Медико-социальные аспекты детской смертности Кызылординской области

Способствующие смерти факторы, имеют как медицинские, так и социальные корни, что явилось целью исследования. Охвачено 1315 случаев смерти в возрасте до 5 лет в Кызылординской области в 2009 – 2011 годах. Результаты исследования подтвердили различия медицинских и социальных факторов в городе и на селе. Выявленные особенности определяют управленческие решения, направленных на уменьшение числа случаев смерти среди детей в возрасте до 5 лет.

Введение. Одной из главных задач органов здравоохранения республики является проведения комплекса мероприятий по снижению детской смертности, которая в подавляющем большинстве приходится на возраст до 5 лет. Причем нужно всегда иметь в виду, что уровень детской смертности является одним из ключевых показателей качества работы органов здравоохранения и используется для принятия управленческих решений по ее совершенствованию. Однако, ориентация только на показатель детской смертности для оценки эффективности оказания медицинских услуг в системе педиатрической службы является не совсем достаточной. И, конечно, более точную информацию по этому вопросу можно получить лишь при анализе причин смерти детей, с учетом факторов способствующих данному исходу, а так же региональных условий проживания детей *1,2,3+, что и явилось целью нашего исследования.

Такой анализ был проведен нами с использованием данных по детской смертности в Кызылординской области за 2009-2011 годы.

Материалы и методы. Анализ причин младенческой и детской смертности Кызылординской области за 2009- 2011гг. основывается на экспертной оценке 1315 случаев смерти детей до 5 лет за период с 1 января по 31 декабря этих лет.

Предоставленные для анализа документы состояли из историй развития ребенка (ф.112), медицинской карты ребенка (ф.026), историй родов (ф. 096), индивидуальной карты беременной (ф.111), врачебного свидетельства о перинатальной смертности (ф.106-2у-07) и протокола патологоанатомического исследования (ф.013/у).

Материал обработан методами вариационной статистики с применением программного обеспечения MS Excel и SPSS. Допускаемая ошибка – не более 5%. Определяли среднеквадратическое отклонение и стандартную ошибку средних относительных величин, t- критерий Стьюдента *5,6,7,8+.

Результаты исследования. В течение изучаемого отрезка времени показатели детской (6,6‰, 5,9‰, 4,9‰) и младенческой смертности (21,6‰, 20,7‰,18,3‰) по области в динамике снижались. В структуре детской смертности в регионе потери на 1-м году жизни составили 85%.

Учет факторов способствующих данному исходу, а так же региональных условий проживания детей выявил следующее (таблица 1).

Таблица 1 - Удельный вес заболевания/группы болезней, % к общему числу случаев заболеваний

Заболевание (группа болезней)

Удельный вес заболевания/группы болезней, % заболеваний

〇 к общему числу случаев

Итого:

село

город

Абс.

Х±Źх%

Абс.

Х±Źх%

Абс.

Х±Źх%

1

Болезни органов

мочевыделительной системы

307

26,0±1,28

148

29,9±2,06

148

29,9±2,06

2

Хронические заболевания

ССС

81

6,9±0,74

53

7,8±1,03

28

5,7±0,04*

3

Анемии

366

31,1±1,35

219

32,1±1,79

147

29,7±2,05

4

Болезни органов дыхания

112

9,5±0,85

65

9,5±1,12

47

9,5±1,32

5

Заболевания эндокринной системы

42

3,6±0,54

18

2,6±0,61

24

4,8±0,96*

* Выделены достоверные (Р<0,05) различия между сравниваемыми группами.

6

Инфекционные и

паразитарные заболевания

107

9,1±0,84

55

8,2±8,26

52

10,5±1,38

7

Болезни половых органов

97

8,2±0,80

60

8,8±1,08

37

7,5±1,18

8

Расстройства питания у

матери

66

5,6±0,67

54

7,9±1,03

12

2,4±0,69*

Течение беременностей осложнялось болезнями органов мочевыделительной системы - 26,9±1,2% случаев, как среди сельской, так и городской местности. Железодефицитная анемия встречалась практически у треть женщин, как в городах, так и в селах, хронические состояния сердечно-сосудистой системы - в 6,9±0,74%, болезни органов дыхания и инфекционно-паразитарные заболевания - более 9,5±0,85%. В 8,2±0,80% случаев встречались болезни половых органов. Расстройства питания у матери в виде недостаточности питания, особенно в сельских регионах, отмечены в 5,6±0,67 случаев.

В сравнительном аспекте «город-село» расстройство питания у матерей сельских регионов в 2 раза превышает городские цифры (р<0,05). Хронические заболевания сердечно-сосудистой системы также регистрируются чаще у сельских женщин во время беременности. Превалирование вышеуказанных заболеваний связано не только с более низким материальным статусом в сельских регионах (45,2%), но и с тем, что не уделяется должного внимания здоровью беременной женщины, как врачами, так и самим матерями.

Кроме того, осложнения во время исследуемой беременности были выявлены почти в 40% случаев: в виде истмико-цервикальной недостаточности, угрозы прерывания беременности, случаи маловодной беременности, предлежание плаценты, длительно текущий гестоз и преэклампсия. Из анамнеза умерших детей выявлено, что роды у матерей в 23% случаев были преждевременными.

Основное количество матерей, умерших детей состояли в браке (82,5%), причем замужних среди сельских женщин было больше, по сравнению с городскими (87,3% и 78,8% соответственно). Большинство (59,3%) матерей находились в оптимальном детородном возрасте (20-29 лет). Удельный вес юных женщин составил всего 1%. Женщины старшего репродуктивного возраста составили почти 10% на селе и в 2 раза меньше в городских поселениях (3,5%). Около 30% были матери в возрасте 30-39 лет.

Акушерский анамнез матерей выявил, что первобеременные женщины составили почти 30%, по селу около 25%. Умершие дети преимущественно родились от повторных беременностей (45,5%), от первородящих смертность детей была зарегистрирована в 2 раза меньше. По городским поселениям повторнородящих было значительно больше, чем на селе (р>0,05).

Как известно, оптимальным периодом между родами является интервал в 3-4 года. Однако таких женщин было меньшинство (6%). Основную долю составили женщины с интервалом между родами 1-2 года и только у 16%- 2-3 года.

В большинстве случаев (93-96%) определен невысокий уровень образования родителей (рисунок 1). Из них, средний уровень образования отмечен в 50% случаев среди сельских жителей и в 80%-среди городских. Только 16% отцов и матерей имели высшее образование.

По национальному признаку в 95,7% случаев умершие дети были коренной национальности. Представители других национальностей составили всего 2-4% случаев (русские, корейцы).

По социальному составу преобладали рабочие (40,7%). Служащий контингент отцов составил 9-11%. Очень малый процент отцов составили студенты (1,3-1,4%). Более 30% родителей не работали (31,3%), что свидетельствует о низком материальном уровне большинства семей умерших детей. Смертельные случаи чаще зарегистрированы в малообеспеченных семьях области. Более в 80% случаев отцы имели вредные привычки (курение, алкоголь). Пьющих отцов достоверно больше в сельской местности, напротив в городах преобладали курящие мужчины (р<0,05).

По половой принадлежности среди умерших преобладали мальчики с достоверным преимуществом (56,3% по сравнению с 43,7%) (р<0,05). Преимущество мальчиков над девочками наблюдалось и в отношении сельской и городской местности.

По месяцу смерти большинство детей умерли в январе, ноябре и в октябре. В сентябре и в декабре отмечается снижение случаев смерти, но разница недостоверная (р>0,05). Достоверное уменьшение случаев смертности отмечено с февраля месяца по август включительно (р<0,05). Наименьшее количество детей умерло в летний период (июль - 6,8%). В целом по городским и сельским поселениям помесячная структура смертности практически не отличается друг от друга с преобладанием ее в холодное время года.

Анализ по месту смерти выявил следующее, так в городской местности дети умирали в условиях стационара в 44,8±6,1%, смертность на дому составило 34,3±5,8%, высоким оставался удельный вес несчастных случаев (20,9±5,0%), где дети погибали на месте происшествия. Несколько иная картина наблюдалась в сельской местности: смерть наступила в стационаре в 30,3±4,4%; на дому -38,5±4,7% и от несчастных случаев 30,3±4,4%. При этом следует отметить, что 50% (половина) всех детей, умерших на дому, в районе умерли от заболеваний органов дыхания, 20% - от травм, 10% - от инфекционных болезней, или три четвертых всех от управляемых причин.

К факторам риска способствующих развитию летальных исходов следует отнести заболевания крови и кроветворных органов, в частности, железодефицитные анемии (49%). Белково-энергетическая недостаточность (БЭН) у детей, умерших по области, занимает 2-е место и регистрируется в 32% случаев, при этом процент городских детей значительно выше, чем сельских. У небольшого процента детей фоновые заболевания были представлены рахитом (13%), атопическим дерматитом (2,0%). И только 10% детей не имели каких-либо фоновых заболеваний (рисунок 2).

Обсуждение. Многочисленные исследования младенческой смертности показали, что в значительной степени уровень младенческой смертности зависит от социально-экономических и демографических факторов, среди которых рассматривается брачное состояние, порядок рождения, вес при рождении, занятость женщин и род их занятий, медицинское наблюдение в период беременности и т.д. [2,3].Учитывая этот факт, возникает необходимость изучения влияния медицинских и социальных факторов на случаи смерти детей до 5 лет в Кызылординской области.

Результаты наших исследований показали, что большинство умерших детей (68,5%) имели несколько факторов риска заболеваний, что согласуется с исследованиями Горяиновой И.Л. (58,2-59,3%) [2]. По данным эпидемиологических исследований по силе влияния на состояние здоровья первое место занимают осложнения беременности и родов у матери ребенка [2,3]. Полученные нами данные подтверждают высокую частоту осложнений беременности и родов у женщин (58,2%).

Большинство исследований показывают преобладание младенческой смертности в сельских поселениях над уровнем смертности детей в городских поселениях, что свидетельствует о социальном неблагополучии сельского населения [3,9]. Низкий материальный статус в сельских регионах в наших исследованиях составил 45,2%. В сравнительном аспекте «город-село» расстройство питания у матерей сельских регионов в 2 раза превышает городские цифры (р<0,05). По социальному составу преобладали рабочие (40,7%). Более 30% родителей не работали. В 80% случаев отцы имели вредные привычки (курение, алкоголь). Пьющих отцов достоверно больше в сельской местности, напротив в городах преобладали курящие мужчины (р<0,05).

Стабильное превышение уровня младенческой смертности у мальчиков (52%) в сравнении с девочками (48,0%) отражается в работах других исследователей *1,2,9+. В нашей работе также по половой принадлежности среди умерших преобладали мальчики с достоверным преимуществом (56,3% по сравнению с девочками (43,7%) (р<0,05). Преимущество мальчиков над девочками наблюдалось и в отношении сельской и городской местности.

Медико-организационные факторы определили высокие показатели смертности на дому «город-село» - соответственно 34,3±5,8%; 38,5±4,7%, удельный вес

 

несчастных случаев преобладает на селе (20,9±5,0%;30,3±4,4%).

Заключение. Результаты наших исследований свидетельствуют о медико-социальном неблагополучии населения Кызылординской области, преимущественно населения сельских поселений, поскольку таких категорий, как низкий уровень образования, плохие материально-бытовые и жилищные условия, распространенность алкоголизма значительно больше на селе. Кроме того, беременные в сельской местности встают на учет в женских консультациях в более поздние сроки. Необходимо свести до минимума или исключить полностью смертность детей на дому и удельный вес несчастных случаев смерти.

Следовательно, управленческие решения выявленных особенностей медико-социальных аспектов являются основным резервом снижения детской смертности в Кызылординской области.

 

Список литературы

  1. Альбицкий В.Ю., Зыятдинов К.Ш., Никольская Л.А. и др. Основные методологические подходы и предварительные результаты изучения смертности населения в детском и подростковом возрасте // Рос. педиатрич. журнал. – 2006. – №2. – С. 48–53.
  2. Горяинова И.Л., Сидоров Г.А., Черных А.М. Социально-гигиенические детерминанты младенческой смертности в Курской области // Сб. тр. 74 науч. конф. КГМУ, сес. Центрально-Чернозем. науч. центра РАМН и отд. РАЕН. – Курск: 2009. – Т. 1. – С. 180–183.
  3. Кучеренко В.З., Агарков Н.М. и др. Социальная гигиена и организация здравоохранения : учеб. пособие. – М.: 2000. – 432 с.
  4. Barbara J. Stroll. The Global Impact of Neonatal Infection // Clinics in Perinatology. — 2004. — Vol. 24, №1. — Р. 1-21.
  5. Recent demographic developments in Europe, 2003. Council of Europe Publishing. F-67075 Strasbourg Cedex. ISBN 92-871. 2003, Council of Europe. Журнал «Здоровье ребенка». - №1. - 2006.
  6. Флетчер Р., Флетчер С., Вагнер Э. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины. / Пер. с англ. – М.: «Медиа Сфера», 1998. – 345 с.
  7. Медик В.А., Токмачев М.С., Фишман Б.Б. Прикладная статистика здоровья // Статистика в медицине и биологии. В 2-х томах /Под ред. Проф. Ю.М.Комарова. – Т. 2. – М.: Медицина, 2001. – 352 с.
  8. Зайцев В.М., Лифляндский В.Г., Маринкин В.И. Прикладная медицинская статистика. – СПб: ООО «Издательство «ФОЛИАНТ», 2003. – 432 с.
  9. Шимко П.Д., Власов М.П. Статистика / Серия «Учебники, учебные пособия». – Ростов н/д: Феникс, 2003. – 448 с.
  10. Трибунский С.И., Колядо В.Б., Асанова Т.А., Колядо Е.В. Младенческая смертность в городских и сельских поселениях Сибирского Федерального округа // Сибирский медицинский журнал. – 2011. - Том 26. - № 3. - Выпуск 1. – С.168 – 172.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Медицина