Сроки давности и действие уголовного закона во времени

Автором настоящей статьи исследован вопрос применения сроков давности с анализом аналогичного законодательства ряда зарубежных стран. Также в статье отражена практика применения сроков давности по видам преступлений в зависимости от их тяжести.

Перед началом исследования данного вопроса необходимо отметить, что вопрос об основаниях установления сроков давности в публичном праве является спорным. Одними авторами они связываются с презумпцией утраты общественной вредности самим правонарушением по прошествии длительного времени с момента совершения правонарушения. Критики данного мнения отмечают, что общественная опасность деяния не утрачивается со временем: она фиксируется на момент совершения деяния и может изменяться лишь в связи с конкретными изменениями внешних условий.

Согласно другой точке зрения, с истечением сроков давности пропадает целесообразность привлечения лица к уголовной ответственности. Третья точка зрения связана с признанием утраты лицом, совершившим преступление, общественной опасности при условии длительного правомерного поведения.

Вместе с тем, законодательство дает конкретные определения о действие уголовного законодательства во времени, изложенные в статье 7 Уголовного Кодекса Кыргызской Республики (далее УК КР), которая гласит:

  • Преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния;
  • Закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость;
  • Закон, устанавливающий наказуемость деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.[1]

В свою очередь, часть 1 статьи 3 Уголовно-Процессуального Кодекса Кыргызской Республики (далее УПК КР) определяет следующее значение пределов действия уголовно-процессуального законауголовное судопроизводство осуществляется в соответствии с законом, действующим на момент производства следствия и судебного разбирательства.[2]

Сроки давности в уголовном праве — периоды времени, по истечении которых не применяются правовые последствия совершения преступления: лицо освобождается от уголовной ответственности, либо к нему не применяется наказание. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скрывается от следствия или суда. В таких случаях течение сроков давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной (ч.4 ст.67 УК КР).

Имеются также и иные соображения, требующие отказа от применения мер уголовной репрессии к лицам, совершившим преступление достаточно давно. В большинстве случаев при этом акт преступления утрачивает социальную актуальность, в результате чего меры уголовной ответственности не будут иметь должного предупредительного эффекта, а также не будут способствовать удовлетворению потребности потерпевшего и общества в целом в восстановлении социальной справедливости. Кроме того, имеются соображения чисто процессуального свойства: по прошествии длительного времени установление истины в уголовном процессе затруднено из-за утраты доказательств, сложностей с получением достоверных свидетельских показаний и т. п. [3]

Законодательством могут устанавливаться условия, при которых общественная опасность преступления не может быть утрачена со временем и, соответственно, не могут быть применены сроки давности. На международном уровне установлено, что сроки давности не применяются к лицам, совершившим военные преступления и преступления против человечества.

К примеру, ч.6 ст.67 УК КР гласит: «К лицам, совершившим преступление против мира и безопасности человечества в случаях, специально предусмотренных законом Кыргызской Республики, сроки давности не применяются».(В редакции Закона КР от 25 июня 2007 года N 91).

По общему правилу, сроки давности, связанные с привлечением лица к уголовной ответственности, начинают течь с момента совершения преступного деяния, а сроки давности, связанные с обращением уголовного наказания к исполнению — с момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

Если преступление прервано на ранней стадии преступной деятельности (приготовление к преступлению или покушение на него), сроки давности начинают течь с момента совершения последнего из действий, создающих условия для совершения преступления или непосредственно направленных на его осуществление. Если преступление состоит из ряда повторяющихся действий, объединѐнных единой целью (продолжаемое преступление), срок давности начинает течь с момента совершения преступником последнего из таких действий. Для протяжѐнных во времени преступных деяний (длящееся преступление) начало течения срока давности связывается с окончанием или пресечением преступного поведения лица. [4]

Институт сроков давности известен уголовному праву достаточно давно. Он применялся ещѐ в Древнем Риме. Он был воспринят континентальным правом и в настоящее время присутствует в праве большинства стран романо-германской правовой семьи (в уголовном или уголовно-процессуальном законодательстве).

