Проблемы реализации международных стандартов при применении наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества

В данной научной статье автор рассматривает и анализирует проблемы реализации международных стандартов при применении в Кыргызской Республике наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества

В настоящее время большое значение развитию наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, придается как на международном, так и на государственном уровне. Развитие данной отрасли является приоритетным направлением Национальной стратегии развития уголовно-исполнительной системы Кыргызской Республики на 2012-2016 годы[1].

Проводимая реформа УИС направлена прежде всего на приведение ее в соответствие с международными стандартами, обеспечение законных прав и интересов осужденных в процессе отбывания наказания. В частности, идет развитие наказаний, альтернативных реальному лишению свободы, так как к осужденным, впервые совершившим преступления небольшой и средней тяжести, нецелесообразно применять наказание в виде лишения свободы. Люди, которые совершили гораздо менее значимые проступки перед государством, обществом, чем те, за которые нужно находиться в тюрьме или в местах лишения свободы, должны иметь возможность понести наказание без разрыва их социальных связей и без серьезной ломки и деформации их личности.

На Западе уже в позапрошлое столетие были изучены социальные негативные последствия тюремного заключения с точки зрения перспектив будущей занятости заключенных и снижения их шансов на социальную интеграцию, была также отмечена роль тюрьмы в возникновении коллективной преступности.

Институт реального лишения свободы требует реформирования. Так, через 5 лет человек выходит из исправительного учреждения абсолютно другим – лишенным социальной базы (родные умерли или бросили его, квартиры нет, на работу не берут) и абсолютно дезориентированным, потерявшим все положительные навыки, какие у него были. Он получил прививку тюремной субкультуры и нуждается в реабилитации, причем это должна быть индивидуальная переподготовка. Это должен быть специальный институт в обществе с общежитием, где человека заново учат, как ему жить в обществе [2].

Развитие альтернатив реальному лишению свободы в Кыргызстане актуально прежде всего с точки зрения интересов личности, соблюдения ее прав и свобод, в том числе на справедливое, не унижающее человеческое достоинство наказание.

Это было обусловлено, в частности:

  • необходимостью реализации международных стандартов в сфере уголовного правосудия и обращения с правонарушителями;
  • карательной политикой государства, имеющей тенденцию к расширению применения лишения свободы и росту численности осужденных в исправительных учреждениях;
  • тем, что альтернативы лишению свободы – средство сокращения применения судами лишения свободы и соответственно улучшения положения лиц, осужденных к реальному лишению свободы.

Международные стандарты в сфере применения наказаний, альтернативных лишению свободы, и обращения с осужденными - это наиболее общие правила, единые межгосударственные требования, которые предъявляются к национальному пенитенциарному законодательству и практике применения наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества. Кроме того, они служат надежным ориентиром для развития данной отрасли законодательства.

Большая часть данных стандартов представлена в двух международных нормативных актах - Стандартных минимальных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийских правилах), 1990 г. и Европейских правилах применения общественных (альтернативных) санкций и мер 1992 г. Отдельные вопросы, относящиеся к исполнению наказаний, не связанных с изоляцией от общества, содержатся и в иных международных правовых актах. Эти документы содержат общие принципы применения мер, не связанных с тюремным заключением, включая стадии предварительного следствия, суда и вынесения приговора, а также после вынесения приговора, перечень наказаний, альтернативных лишению свободы, гарантии правового статуса осужденных в период их исполнения, требования к режиму их отбывания и надзору за их исполнением, вопросы участия общественности в исполнении наказаний данных видов, а также требования к персоналу учреждений, занимающихся их исполнением.

В соответствии с Токийскими правилами "система уголовного правосудия должна предусматривать широкий выбор мер, не связанных с тюремным заключением, от досудебных до послесудебных мер". Кроме того, в ст.2.4 особо подчеркивается, что "следует поощрять разработку новых мер, не связанных с тюремным заключением, и внимательно следить за этим процессом, а также систематически оценивать практику их применения" [3].

