Интерпретация результатов ОРД в уголовном процессе 

Алгоритмом проблемы называют описание ожидаемого результата, цели решаемой проблемы. В априори, прогнозируемый итог должен быть закодирован непосредственно в центральном вопросе проблемы.

Таким образом, применительно к нашему случаю, желаемый результат должен означать унифицированное использование результатов ОРД для обеспечения норм уголовно-процессуального законодательства. Однако подобная формулировка, пригодна только для обозначения сути проблемы, и совсем не годится для решения конкретно поставленных задач. Иными словами, для формирования «оперативно конструктивной» модели уголовного судопроизводства данный ориентир представляет не очень большую ценность. Для того, чтобы перейти на уровень разработки обозначенных предложений, т.е. алгоритмизации и унификации как раз и предполагается подготовка условий для создания адекватной процедуры как, правовой так и практической, необходимо представить проблемную ситуацию на решаемом уровне, что позволит применить для ее разрешения и конкретизации методы, которые используют в правовой науки.

Методология решения изобретательских задач связана с именем Г.С. Альтшуллера. Указанный ученый, желая превратить процесс изобретения в точную науку, заложил основы теории решения задач, на базе которой были разработаны соответствующие алгоритмы [1], а также алгоритмы решения проблемных ситуаций. В настоящее время теория решения оперативных задач обрела множество последователей и школ: о развитие этой теории написано немало научной литературы [2]. Несмотря на то, что представленная теория задумывалась, как подспорье для решения точно обозначенных проблем, предлагаемые ей методики вполне могут быть использованы для решения более широкого круга творческих задач [3]. Г.В. Кизевич, например, на базе отработанной методики разработал алгоритм инновации. Однако он же заметил, что в отличие от других средств организации и стимулирования творческого процесса теория не претендует на роль универсального решения; ее задача стимулировать инновационные методы, используя законы развития систем, а не только приемы преобразования [4]. Автор обращается к теории с целью выработать решение проблемы уголовно-процессуального использования интерпретированных результатов ОРД, так как одна из программных установок требует поиска не просто лучшего на данный момент решения, а решения оптимального. Для применения методик, разработанных на основе предложенной теории, к проблеме уголовно-процессуального использования результатов ОРД, на наш взгляд, имеются объективные предпосылки. Системность, присущая уголовному процессу и ОРД как индивидуально, так и в совокупности делает проблему, возникающую на пересечении названных видов деятельности, вполне доступной для методологии решения поставленных задач. Устремление на использование элементов обусловлено, кроме прочего, и новизной предлагаемого метода. В связи с этим, автор признает, что обращение к теории, продиктовано эффективностью использования предлагаемых алгоритмов. А лучшего способа понять новую методику, чем попытаться практически применить ее к объекту многолетнего научного интереса, т.е. проблеме уголовно-процессуальной интерпретации результатов ОРД пока нет.

Обратимся к алгоритму решения проблемных ситуаций.

Основным источником, из которого автор брал познавательный материал о нем и о теории, выступает практическое пособие, подготовленное Л. И. Шрагиной «Технология логического познания». В качестве примера обозначим наиболее актуальное проявление проблемы. Таковой, по мнению автора, можно рассматривать классическую модель выявления и расследования преступления, совершенного организованной преступной группой, когда основным источником сведений о преступлении выступает оперативно-розыскная информация. Алгоритм выявления и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, путем добывания, переработки и использования информации, прямо или косвенно указывающей на обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, состоит из оперативно розыскных мероприятий, следственных действий, и правил допустимости значимой информации. В процессе расследования возникает нежелание или невозможность использования оперативно-розыскной информации в качестве доказательств, ввиду несоответствия указанной информации требованиям происхождения. Автор акцентирует внимание на составляющие правил о допустимости, так как указанные правила включают в себя, по меньшей мере, еще два обязательных элемента – 1)законность способа, 2) субъекта получения информации [5]. По нашему мнению, последние требования не являются препятствием для использования результатов ОРД в качестве доказательств. Законность оперативно-розыскного метода производства информации, равно как и легитимность органа, ее производящего, согласуются с конституционными нормами. Согласно указанным нормам, не имеют юридической силы лишь доказательства, полученные с нарушением закона. Таким образом, процесс вовлечения оперативно-розыскной информации в уголовный процесс в качестве доказательств упирается лишь в одно препятствие - требование о предъявлении первоначальных фактических данных. Для того чтобы устранить нежелательный эффект можно и нужно использовать средства его устранения:

1)можно раскрыть источник следователю, а в последствии и суду.

