Страницы истории охраны материнства и детства в Казахстане в годы великой отечественной войны

В статье представлены данные об эвакуации женщин и детей в годы ВОВ, состоянии системы охраны материнства и детства в Казахстане 1941-1945 годы, о работе детских учреждений. В годы ВОВ в Казахстан прибыло более 1,5 млн. эвакуированных, в их числе дети специализированных стационаров, 149 детских домов и 15 школьных интернатов. Для приема населения было создано 12 эвакопунктов. Решение организационно-методических проблем было возложено на Научно-исследовательский институт охраны материнства и детства Наркомата здравоохранения КазССР (НИИ ОМД), сотрудниками которого также являлись преподаватели КазГМИ. Для анализа деятельности медицинских учреждений и оказания практической помощи были организованы бригады и выезды в области республики, разработаны меры по повышению качества работы детских и женских консультаций. В результате огромных усилий в 1941-1945 годы в республике значительно увеличилась сеть учреждений по охране материнства и детства, снизалась инфекционная заболеваемость и детская смертность.

С первых дней Великой Отечественной войны борьба с врагом стала поистине всенародной. Это было тяжелейшее время не только на фронтах, но и для всего населения тыла. На территории Республики Казахстан не велись боевые действия, однако события войны тесно были связаны и с нашим краем. В Казахстан стали прибывать сотни эшелонов с эвакуированными детскими домами и домами малюток, специализированными детскими больницами

(туберкулезные, трахоматозные), женщины с детьми и стариками. Архивные документы свидетельствуют, что общее число эвакуированного населения в Казахстан из России, Молдавии, Украины, Крыма, Белоруссии в годы войны по разным источникам составило от 1,5 млн. до 1 млн. 941тыс. человек [1, 2]. Позднее в республику были депортированы более 1 млн. чеченцев, ингушей, карачаевцев, турок-месхетинцев, балкарцев, крымских татар, немцев, корейцев. Эти семьи также прибывали с женщинами и малолетними детьми.

Постановлением Совета Народных Комиссаров (СНК) КазССР и Центрального Комитета Коммунистической партии большевиков (ЦККП(б)) Казахстана от 31 июля 1941 года была создана Эвакуационная комиссия, которую возглавил уполномоченный Управления по эвакуации населения при СНК СССР по Казахстану. Этим же документом утверждались уполномоченные по 14 областям КазССР. Меньше чем через месяц после начала войны, 20 июля 1941 при правительстве был образован эвакуационный отдел. В этот период на территории республики было создано 12 эвакуационных пунктов, а общее количество сотрудников составило 323.

15 августа 1941 года СНК КазССР и ЦК КП(б) Казахстана приняли постановление «Об устройстве детей, эвакуированных из прифронтовой полосы». Во всех областях, городах и районах были созданы специальные комиссии по приему и устройству эвакуированных граждан и детей. Были организованы Центральный детский эвакуационный пункт и карантинный детский дом по приему и устройству эвакуированных детей. Дети прибывали в индивидуальном порядке, с родителями и детскими учреждениями. Только в сентябре-ноябре 1941 года в Казахстане было размещено 72 эвакуированных детских дома с 10835 воспитанниками, в том числе 1371 ребенок младенческого возраста. Всего за годы войны в республику было эвакуировано 149 детских домов с контингентом свыше 19 тысяч воспитанников, 15 московских школьных интернатов с 1950 школьниками. Эвакуированные дети были достаточно часто в тяжелом состоянии, с различными заболеваниями. В Центральном государственном архиве (ЦГА) Республики Казахстан хранятся подлинные документы об эвакуации детей. Например, в ноябре 1941 года из городов Белгород и Обоянь Курской области прибыли в г. Семипалатинск два Дома младенцев с 200 детьми. В обзорном отчете № 65 за 1941 год о приеме этих детей врач О.Е. Шапиро свидетельствует, что «…организация 2-х Домов младенцев была сильно затруднена тем, что дети прибыли в тяжелом состоянии. При тщательном обследовании всех детей выявилось наличие целого ряда инфекций (дизентерия, коклюш, ветряная оспа, целый ряд паразитарных кожных заболеваний, стригущий лишай, чесотка, конъюнктивит заразный), резкое истощение детей с выраженными явлениями гиповитаминоза…. 22 ноября прибыл еще один Дом младенца из г. Орджаникидзе. Он был размещен в имеющемся Доме малютки путем уплотнения. Эти дети прибыли в менее истощенном состоянии, но среди них было выявлено большое количество случаев с затяжной дизентерией и 2 случая брюшного тифа. 17 и 22 декабря прибыло 72 ребенка из г. Лисичанска и г. Краматорска. Среди детей также были выявлены случаи дизентерии. Особенно тяжелое впечатление оставили дети из г. Краматорска, которые пробыли в дороге 2,5 месяца без врача, со случайным персоналом. Дети были резко истощены с признаками выраженного гиповитаминоза» [3]. Советские и профсоюзные органы Казахстана принимали меры по устройству прибывших детей и женщин, обеспечению их жильем, питанием, медицинской помощью. На территории Казахстана дополнительно открывались новые детские дома для эвакуированных. Эвакуированные детские специализированные санатории для больных туберкулезом были размещены в Джамбуле (ныне - Тараз) и Актюбинске, в селе Шемонаихе Восточно-Казахстанской области, санатории «Чайка» Актюбинской области, «Украина» - в Южно-Казахстанской области. В Кызыл- Ординской области была открыта детская больница, размещенная в здании дома отдыха профсоюзов. Детские дома и лечебные учреждения также открылись в Алма- Атинской области.

Трудящиеся Казахстана создали специальный фонд помощи детям, потерявшим родителей. Решающую роль в организации помощи детям сыграли органы по работе среди женщин и женсоветы на предприятиях, в учреждениях республики. В Алма-Ате, Караганде, Уральске, Петропавловске, Джамбуле, Кокчетаве и Павлодаре в течение февраля-апреля 1942 года были открыты детские столовые с ежедневным отпуском 9100 обедов, из которых 1000 обедов выдавались бесплатно. Они обслуживали детей эвакуированных семей и детей фронтовиков. Особенно сердечной была забота об эвакуированных детях-сиротах. В первые полгода войны на патронат были отдано 399 детей- сирот, на усыновление 1173 ребенка. Всего за 1941-1945 годы жители республики усыновили около 4 тысяч несовершеннолетних детей [4]. Основной поток эвакуированных прибыл в Казахстан в течение 1941 года и в первом полугодии 1942 года. В тоже время, в 1941 году народное хозяйство и вся система здравоохранения Казахстана не были готовы к приему такого объема эвакуированных людей. Скученность прибывшего населения, неустроенность быта, отсутствие бань и хорошей организации питания на железнодорожных станциях создавали серьезную угрозу вспышек инфекционных заболеваний.

В сентябре 1941 года было принято Постановление ЦК КП(б) КазССР “О трудовом устройстве и расселении эвакуированного в республику населения”, согласно которому Народный комитет здравоохранения республики и его органы были обязаны обеспечить медицинской помощью всё гражданское население, при этом уделить особое внимание медицинскому обслуживанию детей и установить строжайший контроль за санитарным состоянием в населенных пунктах республики. Предполагалось, что 38¿ прибывших детей и взрослых будут расселены в городах, а 62¿ направлены в сельскую местность. Однако организация расселения оказалась трудной работой. Семьи прибывали в Казахстан в большинстве случаев без вещей, продуктов и одежды. Жилье коренных жителей республики «уплотняли», т.е. подселяли в их дома и квартиры эвакуированных. Если в 1940 году в Казахстане на 1 жителя было 5 кв. м. жилья, то в период войны стало 4,0 кв.м. Для прибывших по списку выделяли мануфактуру, керосин, одежду и обувь. Хлеб получали по карточкам. Значительная часть прибывших стремилась остаться в южных регионах. С большой перегрузкой работали эвакопункты, своевременно не обеспечивая людей билетами и хлебными карточками. В Докладной записке врача, профессора Копелянской С.Е. от 17 сентября 1942 года изложены следующие результаты повторного обследования эвакуированных матерей и детей на станции Алма-Ата-1 (текст дословный): «…Много матерей и детей находились на улице, у забора, на вокзальной площади, на земле; некоторые из опрошенных матерей в таком положении пребывают от 3-9 дней и ночей по разным причинам: болезнь детей или другого члена семьи (мужа, отца), отсутствие одежды, нет хлеба, ожидание детьми отставших матерей….В общежитие с вещами не пускают. Нет еще камеры хранения. Вещей не улице оставить не хотят. Из общежития всех, в том числе с грудными детьми, удаляют на площадь с 7 часов утра. Действительно, в общежитии, как и в изоляторе и в КМиР (комната матери и ребенка – пояснение авторов) мы застали не более 2-х детей; детские кроватки и помещения пустовали…. Питание матерей и детей продолжает быть скверным: галушки с водой на первое и без воды на второе. Эту же пищу получают дети в КМиР, в изоляторе; никакого дополнительного питания не получают и больные дети, следующие в эшелонах. Не налажено снабжение кипятком»

Трудное положение складывалось и в других регионах страны, куда прибывали эвакуированные. В связи с этим было принято Постановление СНК СССР от 27 октября 1942 года «О мероприятиях по улучшению работы органов Наркомздрава и детских учреждений по медицинскому обслуживанию детей и усилению питания нуждающихся детей». Этим постановлением впервые была учреждена должность детского врача-педиатра города, района, поселка

Медицинское обслуживание коренного населения Казахстана и эвакуированных значительно осложнялось тем, что с начала июля 1941 года сотни врачей и медицинских сестер были призваны на фронт. Мобилизованы были врачи всех специальностей, в т.ч. педиатры, что значительно отразилось на системе педиатрической и акушерско-гинекологической помощи в республике. В это трудное время решение организационнометодических проблем было возложено на НИИ ОМД Народного Комитета здравоохранения КазССР. В штат института были приняты крупные ученые России, прибывшие в числе эвакуированных. Среди них бывший директор Ростовского педиатрического института, профессор Медведовский Э.С., профессор Центрального педиатрического института Копелянская С.Е., ленинградские профессора Розенблат М.С, Бубличенко Л.И., Лурье Р.Г., а также научные сотрудники и врачи-педиатры из разных медицинских учреждений СССР. В отделе педиатрии работали преподаватели Казахского Государственного медицинского института (КазГМИ) доценты К.Ф. Попов и А.И. Авенирова. Акушерско- гинекологическим отделом НИИ ОМД руководил заведующий кафедрой КазГМУ, профессор А.И. Малинин.

В связи с военным временем и новыми задачами в 1942 году в НИИ ОМД был организован отдел гигиены и организации здравоохранения, который возглавил профессор Э.С. Медведовский. Новый отдел начал свою работу с формирования бригад и выездов в области республики для анализа состояния системы охраны материнства и детства. Первоначально были изучены отчетные материалы городских консультаций Алма-Аты и областных центров за 1941 год, организованы и проведены совместно с городским отделом здравоохранения семинары для врачей, изучена работа социально-правовых кабинетов при консультациях, проведено обследование многодетных семей. На основе результатов исследования были разработаны десятки инструкций и методических материалов, в том числе «Рекомендации специалистов НИИ ОМД по борьбе с желудочно-кишечными заболеваниями среди детского населения Казахстан на 1942 г.» [7].

Для решения ряда проблем в педиатрии привлекались научные сотрудники других медицинских научных институтов, например, Научно-исследовательского института туберкулеза. По материалам совместных исследовательских бригад было установлено, что в первый год войны позитивные показатели достигнуты в области противотуберкулезной вакцинации. Если в 1940 году в республике было вакцинировано всего 4206 новорожденных детей, то за 1941 год – 15000 детей. Профилактическая вакцинация по методы Кальметта проводилась в 16 пунктах республики, их них 8 – это областные центры (в оставшихся 6 областных центрах Казахстана вакцинация не проводилась). Наиболее высокими показатели охвата вакцинацией были в городах Джамбул (90¿), Алма-Ата (89¿), Кызыл-Орда (84¿). Низкие показатели вакцинации новорожденных детей оказались в Каскелене (45¿), Манкенте (54¿), Акмолинске (ныне – Астана) (61¿). Недовыполнение плана объяснялось нерегулярным поступлением вакцины в отдаленные районы. Отметим сразу, что в последующие годы войны показатели прививок новорожденным по способу Кальметта значительно снизились, так в 1942 году в КазССР было привито 12000 новорожденных, в 1943 году было около 6000 детей, что объяснялось неорганизованной транспортировкой посылок с вакциной БЦЖ. В первой половине 1944 года было вакцинировано всего 3200 детей, а в конце года вакцинация детей совсем прекратилась. Это объяснялось тем, лаборатории по производству вакцин полностью прекратили свою деятельность из-за отсутствия электричества в Алма-Ате и Фрунзе (ныне – Бишкек). За этим последовал рост заболеваемости туберкулезом среди детей КазССР, например, показатель заболеваемости непривитых детей младшего возраста достиг 4,1¿, а среди привитых - 1,9% [8].

Жизнь тыла в условиях военного времени осложнялась многими проблемами: значительный рост детских контингентов в КазССР за счет эвакуированных, вовлечение большого количества женщин в производство в связи с уходом мужчин на фронт, особенности эпидемической обстановки и т.д. Эти обстоятельства потребовали широкое развертывание организационно-методической работы в помощь органам здравоохранения. НИИ ОМД в план научной работы на 1942 год включил 4 актуальные темы: (1) разработка мер по повышению качества работы детских консультаций; (2) контроль за санитарным состоянием детских садов и яслей; (3) контроль графиков иммунизации детей; (4) обследование организации питания детей в детских садах и яслях, детских больницах, соблюдение норм суточного рациона. Выбор данных направлений работы был связан с тем, что санитарно-гигиеническое состояние и питание в детских учреждениях было часто неудовлетворительным. Экспедиция в г.Джаркент летом 1941 года, целью которой было по оказание помощи в борьбе с желудочно-кишечными заболеваниями отмечала, что среди младенцев до 3-х лет в июне желудочнокишечными заболеваниями страдали 13,94¿ детей, в июле – 12¿, в августе – 13,7¿. В детских яслях на 12 детей грудного возраста оказалось всего 16 пеленок и одно общее полотенце. Большинство детей страдали конъюнктивитом.

Как показали другие проверки, общим недостатком в работе яслей и детских садов республики была низкая организация питания, плохое обеспечение молочными продуктами. Но сравнительно лучшее положение было в детских дошкольных учреждениях, открытых при промышленных предприятиях [9].

Сотрудники отдела акушерства и гинекологии НИИ ОМД и преподаватели КазГМИ ежеквартально анализировали работу женских консультаций в г. Алма-Ата. В 1942-1944 годы врачебными бригадами под руководством профессоров Малинина А.И., Бубличенко Л.И., Лурье Р.Г., Попова К.Ф. и др. и консультаций в городах Каменогорск, Джамбул, Петропавловск, Балхаш.

совместные совещания с практическими врачами по вопросам внебольничных выкидышей, борьбе с абортами, снижению послеродовой заболеваемости и смертности. Подготовлены «Методическая инструкция о работе женских консультаций в условиях Отечественной войны» и «Методическая инструкция по внедрению мер профилактики и терапии эклампсии». В работе отдела широко использовались радиолекции для населения по вопросам профилактики заболеваемости. Деятельность НИИ ОМД в 1941-1942 годы осложнялась недостатком квалифицированных сотрудников, вынужденным совместительством руководящих кадров, отсутствием собственного помещения (с 1932 года институт располагался в одном здании с Горздравом), недостаточным оснащением отделов аппаратурой. В апреле 1942 года Институт получил отдельное здание по проспекту Сталина (ныне - пр. Аблай-хана), где впервые был открыт логопедический кабинет, развернута бактериологическая деятельность клинической лаборатории, начал работать рентгенкабинет. В конце 1943 года в штате НИИ ОМД было 78 человек, в т.ч. 25 научных сотрудников, 9 педиатров, 2 акушера-гинеколога, 5 врачей других специальностей, остальные – работники административно-хозяйственной части и вспомогательный персонал. Но с середины 1944 года началась массовая реэвакуация научных сотрудников в освобожденные районы, и в штате Института не осталось ни одного врача. Поэтому на практическую и научную работу стали приглашаться наиболее способные выпускники КазГМИ. Директором института стал профессор И.Л. Стычинский, в числе научных руководителей отделов были преподаватели КазГМИ.

изучена деятельность женских Чимкент, Лениногорск, Усть, Семипалатинск, Караганда, Регулярно проводились В военные годы сложности были в обеспечении медицинских учреждений электричеством и отоплением. В 1943-1944 годы электроосвещения не было даже в столице республики, в Алма-Ате, поэтому работа лабораторий и рентгенкабинета часто останавливалась. Но, несмотря на трудности, сотрудники Института активно принимали участие в профессиональных научных мероприятиях. Подготовили выставочные материалы ко 2-му республиканскому съезду сельских врачей в октябре 1944 года, выступили с докладами на Московской конференции в сентябре 1944 года и Республиканском совещании по охране материнства и детства [10].

В 1945 году общее число сотрудников НИИ ОМД составило 132 человека. Продолжалась организация выездов бригад на периферию для контроля и анализа работы медицинских учреждений. Показательной и конструктивной оказалась работа бригады Института по проверке системы охраны здоровья женщин на Чимкентском свинцовом заводе, где работали 4012 сотрудниц. Были проверены случаи привлечения беременных и кормящих матерей на сверхурочные работы и ночные смены, сроки предоставления отпусков по беременности и родам, регулярность выдачи дополнительных продуктовых пайков кормящим матерям, получения вещей и сред ухода для новорожденных. По всем замечаниям бригады были приняты конструктивные меры [11].

В результате огромных усилий к концу 1945 года число домов ребенка возросло до 179, из них 14 были специализированными. За время войны всего в детские дома было устроено 93153 ребенка, оставшихся без родителей, в т.ч. 1264 детей раннего возраста. В республике значительно увеличилась сеть учреждений по охране материнства и детства. В сравнении с 1940 г., в 1945 году число женских и детских консультаций возросло с 203 до 300, молочных кухонь с 104 до 126, постоянных яслей с 461 до 540 и мест в них с 15358 до 24258. С началом войны, согласно указанию Наркомздрава КазССР, все дети до 3летнего возраста были взяты на учет и обеспечены своевременной госпитализацией. Благодаря принятым мерам летальность от ряда детских инфекционных заболеваний в период с 1941-1945 годов снизилась: от кори до 1,1¿, от коклюша – с 1,9 до 0,6¿, от дифтерии – с 1,2¿ до 0,6%.

Казахстан с честью вынес все тяготы военных лет. Вся система охраны материнства и детства в Казахстане в 19411945 годы перенесла тяжелое испытание. Огромный поток эвакуированных, в том числе женщин и детей, детских домов и домов малюток, потребовал полной перестройки здравоохранения, организации быта и охраны здоровья прибывшего населения. События военных лет и самоотверженный труд медицинских работников в годы Великой Отечественной войны навсегда останутся в памяти народа.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Масанов Н.Э. Население Казахстана в годы Великой Отечественной войны // История Казахстана: народы и культуры: учебное пособие. – Алматы: Дайк-Пресс, 2000. – 391 с.
  2. Народное хозяйство СССР: Юбилейный статистический ежегодник// ЦСУ СССР. - М.: Финансы и статистика, 1982. - 623 с.
  3. Центральный Государственный Архив (ЦГА), Научно техническая документация (НТД), Ф.73 Оп 1-б. Д 58. Л. 12-14.
  4. ГААО Ф.1 3 ОП.9 Д.178 Л.342.
  5. ЦГА НТД Ф.73 Оп 1-б. Д 75. Л. 43-44.
  6. ЦГА НТД. Ф. 74. Оп. 1-б. Д. 58. Л. 1
  7. ЦГА НТД Ф.73 Оп 1-б. Д 75. Л. 20-21 об.
  8. ЦГА НТД Ф.84. Оп. 1-б. Д. 146. Л. 1-9.
  9. ЦГА НТД Ф.73. Оп. 1-б. Д. 51. Л. 5-6, 13-14.
  10. ЦГА НТД Ф.73. Оп. 1-б. Д. 73. Л. 1-8.
  11. ЦГА НТД Ф.73. Оп. 1-б. Д. 91. Л. 5-6.
  12. Есимова А.Б. Демографические процессы в Казахстане в годы ВОВ: Автореф. дис. ... канд. Мед. наук. – Алматы, 1999. - 25 с.
  13. Абиншгев Г.А. Казахстан в великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. - Алма-Ата: 1958. - 258 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...