Стратегия развития минерально-сырьевого комплекса России на инновационной основе

В статье представлены результаты исследования, целью которого являлось обоснование стратегии развития минерально-сырьевого комплекса России на инновационной основе. Анализ стратегий и программ социальноэкономического развития регионов показал, что в них практически не отражены перспективы и приоритеты развития минерально-сырьевого комплекса и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Авторами произведена прогнозная оценка вклада комплекса в производство валового регионального продукта. Разработаны предложения по переходу горнодобывающих отраслей на инновационное развитие. В технологическом плане предлагаются две стратегии развития: заимствование прогрессивных технологий из-за рубежа и развитие собственного научнотехнического потенциала.

Данная статья подготовлена в рамках выполнения исследования по гранту МОН Республики Казахстан "Национальные инновационные системы стран Евразийского экономического союза: механизмы развития, предпосылки взаимодействия и перспективы интеграции" (№5162/ГФ4)

В последние годы все острее ощущается, что обеспеченность стран и регионов природными ресурсами становится, с одной стороны, важнейшим геополитическим фактором их социально-экономического развития и позиционирования в глобальной конкурентной среде, с другой - источником военно-политических рисков и угроз. В экономической науке сформировались следующие подходы к оценке роли и влияния минерального сектора на экономическое развитие. Представители сырьевой теории роста [13] утверждали, что экономический рост, как правило, начинается с повышения предпринимательской активности в сфере освоения природных ресурсов, а затем капитал сырьевого сектора реинвестируется в развитие местной инфраструктуры, в сервис и обрабатывающие отрасли. В 80-е годы ХХ столетия была предложена модель "голландской болезни" [47], согласно которой при росте сырьевого сектора постепенно происходит деградация обрабатывающих отраслей экономики, т.е. "прямая деиндустриализация". Затем была выдвинута идея о существовании влияния не самого фактора природных ресурсов, а его связи с определенными параметрами национального и регионального развития [8-11]. Исследования привели к появлению подхода, в рамках которого главным фактором, препятствующим росту в странах и регионах, богатых полезными ископаемыми, считаются институциональные изъяны. Анализ взаимосвязи между изобилием природных ресурсов и слабым экономическим развитием стран нашел отражение в многочисленных работах в России и за рубежом [12-16].

Авторами статьи проведено исследование по выявлению взаимосвязей между общими тенденциями развития стран постсоветского пространства и масштабами их сырьевого сектора, которое основано на результатах анализа пяти макроэкономических показателей: ВВП, объем государственного долга, прямые иностранные инвестиции, уровень безработицы, валовая добавленная стоимость. В результате было установлено, что отсутствуют явные связи между уровнем развития институтов и темпами изменений макроэкономических показателей. Кроме того, развитый сырьевой сектор не является сдерживающим фактором для внедрения инноваций и развития обрабатывающей промышленности. Более того, наличие сырьевых отраслей позволяет государству на достаточно высоком уровне развивать производственную и социальную инфраструктуру [17].

Минерально-сырьевой комплекс России также оказывает значительное влияние на развитие национальной экономики. В частности, он обеспечивает более 50% валового внутреннего продукта страны, формирует более 50% бюджета и более 70% - всего экспорта. При этом большинство горнодобывающих предприятий является градообразующими и составляют основу экономики более 70% регионов России.

Проблемы стратегического сырьевого обеспечения страны и регионов рассматривали многие авторы. А.А. Арбатов [18] предложил три вида стратегий развития МСК: трансформировать существующий вид горнопромышленного комплекса, изменять сложившийся тип региона, изменять частично и тип комплекса, и тип региона; Орлов В.П.[19] сформулировал проблемы недропользования и оценил роль минеральносырьевого комплекса в долгосрочной стратегии развития экономики России, в т.ч. за счет новых центров сырьевого обеспечения экономического роста. О.В. Петров, Б.К. Михайлов, А.Ф. Морозов, В.П. Орлов и др. [20] провели оценку минеральносырьевого потенциала недр Российской Федерации и предложили перспективные для освоения виды полезных ископаемых и перспективные для развития минерально-сырьевого сектора регионы. Е.А. Козловский [21] рассматривал взаимосвязь минерально-сырьевой политики и национальной безопасности страны. С.А. Кимельман [22-23] в своих работах оценивал сырьевую составляющую региональной экономики России и механизмы реализации государственной политики в минеральносырьевом комплексе. Ю.С. Толченкин, А.Г. Шеломенцев и Е.М. Козаков [24-26] определили стратегию инновационного технологического развития угольной отрасли России на базе активизации инвестиционной деятельности.

Анализ современного состояния минеральносырьевого комплекса России позволил выделить ряд противоречий, обуславливающихся неэффективностью существующей системы государственного регулирования в сфере недропользования.

Во-первых, распространенный монополизм в сфере добычи основных видов полезных ископаемых. Так, добыча по более чем 10 видам полезных ископаемых в стране, в том числе газу, никелю, платиноидам, осуществляется только одним предприятием; 9 предприятий добывают 82 % всей нефти, на долю двух компаний приходится добыча 100 % алмазов, менее 10 компаний контролируют 100 % добычи нефти [28].

Во-вторых, в распределенном фонде недр сосредоточено свыше 90% разведанных запасов нефти, никеля и алмазов; более 80% газа; более 70% - золота и платиноидов. При этом в нераспределенном фонде остались объекты, характеризующиеся сложными для эксплуатации условиями, относительно низким качеством сырья и значительной транспортной удаленностью, что существенно снижает их инвестиционную привлекательность и предпринимательскую активность горнодобывающих компаний [28].

В-третьих, концентрация капитала в недропользовании, существующие административные барьеры, высокие риски, обусловленные пробелами в действующем законодательстве, способствуют формированию в этой сфере своего рода "закрытого клуба", доступ в который другим игрокам и малому предпринимательству, формирующим реальную конкурентную среду, исключительно затруднен.

Прирост запасов полезных ископаемых многие годы отставал от объемов добычи. Так, по Отчету Счетной палаты РФ от 3 марта 2013 г. за период 20072012 гг. прирост запасов получен только по 38 из 146 видов полезных ископаемых, или по 26 % от общего количества, при этом воспроизводство минеральносырьевой базы было обеспечено лишь для 27 видов полезных ископаемых, или 18 % от общего количества добываемых полезных ископаемых. При этом запасы по 10 из 29 видов стратегических твердых полезных ископаемых (ТПИ) уменьшились, по 9 видам имел место незначительный прирост запасов [28] то есть минерально-сырьевая база сокращается и используется неэффективно.

Следует отметить, что стратегии и программы регионов по развитию и использованию минеральносырьевой базы в большинстве своем не конкретны и носят общий характер, практически во всех стратегиях и программах отсутствует экономическое обеспечение программных мероприятий, прогноз влияния МСК на экономику и социальную сферу регионов. На федеральном уровне не разработана стратегия развития МСК и воспроизводства МСБ страны на долгосрочную перспективу.

Авторами произведена прогнозная оценка вклада МСК в производство валового регионального продукта. Наибольший вклад в суммарную ВДС МСК вносил Уральский федеральный округ (более 45%), Приволжский около 17 %, Сибирский более 12 %. Вклад МСК в ВРП регионов составлял в целом по стране около 16%. По расчетам, в 2020 г. доля ВДС в промышленности регионов существенно не изменится, уменьшится доля УрФО до 43,3% и незначительно изменится доля других. Доля МСК в ВРП регионов в целом по стране снизится более, чем на треть, соответственно уменьшатся показатели по всем субъектам и федеральным округам. Так, доля МСК В ВРП регионов уменьшится почти на 5% по Северо-Западному, Приволжскому, Уральскому округам, на 4,5% по Сибирскому округу, по остальным округам снижение составляет около 2%). В Центральном округе наибольший удельный вес в ВДС МСК приходится на черную металлургию, больше половины, и на электроэнергетику - около 30%. В Южном округе около трети ВДС МСК производится в топливной промышленности. В Северо-Западном округе около трети ВДС МСК приходится на топливную промышленность и столько же на черную металлургию. В Приволжском округе две трети ВДС МСК сосредоточено в топливной промышленности, аналогичная картина в УрФО, где на долю топливной промышленности приходится 80% ВДС МСК. В Сибирском округе более 97% ВДС МСК распределяется между четырьмя отраслями: цветной металлургией (около 40%), топливной промышленностью, черной металлургией и электроэнергетике. В Дальневосточном округе более 80% ВДС МСК будет производиться в примерно в равных долях в топливной промышленности и электроэнергетике

