Аксиологическая сущность обязанностей государства

Государство является единственным носителем ряда важнейших публично-правовых обязанностей, успешная реализация которых обеспечивает благосостояние определенного народа, общества в целом. Цель публикации заключается в определении аксиологической сущности обязанностей государства, исходя из его надлежащей, необходимой функциональной деятельности в различных сферах социальной действительности. В статье были использованы такие методы исследования, как аналитико-системный, формально-юридический, логический и другие, что позволило комплексно проанализировать аксиологическую сущность обязанностей государства, определить его функциональную действенность в современных условиях. Доктрина права определяет сущность государства как внутреннее содержание его деятельности, но не исследует вопрос аксиологической сущности обязанностей государства. Важность исследования аксиологической сущности обязанностей государства обоснована тем, что такое исследование всегда осуществляется с практических позиций. Аксиологическая сущность обязанностей государства вытекает из их объективности, социальной востребованости, полезности и практической необходимости. Сделан вывод, что аксиологическая сущность обязанностей государства — это обусловленные жизненными социальными потребностями вид и мера необходимой, должной и законодательно нормированной и гарантированной деятельности государства, которая заключается в выявлении (детектности), признании и обеспечении (провайдности) ценностных потребностей общества и государства в определенной исторической действительности. Установлено, что детектность обязанностей государства заключается в полноценном, системном и детерминированном выявлении объективных социальных потребностей, признание государством социальных потребностей осуществляется путем их нормативной фильтрации в соответствии с моральными, социальными, культурными и другими требованиями общества и государства. Обеспечение ценностных потребностей предполагает осуществление целенаправленных государственных действий политического, экономического, экологического, культурного и иного характера.

Введение

Актуальность предложенной темы заключается в том, что аксиологическая сущность обязанностей государства в юриспруденции не исследована, поскольку вопрос конституционных обязанностей государства не стал предметом освещения доктринальной юриспруденции, несмотря на то, что государство является единственным носителем ряда важнейших публично-правовых обязанностей, успешная реализация которых обеспечивает благосостояние определенного народа, общества в целом.

Цель этой публикации определить аксиологическую сущность обязанностей государства, исходя из его надлежащей, необходимой функциональной деятельности в различных сферах социальной действительности.

Достижение цели исследования предопределяет необходимость решения следующих задач:

  •  проанализировать доктринальные источники в аспекте аксиологической сущности конституционных обязанностей государства;
  •  определить оптимальную методологию научного осмысления конституционных обязанностей государства;
  •  по результатам анализа и обобщения общетеоретических и отраслевых научных изысканий сформулировать дефиницию «аксиологическая сущность обязанностей государства»;
  •  выделить и исследовать формы объективизации аксиологической сущности обязанностей государства;
  •  проанализировать национальное и зарубежное конституционное законодательство в аспекте сущности, разновидностей и возможной трансформации конституционных обязанностей государства;
  •  сформулировать теоретические представления об аксиологической сущности обязанностей государства и при необходимости сформулировать предложения по совершенствованию реализации конституционных обязанностей государства.

Вопрос аксиологической сущности обязанностей государства не исследован ни в теории государства и права, ни в отрасли конституционного права, поэтому мы полагаем, что нужно прежде всего рассмотреть некоторые теоретические аспекты тематического понятийно-категориального аппарата.

Методы исследования

Применение аналитико-системного, формально-юридического, логического и других методов исследования позволит комплексно проанализировать аксиологическую сущность обязанностей государства, определить его функциональную действенность в современных условиях социальной действительности.

Результаты

Государство является объективным явлением социального бытия. Доктрина права определяет сущность государства как «внутреннее содержание его деятельности, что выражает единство (общность, солидарность) общесоциальных и ... социально-групповых интересов» [1; 65]. Государство выполняет надлежащую ему миссию, поэтому обладает определенным объемом функциональных полномочий, неотъемлемым составляющим которых являются обязанности.

