Личность несовершеннолетнего преступника

«Вор не тот, кто крадет, а тот, кого поймали» Б. Шоу

Проблема личности преступника относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных в криминологии.

Личность преступника есть совокупность интегрированных в ней социально значимых негативных свойств, образовавшихся в процессе многообразных систематических взаимодействий с другими людьми.

Личность представляет собой индивидуальную форму бытия общественных отношений, а личность преступника, как более частное явление,- индивидуальную форму бытия неблагополучных общественных отношений.

Криминологическое изучение личности преступника осуществляется главным образом для выявления и оценки тех её свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его профилактики. В этом проявляется теснейшее единство трех узловых криминологических проблем: личности преступника, причин и механизма преступного поведения, профилактики преступлений.

Теорию личности преступника нужно рассматривать как возникшую на определенном этапе развития криминологии некоторую совокупность упорядоченных и систематизированных значений, описывающих и объясняющих существование, развитие и особенности тех, кто совершает преступления [1].

Применительно к несовершеннолетним преступникам в первую очередь наиболее значимыми с криминологических позиций являются их возрастные особенности.

«Возрастные особенности» – это не только устоявшееся разговорно-бытовое выражение, но и научный термин, широко используемый в физиологии и медицине, психологии и педагогике, в криминологии и уголовном праве, как и в ряде других наук.

В нашем случае, употребляя термин «возрастные особенности», в первую очередь хотелось отразить то обстоятельство, что на протяжении своей жизни человек постоянно меняется по личностным характерологическим данным и степень, как и интенсивность этих изменений, всегда связаны с возрастом в биологическом его исчислении.

Возрастные изменения обусловлены, прежде всего, биологическими процессами, протекающими в организме человека. Но они весьма значимы для социализации личности, обладающей определенными психологическими и мировоззренческими характеристиками. Последнее, на первый взгляд, может быть не столь очевидно, но доказано социальной памятью людей, повседневным опытом социального взаимодействия лиц разного возраста.

Совершенствование такого взаимодействия, включающего процесс социализации, имеет не только общесоциальный, но и специально антикриминогенный позитивный заряд.

Изучая личность в тесной связи с условиями среды, криминологическая наука немало сделала для познания возрастной этапности формирования физических и духовных характеристик несовершеннолетних правонарушителей. Но настоятельная потребность в системном охвате научным изучением криминологических, уголовноправовых и возрастных аспектов контингента несовершеннолетних в настоящее время все равно существует.

В результате проведенных научными коллективами или отдельными учеными большого числа исследований чисто эмпирического плана, исследований серьезного теоретического характера, представления общества об особенностях детско-юношеского возраста за долгие годы претерпели значительные изменения как по линии осознания значимости ранних стадий становления и развития человеческой личности, так и по линии содержательной – выявления конкретных возрастных особенностей данного периода жизни человека.

Итогом накопления знаний о человеке, об этапах его развития стало утверждение взгляда на человека как на особь, подверженную изменениям во времени, причем изменениям, не только внешне видимым, но и не менее серьезным внутренним – интеллектуальным, духовным, характерологическим.

В различных сферах общественной жизни, регулируемых различными правовыми предписаниями, давно утвердился взгляд на необходимость учета возрастных особенностей при решении разного рода практических задач [2].

Для всех или почти для всех несовершеннолетних, вставших на путь преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или, в конечном счете, связан с личностными деформациями, часто выражающимися в узости и неразвитости позитивных общественных связей, бедности форм деятельности, бессодержательности досуга. Имея ввиду особую воспитательно-профилактическую значимость формирования у граждан позитивного отношения к общественно полезной деятельности, криминологи часто и тщательно в последние годы анализировали потребности и интересы несовершеннолетних, проявляющиеся в их отношении к учебе и работе. То, что удалось выявить, свидетельствует о существенных отличиях правонарушителей по этим параметрам от тех, кто преступлений не совершает.

Особенности потребностей, интересов, отношений в сфере ведущей деятельности характерные для несовершеннолетних, совершающих преступления, включают, прежде всего, стойкую утрату связей с учебным либо трудовым коллективами, полное игнорирование ими правовых требований и нравственных оценок.

В производственной сфере их характеризует отсутствие интереса к выполняемой трудовой деятельности, утилитарное отношение к профессии (т.е. как к возможности извлечь из нее только материальную и иную потребительскую выгоду), отсутствие связанных с ней длительных планов, отчужденность от задач производственного коллектива, его нужд.

В последние годы стремление к достижению успехов в учебной и производственной деятельности у правонарушителей все больше замещается досуговыми потребностями и интересами. Сама система оценок и предпочтений у таких лиц ориентируется на эту сферу. Именно здесь фиксируются и гипертрофируются потребности и интересы, связанные с погоней за материальными благами, информацией, значимой для данной микросреды, и т.д.

В отличие от личности с позитивными, одобряемыми обществом интересами и потребностями, развитие их у правонарушителей часто идет как бы в обратном направлении. Фактическое, в основном бесцельное, времяпрепровождение формирует соответствующий негативный интерес. Он закрепляется в привычке, а последняя ведет к социально-негативной потребности. Соответственно искаженному развитию потребностей развиваются и привычки к общественно опасным, противоправным способам их удовлетворения. Наличие явно выраженных, негативных по своей социальной сущности потребностей и интересов к употреблению алкоголя, бесцельному пребыванию на улице, в подъездах и т.п., зафиксировано не менее чем у 2/3 лиц, совершавших преступления и иные правонарушения. Растет и число преступлений, совершаемых несовершеннолетними в состоянии наркотического воздействия. Отмечается у этих подростков также общая ограниченность круга потребностей и интересов, примитивный характер многих из них. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры, выпивки, демонстрация пренебрежения к общественным нормам поведения, культивирование вражды с определенными группами подростков и т.д. Интересы в сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спортом проявляются в три-четыре раза реже, чем у подростков с позитивным поведением. И дело здесь не просто в ограниченности их интересов, а именно в весьма раннем (по возрасту) замещении интересами и потребностями явно отрицательными.