Однако при этом возникает второй нежелательный эффект 2)расшифровка первоисточника, что ставит под угрозу успех дальнейшей оперативно-розыскной деятельности по данному делу и приводит к опасным последствиям для информатора, вплоть до гибели последнего. Можно отказаться от результатов оперативно-розыскных мероприятий. Однако при этом возникает 3)неблагоприятный эффект система лишается источника информации. Достижение цели уголовно процесса по данному делу становится невозможным; принцип неотвратимости ответственности за преступление не реализуется.

Можно изменить правила о допустимости доказательственной информации, исключив из них установку на правило о непременной известности, происхождения информации. Но при этом возникает еще один вопрос - сомнения в достоверности информации.

Из рассмотренных средств устранения нежелательных эффектов откажемся от расшифровки первоисточника. Это обусловлено общей направленностью работы. Хотя практика зачастую обращается именно к этому средству. Таким образом, нам остается решить две задачи.

Оперативные сотрудники рекомендуют начинать поиск решения с той, задачи, что требует изменения меньшего числа элементов, входящих в систему. Таковой, на первый взгляд, представляется задача с раскрытием первоисточника, поскольку, решить ее можно, практически не изменяя существующих правил оперирования оперативно-розыскной информацией. Главное, получить согласие конфидента. Правда, здесь возникает вопрос: а достаточно ли возможностей у правоохранительных органов, и в состоянии ли они выполнить взятые на себя обязательства.

Предполагается, что не всегда [6]. Тем не менее, данный вариант решения задачи сегодня активно изучается [7]. Следовательно, нам достается третий вариант задачи, где средством устранения нежелательного эффекта обозначен отказ от первоначального подхода к оценке информации, в частности, к результатам ОРД. Прежде чем начать поиск вариантов решения указанной проблемы, обозначим ее схематично, избегая специальной терминологии, поскольку решаемая проблема переполнена стереотипной инерцией мышления. Задача имеет строго обозначенный алгоритм:

1)Расследование преступлений и привлечение к ответственности виновных.

2)принцип действия достоверной информации о преступлении по правилам, установленным уголовно-процессуальным и оперативно- розыскным законом. 3)невозможность использования оперативно- розыскной информации в качестве доказательств по уголовному делу (недопустимость расшифровки первоисточника). Если отменить правило об обязательном указании первоисточника оперативно-розыскной информации, то такая информация может быть легко использована в качестве доказательств, но появятся сомнения в достоверности этой информации. Таким образом, будет информация, но не будет достоверности. Если правила о допустимости доказательств не изменять, то появиться уверенность в достоверности оперативно-розыскной информации, но будет отсутствовать сама эта информация. Таким образом, будет достоверность, но не будет информации.

Обозначение алгоритма вопроса заключается в поиске такого элемента, который, сохраняя способность средств устранения помехи не создавал бы эффект не решаемой задачи. Инновационная задача применительно к нашей ситуации выглядит следующим образом: Не отменяя правил об указании первоисточника информации, чтобы не создавать сомнений в достоверности, допустить использование результатов ОРД в качестве доказательств. Следующий этап это определение оперативной зоны, где происходит конфликт. В состав оперативной зоны обязательно должны войти объект, который подвергается нежелательному воздействию, и объект, который воздействует. На первый взгляд, может показаться, что оперативной зоной конфликта является практика информационного взаимодействия.

Это действительно так, однако, корни конфликта кроются не только в сфере практической. Там, по нашему мнению, конфликт проявляет себя в меньшей степени. Поэтому оперативной зоной конфликта в широком смысле следует считать не только практику борьбы с организованной преступностью, но и теорию уголовного процесса с ее стереотипным восприятием оперативной информации. Именно от теории зависят законодательные перемены и, как следствие, изменения в практической сфере. Однако для принятия решения о расшифровки первоисточника информации, проблемная ситуации требующая такого решения в зоне конфликта оперативных интересов вряд ли окажется полезной. Поэтому необходимо определить зону локализации обострения конфликта. Эта зона, по нашим оценкам, не должна целиком совпадать со стадией предварительного расследования. Вопросы начинаются в точке применения правил о допустимости доказательств.

Следовательно, суть конфликта, это оперативная зона, в содержании правил о допустимости оперативно-розыскной информации.

Содержание правил о допустимости оперативно-розыскной информации во время производства расследования должно обеспечивать использование ее в качестве доказательств, сохраняя при этом все необходимые атрибуты этой информации, т.е. сокрытие первоисточника ее получения. В содержании правил уголовно- процессуального использования результатов ОРД, в частности, в качестве доказательств, должны появиться положения, которые позволят выполнить требования допустимости доказательств, не соблюдая при этом требования о необходимости предъявления первоисточника. Таким образом, первоисточник оперативно-розыскной информации должен быть известным, оставаясь при этом неизвестным. Система уголовно- процессуального использования результатов ОРД в качестве доказательств должна содержать положения, позволяющие устанавливать достоверность оперативно-розыскной информации, не прибегая к первоначальному источнику, и таким образом, использовать результаты ОРД непосредственно в качестве доказательств по уголовному делу, не настаивая на обнародовании их происхождения.

Предложенные положения должны обеспечивать достоверность оперативно-розыскной информации, но не допускать разглашения государственной и служебной тайны, защищать источник информации.

Для этого они должны быть и оперативно-розыскными и уголовно- процессуальными одновременно. Необходимо проанализировать состав системы и выявить имеются ли в ней элементы и условия, обеспечивающие конфиденциальность и защиту источника информации в оперативном процессе. Представляется, что таким элементом является сама оперативно-розыскная деятельность. Названной технологии, на наш взгляд, под силу производить достоверный информационный продукт. Поскольку ОРД является обязательным элементом системы, противостоящей организованной преступности, то и правила о допустимости оперативно-розыскной информации должны быть внутрисистемными. Общие же положения о допустимости, формулировались как принципы контроля информации, поступающей из-за пределов системы. Внутрисистемные правила допустимости должны быть иными. При этом сохраняя все атрибутивные свойства допустимости: источник, способ, субъект. Для этого необходимо переоценить содержание каждого из элементов. Кроме того, можно доверить тест на допустимость всем участникам, движущим процесс, а не только, например, следователю. Исходя из этого, можно рекомендовать применение правил о допустимости результатов ОРД в уголовный процесс не на начальном этапе вхождения оперативно- розыскной информации в ход расследования, а на последней стадии изготовления информационного продукта под названием результат ОРД. Иными словами, правила о допустимости результатов ОРД должны быть соблюдены уже в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий. А это возможно лишь в случае принятия идеи, что ОРД это технология по производству достоверного информационного продукта. При подобном подходе проверка источника оперативно- розыскной информации может быть заменена диалогом следователя и оперативного работника. Сказанное вовсе не означает, что результаты ОРД должны восприниматься следователем на веру. Речь идет о том, что они не должны «игнорироваться» лишь по одним формальным соображением без мотивации и оцениваться должны исходя из внутреннего убеждения и опыта следователя. Таким образом, совершенствование структуры системы оперативной работы в нашем случае предполагает, наряду с технологической модернизацией указанной деятельности, проведение комплекса мероприятий по изменению стереотипного восприятия ОРД и ее результатов. Новому подходу должно предшествовать концептуальное переосмысление идеи уголовно-процессуального использования результатов ОРД. Для ускорения и унификации этого процесса автор предлагает свой вариант теории концепции, - «уголовно-процессуальную интерпретацию результатов ОРД».

 

Использованные источники:

  1. Альтшулер Г.С. Творчество как точная наука. - Новосибирск,
  2. Петрович П.Т., Цуриков В.М. Путь к изобретению. - М., 1986; Саламатов Ю.П.. - М.,
  3. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно ввести аббревиатуру «ТРИЗ» в строку поиска.
  4. Кизевич Г.В. Принципы выживания, или теория творчества на каждый день. - М., 2000. - С. 124,
  5. Лупинская П.А. // Российская юстиция. - / Под ред. В.А. Власихина. - М., 2000. - С. 168-206.
  6. Поляков М.П., Попов Н.М. Проблемы защиты лиц, содействующих правосудию: оперативно-розыскной и нравственный аспекты // Законные интересы граждан и правовые средства их защиты в России. / Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. - Н. Новгород, 1997. - С. 88-93.
  7. См.: Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. - М., 1999; Щерба С.П.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...