Психодиагностические и клинические критерии суицидального риска у подростков и меры профилактики (по материалам г. Алматы)

В мире от 10-20 % детей и подростков страдают теми или иными психическими и поведенческими расстройствами [11,12,14]. Целью исследования было комплексное обследование и оценка психического здоровья лиц подросткового возраста и разработка превентивных мер профилактики. Впервые было проведено комплексное (клиникопсихологическое) обследование детей подросткового возраста Республики Казахстан в период с 2018-2020 гг. в детских домах и домах интернатах г. Алматы, оценено их психическое здоровье и разработаны меры профилактики психических заболеваний.

Введение. На сегодняшний день превенция психических и поведенческих расстройств у детей и подростков, а также вопросы их суицидального поведения является одной из самых актуальных проблем психиатрии. Около 20% детей и подростков имеют одно или несколько диагностируемых психических расстройств. Большинство этих нарушений может рассматриваться как преувеличение или искажение нормального поведения и эмоций [11]. По данным ряда исследователей от 10 до 20 % подростков испытывают депрессивные симптомы различного уровня, нередко остающиеся нераспознанными [2,4,9]. Эти состояния сопровождаются риском актуализации суицидальных тенденций, зачастую несоразмерных выраженности депрессивного аффекта, связанных с особым психобиологическим фоном и недостаточной психосоциальной зрелостью [1,6,7], несформированно- стью «антисуицидального барьера» [3,10]. Субклинические депрессивные проявления являются фактором риска формирования собственно депрессивного расстройства [13,15]. Данные проявления зачастую не распознаются ни подростками, ни их родителями, ни врачами. Имеющиеся эмоциональные нарушения объясняются личностными или поведенческими особенностями, пубертатными проявлениями, низкой мотивацией, при этом подростки остаются вне поля зрения специалистов. Следует особо отметить, что суицидальные намерения в данном возрасте являются трудно распознаваемыми и изучению этого важного вопроса уделялось недостаточное внимание.

Начатые лишь в последние десятилетия широкие научные разработки в области превенции суицидального поведения детско-подростковом возрасте является одной из самых актуальных проблем современной медицины [3,8,10]. Совершенствование механизмов раннего выявления нарушений эмоциональной сферы с оценкой суицидального риска у подростков, а также разработка превентивных профилактических мероприятий является главной задачей современного общества и определяет актуальность данной проблемы.

Цель исследования – на основе анализа психодиагностических и клинических исследований аффективной сферы у подростков совершенствование мер профилактики суицидов.

Материал и методы исследования: Клинико-психопатологическим и психодиагностическим методами на предмет выявления расстройств аффективной сферы психики и на наличие психических и поведенческих расстройств обследованы 119 условно здоровых подростков в возрасте от 11 до 17 лет (14,6±1,7), являющиеся воспитанниками детских домов-интернатов и детских домов семейного типа г.Алматы. Обследование проводилось в период с 20182020 гг. в детских домах и домах интернатах г. Алматы. Все подростки принимали участие в эксперименте с личного согласия и разрешения учреждения на основании соответствующего нормативного документа [5]. Все испытуемые позитивно отнеслись к исследованию. Контрольную группу составили 30 подростков, учеников общеобразовательной школы №115 г. Алматы. Для оценки достоверности результатов исследования использовались методы вариационной статистики с применением таблицы Стьюдента, коэффициент сопряженности Пирсона (С) для определения связи между количественными и качественными признаками, средние показатели.

Результаты исследования. В обеих группах исследования преобладали мальчики: 78 (65,6%) в группе подростков, воспитанников детских домов и 22 (73,3%)- с общеобразовательных школ (таблица 1).