Итак, возникают вопросы: в чем заключается аксиологическая сущность обязанностей государства, их значимость и социальная ценность? Мы полагаем, что деятельность государства нельзя считать произвольной, лишенной смысла или необоснованной, поскольку она востребована потребностями социума, поэтому требования и стандарты такой деятельности государства имеют нормативную фиксацию. Необходимой, надлежащей деятельности государства свойственна определенная социальная значимость и сущность, а следовательно, и социальная ценность.

С целью получения достоверных результатов исследования обратимся к тематическим источникам по вопросу аксиологической сущности обязанностей государства. Итак, слово «сущность» ученые понимают как «самое главное, основное, существенное»; как «главное, определяющее в предмете, что обусловлено связями и тенденциями развития и познается на уровне теоретического мышления»; как «систему глубинных, устойчивых связей и отношений, которые обусловливают возникновение, существование, функционирование предметов, процессов, с разрушением которых они перестают существовать; связей, определяющих природу предметов, процессов, совокупность их свойств, особенностей» [2; 369]. «Координатором» таких глубинных и устойчивых связей, явлений и предметов являются общественно значимые потребности.

Слово «потребность» означает «необходимость в ком-, чем-либо, что требует удовлетворения; необходимость; то, без чего нельзя обойтись; требования, которые необходимо удовлетворить», а слово «значимость» в науке филологии определяется как «роль, важность чего-либо; суть чего-либо; содержание» [3; 648]. Итак, аксиологическая сущность обязанностей государства вытекает из их объективности, социальной востребованности, полезности и практической необходимости.

Дискуссия

Доктрина права различает два основополагающих направления познания: теоретическое и практическое (аксиологическое, ценностное). Сущность теоретического познания действительности заключается в том, что «путем раскрытия содержания и (или) установления объема понятий и категорий воспроизводятся объективно существующие качества объектов или явлений, которые были предметом изучения, и определяются их связями с другими явлениями». Однако теоретическое познание «не требует установки связей объекта осмысления с потребностями и интересами людей, их организаций или других заинтересованных субъектов» [4; 140]. Таким образом, теоретическое познание объекта исследования осуществляется вне практических потребностей и является таким, что не охватывает реальные, насущные потребности и интересы социума.

Мы считаем, что исследование аксиологической сущности социальной действительности всегда имеет практическую направленность и значимость, поскольку предполагает выявление предметных качеств и свойств объекта познания, способствующих решению тех или иных «практических или мировоззренческих задач» [5; 185]. Таким образом, исследование обязанностей государства в аксиологическом аспекте предполагает системное их изучение, анализ и обоснование обязанностей с позиций практических нужд.

Итак, аксиологическая сущность обязанностей государства — это обусловленные жизненными социальными потребностями вид и мера необходимой, должной и законодательно нормированной и гарантированной деятельности государства, которая заключается в выявлении, признании и обеспечении ценностных потребностей общества и государства в определенной исторической действительности. С этого усматривается, что основная идея и основополагающая характеристика обязанностей государства определяются через их аксиологическую сущность.

Формами объективизации аксиологической сущности обязанностей государства, по нашему мнению, является комплексная деятельность государства, которая заключается в выявлении (детект- ности), признании и обеспечении (от англ. рroviding — обеспечение, удовольствие) ценностных потребностей общества и государства.

Детектность аксиологической сущности обязанностей государства заключается прежде всего в полноценном, системном и детерминированном выявлении объективных социальных потребностей. Слово «выявление» означает показывать «что-то, что-нибудь», делать его явным, заметным, необходимым, то есть выделять из системного ряда то, что имеет определенную социально ценностную значимость и целесообразность. Государство, например, «гарантирует свободу научного, культурного и художественного творчества; способствует и помогает развитию науки, культуры и искусства; защищает научные, культурные, художественные ценности как духовное народное достояние; способствует и заботится о развитии физической культуры и спорта» (ст. 68 Конституции Хорватии от 22 декабря 1990 г.).

Государство в процессе своей деятельности должно быть «компетентным», уметь оценивать общественные реалий и их перспективы, обязано осуществлять, например, мониторинг различных сфер общественной жизни, что является необходимым условием для выработки взвешенной финансовой, инвестиционной, налоговой и прочей государственной политики. Итак, детектность является необходимой составляющей объективизации аксиологической сущности обязанностей государства.

Следующей формой объективизации аксиологической сущности обязанностей государства является комплексная его деятельность, заключающаяся в признании государством ценностных потребностей общества и государства. Современное государство в целом обязано «оценивать» социальные ценности, осуществлять их нормативную фильтрацию в соответствии с моральными, духовными, социальными, культурными и другими требованиями общества и качественного развития государственного режима. Иначе говоря, ценностные потребности социума должны быть признаны, «одобрены» государством.

Качественный формат государства и его социальных ценностей не является постоянным, он меняется, испытывает определенную историческую корреляцию, поскольку трансформируется и гуманистическое отношение к тем или иным социальным ценностям. Например, действующая Конституция Украины установила: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью» (ч. 1, ст. 3), Конституция ФРГ от 23 мая 1949 г. содержит норму: «Смертная казнь отменяется» (ст. 102), Конституция Греции от 11 июня 1975 г. признала: «Свобода религиозного сознания неприкосновенна». Однако, как показывает историко-правовой экскурс законодательства, предыдущие конституции приведенных и других европейских государств не гарантировали таких социальных ценностей, как жизнь, свобода вероисповедания, свобода развода, свобода выхода из гражданства государства и др. Итак, государство юридически «фильтрует», признает те или иные социальные ценности путем их надлежащего нормирования в правовых актах.

Третьей формой объективизации аксиологической сущности обязанностей государства является комплексная его деятельность, заключающаяся в обеспечении государством ценностных потребностей, общества и государства. Действительно, выявление и признание государством ценностных потребностей, таких как, например, гражданский мир, социальная безопасность, обеспечение права собственности, неприкосновенность жилища, личная свобода человека, свободное национальное и культурное развитие, свобода мировоззрения, вероисповедания и предпринимательской деятельности и другие, не являются самодостаточными. Практическое обеспечение таких ценностей требует от государства конкретных целенаправленных действий политического, экономического, культурного и иного характера. Государство обязано путем осуществления системы комплексных действий обеспечить реальность определенных социальных благ и ценностей.

Обеспечение государством ценностных потребностей общества и государства разнообразно. Например, Украинское государство обеспечивает национальные интересы и безопасность «путем поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества с членами международного сообщества на основе общепризнанных принципов и норм международного права» (ст. 18 Конституции Украины); ФРГ защищает территорию государства и внешние интересы «путем применения силы», в частности вооруженной (ст. 87 Конституции ФРГ от 23 мая 1949 г.); Хорватия способствует «экономическому прогрессу и социальному благосостоянию» в государстве путем «запрета монополий», а также путем обеспечения «иностранному инвестору» права на «свободный вывоз прибыли и вложенного капитала» (ст. 49 Конституции Хорватии от 22 декабря 1990 г.); Финляндия гарантирует такую социальную ценность, как достойную жизнь граждан путем «обязательного социального обеспечения и заботы» (§ 19 Конституции Финляндии от 11 июня 1999 г.) и т.п.

Следовательно, обеспечение ценностных потребностей общества – это система государственных мероприятий, направленных на реальное удовлетворение социальных ценностей и потребностей социума, в том числе и соответствующих потребностей государства.

Аксиологическая сущность обязанностей государства раскрывается через предметную его деятельность. Но о какой именно деятельности государства идет речь?

Доктрина права путем логически-семантического, формально-юридического, сравнительноправового, системно-функционального компонирования таких понятий, как «сущность», «социальное назначение», «правовая природа», «место и роль в системе определенных отношений», «социальная значимость» правового явления в обществе определяет такую категорию права, как «функции» явления, субъекта или иного элемента. Ученый А. Д. Машков заметил: «... в функциях проявляется сущность государства, его социальное назначение, ценность, место в системе общественных отношений» [6; 99]. В то же время С. П. Коталейчук утверждает, что функции «реально определяют сущность и социальное назначение права в жизни общества» [7; 167].

Содержательно близкой точки зрения по этому вопросу придерживаются и другие ученые, в частности А.Л. Копиленко, Н.Н. Онищенко, А.В. Зайчук и другие. Ученые правильно считают, что только «сущность государства может оказывать его функциям соответствующую социальнополитическую и морально-целостную определенность, которая, в свою очередь, проецируется на практическую деятельность» [8; 99]. Учитывая изложенное, приходим к выводу, что исследование аксиологической сущности обязанностей государства логично осуществлять в контексте освещения его функциональной деятельности.

Функциональная деятельность государства не является произвольной, она имеет объективную основу, поскольку обусловлена, с одной стороны, уровнем цивилизационного развития, а с другой — реальными потребностями социума. Восходящую основу любой функциональной деятельности государства составляет ее целенаправленная, законодательно нормированная деятельность, которая востребована потребностями национального цивилизационного развития, определенным форматом требований межгосударственного общения. Неотъемлемую составляющую формата функциональной деятельности государства составляет вид и мера необходимой, должной и законодательно нормированной и гарантированной его деятельности, в удовлетворении ценностных потребностей общества игосударства в определенной исторической действительности. То есть речь идет об обязанностях государства.

Мы не ставим целью очертить весь спектр обязанностей государства в сфере политических и ряда других общественных отношений (это и не нужно), зато попробуем раскрыть аксиологическую сущность таких обязанностей.

В сфере политических отношений государство должно обеспечивать реализацию такой функциональной деятельности, как программно-техническая, правотворческая, институциональноучредительная, охранно-оборонительная.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им программностратегической функциональной деятельности объективируется путем необходимости императивного определения приоритетов государственной политики, формирования идеологически концептуальной платформы, на основе которой должны осуществляться планирование политической деятельности государства, избрание форм и методов его отношений с обществом, выработка формата дипломатических отношений с другими государствами и международными организациями.

Конституционное нормирование обязанностей государства доказывает, что государство в императивном порядке обязано осуществлять свою деятельность не только в соответствии с утвержденными «общегосударственными программами экономического, научно-технического, социального, национально-культурного развития, охраны окружающей среды», но и в «рамках национальных интересов» (ст. 85 Конституции Украины). Государство обязано создавать условия для сбалансированного развития его территориальных образований «с помощью финансовой, кредитной и инвестиционной политики» (ст. 20 Конституции Болгарии от 13 июля 1991 г.).

Итак, аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте программностратегической функциональной деятельности видится в том, что государство обязано формировать определенную концептуальную стратегию развития государства, общества и осуществлять свою деятельность в контексте этой стратегии, реализация которой осуществляется с учетом потребностей и интересов общества.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им правотворческой функциональной деятельности обусловлена объективной необходимостью общего благоустройства общественного и государственного устройства на основе норм и принципов права. Француз Ж.-Ж. Руссо пришел к выводу: «Сильнейший никогда не бывает настолько сильным, чтобы всегда быть хозяином положения, если он не превращает свою силу в право, а подчинение ему — в обязанность» [9; 45].

