О формах реализации конституционных норм

Действие Конституции Республики Казахстан проявляется в различных формах претворения в жизнь ее принципов, норм и иных установлений - политических, идеологических, правовых, организационных, социально-психологических и иных формах. При этом реализация конституционных норм является одной из основных форм действия Конституции как Основного закона государства. По сути своей, эта форма, непосредственно связанная с собственно юридическим механизмом действия конституционных установлений и составляющая его важнейшую структурную часть.

При этом процесс действия конституционного законодательства в реальной практике характеризуется комплексным единством: все формы его функционирования (правовые и неправовые) связаны воедино и оказывают влияние друг на друга. Поэтому выделение собственно юридического механизма действия конституционного законодательства в известной мере условно, т.к. диктуется задачами более глубокого проникновения в его сложную структуру, поиска форм эффективного обеспечения Конституции в деятельности органов государства, институтов гражданского общества, политических партий, граждан и иных субъектов конституционного права.

В этой связи представляется важным анализ форм реализации конституционных норм в виде особого механизма, т.е. совокупности форм и средств, обеспечивающих перевод конституционных предписаний в поведение субъектов правовых отношений [1, с.59-60]. Такой анализ позволяет рассмотреть реализацию конституционных норм не только как конечный результат правового регулирования, но и как процесс, юридическую значимую деятельность, которая имеет конкретные формы, способы, средства и стадии осуществления.

В общей теории права правореализация связывается с конкретными видами правомерного поведения, правомерной деятельности, т.е. не выходящих за рамки дозволенных законом действий субъектов правовых отношений: «реализовать правовую норму – значит воплотить в жизнь ее предписания, выраженную в ней волю законодателя, создать нужную модель поведения» [2, с.115].

На наш взгляд, такое определение правореализации неполно раскрывает характер реализации конституционных норм. Ведь в условиях формирования демократической государственности в Казахстане особое значение имеет социально- правовая активность личности в правовой сфере общества, в том числе и в области реализации конституционных норм. Поэтому реализация правовых норм, и особенно принципов, идей и норм Основного закона, которые определяют весь уклад государственно-правовой и социально-политической жизни общества, не может быть сведена лишь к правомерному поведению, а требует более высокой его формы – социально-правовой активности субъектов правовых отношений.

В правовой литературе в качестве основных элементов механизма правореализации выделяются различные формы осуществления правовых норм. В этой связи принято различать формы реализации правовых норм в зависимости от характера совершаемых субъектами действий правовых норм, направленных на достижение того или иного результата: соблюдение, исполнение, использование и применение [2, с.115- 116].

Реализация конституционных норм также происходит в указанных формах, и здесь, видимо, нет специфики по сравнению с отраслевой правореализацией. Более того, современный уровень разработанности общих проблем реализации права требует четкого различения специфических форм правовой деятельности, наполненных конкретным содержанием и имеющих определенное назначение. И такими формами являются не только соблюдение конституционно-правовых норм, рассчитанное на реализацию главным образом запрещающих норм, которых в конституционном законодательстве не так уж много, но и исполнение, посредством которого происходит реализация обязывающих норм, и использование – как форма реализации управомочивающих конституционных норм.

На практике реализация конституционных норм, конечно, не сводится к одной из вышеперечисленных форм. Чаще всего наблюдается их тесное взаимодействие. Однако, это не означает, что каждая из форм правореализации не имеет самостоятельного значения. Напротив, их различение позволяет развернуть содержание каждой из них, определить ее характер, круг субъектов, на которых данная норма распространяет свое действие, а также обеспечительные средства надлежащей юридической деятельности субъектов конституционно-правовых отношений.

Необходимо отметить, что в силу того, что конституционные нормы разнообразны по своему содержанию, функциональному назначению, регулирующим свойствам, их реализация отличается известной сложностью и разнообразием форм. Конечно, вполне понятно, что конституционные принципы реализуются иначе, чем программно-целевые установления или собственно конституционные нормы. Такие различия выражаются не только в формах их осуществления, но и в способах воздействия конституционных установлений на фактическую деятельность (поведение) субъектов процесса правореализации [3, с.30-32].

Преобладающее большинство конституционных принципов реализуется в форме исполнения, т.к. их содержание, характер предписаний, обращенных к субъектам конституционных правоотношений, возлагают на них определенные юридические обязанности: своими активными действиями претворять в жизнь конституционные установления, руководствоваться ими при принятии конкретных решений. При этом особенно важно строгое и полное исполнение конституционных норм-принципов в процессе осуществления государственно-властной деятельности, т.к. они служат эталоном правомерности и законности государственных органов и должностных лиц. Поэтому необходимо отметить, что конституционные принципы, несмотря на их высокообобщающий, общеправовой характер, могут непосредственно применяться в процессе решения конкретных вопросов, при возникновении конфликтных ситуаций с тем, чтобы обеспечить реальное воплощение той или иной отраслевой правовой формы в фактических действиях субъектов права в строгом соответствии с предписаниями конституционных принципов.

Таким образом, на практике персонифицированный характер применения конституционных предписаний и установлений служит основанием необходимости следовать положениям Основного закона, в том числе и при оценке конкретных обстоятельств дела. Иными словами, оценочные суждения правоприменительных и иных государственных органов должны соответствовать важнейшим политико- правовым устоям жизнедеятельности общества и государства, руководящим началам действующего права, закрепленным в конституционных принципах и Концепции правовой политики страны.

Что касается конституционных программно-целевых установлений, то они реализуются как в сфере законодательства, так и в области правоприменения. Правотворческие органы при принятии новых нормативных правовых актов должны основываться на программно-целевых установлениях Конституции Республики Казахстан, закрепивших важнейшие задачи и цели утверждения демократической, правовой, социальной и светской государственности в нашей стране. Формой реализации конституционных программно-целевых установлений главным образом выступает исполнение.

Большинство собственно конституционных норм имеет прямую реализацию в формах использования (конституционные права и свободы человека и гражданина, компетенционные нормы органов государства), исполнения (конституционные обязанности человека и гражданина) и соблюдения (п.1 ст.12, п.2 ст.17, п.3 ст.18, п.3 ст.20, п.2 ст.23 Конституции и др.). Необходимо отметить, что на практике названные формы реализации конституционных норм взаимодействуют, переплетаются, нередко сливаются воедино (например, при реализации компетенционных норм), гармонично вписываясь в действие других компонентов механизма реализации.

Что касается применения конституционных норм, то оно имеет особую специфику, которая обусловлена ведущим положением конституционного законодательства в системе действующего права страны, что сообщает конституционным предписаниям важнейшую роль – служить критерием законности всех действий государственных органов: правотворческих, правоприменительных, правоохранительных. Правоприменение занимает довольно большой удельный вес в реализации конституционных норм, что вызвано государственно-властным характером правовых отношений, возникающих при осуществлении ряда норм Основного закона. Сюда можно отнести отношения по поводу организации и деятельности органов государства и реализации их компетенции, конституционные нормы о государственных символах Республики Казахстан и др. Как видно, правоприменение выступает как форма реализации конституционных норм, совершаемая государственными органами.

При этом содержание правоприменительных действий во многом определяется положением соответствующего органа в структуре государственной системы.

Поскольку правоприменение выступает способом организации выполнения конституционных предписаний, одним из его проявлений служит индивидуальное (казуальное) регулирование. Данная форма реализации конституционных норм имеет не столь широкое распространение, как при действии механизма отраслевого правового регулирования. Данный вывод основывается на том, что большинство конституционных норм не требует для своей реализации подкрепления действием индивидуально-конкретного акта, вынесенного компетентными государственными органами. Однако, в издании подобного рода актов нуждается осуществление некоторых конституционных прав и свобод, а также исполнение конституционных обязанностей.

Индивидуальное казуальное регулирование является необходимым элементом правоприменения во всех случаях, когда субъективные права и обязанности не могут возникнуть без властной деятельности компетентных органов, либо в случаях нарушения субъективного права, когда гражданин вынужден обратиться за восстановлением этого права к соответствующему административному или правоохранительному органу. Но само издание государственным органом индивидуально-конкретного акта относится в данном случае к области действия отраслевого правового механизма.

Действие ряда конституционных норм связано со своеобразными юридическими гарантиями, которые используются при применении этих норм. В качестве таких гарантий выступают, во-первых, конкретизация конституционных установлений в специальных правовых актах с целью придания определенной направленности действиям субъектов права. Потребность в таких правообеспечительных актах возникает чаще всего в сфере осуществления организационно-исполнительной управленческой деятельности. Во-вторых, - индивидуальные правоприменительные акты, издаваемые в порядке контроля за деятельностью субъектов конституционно- правовых отношений, а также при реализации конституционно-правовых санкций. Этих актов требует, например, реализация норм п.7 ст.70 Конституции Республики Казахстан, предусматривающих, что Президент Республики вправе по собственной инициативе принять решение о прекращении полномочий Правительства и освободить от должности любого его члена. Такое решение главы государства должно быть оформлено в виде указа, имеющего обязательную силу на всей территории Республики (п.1 ст.45 Конституции Республики Казахстан).

В-третьих, - правовые акты, устанавливающие специальные процессуальные формы для осуществления определенных конституционных норм. Возможность, а в ряде случаев необходимость, принятия подобных индивидуально-конкретных актов предусматривается чаще всего не в тексте Конституции Республики, а в нормах конституционных законов. Например, в главе III «Законодательный процесс в Парламенте Республики» Конституционного закона «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» и в регламентах Парламента, Сената и Мажилиса детально регулируется осуществление законодательного процесса в высшем представительном органе страны. Конкретные процессуально-юридические формы предусмотрены Конституционным законом «О Правительстве Республики Казахстан», в котором подробно регламентируются организационные формы деятельности Правительства, Премьер-министра, заместителей Премьер-министра и иных членов Правительства Республики.

Значение вышеуказанных видов конкретно-применительных правовых актов является особенно важным, если они предусматривают четкие формы и пределы осуществления государственными органами, должностными лицами возложенных на них полномочий, служат гарантией законности и эффективности использования предоставленной им компетенции.

Особенность индивидуально-правового регулирования, осуществляемого при применении норм конституционного законодательства, состоит в том, что правоприменитель всегда является субъектом регулируемого конституционного правоотношения, одной из его сторон, в то время как при отраслевом правовом регулировании правоприменитель не во всех случаях выступает участником исполнения конкретного акта. Указанная специфика обусловлена важностью организационно-правовой деятельности государственных органов по реализации норм Основного закона, и особенно конституционных прав, свобод человека и гражданина.

При этом правоприменитель, наделенный государственно-властными полномочиями, не только принимает конкретно-индивидуальный акт, обеспечивающий реализацию данной конституционной нормы, но и путем непосредственного участия в его исполнении доводит реализацию этой нормы до стадии полной завершенности.

Важной сферой применения предписаний конституционного законодательства служит правоохранительная деятельность государственных органов, которые в процессе осуществления возложенных на них полномочий принимают специальные правоохранительные акты при возникновении конфликтной ситуации. Такие правовые акты, принимаемые органами прокуратуры в порядке конституционного надзора, имеют целью: а) обеспечить подчинение всех субъектов предписаниям конкретной конституционной нормы, устранить препятствия в ее реализации; б) применить санкции за неисполнение обязанностей или злоупотребление предоставленными полномочиями, использование их во вред другим гражданам, обществу, государству; в) восстановить нарушенное право; г) предупредить совершение правонарушения, нейтрализовать действие факторов, отрицательно влияющих на реализацию конституционных норм.

Общим назначением всех правоохранительных актов является защита конституционных прав и свобод человека и гражданина, достижение соответствия деятельности государственных органов, политических партий, общественных объединений, граждан и иных субъектов конституционно-правовых отношений предписаниям Основного закона, обеспечение строгого соблюдения конституционной законности.

Среди форм правоохранительной деятельности специфически конституционного характера важное место занимает конституционный контроль, осуществляемый Конституционным советом Республики Казахстан.

Как видно, реализация норм конституционного права является многоаспектной проблемой. В ее изучении важное место занимает анализ не только форм реализации правовых норм, но и их воздействия на психологию, сознание людей, т.к. психологический аспект конституционно-правового поведения выступает соединительным звеном между предписаниями норм Основного закона государства и реальными действиями субъектов в конституционно-правовой сфере. Все это говорит о важности научной проблематики поведенческого аспекта реализации конституционных норм, изучении специфических условий процесса правовых норм в поведении субъектов, к которым они обращены.

Наиболее результативным из них является обеспечение добровольной реализации правовых предписаний, достигаемое следующими способами: а) установлением соответствия воли, выраженной в правовых установлениях, по воле субъектов, призванных проводить эти установления в жизнь; б) определением разумной пропорции форм, в которые облекаются правовые предписания (запреты, дозволения, обязанности); в) выбором средств психологического воздействия на субъектов (стимулирующих и принудительных), обусловливающих реализацию норм права в соответствии с их содержанием и назначением, которое они призваны выполнять в соответствующих условиях развития правовой системы. Причем главное внимание обращается на первый способ обеспечения добровольной реализации правовых предписаний, который таит в себе возможности самообеспечения действия правовых предписаний.

Таким образом, эффективность механизма реализации конституционных принципов, норм и иных предписаний зависит от совокупного действия многих факторов и условий, в том числе от социальных предпосылок, нормативных, идеологических, организационных и иных гарантий, которые, взаимно подкрепляя друг друга, обеспечивают общую целенаправленность процесса реализации Конституции и конституционного законодательства и его максимальную результативность.

 

Список использованной литературы:

  1. Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М.: ЮНИТИ- ДАНА, – 687 с.
  2. Ибраева А.С. Теория государства и права: Учебн. пособие. 2-е изд. с доп. и изм. – Алматы: Жеті жарғы, 2006. – 424 с.
  3. Баймаханов М.Т. К вопросу о роли текущего законодательства в обеспечении реализации Конституции // Теоретические вопросы реализации Советской Конституции. – М., 1982. - С.30-32.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...