Таблица 1. Распределение подростков в зависимости от возраста к моменту

Возраст больных (лет)

Группа больных

p

Всего

Основная группа

Контрольная группа

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

11-12

16

13,5

3

10,0

Р>0,05

19

12,8

13-15

59

49,6

12

40,0

р>0,05

71

47,5

16-17

44

36,9

15

50,0

Р<0,05

59

39,7

Всего

119

100,0

30

100,0

 

149

100,0

* zhanna_szh@mail.ru

Таблица 2. Распределение подростков в зависимости от типа преморбида

Обследованные

Тип преморбида

Основная группа

Контрольная группа

Абс

%

Абс

%

Подростки

синтонные

67

56,3

18

60,0

гипертимные

38

31,9

9

30,0

Тревожно-мнительные

14

11,7

3

13,4

Всего

 

119

100

30

100

Данные таблицы 1, свидетельствуют об отсутствии существенных различий между основной группой и группой сравнения в показателях возраста подростков к моменту обследования, тогда как среди подростков контрольной группы, подростков учащихся общеобразовательных школ заметно преобладали лица в возрасте 16-17 лет (р<0,05).

Средний возраст подростков основной группы – 14,6±1,7 лет и группы сравнения в целом 15,06±1,8 лет был почти одинаковым (р>0,05).

Для клинического изучения премор- бидного типа личности использовался кли-

нико-описательный метод. Все подростки могли быть отнесены к лицам с нормальным психическим складом личности. Те или иные патологические особенности, выявлявшиеся в преморбидной структуре личности у значительной части обследуемых, ни в одном случае не были тотальными и по степени выраженности не выходили за рамки акцентуаций характера.

В этой связи, следует отметить, что у преобладающего большинства подростков основной группы выявлены синтонные 67 (56,3%), у 38 (31,9%) гипертимные и у 14 (11,7%) тревожно-мнительные черты характера (таблица 2).

Данные таблицы 2, свидетельствуют об отсутствии существенных различий между основной и контрольной группой сравнения в показателях преморбида.

Таким образом, основная группа (подростки, воспитанники детских домов) и группа сравнения (подростки, учащиеся общеобразовательных школ) были вполне сопоставимы по таким показателям, как возраст, отсутствие грубых личностных девиаций. По нашему мнению, сопоставимость групп по этим характеристикам являлась необходимым условием для последующего анализа.

Отсутствие существенных различий по уровню образования (все две группы были учащимися по получению среднего образования) позволяло проводить сравнительное изучение психодиагностических показателей обследования подростков.

Оценка показателей общего функционального состояния центральной нервной системы (СКУС) у 11-9,3% подростков основной группы по сравнению 2-67% подростков контрольной группы, показал преобладание в основной группе детей с оценочным уровнем ниже среднего по сравнению с контрольной со слабой корреляционной связью (C=0,2; р<0,05).

Сравнительный анализ показателей Теста Люшера у 36-30,2% подростков основной группы по сравнению 13-43,3% подростков контрольной группы, показал преобладание в контрольной группе детей с выраженным отклонением оценочным уровнем по сравнению с основной со средней корреляционной связью (С=0,35; р<0,05) рисунок 1.

Результаты психодиагностического обследования методом «Экспресс-диагностика уровня самооценки» 119 подростков, воспитанников детских домов показало, превалирование среднего - нормативного уровня реалистической оценки своих возможностей 75 (63,0%), наряду с заниженным 24 (20,2%) и завышенным 20 (16,8%).

При сравнительном анализе данных анкетирования «Экспресс - диагностики уровня самооценки» обнаружились до-

стоверные статистические различия по признаку «заниженный уровень» (20,2% подростков основной группы и 70% подростков контрольной группы сравнения (р<0,05).

Межгрупповые различия по этому признаку были достоверными, а его корреляция с частотой оказалась статистически значимой и могла быть оценена в рамках средней по силе связи (С=0,4; р<0,05) рисунок 2.

Результаты психодиагностического обследования с помощью шкалы безнадежности Бека 119 подростков, воспитанников детских домов показало, превалирование легкой безнадежности 63 - (53,0%), наряду с не выявленной у 48 - (40,3%). У 8-(6,7%) выявлена умеренная безнадежность.

Сравнительный анализ данных анкетирования по шкале безнадежности Бека по признаку «умеренная безнадежность» различие показателей не достоверно (86,7% подростков основной группы и 17% контрольной группы сравнения: (р>0,05).

Межгрупповые различия по этому признаку были не достоверными, а его корреляция с частотой оказалась статистически не значимой и могла быть оценена в рамках слабой по силе связи (С=0,1; р>0,05) рисунок 3.

В целом, у 8 (6,7%) подростков основной группы выявлено негативное отношение к собственному будущему, что свидетельствует о возможном наличии суицидального риска.

Таким образом, по результатам проведенных ряда психодиагностических обследований выявлена группа подростков, как у воспитанников детских домов, так и у подростков контрольной группы заниженный уровень самооценки и умеренную безнадежность, которым необходимо обратить особое внимание, так как их эмоциональный статус оказался ниже нормы и не исключало наличие аффективных нарушений тревожного и депрессивного содержания субклинического уровня.

Однако клиническому обследованию подвергнуты исключительно подростки детских домов интернатов.

Подростки, выявившие по результатам психодиагностических обследований, признаки расстройств аффективной сферы составили 71 (56,6%) из 119 (100%). Из них лица мужского пола 31 (43,6%) и женского 40 (56,4%). Данная выборка подростков дополнительно дообследована клинико-психопатологическим методом с целью верификации диагноза, соответствующим МКБ -10.

Из материалов медицинской документации, в нашем исследовании, поведенческие расстройства определялись при наличии у ребенка устойчивых (более 6 месяцев) разнообразных форм нарушений поведения, а также неспособностью справляться с обязанностями и требованиями, предъявляемыми в процессе воспитания, школьного, трудового обучения, с учетом, как его индивидуальных способностей, так и особенностей среды, в которой он проживает и развивается. Все подростки, воспитанники детских домов воспитывались

 

 

в условиях семейной и социальной депривации. Они испытывали явный недостаток воспитательной помощи, эмоциональных стимулов, отсутствие возможности удовлетворения основных психологических потребностей, то есть с раннего возраста находились в условиях фрустрации (особенно значимой являлась материнская, а также психическая, двигательная, сенсорная, социальная). Эмоциональная депривация имела место с самого раннего возраста и была связана с неблагоприятными социальными условиями воспитания (неполноценные семьи, злоупотребление родителями алкоголя и других психоактивных веществ). Важную роль в возникновении эмоциональной депривации подростков играла специфическая недостаточность общения, в результате чего у них недостаточно развиты формы коммуникативного поведения. Как следствие этого, обследованные подростки отличались малой контактностью при сочетании с внешней рас- торможенностью (41,3%), навязчивостью (47,8%), эмоциональной возбудимостью (86,9%), агрессивностью (76,1%).

Клиническое обследование выборки подростков оказалось достаточно информативной так как, во всех случаях выявлены те или иные психические и поведенческие расстройства. В частности, синдромальная характеристика отличалась разнообразием и определялась наличием астено-субдепрессивного -34 – 47,8%, тревожно-невротического – 33 – 46,5%, наличием задержки психического развития -3 – 4,3% и легкой умственной отсталостью -1 – 1,4% (рисунок 4).

Астено-субдепрессивный синдром 34 – 47,8% у подростков развивался постепенно в условиях неразрешимой для личности подростка хронической психотравмирующей ситуации, эмоциональной депривации. Как правило, его начальным проявлением была раздражительная слабость с чрезмерной возбудимостью по самому незначительному поводу, с легкой истощаемо- стью эмоциональных реакций. Подростки особых жалоб на здоровье не предъявляли. Однако их поведение характеризовалось чрезмерной возбудимостью в сочетании с повышенной утомляемостью, общей фи-

зической слабостью, не выносливостью к привычным нагрузкам, снижением работоспособности (низкая успеваемость). Наблюдалась истощаемость внимания. Легко возникали вегетативные реакции (сердцебиение, покраснение или побледнение лица, повышенное потоотделение, тремор век или вытянутых пальцев рук). В последующем у таких подростков усиливалась слезливость, более заметно снижалось настроение. В некоторых случаях угнетенное настроение сочеталось с более выраженной вялостью, более заметной психомоторной заторможенностью.

Тревожно-невротический синдром 33 – 46,5% у подростков также развивался исподволь, и их клиническая картина определялась преобладанием на всём протяжении тревоги по любому поводу, а иногда тревоги с ипохондрическими опасениями. В их клинической структуре могли выступать расстройства невротического регистра в виде редуцированных страхов, алгиче- ских явлений. Характерно было наличие тревожных опасений за свое здоровье что, заставляло таких подростков обращаться чаще других в медпункт.

В детских домах и в домах интернатах семейного типа, находятся дети, имеющие негативный жизненный опыт, с выработанной у них асоциальной модели поведения, с обострённым глубоким чувством «ненужности никому».

«Дети - сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, относятся к категории детей, находящихся в исключительно экстремальных условиях бытия, которые не обеспечивают возможности удовлетворения основных потребностей в психологическом развитии, эмоциональной и социальной защищенности. Кроме того, данная категория детей не может развиваться полноценно в социальном пространстве прав и обязанностей.

Известно, что результатом пребывания ребенка в детском доме является низкая самооценка, ограниченность социального опыта, неразвитость эмоций, неготовность к самостоятельной жизни». Все эти особенности повышают склонность воспитанников к совершению суицидальных попыток.

Выводы:

  1. Использование психометрических шкал в дополнение клиническому обследованию является информативным, так как выявляет наличие как специфических, так и неспецифических психических нарушений, что служит превенции психических и поведенческих расстройств.
  2. Данные методики позволяют установить наличие у подростков аффективных нарушений депрессивного регистра различной клинической структуры и синдромов, которые являются косвенными индикаторами суицидального риска и служат показанием для дальнейшего целенаправленного клинического психиатрического обследования врачом-психиатром и нуждаются в проведении психо-коррекционной и психопрофилактической программы мероприятий.
  3. Клиническая характеристика психических и поведенческих расстройств соответствуют пограничному уровню нервно-психических расстройств и нуждается в проведении психофармакотерапевтических, психотерапевтических лечебных мероприятий.
  4. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости проведения как в интернатных учреждениях, так и в общеобразовательных школах психопрофилактической и психокоррекционной работы с обучающимися с целью превенции психоэмоциональных расстройств и суицидов среди подростков.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Аверин В.А. Психология детей и подростков. СПб, 2004.
  2. Дашиева Б.А., Карауш И.С., Куприянова И.Е. Депрессия у подростков: мальчики «рискуют» меньше? Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, г. Томск. -2013.- С.39-40.
  3. Ешимбетова С.З., Курбанова Ш.М., Харабара Г.И. Модули по организации семинаров по превенции суицидов в системе общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведений. Методическое пособие. Ташкент. -2015. -53 с.
  4. Коновалова Н.Л., Колосова Т.А. Психологическое сопровождение школьников на начальном этапе обучения// Психолого- педагогическая поддержка лиц с проблемами интеллектуального развития: теоретические и прикладные проблемы. Межвузовский сборник научных трудов. Архангельск, 2004. с. 70-73.
  5. Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между комитетом по охране прав детей Министерства образования и науки Республики Казахстан, Негосударственным учреждением образования «Казахстанско-Российский медицинский университет», общественным фондом «Асар-Береке» и корпоративным фондом «Гуманитерный фонд «Дегдар». -2018. - 4 стр.
  6. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита у детей. СПб., 2001
  7. Никольская И. М., Оревкова О. А., Никольский М. А. Типологические варианты формирования личности в младшем школьном возрасте // Социальная адаптация подростков и молодежи. - СПб., 1998 - С. 23-33.
  8. Розанов В.А., Моховиков А.Н., Стилиха Р., «Предупреждение самоубийств у молодежи» семейное руководство, Одесса, 2003.
  9. Рычкова Л.С., Смирнова Т.А., Косов А.М., Конева О.Б. Аффективные расстройства как предикторы суицидального поведения у детей и подростков //Вестник Совета молодых ученых и специалистов. – Челябинск. №4(15). –Т.4, -2016. –С.104-109.
  10. «Суицидальное поведение у детей и подростков: факторы риска и защиты». Методические рекомендации. Тюмень. 2013.
  11. Сессия -63 Европейского регионального Комитета ВОЗ, Чешма, Турция, 16-19 сентября,2013 г. -133 с.
  12. Child and adolescent mental health policies and plans. World Health Organization. Geneva. 2005.
  13. Georgiades K. etal., 2006; Jinnin R. et al., 2017
  14. Child and adolescent mental health policies and plans. World Health Organization. Geneva. 2005.
  15. Reynolds W. M., Johnston H. F., 1994; Balázs J. et al., 2013
Год: 2020
Город: Алматы
Категория: Медицина