Объективизация политической воли осуществляется путем принятия законов и других правовых актов, ратификации (денонсации) международных договоров, внесения изменений и дополнений в правовые акты и т.п. Итак, аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им правотворческой функциональной деятельности заключается в том, что оно обязано объективировать государственную волю в системе правовых актов, в результате чего его веления становятся общеобязательными и юридически императивными для всех субъектов правоотношений, в том числе и для самого государства.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления институционально-учредительной функциональной деятельности заключается в необходимости формирования государственного аппарата, составляющими которого являются аппарат государственного управления (правительство, министерства, службы, инспекции, агентства и др.) и аппарат государственного принуждения (Вооруженные Силы государства, служба безопасности государства, полиция, прокуратура, исправительно-трудовые учреждения и др.), а также в определении порядка взаимодействия между общегосударственными и территориальными органами публичной власти.

Институционально-учредительная функциональная деятельность государства тесно связана с его правотворческой деятельностью, поскольку правовой основой образования (ликвидации) государственного органа выступает закон. Так, Конституция Финляндии от 11 июня 1999 г. определила, что организация и деятельность государственных органов управления регулируется законом, поскольку «их полномочия касаются государственной власти» (§ 119). Законы определяют различные способы формирования государственных органов, поэтому содержание институционально-учредительной функциональной деятельности государства имеет неодинаковое проявление, поскольку состоит в образовании, реорганизации, объединении, ликвидации государственных органов, а также в назначении, переводе и/или освобождении лиц, занимающих политические должности. Итак, содержание институционально-учредительной функциональной деятельности государства объективируется посредством различных форм, однако аксиологическая сущность обязанностей государства остается неизменной: формирование институтов власти, в частности государственного аппарата, в соответствии с требованиями закона.

Аксиологическая сущность конституционных обязанностей государства в аспекте осуществления им охранно-оборонительной функциональной деятельности заключается в обеспечении правопорядка в обществе, охране и защите конституционных ценностей и благ.

К числу таких конституционных ценностей и благ относятся: общественный порядок, государственная безопасность, здоровье и нравственность (ст. 73 Конституции Исландии от 17 июня 1944 г.), национальный суверенитет (ст. 3 Конституции Франции от 3 июня 1958 г.), «основные свободы и права человека и гражданина, признанные международным правом и определенные Конституцией; свободное определение национальной принадлежности; верховенство права; разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; политический плюрализм, свободные, прямые и демократические выборы; правовая защита собственности; свободный рынок и предпринимательство; гуманизм, справедливость и солидарность; местное самоуправление» (ст. 8 Конституции Македонии от 17 ноября 1991 г.) и др. «В целях сохранения мира и национальных интересов Республика Албания» участвует «в системе коллективной безопасности, на основе закона» (ч. 3 ст. 2 Конституции Албании от 21 октября 1998 г.).

Таким образом, государство в случае необходимости защиты конституционных ценностей и благ обязано задействовать не только внутренние, но и внешние легитимные средства. Следовательно, значимость конституционного долга государства в сфере осуществления им охранно-оборонной функциональной деятельности невозможно переоценить, поскольку эффективное обеспечение конституционных ценностей и благ объективирует социальную сущность и ценность государства.

В сфере экономических отношений государство должно обеспечивать реализацию такой функциональной деятельности, как регулятивно-организационная, прогнозно-программная и т.п.

Экономисты объясняют необходимость вмешательства государства в сферу экономики, так называемыми, «отказами рынка», под которыми понимают «нежелание или неспособность рынка удовлетворить потребности общества или отдельных групп индивидов рыночной экономической системой» [10; 511]. Таким образом, необходимость вмешательства государства в сферу экономики является по сути вынужденным шагом, поскольку государство отвечает за производство общественных благ и обеспечение ими общества.

Обязанность государства оказывать влияние на экономику очевидно, однако оно должно быть соразмерным, то есть иметь «правильное пропорциональное соотношение», поскольку «экономические отношения» тесно связаны с законами природы, которые не подвластны воле государства. Например, бессмысленными являются государственные правовые акты, определяющие число и месяц начала и окончания сбора урожая, поскольку природа вносит свои коррективы в этот процесс [10; 522].