В странах англо-саксонской правовой семьи применение сроков давности сильно ограничено и, как правило, возможно лишь в преступлениях небольшой тяжести.

В уголовном законодательстве различных стран имеются особенности, связанные с прерыванием или приостановлением сроков давности.

Так, прерывание срока давности может связываться с вынесением обвинительного приговора (УК Литвы), его вступлением в законную силу (УК стран СНГ), либо с моментом начала уголовного преследования лица (уголовное законодательство Австрии, Андорры, Болгарии, Бразилии, Вануату, Венгрии, Германии, Дании, Испании, Италии, Колумбии, Латвии, Македонии, Мексики, Нидерландов, Норвегии, Парагвая, Перу, Польши, Румынии, Турции, Швеции, Швейцарии, Эстонии). При этом под началом уголовного преследования может пониматься совершение любого процессуального действия в отношении лица (УК Германии), любые действия компетентных органов, направленные против конкретного лица (УК Болгарии), привлечение в качестве обвиняемого (УК Грузии), возбуждение уголовного дела (УК Испании), предъявление обвинения (УК Латвии), любые действия компетентных органов, о которых стало известно лицу (УК Нидерландов).

После прерывания срок давности может начинать течь заново (УК Болгарии, Бразилии, Венгрии, Германии, Нидерландов, Парагвая, Румынии, Турции, Эстонии). В некоторых странах срок давности не течѐт в ходе судебного рассмотрения дела (УК Австрии) или в ходе всего предварительного следствия и судебного разбирательства (УК Грузии, Испании, Норвегии, Польши, Сан-Марино). В некоторых случаях течение срока давности начинается заново, если уголовное преследование прекращается без вынесения приговора суда (УК Испании, Норвегии).

Прерывание срока давности может связываться с совершением лицом нового преступления (УК Австрии, Армении, Беларуси, Казахстана, КНР, Лаоса, Латвии, Литвы, Македонии, Молдовы, Монголии, Перу, Таджикистана, Узбекистана, Украины, Эстонии).

Прерывание может ставиться в зависимость от характера общественной опасности нового преступления (например, наличие таких же вредоносных свойств, как и у предыдущего преступления, требуется по УК Австрии) либо от степени его общественной опасности (категория, срок наказания, форма вины — УК Армении, Беларуси, Казахстана, Молдовы, Перу). В данном случае срок давности начинает течь заново. УК Азербайджана, Грузии, России, Таджикистана не содержат таких положений, в этих странах сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

Приостановление течения сроков давности предусмотрено УК стран СНГ, Дании, КНР, Лаоса, Литвы, Монголии в связи с активными действиями лица, направленными на уклонение от уголовной ответственности (до момента явки с повинной или задержания лица). И в этом случае по УК некоторых стран (Армении, Беларуси, Казахстана, Литвы, Молдовы, Таджикистана, Украины, Эстонии) освобождение от ответственности возможно в случае истечения определѐнного периода времени. Приостановление может связываться с предоставлением лицу уголовно-правового иммунитета (УК Австрии, Германии, Грузии, Македонии, Польши, Чехии). Как правило, иммунитет должен носить формально-правовой характер (депутатская или иная неприкосновенность), однако по УК Польши течение срока давности в отношении публичных должностных лиц приостанавливают любые политические препятствия для привлечения их к уголовной ответственности.

Продолжительность сроков давности обычно ставится в зависимость от тяжести совершѐнного преступления. Она может определяться верхним пределом наказания (УК Венгрии и Перу — от 3 месяцев до 20 лет), либо категорией совершѐнного преступления. Число категорий преступления применительно к срокам давности может составлять от 3 до 7:

  • 3 категории — УК Вануату, Туркменистана, Эстонии;
  • 4 категории — УК стран СНГ, Дании, в том числе Кыргызская Республика;
  • 5 категорий — УК Австрии, Албании, Андорры, Аргентины, Болгарии, Германии, Литвы, Молдовы, Украины;
  • 6 категорий — УК Боснии и Герцеговины, Бразилии, Италии;
  • 7 категорий — УК Сан-Марино.

Минимальный предел сроков давности варьируется в зависимости от страны и составляет:

  • 2 месяца — Филиппины;
  • 6 месяцев — Андорра, Латвия, Турция;
  • 1 год — Австрия, Вануату, Испания, Лаос, Монголия, Польша, Руанда, СанМарино;
  • 2 года — Азербайджан, Албания, Аргентина, Армения, Беларусь, Болгария, Босния и Герцеговина, Грузия, Бразилия, Дания, Италия, Казахстан, КНР, Литва, Македония, Молдова, Нидерланды, Норвегия, Россия, Румыния, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Финляндия, Хорватия, Швейцария, Швеция в том числе и Кыргызская Республика;
  • 3 года — Венгрия, Германия, Камбоджа, Узбекистан, Чехия;
  • 5 лет — Колумбия, Эстония. Максимальный предел также варьируется:
  • 10 лет — Камбоджа, Руанда, Эстония;
  • 15 лет — Азербайджан, Андорра, Аргентина, Армения, Беларусь, Дания, Казахстан, Лаос, Латвия, Литва, Россия, Румыния, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина в том числе Кыргызская Республика;
  • 18 лет — Нидерланды;
  • 20 лет — Австрия, Албания, Бразилия, Вануату, Венгрия, Италия, Испания, КНР, Сан-Марино, Филиппины, Финляндия, Чехия, Швейцария;
  • 25 лет — Грузия, Молдова, Норвегия, Турция, Хорватия, Швеция;
  • 30 лет — Германия, Колумбия, Македония, Монголия, Польша;
  • 35 лет — Босния и Герцеговина, Болгария. [5]

По итогам Второй мировой войны, сопровождавшейся значительным числом преступлений, совершавшихся в ходе военных действий, в международном праве сформировался принцип неприменения сроков давности к лицам, совершившим военные преступления и преступления против человечества. Он закреплѐн в Конвенции ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 года, Европейской конвенции о неприменимости сроков давности к преступлениям против человечества и военным преступлениям (заключена в Страсбурге 25 января 1974 года), Римском Статуте Международного уголовного суда. [6]

Соответствующие нормы включены в уголовное законодательство многих стран (государства постсоветского пространства, бывшие югославские республики, Албания, Болгария, Венгрия, Германия, Испания, Йемен, Конго, Монголия, Парагвай, Польша, Чехия). Исключением является Колумбия, где для геноцида и пыток срок давности установлен в 30 лет.

Уголовное законодательство многих государств предусматривает возможность неприменения сроков давности к лицам, совершившим наиболее тяжкие преступления (как правило, караемые смертной казнью и пожизненным лишением свободы). Императивный характер такая норма имеет в Австрии, Бразилии, Венгрии, Германии, Польше, Турции, Финляндии.

В других странах предусмотрен дискреционный порядок применения сроков давности: соответствующее решение принимает суд или прокуратура. Так, нормы о возможности неприменения сроков давности по усмотрению суда к преступлениям, наказываемым наиболее строгими наказаниями (смертная казнь и пожизненное лишение свободы) содержатся в законодательстве Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Латвии, Монголии, РФ, Таджикистана, Узбекистана, Украины. По УК Молдовы и УК Туркменистана аналогичные нормы касаются всех преступлений высшей категории тяжести. К примеру, УК КНР допускает уголовное преследование лица по истечении 20 лет с момента совершения преступления с санкцией Верховной народной прокуратуры. Отечественное законодательство по этому вопросу гласит: «Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое может быть назначено пожизненное лишение свободы, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить к нему срок давности, пожизненное лишение свободы не назначается, а назначается лишение свободы» (ч.5 ст.67 УК КР).

Ко всем особо тяжким преступлениям не применяются сроки давности в Албании, Андорре, Болгарии, Федерации Боснии и Герцеговины, Дании, Испании, Камбодже, Македонии, Мексике, Нидерландах, Норвегии, Румынии, Сан-Марино, Филиппинах, Хорватии, Швеции. В других странах предусматриваются конкретные деяния, по которым не применяется срок давности: действия гражданских и военных вооружѐнных групп, направленных против конституционного порядка и демократии (Бразилия), убийство с отягчающими обстоятельствами (Германия, Венгрия), похищение человека (Венгрия) и др.

Уголовное право Кыргызской Республики предусматривает два вида сроков давности: срок давности привлечения лица к уголовной ответственности и срок давности обвинительного приговора суда. Истечение первого срока является основанием для освобождения от уголовной ответственности, второго — основанием для освобождения от наказания.

Так, статья 67 УК КР определяет: лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

  • один год после совершения преступления небольшой тяжести;
  • три года после совершения менее тяжкого преступления;
  • семь лет после совершения тяжкого преступления;
  • десять лет после совершения особо тяжкого преступления.

В свое время, Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» устанавливал, что срок давности исчисляется в отношении длящихся преступлений со времени их прекращения по воле виновного или вопреки ей, а в отношении продолжаемых преступлений — с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.[7]

Если преступление состоит из нескольких самостоятельных действий, срок давности начинает течь с момента совершения последнего из них.

В случае с приготовлением или покушением на преступление сроки давности начинают течь с момента совершения лицом последнего действия, создающего условия для совершения преступления, либо непосредственно направленного на совершение преступления. Если такие действия имеют длящийся характер, началом течения срока давности служит момент их прекращения или пресечения.

В срок давности не включается период, в течение которого лицо, совершившее преступление, уклонялось от следствия и суда. Как таковое закон рассматривает лишь умышленные действия, направленные на то, чтобы избежать уголовной ответственности (смена фамилии, пластические операции для изменения внешнего вида, смена места жительства и проживание без регистрации). Необходимо устанавливать наличие специальной цели совершения таких действий, поскольку их осуществление не в связи с намерением избежать уголовной ответственности, а в связи с иными обстоятельствами не прерывает течение срока давности. Возобновление течения срока давности в этом случае происходит при задержании лица или при его явке с повинной.

В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно, течение срока давности в этом случае не прерывается.

Оканчивается течение срока давности в момент вступления приговора суда в законную силу. В настоящее время этот вопрос урегулирован законодательно (ч. 2 ст. 67 УК КР), однако в уголовно-правовой теории предлагались и другие конечные моменты срока: день привлечения лица в качестве обвиняемого, постановление приговора и т.д.

Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать, что защита интересов, а также законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса (прежде всего, подсудимых и потерпевших), должна быть внутренне сбалансирована, при этом актуальность заключается в том, что особое место среди принципов уголовного судопроизводства занимает состязательность сторон, предполагающая разделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела, а также равноправие участников процесса перед судом (ст.40 Конституции Кыргызской Республики; ст. 18 УПК КР. [8]

 

Список литературы:

  1. 1.Уголовный Кодекс Кыргызской Республики (от 01.10.1997 года);
  2. 2.Уголовно-Процессуальный Кодекс Кыргызской Республики (от 30.06.1999 года);
  3. 3.Трайнин А. Н. Уголовное право. Часть Общая. М., 1929. С. 488; Фефелов П. А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний // Советское государство и право. 1970г.;
  4. 4.Курс уголовного права. Том 2. Общая часть. Учение о наказании / Под ред.
  5. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002г.;
  6. 5.Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. — 2-е изд., исправленное и доп. — М.: Норма, 2009г.;
  7. 6.Европейская конвенция о неприменимости сроков давности к преступлениям против человечества и военным преступлениям (1974г.); Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества (1968г.).
  8. 7.Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»;
  9. 8.Конституция Кыргызской Республики (от 27.06.2010 года).
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...