, необходимый для принятия решения, должен быть не более, чем время, в течение которого сохраняется состояние сильного душевного волнения, ибо ст. 98, 108 УК РК говорят о совершении преступления в состоянии сильного душевного волнения. Если убийство или причинение вреда здоровью заранее подготавливалось, то, оно не может квалифицироваться по ст. 98 и 99 УК РК даже тогда, когда их совершению предшествовало отрицательное поведение потерпевших. В таких случаях уголовные правонарушения следует квалифицировать по ст. 96 или 103,104,105 УК РК, а отрицательное поведение потерпевших учесть как смягчающее ответственность обстоятельство при назначении наказания.

Необходимым условием квалификации убийства по ст. 98 УК РК является внезапность возникновения сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего. Для квалификации содеянного по ст. 98 УК РК необходимым условиями являются наряду с внезапным возникновением сильного душевного волнения и внезапность совершения преступления как непосредственная реакция на неожиданные неправомерные действия потерпевшего и тогда, когда последние неоднократно повторялись и ранее[6, с.237].

А в статье 53 УК РК в п. «и» не содержится указания на внезапность возникновения состояния сильного душевного волнения. В нем также не содержится указания на совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения как на условие признания названных обстоятельств смягчающими ответственность. В этой норме права говорится о совершении преступления лишь под влиянием сильного душевного волнения.

Поведение потерпевшего, предусмотренное ст. 98, 108 УК РК, кроме способности внезапно вызвать сильное душевное волнение, отличающего его от поведения, названного в числе смягчающих ответственность обстоятельств, имеет еще один отличительный признак – направленность поведения потерпевшего против интересов виновного или его близких. При отсутствии этого признака не состава, предусмотренного ст. 98 или 108 УК РК, а отрицательное поведение потерпевшего может быть учтено лишь при индивидуализации ответственности как смягчающее обстоятельство.

Примером квалификации преступления по статье, предусматривающей ответственность за убийство в состоянии сильного душевного волнения, может быть дело Н. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК своим определением изменила приговор Павлодарского областного суда в отношении Н., осужденного по п. «г» ч.2 ст.96 УК РК, переквалифицировав его действия на ст. 98 УК РК.

Н. убил потерпевшего К. при обстоятельствах, когда потерпевший в процессе совместного распития спиртных напитков неоднократно беспричинно избивал Н. в присутствии свидетеля. Когда последний ушел, Н. решил, что больше К. не будет его избивать и пытался выяснить, за что тот его избивает. Но К. неожиданно ударил его по ушам и в «солнечное сплетение». Н. упал. Затем, увидев в руках К. нож, схватил с полки гаечный ключ и бросил его в голову К. В процессе борьбы Н. отнял нож у К. и убил его.

Внезапность возникновения сильного душевного волнения зависит не только от степени провоцирования, но и от обстановки, в которой оно имеет место. Если обстановки содержит в себе предпосылки для возникновения каких-либо отрицательных раздражителей, действия потерпевшего будут не так уж неожиданны для лица, чтобы вызванное ими сильное душевное волнение было внезапным для него. Неожиданными для виновного действия потерпевшего являются при неожиданности факта их проявления, а также их характера, от которого зависит насколько существенно затрагиваются интересы данного лица [7, с. 114].

При сравнении неправомерных действий потерпевшего, названных в п. «и» ст. 53 УК РК и ст. 98 УК РК, по мнению законодателя, вызвать сильное душевное волнение, то их объективная социальная значимость одинакова. Отсюда разная степень влияния их на ответственность виновного зависит будто бы лишь от различия психологических состояний субъектов в этот момент действительно различны.

В юридической литературе некоторые криминалисты рассматривают как равноценные понятия «сильное душевное волнение». Различие психических состояний субъектов, в которых совершаются преступления, предусмотренные ст. 98 и 108 УК РК, и состояний, указанных в п. «и» ст. 53 УК РК, определяется тем, что если состояние сильного душевного волнения возникло не внезапно, субъект в какой-то мере успевает приспособиться к нему, подготовиться к тому, чтобы сдержать проявление ответных действий. Его психика находится в более благоприятных условиях, волнение не вызывает[8, с.106].

О психическом состоянии лиц в момент совершения преступления, предусмотренных ст. 98,108 УК РК, сказано в самом законе – это состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Признаки, лежащие в основе различной оценки законодателем отрицательного поведения потерпевшего, не являются свойствами поведения потерпевшего, а относятся к психическому состоянию субъекта преступления. Так, например, если при ответных действиях на насилие как повод преступления виновный в состоянии аффекта преследует цель причинить физический вред потерпевшему, то при необходимой обороне физическое насилие является, лишь средством, обеспечивающий защиту охраняемых законом интересов.

Превышая пределы необходимой обороны, виновный может причинить потерпевшему не только смерть, тяжкий или средней тяжести вред здоровью, но и причинить легкий вред здоровью, нанести побои, лишить его свободы и т.п. В этих случаях виновный должен нести соответствующую уголовную ответственность. Действия лиц, причинивший легкий вред здоровью или нанесших побои, должны быть квалифицированы по ст. 105, 106 УК РК, а лиц, незаконно лишивших свободы, по с. 126 УК РК. Необходимая оборона, в результате превышения пределов которой свершены эти преступления, должна учитываться как смягчающее ответственность обстоятельство.

 

Список литературы

  1. Коган В.М. Правосонание в механизме уголовно-правового воздействия М., С.53
  2. Минская В. Отвественность потерпевшего за поведение, способствовавшее совершению преступлений//Сов.юстиция, -С.15-16
  3. Рубинштейн С.Л.Теоретические вопросы псхологии и проблемы личности.// Вестпсихологии, 1957г. №3.-С.31
  4. Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М.1979, с. 37
  5. Сидоров Б.В.Аффект и его уголовно-правовое и криминологическое значение. Казань, 1978.С.28
  6. Комментарий к уголовному кодексу РК под редакцией Борчашвили И.Ш. Караганда, -С.237
  7. Мясищев В.Н. Социальная психология и психология отношений. М.,1965.С.114
  8. Шавгулидзе Т.Г. Аффект и уголовная ответственность. -С.106
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...