Способы создания образов героев в романе У. Теккерея «Ярмарка тщеславия»

Аннотаиця. В своём романе «без героя» У. Теккерей создал художественные реалистические образы современников. Согласно представлениям писателя характер героя социально и психологически обусловлен средой и условиями его жизни.

На становление творческого метода английского писателя-романиста Х1Х века У. Теккерея большое влияние оказало сотрудничество с популярными в 1830-1860-е годы журналами «Frazer’s Magazine», «New Monthly Magazine», «Punch'e», «Cornhill Magazine», «Household Words» и «All the Year Round» и др. Теккерей начал свою литературный путь как репортер-очеркист, писал о политике, театре, нравах, литературе рецензии, пародии, сатирические и путевые очерки, нередко сопровождая их своими комическими рисунками. В условиях литературных и политический прений, диспутов формировалось литературное кредо писателя, который успешно осваивал как традиции старого, просветительского реализма, так и новаторство романтического метода, и сложные формы и средства отображения мира с позиций критического реализма. Характерной особенностью его творчества становится историзм мышления, то есть стремление понять объективное движение истории, а также объективность, сознательное стремление к исследованию окружающей действительности.

Согласно эстетическим представлениям Теккерея о художнике и его назначении, характер героя социально и психологически обусловлен средой и условиями его жизни. Поэтому его герои подчеркнуто заземлены, в них нет ничего загадочного, рокового и таинственного, что являлось прерогативой предшествующих ему романистов. Теккерей, как и Диккенс, выступал за реалистическую литературу и успешно боролся с «фальшивыми характерами и фальшивой моралью», развенчивал псевдогероическое и ложноромантическое в обычной прозаической жизни. В этом отношении показательна «The Book of Snobs» о политической и частной жизни в Англии. Теккерей дал новую интерпретацию слова «сноб». До него оно означало «сапожный подмастерье», затем стало жаргонным словом, означающим невоспитанного человека; в Кембридже студенты так называли кембриджского жителя, не являющегося студентом, этим словом обозначали бедного студента, не принадлежавшего к студенческой элите, т. е. выходцам из богатых семей. Эту книгу, где Теккерей попробовал свои силы в создании художественных реалистических образов своих современников, можно считать подступом к роману «без героя» «Ярмарка тщеславия».

В первом издании «Ярмарки тщеславия», печатавшемся с января 1847 года по июль 1848 в девятнадцати желтых ежемесячных выпусках, на обложке помещался рисунок Теккерея, изображающий шута на бочке перед группой таких же шутов-слушателей. Каждая из 67 глав начиналась комическим рисунком-заставкой, часто фантастического характера, отдельные эпизоды романа сопровождались иллюстрациями с подписями. Теккерей представлял героев во всех ипостасях, то, что не договаривалось в тексте, становилось понятным в его иллюстрациях. Ведь его герои не изливают душу в длинных монологах, их внутренняя жизнь показана скупо, только намеками и деталями, основном средством раскрытия сути поступков и мыслей участников «кукольной комедии» становится диалог.

Хотя Теккерей обозначает в подзаголовке «Ярмарки тщеславия», что это – роман без героя, а в предисловии «Перед занавесом» называет своих героев «куклами», перед нами конкретные, реалистически показанные характеры. Д. Льюис писал: «Они все индивидуумы в правильном смысле этого слова, а не в том приблизительном смысле, который так ловко пародирует архидиакон Хэйр, как якобы принятый в современной литературе, с безошибочно найденными чертами живых людей, а не как абстрактные идеи или традиционные концепции характеров. Читая Теккерея чувствуешь, что он пишет «с натуры», а не выдумывает, не роется в реквизите какого-то захудалого театрика» [1, 337] , а Э.М.Форстер называет характеры Теккерея «объемными». [2, 143] В «Ярмарке тщеславия» герои-«куклы» очень сложные в своей противоречивости и многозначности персонажи. Герой или героиня становится лучше, как только в его душе просыпается добро, и, наоборот, самый добрый и естественный в своих чувствах герой подвергается растлению под влиянием общества, в котором расцветают тщеславие, эгоизм и корысть. Теккерей показывает этапы жизни одной из главных героинь романа Эмилии: в начале повествования она претендует на роль идеальной подруги, восхищает ее преданность памяти мужа, который никогда ее не любил. Но чрезмерная экзальтированность героини начинает вызывать раздражение. Она слепо любит своего сына и совершенно безразлична ко всем остальным близким людям. Ее желание сохранить любовь Доббина, которого она не любит, также говорит об эгоизме и бессознательном лицемерии, и в конце концов это понимает даже многотерпеливый и «добрейший» Доббин, который назовет ее поведение с ним просто «игрой». Доббин единственный человек, обладающий на этом базаре житейской суеты душевной чистотой и человечностью, но и он не может претендовать на роль героя, Теккерей показывает на протяжении всего романа, как он растрачивает свою жизнь на достижение ничтожной цели на самоотверженную любовь к пустышке Эмми. (В этом смысле глубоко символичен эпизод, когда Доббин, тоскуя об Эмилии, умиляется вырезанным из журнала мод «кукольным» личиком, похожим на его любимую женщину).

Один из исследователей творчества Теккерея А. Карельский считает, что, «опираясь на свою концепцию тщеславия и «суеты сует» (vanity) как универсального закона человеческого бытия, Теккерей расшатывает прежде всего статус идеального героя, что особенно заметно на фоне диккенсовских романов. Механизм vanity работает не только в душе и судьбе авантюристки Ребекки Шарп, но и – посвоему – в душе и судьбе добропорядочной Эмилии Седли… Но, с другой стороны, и Бекки Шарп далеко уже не «идеальная злодейка». И у нее, как у Эммы Бовари, за порученным ей амплуа просматривается гораздо более сложная жизнь души» [3, 218].

Главная героиня – Ребекка Шарп воплотила черты многих плутов и авантюристов. Теккерей называл ее «Наполеоном в юбке», но в ней также немало от Фальстафа и Тартюфа. Теккерей подробно выписывает ее умение очаровывать людей. Она завоевывает себе место рядом с сэром Питтом, в XLI, XLIV и XLV главах она при помощи приемов мольеровского святоши подчиняет себе всю семью мистера Кроули. Теккерей постоянно подчеркивает в своей героине ее природную одаренность, она талантливая актриса, с развитым чувством юмора, способная играть остро характерные, пародийные роли на этом базаре житейской суеты.

Раннее взросление закалило ее морально, породило ее отличие от других окружающих ее людей, отчуждение и непреходящее одиночество ее как индивидуальности. В то же время Бекки так или иначе находится в центре внимания, привлекает всех своей деятельностью. Она отличается от остальных четкой мотивированностью своих действий: стремление Бекки вступить в выгодный брак во многом определяет архитектонику всего романа, на это постоянно указывает сам автор. Ребекка разворачивает свою деятельность среди семейств Седли, Кроули и Осборнов, стремится превратиться из «третьего лица» во «второе» и в конце концов ей это удается. Для достижения своих целей она избирает любовную интригу, причем в любовных играх она всегда остается холодной и расчетливой, они для нее средство воздействия.

По мнению исследователя этого романа В.С. Вахрушева, «в душу героини с детских лет въелось отчуждение и в этом драма всей ее жизни. Существование Ребекки становится сплошным насилием над самой собой, она уродует свой талант эксплуатируя его ради узко корыстных целей. Смутно чувствуя фальшь своей жизни, она по временам как бы мстит себе, ведя сложную двойную игру» [4, 12]. Теккерей подробно изображает результаты актерской игры своей героини, чтобы доказать, что это и сознательно выбранный Бекки Шарп образ жизни, и в то же время стиль жизни викторианской эпохи, основная черта которой театральность, где каждый разыгрывает свой спектакль. Поэтому принципиально важно понять функцию Кукольника, по сценарию которого роман состоит из отдельных сценариев: Бекки стремится выйти замуж за Джоза; госпожа Бут Кроули пытается поженить Бекки и Родона; Доббин женить Джорджа и Эмилию и т.д. У каждого участника собственные слабости, инстинкты, корыстные интересы и тщеславие, которые и заставляют их жить и действовать по сценарию Ярмарки Тщеславия.

Исследователи считают, что Теккерей успешно использует при характеристике своих образов героев гротескно-кукольную манеру. Это прежде всего отражается на их наименовании: герои носят «говорящие» фамилии (к сожалению, при переводе обычно исчезает их семантическая наполняемость): фамилия драчуна мальчишки Кафф означает «удар кулаком», лорд Бруин «медведь», поручик Спуни

«слюнтяй», поручик Стаблз «щетина», мисс Тоуди «жаба», майор Мартингейл «двойная ставка при карточном проигрыше», аптекарь Кламп «чурбан», леди Джейн Шипшенкс - «овечьи лодыжки», миссис Фэрбрейс «горящий цирковой обруч для перепрыгивания». Также автор использует вместо имени героя какую-нибудь деталь одежды или внешности и при помощи этого приема подчеркивает никчемность героя, его душевную опустошенность: мисс Хорокс, последняя любовница сэра Питта Кроули, «the Ribbons» («Ленты»), старик мистер Осборн -«Eyebrows». Иронический оттенок имеет фамилия даже наиболее симпатичного персонажа романа – полковника Доббина: «dobbin» «кляча».

Особенно блестяще срабатывает механика говорящей фамилии при характеристике главной героини: из Ребекки Шарп она превращается в Ребекку Кроули (англ. «crawl» – ползать, пресмыкаться). Бекки Шарп близка к героям плутовского романа: «остра, востра» (sharp), из породы «ловкачей», «мошенников» (sharpers). Ребекка без угрызений совести жертвует близкими, по идее, себе людьми ради финансового благополучия. Но в результате всех манипуляций Бекки по сути не получает душевного успокоения и счастья, именно так Теккерей выражает свое резко отрицательное отношение и к своей героине, типичной представительнице общества, и к актуальной в его эпоху проблеме о праве каждого на борьбу за свое «место под солнцем».

Поэтому роман имеет подзаголовок «без героя»: автор не находит положительного героя в среде Осборнов и Кроули. Проблема положительного героя всегда казалась Теккерею неразрешимой из-за стремления «суметь по возможности точно воспроизвести ощущение правды». В отличие от Диккенса, он не изображает человека отъявленных злодеев или идеальных добродетельных героев. Для него важно раскрыть сложность взаимодействия различных начал в характере человека, понять причины, заставляющие его совершать тот или иной поступок. Поэтому, несмотря на его заявление о том, что Ребекка Шарп и есть героиня всей ярмарки тщеславия («Пусть у нас нет героя, но мы претендуем на то, что у нас есть героиня»), он отказывает ей быть подлинной героиней в человеческом, нравственном плане. Единственным человеком на этом базаре житейской суеты, оставшимся самим собой, верным дружбе, готовым прийти на помощь, является Уильям Доббин. Но и его автор отказывается называть героем романа: его любовь отдана женщине ограниченной и эгоистичной, его стремления пусты и суетны, поэтому и его постигает разочарование, ощущение суеты сует. Полемизируя с Диккенсом, он отказывается от благополучного завершения своего романа: «Ах, Vanitas Vanitatum. Кто из нас счастлив в этом мире? Кто из нас получает то, чего жаждет его сердце, а получив, не жаждет большего? Давайте, дети, сложим кукол и закроем ящик, ибо наше представление окончено» [5, 828].

В «Ярмарке тщеславия» Теккерей использовал прием включения в систему образов романа образа автора-наблюдателя и комментатора событий, поступков действующих лиц. Кукольник, alter ego автора, моралист, мудрец, у него большой жизненный опыт, и в то же время он и повествователь, и участник ярмарки тщеславия. Он убежден, люди – пленники среды, игрушки в руках обстоятельств, что все в мире – «суета сует и всяческая суета». Поэтому он и избрал трудную для себя задачу – говорить людям горькую, хорошо им известную, но от самих себя скрываемую, правду.

 

Литература:

  1. Льюис Г.Д. Статья в «Морнинг кроникал» от 6 марта 1848 года//Теккерей в воспоминаниях современников. – М., 1990. – С. 336-338.
  2. Михальская Н.П. «Аспекты романа» Э.М. Форстера // Литературная теория и художественное творчество. – М., 1979. – С. 141-144.
  3. Карельский А. От героя к человеку: два века западноевропейской литературы. – М., 1990. – 397 с.
  4. Вахрушев В.С. Творчество Теккерея. – Саратов, 1984.
  5. Теккерей У. Ярмарка тщеславия. – М.: Астрель, 2010. – 832 с.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...