Проблемы исследования политического дискурса в когнитивной лингвистике

В статье рассматриваются проблемы исследования политического дискурса в когнитивной лингвистике. Основная задача лингвистического анализа политического дискурса (Political Linguistic Discourse Analysis) – вскрыть механизм сложных взаимоотношений между языком, властью и обществом. Изучение политической лингвистики помогает лучше разбираться в происходящих в современном мире политических процессах, а также видеть подлинный смысл выступлений политических лидеров и используемые ими способы манипуляции общественным сознанием.

Отметим, что политический дискурс относится к особому типу общения, для которого характерна высокая степень манипулирования сознанием людей, и поэтому выявление механизмов политической коммуникации представляется значимым для определения характеристик языка как средства воздействия. Таким образом, методы исследования политического дискурса направлены на выявление содержательной связи между политикой и языком.

Как известно, политический дискурс – это явление, с которым все сталкиваются ежедневно. Борьба за власть является основной темой и движущим мотивом этой сферы общения. Чем более открыта и демократична жизнь общества, тем больше внимания уделяется языку политики. Политическим дискурсом интересуются как профессиональные политики, журналисты и политологи, так и самые широкие массы граждан. Интерес к изучению политического дискурса привел к появлению нового направления в языкознании – политической лингвистики (political linguistics). Эта наука возникла на пересечении лингвистики с политологией и занимается изучением политической сферы коммуникации, рассмотрением средств и способов борьбы за политическую власть в процессе коммуникативного воздействия на политическое сознание общества, в частности она занимается исследованием политического дискурса. Основная задача лингвистического анализа политического дискурса (Political Linguistic Discourse Analysis) вскрыть механизм сложных взаимоотношений между языком, властью и обществом. Изучение политической лингвистики помогает лучше разбираться в происходящих в современном мире политических процессах, а также видеть подлинный смысл выступлений политических лидеров и используемые ими способы манипуляции общественным сознанием [1].

Отметим, что политический дискурс относится к особому типу общения, для которого характерна высокая степень манипулирования сознанием людей, и поэтому выявление механизмов политической коммуникации представляется значимым для определения характеристик языка как средства воздействия. В этом смысле важность изучения политического дискурса продиктована необходимостью поиска для политиков оптимальных путей речевого воздействия на аудиторию, с одной стороны, и необходимостью понимания аудиторией истинных интенций и скрытых приемов языкового манипулирования, с другой стороны.

Уже сама речь, как показал Э.Косериу [2, 24], «политически нагруженна», поскольку является знаком солидарности с другими членами общества, употребляющими тот же язык. Иногда даже говорят, что язык – как посредующее звено между мыслью и действием – всегда был «важнейшим фактором для установления политического подавления, экономической и социальной дискриминации» [3].

Политический язык [4] отличается от обычного тем, что в нем:

  • «политическая лексика» терминологична, а обычные, не чисто «политические» языковые знаки употребляются не всегда так же, как в обычном языке;
  • специфичная структура дискурса – результат иногда очень своеобразных речевых приемов,
  • специфична и реализация дискурса – звуковое или письменное его оформление. [5] .

Политический дискурс по существу является выражением всего комплекса взаимоотношений между человеком и обществом, и, таким образом, это явление по сути своей функционально направлено на формирование у реципиентов некоторого фрагмента мировосприятия или картины мира. Используя политический дискурс в качестве пробного камня, можно понять, как в разных языковых коллективах моделируются культурные ценности, как пропагандируется социальный порядок, какие элементы языковой картины мира остаются за пределами сознательных речевых стратегий говорящих, как формируется концептуальная картина мира, присущая каждому языковому коллективу [5, 26].

В политическом тексте содержится как экстралингвистическая информация (картина мира), так и знаковая информация (картина мира, представленная через знак, номинацию) [6, 49].

Политический дискурс обладает не только смыслом (соотнесен с реальностью), но и сущностной «привязкой» (соотнесен субъектно с определенной группой или группами людей). Различные субъекты общения по-разному отражаются в дискурсе: коммуникативные формы порождают свое содержание [6, 50].

В целом общественное предназначение политического дискурса состоит в том, чтобы внушить адресатам – гражданам сообщества – необходимость политически правильных действий и/или оценок. Иначе говоря, цель политического дискурса – не описать, а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию. Поэтому эффективность политического дискурса можно определить относительно этой цели.

Понимание политического дискурса предполагает знание фона, ожиданий автора и аудитории, скрытых мотивов, сюжетных схем и излюбленных логических переходов, бытующих в конкретную эпоху. Таким образом, мы сосредотачиваемся на когнитивном анализе политического дискурса, мотивируясь, прежде всего, тем, что в нём наиболее наглядно актуализируется и отражается общественное сознание. То есть, политический дискурс является непосредственно связанным с ценностными ориентациями в обществе. А ценностные категории часто рассматриваются как семантические и когнитивные конструкты. Помимо этого, проблема нашего исследования когнитивных аспектов политического дискурса является одной из проблем когнитивной лингвистики, когнитивной теории языка, коммуникативной прагматики и теории дискурса. Исследователю коммуникации в любом случае необходимо знать, насколько говорящие и слушающие понимают друг друга правильно или нет; направленность на понимание есть фундаментальное условие человеческого общения. При этом успешное понимание осуществляется не только тогда, когда люди пытаются понять значение слов и словосочетаний в высказывании, но и, прежде всего тогда, когда они сосредоточены на интенции собеседника, на том, что он хочет выразить, какое речевое действие производит.

Решение проблемы коммуникации осуществляется на основе анализа дискурса и таким образом позволяет исследователю приоткрыть завесу над её когнитивными аспектами, а именно над эксплицитными и имплицитными интенциями, содержащимися в самом дискурсе говорящего и пишущего. Исследование и описание политического дискурса в современной научной литературе носит по большому счёту произвольно индивидуальный и условный характер. Многое зависит от того, как к его рассмотрению подходит тот или иной специалист. Но, в любом случае, на наш взгляд, следует оговорить, какие методы исследования стоит применять для того, чтобы наглядно проследить содержание политического дискурса и выявить основные когнитивные аспекты, заключающиеся в его внутренней структуре.

Многие ученые признают, что убеждающая функция является основной функцией политического дискурса. Как справедливо отмечает П.Б. Паршин, “для политического текста речевое воздействие является основной целью коммуникации, на достижение которой ориентируется выбор лингвистических средств” [7].

Внимание и интерес к изучению политических текстов можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, внутренними потребностями лингвистической теории, которая в разные периоды истории обращалась к реальным сферам функционирования языковой системы, к речи. Во-вторых, политологическими проблемами изучения политического мышления, его связи с политическим поведением; необходимостью построения предсказывающих моделей в политологии, а также необходимостью разработки методов анализа политических текстов и текстов СМИ. В-третьих, социальным заказом – попытками освободить политическую коммуникацию от манипуляций общественным сознанием [8, 245]. В лингвистической литературе существует широкое и узкое понимание политического дискурса.

К ученым, придерживающимся широкого определения политического дискурса, относится Е.И. Шейгал, которая под политическим дискурсом понимает ”любые речевые образования, содержание которых относится к сфере политики” [5, 23]; а также А.Н. Баранов, у которого политический дискурс – это “совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников политического дискурса как таковых или формирующих конкретную тематику политической коммуникации” [8, 246]. Широкое понимание “политического языка” как языка, используемого в публичной сфере, учитывает растущую власть СМИ, развитие новых коммуникационных технологий, расширение процессов глобализации и процесс коммерциализации политической коммуникации. Так, Е.И. Шейгал анализируя структуру политического дискурса, выявляет его пересечения с другими видами дискурсов: юридическим, научным, дискурсом СМИ и т.д. Она определяет следующие признаки политического дискурса – институциональность, информативность, смысловую неопределенность, авторитарность [5].

Узкого определения политического дискурса придерживается, в частности, голландский лингвист Т. ван Дейк [9]. Он считает, что политический дискурс – это класс жанров, ограниченный социальной сферой, а именно политикой. Правительственные обсуждения, парламентские дебаты, партийные программы, речи политиков – это те жанры, которые принадлежат сфере политики. Политический дискурс – это дискурс политиков. Ограничивая политический дискурс профессиональными рамками, деятельностью политиков, ученый отмечает, что политический дискурс в то же время является формой институционального дискурса. Это означает, что дискурсами политиков считаются те дискурсы, которые производятся в такой институциональной окружающей обстановке, как заседание правительства, сессия парламента, съезд политической партии. Таким образом, дискурс является политическим, когда он сопровождает политический акт в политической обстановке [9].

Следует уточнить, что специалисты разграничивают следующие разновидности политического дискурса:

  • институциональный политический дискурс, в рамках которого используются только тексты, непосредственно созданные политиками и использованные в политической коммуникации (парламентские стенограммы, политические документы, публичные выступления и интервью политических лидеров и др.);
  • масс-медийный (медийный) политический дискурс, в рамках которого используются тексты, созданные журналистами и распространяемые посредством прессы, телевидения, радио, интернета;
  • официально-деловой политический дискурс, связанный с аппаратной коммуникацией, в рамках которой создаются тексты, предназначенные для сотрудников государственного аппарата;
  • тексты, созданные "рядовыми гражданами", которые, не являясь профессиональными политиками или эпизодически участвуют в политической коммуникации. Это могут быть разного рода письма и обращения, адресованные политикам или государственным учреждениям, письма в СМИ и др.;
  • "политические детективы""политическая поэзия" и тексты весьма распространенных в последние годы политических мемуаров;
  • посвященные политике тексты научной коммуникации.

Границы между данными разновидностями политического дискурса не вполне отчетливы, нередко приходится наблюдать их взаимное пересечение.

В политической лингвистике существует также классификация источников изучения политической коммуникации, основанная на разграничении устной и письменной речи. К числу устных источников относятся, в частности, материалы парламентских дебатов, выступления политических лидеров на встречах с избирателями, митингах, официальных церемониях и др. Письменные источники – это программы политических партий и движений, листовки, лозунги, послания президента парламенту, выступления политиков в прессе и др. Различаются также материалы непосредственного диалога и материалы, предназначенные для трансляции при посредстве СМИ.

К методам исследования политического дискурса можно отнести критический анализ политического дискурса и дескриптивный анализ политического дискурса. Критический анализ политического дискурса направлен на изучение способов, с помощью которых политическая власть осуществляет свое господство в обществе. Материалом для критического дискурсанализа, как правило, становятся политические тексты, создаваемые в ситуации социального риска и отражающие неравенство коммуникантов. Определение "критический" используется в подобных исследованиях для того, чтобы подчеркнуть обычно скрытые для неспециалистов связи между языком, политикой и идеологией. Детальное изучение текстов помогает выявить воздействие политического дискурса на восприятие информации [10].

Помимо внутриполитических проблем (гендерное, этническое, социальное неравенство) объектом критического исследования становятся международные отношения. Лингвисты критического направления уделяют много внимания исследованию "неравенства между государствами", которые являются членами международных организаций.

В отличие от критического дискурс-анализа, при дескриптивном подходе превалирует стремление описать и объяснить феномены политического дискурса, избегая при этом собственной (особенно связанной с политическими убеждениями субъекта исследования) идеологической оценки, что, конечно, вызвано не отсутствием гражданской позиции, а представлениями о критериях научной объективности исследования. В зарубежной политической лингвистике существует множество вариантов дескриптивного анализа политического дискурса. Эти варианты представляют собой набор методик и подходов, пересекающихся по многим параметрам.

Таким образом, методы исследования политического дискурса направлены на выявление содержательной связи между политикой и языком. Многообразие аспектов исследования политической коммуникации отражает тот интерес, который проявляется к политическому дискурсу, и то многообразие материала, направлений анализа и позиций, которые характерны для современной политической лингвистики.

 

Литература

  1. Чудинов А.П. Политическая лингвистика. –М., 2006.
  2. Coseriu E. 1987 – Lenguaje y política // M. Alvar ed. El lenguaje político. – Madrid: Fundación Friedrich Ebert, Instituto de Cooperación Iberoamericana, 1987. P.9-31.
  3. Miles L. 1995 – Preface // C. Schäffner, A.L. Wenden eds. Language and peace. – Aldershot etc.: Dartmouth, 1995. P.ix-x.
  4. Ухванова-Шмыгова И.Ф. Дискурс-анализ в контексте современных исследований: Сб. науч. трудов «Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов». – Белгосуниверситет. – Вып. 3. – Минск, 2002. – С. 6-28.
  5. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса . –Волгоград, 2000.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...