Основная часть ВДС МСК России в 2020 г. как и прежде будет произведена в топливной промышленности (более половины), в черной металлургии (более 20%), электроэнергетике и цветной металлургии. На долю этих отраслей приходится более 90% всей ВДС МСК России.

По мнению авторов, существуют две стратегии дальнейшего развития минерально-сырьевого комплекса. Первая характеризуется сохранением экспортной ориентированности горнорудной промышленности, когда из страны вывозятся минеральные ресурсы, что оказывает негативное влияние на ВВП, консервирует неэффективную структуру занятости и ограничивается долей экспортных поступлений в бюджет. Альтернативный способ предполагает глубокую переработку значительной части минеральной продукции на инновационной основе, которая формирует технологические цепочки, дополняясь инфраструктурной составляющей. В этом случае значительно возрастает добавленная стоимость продукции и услуг, инициированных добывающим сектором экономики, к которому относится горнорудная промышленность.

Переход геологоразведочных работ на инновационный путь включает следующие основные направления: программно-целевое планирование по принципу кластерного подхода, совершенствование экономико-правовых основ недропользования, применение современных методов и оборудования для поиска и разведки месторождений полезных ископаемых. По мнению авторов, в недропользовании инновация обеспечивается переходом от геолого-экономического понятия месторождения к геолого-экономическим и социально-экономическим понятиям минеральносырьевых центров экономического роста (ЦЭР). При выделении ЦЭР государство получает механизм сосредоточения в своих руках контроля над 90% наиболее ликвидной части минерально-сырьевой базы страны. Территории, не вошедшие в районирование по принципам ЦЭР в активные поисково-оценочные работы должны вовлекаться за счет привлечения частных инвестиций в рамках юниорного геологоразведочного движения.

В сырьевых отраслях особое значение приобретают инновационные проекты по более глубокой переработке минерального сырья, по внедрению малоотходных (а в более отдаленной перспективе - безотходных) технологий, ресурсосбережению; в металлургической и химической промышленности - более широкое освоение конечных переделов. Инновационный путь освоения минерально-сырьевой базы предполагает тесное сотрудничество государства и бизнеса на основе принципов частно-государственного партнерства: в пределах территории нескольких сближенных месторождений за счет государства должны создаваться транспортные и энергетические объекты инфраструктуры, а за счет бизнеса - вся необходимая производственная и социальная инфраструктура. Такие территории можно относить к территориям инновационного развития. Комплексное социально-экономическое освоение таких территорий позволит в значительной мере повысить внутренний спрос на минеральные ресурсы и продукты их глубокой переработки. Это наиболее эффективный путь вложения государственных средств.

Стратегия перехода горнодобывающих отраслей на инновационное развитие должна базироваться на существенно более широком, специфическом для каждой отрасли, спектре научных достижений. Иными словами, стержнем инновационного развития должна стать наукоемкость технологий в самом широком понимании.

В технологическом плане могут рассматриваться два направления реализации инновационной стратегии развития МСК: первая - заимствование прогрессивных технологий и ноу-хау из-за рубежа; вторая - развитие собственного научно-технического потенциала. При этом в комплексе мер инновационной направленности технологического развития можно выделить следующие: внедрение циклично-поточной и поточной технологии на открытых работах; применение комбайнов непрерывного действия и самоходных средств транспортировки угля и руды на подземных работах; решение проблемы промышленной утилизации шахтного метана; внедрение технологии глубокой переработки углей с получением жидких углеводородов и экологически чистого твердого топлива; переход на международную систему обеспечения контроля качества отгружаемого.

В институциональном плане к основным условиям улучшения предпринимательской среды в сфере недропользования относятся: устранение административных барьеров и дискриминации в части доступа компаний к объектам транспортной и энергетической инфраструктуры, информационная прозрачность в сфере недропользования, инвестиционная привлекательность объектов недропользования. Существующие избыточные административные барьеры в сфере производства геологоразведочных работ, добычи и переработки полезных ископаемых, а также при проектировании и строительстве, препятствуют развитию независимых добывающих компаний, которые в основном осуществляют разработку малопривлекательных месторождений.

В последние годы освоение минеральносырьевой базы России характеризуется устойчивой тенденцией возрастания роли малого горного бизнеса во всех сферах недропользования. Так, по оценкам экспертов, малыми и средними предприятиями добывается около 4% нефти, более 6% золота, сотни малых предприятий работают в добыче общераспространенных полезных ископаемых и подземных вод, десятки предприятий - в добыче угля, рудных и других видов сырья [27]. При этом тенденции развития минерально-сырьевой базы характеризуются преобладанием доли мелких месторождений, что в дальнейшем имеет тенденции к росту. Например, удельный вес малых и средних разведанных месторождений нефти составляет 82%, золота - 98%, строительного камня - более 80%. Современные условия наиболее приемлемы для крупных компаний, но не способствуют развитию мелкого и среднего бизнеса в геологоразведке и горнодобывающей сфере.

В целом, ресурсные преимущества регионов России остаются наиболее значимыми, поэтому реализация по инновационному сценарию ускорит воспроизводство и освоение минерально-сырьевой базы и на этой основе развитие минеральносырьевого комплекса Сибири (Красноярский край, Иркутская, Республика Тыва) и Дальнего Востока (Еврейская АО, Магаданская, Сахалинская области, Хабаровский край). Из прогнозных расчетов очевидно, что развитие минерально-сырьевой базы регионов России по инновационному варианту могло бы способствовать значительному пополнению региональных бюджетов налоговыми поступлениями от деятельности отраслей минерально-сырьевого комплекса и росту бюджетной обеспеченности территории, а также доходов населения [28].

При этом основными результатами инновационного освоения минерально-сырьевых ресурсов должны стать:

  • -масштабное освоение новых территорий и ускорение развития экономически отсталых регионов;
  • повышение минерально-сырьевой независимости и экономической безопасности страны и регионов;
  • - повышение доходов бюджетов всех уровней путем широкого вовлечения в хозяйственный оборот природных ресурсов;
  • формирование и дальнейшее укрепление интеграционных социально-экономических связей с другими регионами и странами.

 

Список литературы:

  1. Holden S. Avoiding the Resource Curse. The Case Norway. Department of Economics University of Oslo. 2013. Available at: http://folk.uio.no/sholden/wp/ resource-curse-norway-13.pdf (date of access: 03.12.2014).
  2. Kronenberg T. The curse of natural resources in the transition economies. Economics of Transition, 12 (3), 399-426. 2004.
  3. Mikesell R.F. Explaining the resource curse, with special reference to mineral exporting countries. Resources Policy, 23, 4, 191-199. 1997.
  4. Sachs J.D., Warner A.M., "The Big Rush, Natural Resource Booms And Growth," Journal of Development Economics, 1999, v. 59 (1,Jun), Pp. 43-76.
  5. McKinnon R. International Transfers and Non-traded Commodities: The Adjustment Problem, The International Monetary System and the Developing Nations, Washington, D.C. Agency for International Development , 1976. - 98 pp.
  6. Van Wijnbergen S. The 'Dutch Disease': A Disease After All? Economic Journal, 94 (373), 1984. Pp. 41-55.
  7. Van der Ploeg F., Venables T. Symposium on Resource Rich Economies Introduction. Oxford Economic Papers 61(4), 2009. Pp. 625-627.
  8. Auty Richard M. Sustaining Development in Mineral Economies: The Resource Curse Thesis. - London: Routledge, 1993. - 288 pp.
  9. Corden W.M., Neary J.P. Booming Sector and De-Industrialisation in a Small Open Economy // The Economic Journal. - 1982. -Vol. 92 (December). - pp. 825848.
  10. Holden S. Avoiding the Resource Curse. The Case Norway. Department of Economics University of Oslo. August 2013. http://folk. uio. no/sholden/wp/ resource-curse-norway-13.pdf (Date of access: 21.07.2014).
  11. Stiglits J. The resource curse [Proklyatie resurtsov]. Day, №143, 13.08.2004. Available at: http:// www.day.kiev.ua/78284
  12. Забелина О. "Российская специфика "голландской болезни" // Вопросы экономики. - 2004. - № 11. - С. 37-54.
  13. Казначеев П. Природная рента и экономический рост. - М. Российская академия народного хозяйства и государственной службы, 2013. - 101 с.
  14. Кожумов К. Проклятие ресурсов. [Электронный ресурс]. URL: articlekz.com - Научные статьи Казахстана. Режим доступа: http://articlekz.com/ node/3791 (дата обращения: 21.07.2014).
  15. Кузнецов А.В. Темпы экономического роста - "голландская болезнь". [Электронный ресурс]. URL: http://www.finansy.ru/publ/pmacro/ 004.htm (дата обращения: 21.07.2014).
  16. Полтерович В.М., Попов В.В., Тонис А.С. Механизмы "ресурсного проклятия" и экономическая политика // Вопросы экономики. 2007. №6. С. 4-27.
  17. Дорошенко С.В., Шеломенцев А.Г. Сырьевой сектор: фактор развития или торможения национальной экономики // Современные технологии управления, 2015. - №3(51). - ISSN 22269339. - Режим доступа к журн.: http://sovman.ru
  18. Арбатов А.А. Стратегия сырьевого обеспечения в народнохозяйственном развитии. М. Наука, 280 с.
  19. Орлов В.П. Проблемы недропользования - M. : Геоинформмарк, 2007. - 464 с.
  20. Петров О.В., Михайлов Б.К., Морозов А.Ф., Орлов В.П. и др. Минерально-сырьевой потенциал недр Российской Федерации : в 2-х т. / науч. ред. О. В. Петров - СПб. : Изд-во ВСЕГЕИ, 2009. Т. 2. - 492 с.
  21. Козловский Е.А. Россия: минеральносырьевая политика и национальная безопасность. М. Издательство МГГУ, 2002.
  22. Кимельман С.А. Механизмы реализации государственной политики недропользования в сфере углеводородного сырья в России. - М.: Совр. экономика и право, 2004. - 96 с.
  23. Михайлов Б.К., Кимельман С.А. О законодательной поддержке инновационных направлений развития минерально-сырьевого комплекса России//Минеральные ресурсы России. Экономика и управление, 2010, №1. С.53-61.
  24. Шеломенцев А. Г., Козаков Е. М., Толченкин Ю. С. Стратегия инновационного технологического развития угольной отрасли России на базе активизации инвестиционной деятельности. - Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2006.
  25. Doroshenko S.V., Shelomentsev A.G., Sirotkina N. V., Khusainov B.D. (2014). Paradoxes of The "Natural Resource Curse" Regional Development In The PostSoviet Space // Economika regiona (Economy of Region), 2014, № 4, 81-93.
  26. Шеломенцев А.Г., Дорошенко С.В., Чойжил Э. Социально-экономическое развитие постсоветского пространства через призму концепции "сырьевого проклятия" // Журнал экономической теории, 2015, № 2, с. 17-29.
  27. Отчет о результатах контрольного мероприятия "Проверка состояния и развития минерально-сырьевой базы, эффективности использования недр и формирования доходов федерального бюджета от ее использования, соблюдения природоохранного законодательства в период 2007-2012 годов" Б.-Ж. Жамбалнимбуев// Бюллетень Счетной палаты №3 (март) 2014 г. С.3-42 http://audit.gov.ru/activities/bulleten/755/
  28. Козлова О.А., Шеломенцев А.Г., Беляев В.Н. Минерально-сырьевой потенциал России // Социально-экономический потенциал как основа поступательного развития постперестроечной России… / Рос. Акад. Наук, Урал. Отд-ние [и др.]; Под ред. В.А. Черешнева, А.И. Татаркина. - Москва: Экономика, 2015. - 1039 с. - (Близкая и такая неразгаданная экономика; т. III).
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: Экономика