Так, на основании п.8.2 Токийских правил при назначении наказания в качестве мер, альтернативных тюремному заключению, возможны следующие санкции:

  1. устные санкции, такие как замечание, порицание и предупреждение;
  2. условное освобождение от ответственности;
  3. поражение в гражданских правах;
  4. экономические санкции и денежные наказания, такие как разовые штрафы и поденные штрафы;
  5. конфискация или постановление о лишении права собственности на имущество;
  6. возвращение имущества жертве или постановление о компенсации;
  7. условное наказание или наказание с отсрочкой;
  8. условное освобождение из заключения и судебный надзор;
  9. постановление о выполнении общественно полезных работ;
  10. направление в исправительное учреждение с обязательным ежедневным присутствием;
  11. домашний арест;
  12. любой другой вид обращения, не связанный с тюремным заключением;
  13. какое-либо сочетание перечисленных выше мер.

В соответствии с уголовным законодательством Кыргызской Республики суд, назначая наказание, не связанное с лишением свободы, в качестве основного может назначить денежный штраф, исправительные работы, общественные работы, лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью. Кроме того, суд вправе назначить лишение свободы условно. И хотя условное осуждение не является самостоятельным видом наказания, тем не менее возможность его назначения расширяет перечень послесудебных мер, не связанных с тюремным заключением. При сравнительном анализе мер с системой действующих уголовных наказаний, приведенных в Уголовном кодексе Кыргызской Республики, можно заметить, что отечественному законодательству неизвестны виды наказания, связанные с вынесением устных санкций, замечаний, внушений, порицаний или предупреждений. К санкциям, связанным с поражением в гражданских правах, можно отнести наказание в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, так как осужденный лишается свободы выбора работы и в некоторой степени - права распоряжения своими трудовыми способностями.

Нашим законодательством в отличии от законодательств других стран предусмотрен такой вид наказания как тройной айып, что соответвует п. f ст. 8.2 Токийских правил.

Кроме того, существенным достижением действующей системы наказаний является назначение наказаний в виде ограничения свободы.

Известно, что в подавляющем большинстве санкций статей Особенной части Уголовном Кодексе за преступления небольшой и средней тяжести предусмотрены наказания, альтернативные лишению свободы. Учитывая, что такой богатый перечень наказаний, при назначении наказания суд всегда имеет реальную возможность "широкого выбора" наказаний, не связанных с тюремным заключением. Касательно назначения наказаний в виде общественных работ, видим очень печальную картину. Назначение этого вида наказания крайне редка, ведь, самый максисмум назначения и отбывания её установлен в 2009г., и составляет он всего 40 из всех назначенных [4]. Это значит, что мы с каждым годом идем в нарушение международных правил, который ратифицировал Жогорку Кенеш КР, в частности в нарушение Токийских правил.

Сравнительно невелико и число случаев, когда отечественный уголовный закон предоставляет суду при назначении наказания возможность выбора из двух наказаний, альтернативных лишению свободы.

При этом наиболее часто предоставлена возможность выбора между "штрафом и исправительными работами", "штрафом и общественными работами", "штрафом и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью". Сравнительно редко суды имеют возможность выбора "исправительные работы или общественные работы".

Международными нормативными правовыми актами обращается особое внимание на необходимость привлечения общественности к исправлению осужденного при исполнении наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Так, в п.2.5 Токийских правил говорится, что следует изучать возможности принятия мер к правонарушителям силами общественности и избегать, насколько это возможно, проведения формального разбирательства или суда в соответствии с правовыми гарантиями. Европейские правила также ориентируют на "максимально широкое использование участия организаций и частных лиц, представляющих общество" (п.45). В п.48 определено, что объем участия общественности определяется законом или устанавливается органом, отвечающим за исполнение наказаний и мер.

Следует отметить, что в настоящее время в Кыргызстане практически отсутствуют механизмы воздействия на правонарушителя силами общественности. К мерам общественного воздействия на преступника можно было бы отнести систему "товарищеских судов" с "передачей на поруки", существовавшую в советское время. Однако можно утверждать, что они были утрачены в переходный период, хотя, по нашему мнению, преемственность могла бы быть сохранена и общественные меры воздействия на преступника успешно могли бы применяться и на современном этапе. Кроме того, передача на поруки и применение мер общественного воздействия к некоторым лицам, совершившим преступления небольшой тяжести, может помочь снизить нагрузку на уголовно-исполнительные инспекции. Несмотря на то что подобные механизмы могут оказать эффективное воздействие на преступника, они требуют достаточно высокого уровня нравственных ценностей и правовых представлений лиц, осуществляющих процедуру товарищеского суда, а также лиц, выступающих поручителями правонарушителя, с тем чтобы они могли оказывать действенную помощь в исправлении осужденного и служить для него примером правопослушного поведения.

Международными правовыми актами запрещен принудительный или обязательный труд. Однако в Международном пакте о гражданских и политических правах в п.3 ст.8 содержится разъяснение этого понятия применительно к уголовным наказаниям [5]. Так, не охватывается терминами "принудительный и обязательный труд" какая бы то ни была работа или служба, которую выполняет лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения. В отношении лиц, отбывающих наказание, не связанное с изоляцией от общества, согласно международным стандартам при осуждении к наказаниям, связанным с обязательной трудовой деятельностью осужденного, требуется их согласие. Это указано в п.3.4 Токийских правил, который гласит: "Не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое- либо обязательство на правонарушителя и которые применяются до формального разбирательства или суда или вместо них, требуют согласия правонарушителя". Следует отметить, что в зарубежной практике назначения наказаний нет мер, аналогичных отечественным обязательным работам, суду необходимо согласие осужденного на выполнение этих работ. В противном случае эти наказания связываются с понятием принудительного труда, к тому же при отсутствии согласия значительно повышается вероятность уклонения от отбывания этих наказаний. Действующий порядок назначения общественных работ в Кыргызстане не предусматривает получение согласия осужденного для исполнения назначенных ему обязательных работ. Однако представляется, что введение этого законодательного положения поможет свести к минимуму случаи уклонения от отбывания этого наказания [6].

Международные правовые акты, а в частности Токийские и Европейские правила, особое внимание уделяют последствиям уклонения осужденного от отбывания наказания. Так, в данных документах отмечается, что осужденный должен быть детально информирован относительно оснований замены первоначально назначенного ему наказания и иметь полный доступ ко всем связанным с этим документам. Решение о замене лицу наказания может быть принято только органом, вынесшим первоначальное решение, но не исполняющим приговор. Правила особо подчеркивают, что замена первоначально назначенного наказания на связанное с лишением свободы может быть осуществлена только при отсутствии других подходящих альтернативных мер.

Цель более широкого использования альтернативных видов наказания - снизить количество заключенных, а с уменьшением преступников, сидящих в тюрьмах, снизится потребность в средствах на их содержание, появится возможность обратить внимание на ремонт помещений, улучшение условий содержания заключенных [7].

Зачастую, оказавшись в колонии, люди вместо перевоспитания попадая в преступную среду, проходят своеобразную "школу преступности", продолжает беседу мой собеседник. - Особенно это актуально для подростков. Они, в основном попадая в молодом возрасте за решетку за хулиганство, но еще не сформировавшись, принимают законы преступного мира за настоящие правила и руководства в этой жизни. И воспитать из них законопослушных граждан после отбывания срока бывает почти невозможно.

У альтернативных видов наказания большое будущее. Соблюдается принцип соразмерности наказания - за незначительные преступления должны следовать незначительные наказания. Оступившийся человек, искупая вину, не теряет места работы, учебы и своих социальных связей, да и его содержание обходится государству гораздо дешевле, чем тюремное заключение. Человек может послужить обществу намного продуктивней. Если возможность прибегать к штрафным санкциям может быть ограничена материальным положением виновных, то общественные работы станут подспорьем и для пенитенциарной системы, и для коммунального хозяйства тех населенных пунктов, где отбывают срок заключенные. Вспомните грязные улицы наших городов, вот и появится возможность приводить в порядок газоны, разгребать стихийные свалки, ремонтировать и прокладывать ирригационные системы.

В стране высокий уровень безработицы, и проблема занятости осужденных - довольно острая. С другой стороны, судьям будет трудно преодолеть сложившееся представление о том, что вор должен сидеть в тюрьме, а не подметать улицы. Есть еще довольно серьезная задача: чтобы следить за теми, на кого наложен подобный вид наказания, у нас должна быть создана так называемая служба пробации. В западных странах в нее входят социальные работники и психологи. Эти специалисты пытаются разобраться вместе с осужденным, что толкнуло его на преступление, и, исходя из этого, помогают устроиться в жизни оступившемуся человеку.

Так что, возможно, вхождение в более обширную практику вменения альтернативных мер наказания - дело недалекого будущего, но сможет ли это оказать позитивное воздействие, на которое так рассчитывают специалисты? Не приведут ли такие меры к тому, что, почувствовав безнаказанность, мелкие хулиганы перейдут к более тяжким преступлениям?

Если исходить из международных стандартов, то кыргызстанская нормативная номенклатура альтернатив уголовному преследованию представляется достаточно бедной (даже если не принимать во внимание степень распространенности ее применения). Она, несомненно, нуждается в дальнейшем развитии. Должны появляться новые виды альтернатив уголовному преследованию хорошо известные в сравнительно-правовом аспекте. В этом качестве могут выступать добровольные работы в интересах общества, добровольное прохождение курса лечения от наркомании или алкоголизма (если преступная деятельность связана с этими заболеваниями). Также возможно предупреждение о недопустимости нарушения закона (оно может учитываться при повторном совершении преступления), добровольное трудоустройство и т. д. Впрочем, целью настоящего анализа не является формулирование конкретных законодательных норм, направленных на имплементацию в национальное законодательство конкретных альтернатив уголовному преследованию. Здесь важно другое. Такие меры необходимо раз работать с учетом, разумеется, национальной специфики и в целях максимальной индивидуализации принятия решения об уголовном преследовании (отказе от него).

Кроме того, отмеченная общеинституциональная деформация между полицейской и судебной деятельностью создает дополнительные сложности для применения даже действующих альтернатив уголовному преследованию.

Также очевидно, что применению указанных альтернатив мешает давно устаревшая, но продолжающая действовать почти на всем постсоветском пространстве система оценки качества работы следственных подразделений. Пока существует отчетность этих структур по количеству дел, переданных в суд с актом обвинения, говорить об эффективности полицейской медиации не приходится. Причина этого в том, что на ведомственном, организационном уровне, следствие не заинтересовано в досудебном прекращении уголовных дел [8].

Подлинная гуманизация уголовной политики не может иметь места, если лишение свободы по-прежнему будет рассматриваться едва ли не как синоним уголовного наказания. Реальное лишение свободы на самом деле должно быть не основной, но исключительной мерой наказания, применяемой лишь в тех случаях, когда от него невозможно отказаться по объективным причинам. Такой подход достижим только тогда, когда наряду с лишением свободы в законодательстве будет существовать разветвленная номенклатура наказаний, не связанных с лишением свободы (альтернатив лишению свободы). Но такую номенклатуру недостаточно закрепить в уголовном законе. Для того, чтобы альтернативы лишению свободы применялись в правоприменительной практике, в максимальной степени вытесняя (заменяя) само лишение свободы, когда в последнем нет острой необходимости, требуется создать также на нормативном уровне процессуальные и институциональные (организационные) условия для их применения.

Состояние тюрем в стране в плачевном состоянии, условия пребывания тяжелые, свободных денежных средств, чтобы устранить все недостатки за короткое время, нет. Поэтому вершить правосудие, избегая лишения свободы, остается единственным выходом. Он не только выгоден экономически, но и гуманный. А насчет того, что более мягкие меры наказания могут привести к росту преступлений, то существует мнение специалистов о том, что снижение преступности не всегда связано с увеличением числа заключенных. Поэтому этот вопрос - довольно спорный.

 

Список литературы: 

  1. Национальная стратегия развития уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы Кыргызской Республики на 2012-2016 годы. Утверждена постановлением Правительства Кыргызской Республики от 15 мая 2012 года N
  2. Смирнова И.Н. Методологические, организационные и правовые основы деятельности уголовно-исполнительной системы в сфере исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества. Автореферат диссертации доктора юридических наук. 12.00.11., Псков – 2010г.
  3. Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), 1990 г.
  4. Данные с официального сайта Национального статистического комитета Кыргызской Республики. Раздел преступления. Источник: stat.kg
  5. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. Вступил в силу 23 марта 1976 года.
  6. Лядов Э. В. К вопросу об исполнении наказания в виде обязательных работ // Вестник ФСИН РФ 2008. № 3. С.
  7. Ащеулов.Д. статья «Вместо нар - подмети-ка тротуар» "Слово Кыргызстана", N 89, 06.09.2010 года
  8. Кыргызская Республика: Гуманизация уголовной политики и дальнейшее развитие законодательства. Аналитический обзор. /Проект ЮНОДК «Поддержка реформы пенитнциарной системы в Кыргызской Республике» (KGZ/T90) август 2010г.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...