Влияние государства в сфере экономики обычно имеет административное проявление, которое заключается: а) в ограничении экономической свободы субъектов хозяйствования (например, запрет совершать определенные виды экономической деятельности (производство наркотиков, ядерного топлива и др.); б) в предоставлении разрешений на лицензионные виды деятельности; в) в применении стимулов, поощрений или наказаний; г) в целевом финансировании секторов хозяйства, в решении вопросов импорта (установка / отмена пошлины, льгот) и т. п.

Итак, аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им регулятивно-организационной функциональной деятельности заключается в организации производства на основе признания и защиты различных форм собственности, предпринимательской деятельности путем надлежащего законодательного регулирования определенных вопросов, заключения различного рода договоров, в том числе и международных, а также в создании благоприятных условий для эффективного функционирования национальной рыночной экономики, в решении социальноэкономических проблем, организации и обеспечении непрерывного производства качественных благ и обеспечении ими общества.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте прогностически-программной функциональной его деятельности объективируется путем определения характера и особенностей тенденций развития экономических явлений и процессов и видится в объективном прогнозировании и программном направлении экономического развития государства в соответствии с национальными интересами, потребностями и требованиями общества.

Социальная ценность конституционных обязанностей государства в сфере экономических отношений видится в том, что их конституционное закрепление призвано не только отражать уровень достижений экономического развития социума, но и заставить государство «работать» в экономических интересах общества, создавать надлежащие условия труда, рабочие места, способствовать свободной и добросовестной конкуренции в экономической сфере, способствовать материальному обеспечению членов общества, развитию конкурентоспособной экономики и т.п.

В сфере экологических отношений государство обязано обеспечивать реализацию природоохранной, контрольной, регулятивно-управленческой функциональной деятельности.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им природоохранной деятельности заключается в обеспечении гармонизации отношений социума и природы, сохранении баланса в использовании природных богатств в интересах общества и государства. Законодательство европейских государств установило: «Государство заботится об охране окружающей среды» (ст. 72 Конституции Словении от 23 декабря 1990 г.). В то же время Конституция Хорватии от 22 декабря 1990 г. определила, что «охрана природы и окружающей среды является «высшей ценностью конституционного строя Республики Хорватия» (ст. 3).

Обеспечение экологической безопасности требует от государства осуществления системного контроля, например, в сфере использования ядерной энергии. Конституция ФРГ от 23 мая 1949 г. обязала государство контролировать «производство и использование ядерной энергии в мирных целях, сооружение и эксплуатацию установок, предназначенных для этих целей; защиту от опасностей, возникающих при высвобождении ядерной энергии или в результате ионизирующего излучения, и захоронении радиоактивных материалов» (ст. 74).

В общем аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления контрольной функциональной деятельности в сфере экологических отношений заключается прежде всего в предотвращении экологической катастрофы и обеспечении экологической безопасности, восстановлении и поддержании экологического равновесия.

В социально-гуманитарной сфере государство обязано прежде всего обеспечивать реализацию такой функциональной деятельности, как социально-защитная и гуманитарно-культурная.

Аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте его социально-защитной функции заключается в удовлетворении потребностей человека. Так, Конституция Норвегии от 17 мая 1814 г. ставит в обязанность государства «создание условий, чтобы каждый трудоспособный человек мог обеспечивать свое содержание» (§ 110). Конституция Португалии от 2 апреля 1976 г. к числу первоочередных задач государства относит содействие «росту социального ... благосостояния и качества жизни людей, особенно наименее обеспеченных, в рамках стратегии устойчивого развития» (ст. 81). Программные законы определяют социальную деятельность государства (ст. 34 Конституции Франции от 4 октября 1958 г.). Таким образом, комплексная реализация обязанностей государства должна осуществляться в рамках социальной политики государства.

В то же время, аксиологическая сущность обязанностей государства в аспекте осуществления им гуманитарно-культурной функциональной деятельности заключается в необходимости создания в соответствии с достигнутым уровнем общественного прогресса всесторонних условий для полноценного культурного (духовного), образовательного, профессионального, творческого и иного развития общества.

Выводы

Таким образом, приходим к таким содержательным обобщениям:

  1. аксиологическая сущность обязанностей государства — это обусловленные жизненными социальными потребностями вид и мера необходимой, должной и законодательно нормированной и гарантированной деятельности государства, которая заключается в выявлении (детектности), признании и обеспечении (провайдности) ценностных потребностей общества и государства в определенной исторической действительности;
  2. аксиологическая сущность обязанностей государства вытекает из их объективности, социальной востребованости, полезности и практической необходимости;
  3. аксиологическая сущность обязанностей государства объективируется посредством таких форм его функциональной деятельности, как: а) детектность, которая заключается в полноценном, системном и детерминированном выявлении объективных социальных потребностей общества и государства; б) признание ценностных потребностей общества и государства, которое заключается в юридическом «фильтровании» таких потребностей путем их нормирования в правовых актахгосударства; в) провайдность, которая обеспечивается системой государственных мероприятий, направленных на удовлетворение ценностных потребностей общества и государства;
  4. социальные ценности не являются постоянными, они испытывают определенную историческую корреляцию, поскольку трансформируется и гуманистическое отношение государства к тем или иным социальным ценностям;
  5. правовая природа обязанностей государства формируется из системы материальных, социальных, нравственных, эстетических, культурных и других востребованных обществом ценностей, которые способствуют удовлетворению жизненных потребностей общества и соответствуют социальным запросам, требованиям, стандартам в тот или иной государственный период;
  6. аксиологическая сущность обязанностей государства формируется в его функциональной деятельности в сфере политических, экономических, экологических, социально-гуманитарных отношений, как восходящих основ общественного бытия, и заключается в полноценном обеспечении ценностными благами и потребностями общества и государства.

 

Список литературы

  1. Скакун О. Ф. Теория государства и права: учебник / О.Ф. Скакун. — Харьков: Эспада, 2009. — 755 с.
  2. Осичнюк Ю.В. Философия: учебник / Ю.В. Осичнюк. — М.: Атика, 2003. — 464 с.
  3. Словник української мови: в 11 т. — Т. 3. / АН УРСР. Ін-т мовознавства ім. О.О. Потебні / [укл. А. А. Бурячок, А.П. Білоштан, Н.П. Дзятківська та ін.]. — Киев: Наук. думка, 1972. — 744 с.
  4. Мацькевич Н.М . Конституционные культурные права и свободы человека и гражданина в Украине: правопонимание и практика реализации: дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.02. – «Конституционное право; муниципальное право» / Н. М. Мацькевич. — М.: Национальная академия внутренних дел, 2014. — 467 с.
  5. Петрушенко В. Толковый словарь основных философских терминов / В. Петрушенко. — Львов: Львовская политехника, 2009. — 264 с.
  6. Машков А.Д. Теорія держави і права: підруч. / А.Д. Машков. — Киев: ВД «Дакор», 2015. — 492 с.
  7. Коталейчук С. П. Теорія держави і права в запитаннях і відповіддях: посіб. / С. П. Коталейчук, П.Я. Пісной. — Киев: КНТ, 2011. — 560 с.
  8. Сучасна правова енциклопедія / О.В. Зайчук, О.Л. Копиленко, Н.М. Оніщенко та ін.; за заг. ред. О.В. Зайчука. — Киев: Юрінком Інтер, 2010. — 384 с.
  9. Желтов В.В. Теория власти: учеб. пос. / В.В. Желтов. — М.: Флинта, 2008. — 583 с.
  10. Економічна теорія: Політекономія / за ред. В.Д. Базилевича. — Киев: Знання-Прес, 2008. — 719 с.
Год: 2019
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция