Особенности психологической суверенности и защитно-компенсаторных механизмов в подростковом возрасте

Суверенность как феномен границ психологического пространства является ключевым фактором, объясняющим не только структуру, но и динамику личности, защитно-компенсаторные механизмы в широком смысле слова понимаются нами как динамическое выражение целостности-нарушенности границ психологического пространства.

Актуальность. Состояние и сохранность психологического пространства, целостность его границ определяют и отражают состояние психического здоровья индивида. Нарушения границ психологического пространства могут служить проявлением и в то же время быть причиной различных форм психических нарушений. В качестве важных составляющих личности для оценки ее психологического состояния можно рассматривать сформированность измерений психологического пространства и состояние психологических границ, их устойчивость. С. К. Нартовой-Бочавер предложена также универсальная психометрическая характеристика психологического пространства личности - его суверенность: «Пространство с целостными границами, дающее возможность его обладателю поддерживать свою личностную автономию, определяется как суверенное, а пространство с нарушенными границами как депривированное, при этом депривируется потребность в приватности, т. е. возможности управлять взаимодействием с миром» [1]. Согласно С. К. Нартовой-Бочавер психологическое пространство развивается в онтогенезе посредством появления новых измерений, переноса своих границ в рамках уже существующих измерений (расширение области суверенности), наполнения их разным содержанием в соответствии с опытом и задачами взросления [2]. Суверенность как феномен границ психологического пространства является ключевым фактором, объясняющим не только структуру, но и динамику личности: так, внедрение извне может приводить к попыткам «отодвинуть» границы, проявляясь в экспансии и агрессии, нарушение границ стимулирует компенсаторную и сверкомпенсаторную динамику, а переживание личностной целостности освобождает подростка от избыточных психологических защит, наделяет его умеренноиндифферентным отношением к необходимости контролировать границы, проявляясь в терпимости и дружелюбии. Таким образом, защитно-компенсаторные механизмы в широком смысле слова понимаются нами как динамическое выражение целостности-нарушенности границ психологического пространства [3].

Методы исследования.

Эмпирический уровень - тестирование:

  • опросник «Суверенность психологического
  • пространства» (СПП) С.К. Нартовой-Бочавер [4], шкалы которого отражают суверенность по отношению к разным измерениям психологического пространства: суверенность физического тела (СФТ), территории (СТ), личных вещей (СВ), привычек (СП), социальных связей (СС), вкусов и ценностей (СЦ);
  • опросник Плутчика-Келлермана-Конте «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index, LSI), который выявляет особенности функционирования механизмов психологической защиты индивида
  • Опросник «Суверенность психологического пространства» (СПП) С.К. Нартовой-Бочавер предназначен для изучения целостности-нарушенности психологических границ личности подростка, полученные данные представлены на рисунке 1.

Из рисунка 1 следует, что в подростковом возрасте наблюдается выраженная депривированность жизненного пространства, по 5 показателям обнаруженные отрицательные значения, но и показатель суверенности

То есть подростки переживают дискомфорт, вызванный прикосновениями, запахами, принуждением есть, стричься, одеваться тогда и как хотят взрослые, а не он сам.

социальных связей не достаточно высок, чтоб не попадать в зону депривации. Наиболее депривированы у подростков такие сферы личного пространства как суверенность физического тела (-3,52), суверенность мира вещей (-3,18) и суверенность временного привычек (-3,38).

Родители не признают за подростком права иметь личные вещи, наводят в них порядок, берут без разрешения, проверяют карманы. Родители стараются изменить комфортный для подростка распорядок дня, не дают досмотреть любимые передачи, фильмы, доиграть игру, жестко контролируют выполнение домашних заданий. Единственная сфера, которая в меньшей степени подвергается депривации это суверенность социальных связей.

Таким образом, мы видим, что родители сильно нарушают границы личного пространства подростка. Вспомним, что в подростковом возрасте психологическое пространство вновь начинает расширяться, и при этом по всем направлениям сразу, но расширяясь, личностное пространство подростка, получает ощутимый «удар» по границам, в результате чего у подростка возникает переживание своей незначительности. Вещи - это средство самоподтверждения, знак идентичности, а привычки - свобода самоподтверждения, время для рефлексии и самосозерцания - это то, что необходимо не только для выживания, но и для самоосуществления себя как личности. Тело - это самоопределение, и невозможность подростка открыть и «присвоить» собственное тело, приводит к тому, что оно может начать восприниматься как объект отчужденный, находящийся за пределами психологического пространства.

А именно эти сферы страдают более всего. Такая выраженная депривация психологического пространства подростка приводит к формированию диффузной незрелой идентичности и инфантильности.

С помощью критерия Манна-Уитни мы изучили гендерные различия в депривированности личностного пространства у подростков, полученные результаты представлены в таблице 1 и на рисунке 2.

Переменные

Пол

Средний ранг

Критерий

U Манна-Уитни

Достоверность

Суверенность привычек

юноши

36,62

316,500

0,050

девушки

26,38

Таблица 1 - Гендерные различия в суверенности пространства

В результаты расчёта входят усреднённые ранги в отдельных группах, представленные в виде гистограмм и величина U-критерия Манна-Уитни и вероятность ошибки р. Высказывания, имеющие вероятность ошибки р ≤ 0,05 называются значимыми, высказывания с вероятностью ошибки р ≤ 0,01 - очень значимыми, а высказывания с вероятностью ошибки р ≤ 0,001 - максимально значимыми. Из таблицы 1 и рисунка 2 видно, что обнаружены гендерные различия только по одному показателю - суверенность социальных связей. Достоверно выше суверенность социальных связей у юношей, то есть для юношей характерна большая избирательность в социальных связях, у них есть друзья и знакомые, общение с которыми не одобряется родителями. Тогда как девушки более зависимы при выборе друзей от мнения родителей, родители в большей степени контролируют их социальную жизнь.

Переменные

Порядок рождения

Средний ранг

Н-тест Краскала-Уоллеса

Достоверность

Суверенность

территории

1

40,73

7,110

0,029

2

28,95

3

27,21

Суеверность социальных связей

1

39,37

5,715

0,050

2

26,95

3

28,86

Таблица 2 - Различия в суверенности простраства в зависимости от сиблинговой позиции

Из таблицы 2 и рисунка 3 следует, что выявлены различия в суверенности пространства в зависимости от порядка рождения по следующим шкалам:

  • Суверенности территории (р ≤ 0,029);
  • Суверенность социальных связей (р ≤ 0,050).

Затем с помощью программы SPSS 20.0 мы рассчитали Н- тест Краскала-Уоллеса для выявления сиблинговых различий в суверенности пространства. Полученные результаты представлены в таблице 2 и графически отображены на рисунке 3.

Критерий предназначен для оценки различий одновременно между тремя, четырьмя и т.д. выборками по уровню какого-либо признака. Он позволяет установить, что уровень признака изменяется при переходе от группы к группе, но не указывает на направление этих изменений. Данный критерий является продолжением U-критерия Манна-Уитни на большее, чем 2, количество сопоставляемых выборок. В результаты расчёта входят усреднённые ранги в отдельных группах, представленные в виде гистограмм и величина Н-тест Краскала-Уоллеса и вероятность ошибки р [5].

Из гистограммы среднеранговых значений видно, что суверенность по данным показателям выше у первых детей, то есть старшие в семье подростки обладают большей суверенностью территории (своя комната или часть комнаты) и большей суверенностью социальных связей (родители в большей степени доверяют первенцам в выборе друзей, тогда как выбор друзей второго или третьего ребенка жестко контролируется). Возможно, это связано с тем, что старший ребенок более амбициозен, целеустремлен и стремится все контролировать сам, обладают выраженными лидерскими чертами, что приводит к тому, что они с большим успехом «завоевывают» свою суверенность.

Затем с помощью опросника Плутчика-Келлермана-Конте «Индекс жизненного стиля» мы изучили особенности защитных механизмов у подростков. Полученный профиль представлен на рисунке 4.

Из рисунка 4 видно, что чаще всего подростки прибегают к отрицанию (ср.ариф. 9,2), интеллектуализации (ср.ариф. 8,1) и проекции (ср.ариф. 7,5).

Механизм отрицания выдвигается на ведущие позиции, что возможно связано с тем, что подростки отрицают все, что идет в разрез с модными тенденциями, определенными музыкальными направлениями и стилями, их кумирами (которые выбираются благодаря механизму проекции), отрицают все то, что дорого их родителям или даже имеет общечеловеческую ценность.

Выбор интеллектуализации указывает на то, что подростки склонны демонстрировать эмоционально-сдержанное поведение с признаками внешней самодостаточности. Часто они склонны выстраивать свое поведение, таким образом, словно проблем не существует, либо демонстрируют излишнюю рассудительность, использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств, чем и объясняется преимущественное использование ими механизмов отрицания и интеллектуализации.

Этот механизм не позволяет трезво оценить свои сильные и слабые стороны и заставляет видеть вокруг себя враждебное окружение, выражать недовольство по отношению к другим, что так свойственно подростковому

возрасту. Наши результаты совпадают с данными Ф.Крамера, который утверждает, что проекция, доминирующая среди защит у 16 - 17-летних подростков. Данные В.Г. Каменской и С.В. Зверевой также указывают на то, что проекция занимает доминирующая положение в подростковом и раннем юношеском возрасте [6].

Как мы видим, доминирующими у подростков выступают невротические защитные механизмы (по классификации Джорджа Вейлланта).

Далее мы изучили гендерные различия в выборе защитных механизмов у подростков, полученные результаты представлены в таблице 3 и на рисунке 5. Из таблицы 3 и рисунка 5 следует, что обнаружены гендерные различия в использовании 2-х защитных механизмов - регрессии и компенсации. К использованию данных защитных механизмов достоверно чаще прибегаю юноши.

Т аблица 3 - Достоверные различия в защитных механизмах

Переменные

Пол

Средний ранг

Критерий

U Манна-Уитни

Достоверность

Регрессия

юноши

35,47

301,000

0,026

девушки

25,53

Компенсация

юноши

35,28

306,500

0,031

девушки

25,72

Регрессия является одним из распространенных видов замещения. При этой форме защитной реакции личность, подвергающаяся действию фрустрирующих факторов, заменяет решение субъективно более сложных задач на относительно более простые и доступные в сложившихся ситуациях. Использование более простых и привычных поведенческих стереотипов существенно обедняет общий арсенал преобладания конфликтных ситуаций. К этому механизму относится и упоминаемая в литературе защита по типу «реализация в действии», при которой неосознаваемые желания или конфликты прямо выражаются в действиях, препятствующих их осознаванию. Импульсивность и слабость эмоционально-волевого контроляопределяются актуализацией именно этого механизма защиты на общем фоне изменения мотивационно-потребностной сферы в сторону их большей упрощенности и доступности.

Таким образом, данный механизм помогает юношам сдерживать чувство неуверенности в себе и страх неудачи, связанный с проявлением инициативы.

Что касается компенсации, то этот механизм защиты проявляется в попытках найти подходящую замену реального или воображаемого недостатка, дефекта нестерпимого чувства другим качеством, чаще всего с помощью фантазирования или присвоения себе свойств, достоинств, ценностей, поведенческих характеристик другой личности.

У юношей это происходит при необходимости избежать конфликта с этой личностью и повышения чувства самодостаточности. При этом заимствованные ценности, установки или мысли принимаются без анализа и переструктурирования и поэтому не становятся частью самой личности.

Также возможно компенсация помогает юношам защищать свое Я от комплекса неполноценности, например, у подростков с асоциальным поведением, с агрессивными и преступными действиями, направленными против личности.

Как мы видим, предпочтение юношами использовать компенсацию и регрессию указывает на общую незрелость механизмов психологической защиты.

Статистически достоверное снижение у девушек общей выраженности психологической защиты, можно рассматривать как показатель, свидетельствующий о их лучшей психологической адаптации по сравнению со сверстниками.

Важно отметить, что сиблинговая позиция (порядок рождения подростка) не оказывает влияние на предпочтение тех или иных защитных механизмов.

Выводы. Таким образом различия в измерениях психологического пространства личности в зависимости от порядка рождения подростка подтвердилась. Старшие дети обладают большей суверенностью территории (своя комната или часть комнаты) и большей суверенностью социальных связей (родители в большей степени доверяют первенцам в выборе друзей, тогда как выбор друзей второго или третьего ребенка жестко контролируется). Возможно, это связано с тем, что старший ребенок более амбициозен, целеустремлен и стремится все контролировать сам, обладают выраженными лидерскими чертами, что приводит к тому, что они с большим успехом «завоевывают» свою суверенность. Так же о гендерных различиях в измерениях психологического пространства личности и выборе стратегий защиты и совладания подтвердилась. Обнаружены гендерные различия показателю суверенность социальных связей. Достоверно выше суверенность социальных связей у юношей, то есть для юношей характерна большая избирательность в социальных связях, у них есть друзья и знакомые, общение с которыми не одобряется родителями.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нартова-Бочавер С.К. Психологическая суверенность личности: генезис и проявления: автореф: дис…. д-р психол. наук - М.: 2005. - 39 с.
  2. Смирнова Я.К. Психологическая суверенность при разной временной ориентации личности // Международный исследовательский журнал. //Психологические науки, 2013. - № 5. - С. 132 -140.
  3. Нартова-Бочавер С.К. Понятие «психологическое пространство личности» и его эвристические возможности.// Психологическая наука и образование. - 2002. - №1. - С.35-42.
  4. Нартова-Бочавер С. К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии. — СПб.: Питер, 2008. — 400с.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).
  5. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. - СПб.: Речь. 2004. - 509 с.
  6. Смирнова А.В. Половозрастные особенности совладающего поведения в младшем школьном возрасте / А.В. Смирнова // Вестник Санкт-Петербургского Университета. - СПб.: Изд-во СпбГУ, 2008. - С.141-154.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Медицина