К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и достаточно глубокие деформации их нравственных и правовых ценностных ориентаций.

Характеризуя особенности ценностных ориентаций, приходится иметь в виду, что т.к. исследования всегда проводятся после совершения преступлений (чаще всего в процессе исполнения наказания), многие из выявленных дефектов приобретены ими на этом, не самом лучшем для них, этапе формирования личности. В этих условиях очень сложно выделить черты личности, сохранившиеся в неизменном виде с момента, предшествовавшего преступлению и черты, ослабленные или усиленные после этого, а также вновь приобретенные.

Эти деформации проявляются как в выборе перспективных и текущих целей, так и в выборе средств достижения целей. Здесь, как правило, имеют место «ножницы», разрыв между известными, одобряемыми в принципе ценностями нашего общества и фактически используемыми ими в повседневном поведении в качестве «руководства к действию» ценностями, ориентированными в основном на требования референтной для них, чаще всего нездоровой в социальном отношении микросреды. Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т.п. переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых ценностей. Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта в группе, сиюминутных удовольствий, потребительства. Совершая аморальные и противоправные поступки, они стремятся всячески облагораживать их мотивы, искажать оценку поведения потерпевших. У них четко фиксируется позиция одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания или предельного смягчения собственной ответственности.

В среде несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым нарушение уголовно-правового или любого другого правового запрета, если «очень нужно», в том числе, если это требуют интересы группы. Закон рассматривается как совокупность неприемлемых ими запретов, а не как правила одобряемого государством и обществом поведения. Необходимость соблюдения его требований соотносится, прежде всего, со степенью вероятности наказания за допущенные нарушения.

В эмоционально-волевой сфере подростков, совершающих преступления, чаще всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность. Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15-25 % случаев (К.Е. Игошев, Н.И. Гуковская, Г.М. Миньковский и др.). Следовательно, причина их противоправного поведения чаще всего заключается не в слабоволии, а в отрицательной волевой направленности. Можно выделить по этому основанию, по меньшей мере, три типа правонарушителей. Во-первых, подростков с сильной волей. Они в ряде случаев совершают преступления единолично или выступают в качестве вожаков преступных групп. Во- вторых, подростков с избирательно проявляющимися отрицательно направленными волевыми качествами, выступающие обычно активными участниками подготовки и совершения преступлений. В-третьих, слабовольных подростков, которых втягивают в совершение преступления другие лица.

Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство, нечувствительность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к наиболее распространенным характерологическим чертам несовершеннолетних преступников. При этом речь идет не о возрастных особенностях, которые присущи основной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах, деформациях в моральноэмоциональной сфере, характерных лицам, совершающим преступления.

В последнее время исследователями много внимания уделено выявлению отягощенности рассматриваемого контингента различными нервно-психическими аномалиями. Полученные данные позволяют сделать вывод, что влияние этих аномалий на правонарушающее поведение носит косвенный характер. Они, как правило, стимулируют социальную неадаптированность, неадекватность реакций подростков, но не определяют основное содержание конкретных действий, их нравственно-правовую направленность.

Всякий раз, когда речь идет о вменяемых субъектах, наличие нервнопсихических аномалий не создает фатальной предрасположенности их к преступлению. Аномалии психики оказывают влияние в качестве условия, ускоряющего процесс деградации личности, а также фактора, сказывающегося на выборе форм реакции на конфликтную ситуацию, на формировании специфической преступной мотивации.

Основной причиной более интенсивного возникновения и развития, психогенно обусловленных аномалий у правонарушителей являются неблагополучные условия их семейного воспитания, выражающиеся, в том числе и в наличие различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни [3].

Как показывают исследования, в абсолютном большинстве несовершеннолетние преступники – это лица, обладающие привычками, склонностями и устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения. Для них характерны:

  • постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого поведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества, хулиганство и т.д.);
  • следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристрастие к спиртным напиткам, наркотикам, азартным играм;
  • бродяжничество, систематические побеги из дома, учебновоспитательных и иных учреждений;
  • ранние половые связи, половая распущенность;
  • частое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуациях, злобности, мстительности, жестокости, насилия;
  • умышленное создание конфликтных ситуаций, постоянные конфликты в семье, терроризирование родителей и других членов семьи;
  • культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних, отличающихся социально приемлемым поведением, дисциплинированностью, успехами в учебе;
  • привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно отнять у более слабого человека [4].

 

Литература

  1. Антонян Ю.М., Кудряыцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. - 366 с.
  2. Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы правовой ответственности: Сборник научных трудов. М., 1992.
  3. Р.И. Панкратов, Е.Г. Тарло, В.Д. Ермаков Дети, лишенные свободы: Монография. - М.: Юрлитинформ, 2003
  4. Лебедев А.В. Оценка нервно-психического состояния подростков, состоящих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. // Психология и профилактика асоциального поведения несовершеннолетних. / Под ред. С.А. Беличевой. - Тюмень, 1985.
Год: 2012
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция