Презумпция невиновности в уголовном процессе

В данной статье рассматривается презумпция невиновности в уголовном процессе. Презумпция не­виновности обвиняемого занимает важное место при осуществлении уголовного судопроизводства. О презумпции невиновности процессуалисты ведут постоянные дискуссии, которые касаются её ло­гической и политической природы, закрепления в законе и механизма реализации. Презумпция неви­новности должна «работать» и при применении к обвиняемому мер процессуального принуждения при производстве предварительного расследования.

Презумпция невиновности обвиняемого за­нимает важное место при осуществлении уго­ловного судопроизводства. О презумпции не­виновности процессуалисты ведут постоянные дискуссии, которые касаются её логической и политической природы, закрепления в законе и механизма реализации.

Как правильно указывает Е.О. Алауханов, кри­тического анализа требует нововведение в УПК об упрощенном порядке досудебного производства (глава 23-1 УПК). Неоднократно этот институт подвергался резкой критике со стороны неправи­тельственных организаций, правозащитников, а также ученых (в частности, С.К. Журсимбаева).

Критика касалась нарушений законности и прав, свобод граждан:

  • факт совершения преступления;
  • лицо признает вину;
  • лицо не оспаривает доказательство;
  • лицо не оспаривает характер причиненно­го вреда;
  • лицо согласно на применение упрощенно­го порядка досудебного производства.

Но где гарантии, что человек согласен на эту процедуру добровольно, каковы мотивы его со­гласия? Обвиняемому и его защитнику должно принадлежать также право подавать в суд возра­жения в качестве альтернативы обвинительному заключению (протоколу).

Осознание следователем того, что защита может представить возражение на обвинитель­ное заключение, подлежащее публичному огла­шению в самом начале судебного следствия, объективно должно способствовать тому, что следователь будет более внимательным и ответ­ственным при подведении итогов расследования и составлении обвинительного заключения [1].

С точки зрения образования презумпция невиновности не является презумпцией в ее обычном понимании. Предполагаемая невино­вность обвиняемого должна присутствовать во всех случаях привлечения лица к уголовной от­ветственности, чего на практике не происходит. В основном такие лица являются виновными в совершении вменяемого им преступления. Но законодатель для исключения необоснованно­сти привлечения к уголовной ответственности граждан и обеспечения вынесения законного и обоснованного приговора, искусственно закла­дывает в судопроизводство презумпцию, соглас­но которой до вынесения обвинительного при­говора и вступления его в законную силу лицо считается невиновным.

Л. Д. Кокорев писал, что презумпцию неви­новности нельзя рассматривать, как искусствен­ный институт, как правило, определяемое только политическими соображениями. По его мнению, правило это, несомненно, отражает политиче­ский опыт и свидетельствует о том, что лица, в отношении которых с соблюдением всех требо­ваний процессуальной формы постановлен при­говор, как правило, являются виновными, а если эти условия не соблюдались, то вывод о вино­вности, как правило, ошибочен и не может счи­таться достоверным [2].

Нам представляется, что презумпцию не­виновности рассматривать как правило соблю­дения процессуальной формы постановления приговора нельзя. Презумпция невиновности гораздо более емкое и содержательное понятие. С позиций данной презумпции должны тол­коваться нормы закона, которые регулируют и возбуждение уголовного дела, и стадию предва­рительного расследования, кассационное и над­зорное производство, возобновление дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Если считать, что презумпцию невиновности Л. Д. Кокорев рассматривает, как процессуаль­ную форму постановления приговора в широком смысле, говоря о всем судопроизводстве, то и такое ее понимание сужает сферу действия этой презумпции.

Целью закрепления презумпции невиновно­сти в Конституции Республики Казахстан и уго­ловно-процессуальном законе является, прежде всего, ограждение невиновных лиц от необосно­ванного обвинения, т.е. искусственное создание правовых гарантий того, что лицо не будет на­казано за несовершенное преступление. А это более широкое понимание этой презумпции, чем просто как процессуальной формы вынесения приговора. «Презумпция невиновности, - писал А. М. Ларин, - регулирует многие чрезвычайно сложные общественные отношения, которые складываются из действий и решений государ­ственных органов, должностных лиц, предста­вителей общественности, граждан» [3].

А.И. Трусов высказал суждение, согласно ко­торому презумпцию невиновности обвиняемого можно заменить приемом косвенного доказыва­ния, т. е. доказательством методом «от противно­го». Суть этого приема заключается в том, что истинность доказываемого тезиса (обвиняемый виновен в совершении данного преступления) устанавливается не прямо, а косвенно, путем опровержения доказательствами антитезиса (обвиняемый не виновен в совершении данного преступления) [4].

Эта позиция, на первый взгляд, представля­ется заманчивой и не противоречит априори за­конной посылке презумпции невиновности, что «обвиняемый считается невиновным ...». Тем не менее, нельзя сравнивать по методологическому значению обычный логический прием, презумп­цию и принцип уголовного процесса, каким яв­ляется презумпция невиновности обвиняемого.

Конечно, и логические приемы, и логические правила, законы играют важную роль в познава­тельном процессе по уголовному делу. Но, как верно указывается в литературе, формальная логика оперирует понятиями, знаниями, отвле­каясь от источников этих знаний, их отыскания, запечатления, удостоверения, документирования и практической проверки, т.е. от всего того, что составляет содержание процесса доказывания.

Искусственный характер образования пре­зумпции невиновности обвиняемого позволяет отдельным юристам утверждать, что она пре­зумпцией в общепринятом смысле не является. Она лишь принцип уголовно-процессуально­го права. Этот принцип В.К. Бабаев предлагает сформулировать как «принцип невиновности об­виняемого» и различать, ведя речь о презумпци­ях, действительно презумпции или понятия, на­зываемые презумпциями. Эта позиция основана на отрицании существования в праве специаль­но введенных в законодательство и правоприме­нительную практику презумпций, которые не об­ладают свойствами фактических, естественных презумпций. При таком понимании логическая природа презумпций определяется повторяемо­стью жизненных процессов, которые приобрета­ют характер закономерности, становятся обыч­ным явлением в повседневной жизни, «обычным порядком».

На наш взгляд, презумпция невиновности обвиняемого является именно презумпцией, независимо от искусственного характера её об­разования. Не имеет значения и то обстоятель­ство, что появилось это предположение, как пре­зумпция в праве и в законодательстве, исходя из «практики жизни» или по воле государства.

Высказывания В. К. Бабаева о том, что пре­зумпция невиновности обвиняемого «мало об­щего имеет с презумпциями...», являются про­тиворечивыми. Прежде он писал, что, несмотря на то, что такие презумпции не являют собой «обычный порядок» предметов или явлений, они все же относятся к категории презумпций, ибо, во-первых, это - предположения, во-вторых, они выполняют ту же служебную роль, что и осталь­ные презумпции (значение их не может быть ни в коей мере сведено к распределению бремени доказывания между сторонами) [5].

С вопросом о логической природе презумп­ции невиновности обвиняемого тесно связан и вопрос о ложности данной презумпции. Обви­няемый, как правило, лицо виновное, т.к. число вступивших в законную силу обвинительных приговоров значительно превосходит число оправдательных. Отсюда делается вывод, что презумпция невиновности обвиняемого являет­ся ложной презумпцией, практикой не подтверж­денной. Однако, искусственный характер этой презумпции не позволяет оценивать её с точки зрения истинности или ложности. Её задача в уголовном судопроизводстве - создать условия, при которых бы исключалось необоснованное осуждение обвиняемых.

Содержание презумпции невиновности об­виняемого в литературе раскрывается через определенную систему теоретических положе­ний, закрепленных в правовых нормах. Одна­ко, система этих положений процессуалистами представляется неоднозначно.

По мнению Ю.В. Францифорова, В.А. Пономаренкова, Н.А. Громова, действие презумпции невиновности обвиняемого в процессе доказы­вания означает:

  • при производстве по уголовному делу недопустим односторонний обвинительный подход к исследованию обстоятельств дела, по­скольку это не может обеспечить доказанность обвинения, исследование виновности обвиняе­мого должно быть всесторонним, объективным;
  • обвинительный приговор не может быть основан на предположении и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разби­рательства виновность подсудимого доказана;
  • всякое сомнение в доказанности обвине­ния, если его невозможно устранить, толкуется в пользу обвиняемого;
  • при недостаточности доказательств об участии обвиняемого в совершении преступле­ния и невозможности собрать дополнительные доказательства он признается невиновным;
  • обязанность доказывания лежит на обви­нителе;
  • обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность [6].

По приведенным выше суждениям о содержа­нии презумпции невиновности обвиняемого мож­но сделать вывод, что рассматриваемая презумп­ция толкуется достаточно широко и неоднозначно.

На наш взгляд, такое положение связано со смешением трех понятий:

Невиновность обвиняемого, как уголовно-процессуальная презумпция;

  • презумпция невиновности обвиняемого, как принцип уголовного судопроизводства;
  • презумпция невиновности обвиняемого, как правовой институт.

Как уголовно-процессуальная презумпция -рассматриваемая презумпция заключает в себе три презумптивных положения:

  • обвиняемый считается невиновным в со­вершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда;
  • бремя доказывания всегда лежит на орга­нах, привлекающих его к уголовной ответствен­ности;
  • неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Эти положения отражают содержание этой презумпции, характерное именно для данного правового явления.

Принцип презумпции невиновности обвиняе­мого как один из принципов уголовного процесса оказывает свое влияние на все уголовно-процес­суальные отношения, пронизывает толкование и правоприменение всех его норм. Он служит га­рантией охраны прав и законных интересов обви­няемого, гарантией от необоснованного осужде­ния. Принципы уголовного процесса в различной степени проявляются в отдельных его стадиях в зависимости от их особенностей, целей и задач. Они (принципы) взаимосвязаны и в единстве ха­рактеризуют уголовный процесс как демократи­ческий или недемократический.

В содержание принципа презумпции неви­новности обвиняемого включаются многие из вышеперечисленных положений, и этот список может быть дополнен:

  • запрещается получение показаний от об­виняемого и других участвующих в деле лиц пу­тём насилия, угроз и иных незаконных мер;
  • никто не обязан свидетельствовать про­тив себя самого и своего супруга и близких род­ственников, круг которых определен законом;
  • обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью защитника и др.

Истоки взаимосвязи принципа презумпции невиновности обвиняемого с другими принци­пами уголовного судопроизводства лежат, пре­жде всего, во взаимосвязи данного принципа с презумпцией невиновности как правовой, за­конной презумпцией. Презумпция невиновности обвиняемого порождает принцип презумпции невиновности обвиняемого и обосновывает его существование в уголовно-процессуальном пра­ве. В свою очередь, именно презумпция неви­новности обвиняемого обеспечивает, влияет на связь принципа презумпции невиновности обви­няемого с другими принципами.

Презумптивное положение о толковании не­устранимых сомнений в пользу обвиняемого может применяться не только в отношении ви­новности обвиняемого в целом, но и по отноше­нию к неустранимым сомнениям, касающимся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в со­вершении преступления, смягчающих и отягча­ющих ответственность обстоятельств и т.д.

В литературе подчеркивается, что при толко­вании сомнений в пользу обвиняемого необходи­мо учитывать следующее:

  • наличие неустранимого сомнения о факте, обосновывающем обвинение, влечет его исклю­чение из системы доказательств, и тем самым со­мнение толкуется в пользу обвиняемого;
  • при наличии неустранимого сомнения в факте, опровергающем обвинение и, следова­тельно, оправдывающем обвиняемого, этот факт остается в системе доказательств, пока не будет полностью опровергнут, и, следовательно, воз­никающее сомнение тоже толкуется в пользу об­виняемого.

Такая трактовка толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого представляет­ся неприемлемой во второй её части, когда речь идет о толковании сомнений о факте, опровер­гающем обвинение. Если сомнение в факте не­устранимо, то это означает, что нет возможности в дальнейшем его опровергнуть независимо от того, является ли этот факт обосновывающим или опровергающим обвинение; если возмож­ность опровергнуть факт еще остается, то пре­зумпцию о толковании сомнений в пользу об­виняемого применять нельзя. Процессуалисты правильно отмечают, что решение в пользу под­судимого при толковании сомнений принима­ется не потому, что такой вывод положительно подтвержден (иначе не было бы и сомнений), а лишь потому, что не доказан противоположный. Значит, и правильное, и неправильное решение суда о толковании сомнений может выглядеть, как вывод, положительно не подтвержденный фактическими обстоятельствами.

Другое презумптивное положение рассма­триваемой презумпции - обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность - выражено в ч. 3 ст. 77 Конституции Республики Казахстан. Обя­занность доказывания имеет специальное обо­значение - «бремя доказывания», и это бремя ле­жит на государственных органах и должностных лицах, осуществляющих функцию обвинения. Перенесение обязанности доказывания на обви­няемого, даже в её малом объеме, несовместимо с презумпцией невиновности и приведёт к пре­зумпции виновности.

Ряд ученых-процессуалистов считают, что презумпция невиновности действует только до привлечения лица в качестве обвиняемого, а сле­дователь, прокурор и суд должны исходить не из презумпции невиновности, а из презумпции ви­новности. Это мнение базируется на специфике правового положения лица, привлеченного в ка­честве обвиняемого. Оно не отвергает презумп­цию невиновности, но затрудняет её понимание.

В. Д. Арсеньев писал, что с точки зрения за­дач доказывания применение презумпции не­виновности, хотя и допустимое, но крайне не­желательное явление, ибо органы уголовного преследования должны стремиться либо до­казать виновность обвиняемого, либо доказать его невиновность. Поэтому эти органы вовсе не должны в своей деятельности руководствоваться презумпцией невиновности, а должны исходить из задач полного, всестороннего и объективно­го установления обстоятельств дела. И только в том случае, если они не выполняют этой своей первоочередной задачи, они должны руковод­ствоваться законом, в основе которого лежит презумпция невиновности [7].

Также решил этот вопрос Я. О. Мотовиловкер. По его мнению, целевое назначение прин­ципа презумпции невиновности не в том, что он усиливает действие принципа объективной ис­тины, а в том, что он дает ответ на вопрос, каким должен быть юридический результат в той части, в какой не удалось достигнуть познавательного результата, а, следовательно, в ситуации, в какой принцип объективной истины ответа не дает и дать не может [8].

Приведенные выше суждения о презумпции невиновности вызывают возражение. Суд, про­курор, следователь и дознаватель исходят из презумпции невиновности не только тогда, когда необходимо принять решение о виновности или невиновности обвиняемого, но и в ходе всего уголовно-процессуального доказывания путем всестороннего, полного и объективного исследо­вания фактических обстоятельств дела.

В силу презумпции невиновности в установ­ленном законом порядке доказывается не неви­новность лица в совершении преступления, а его виновность. Поэтому мы считаем неприемлемы­ми высказывания о том, что невиновность обви­няемого нужно также доказывать, как и его вину. Невиновность не доказывается, а презюмирует-ся. Из презумпции невиновности, несомненно, вытекает обязанность тщательно обосновывать обвинение, выяснять все обстоятельства дела и, доказывая вину обвиняемого, не проходить мимо обстоятельств, оправдывающих его. Если в результате такого исследования обвинение остается недоказанным, то это и означает неви­новность лица.

Презумпция невиновности обвиняемого не может не оказывать своего влияния на все право­вые положения, связанные с решением вопроса о доказывании виновности обвиняемого. При­знание обвиняемым своей вины кладётся в осно­ву обвинения лишь при подтверждении призна­ния совокупностью имеющихся доказательств. Это правило рождено следственной и судебной практикой, которая в прошлом нередко переоце­нивала факт признания обвиняемым своей вины. Это приводило и приводит к судебным ошибкам, осуждению невиновных.

Презумпция невиновности должна «рабо­тать» и при применении к обвиняемому мер про­цессуального принуждения при производстве предварительного расследования. В соответ­ствии с презумпцией невиновности подозревае­мый (как и обвиняемый) считается невиновным и никаких исключений из действия этой пре­зумпции быть не должно. Поэтому нельзя со­гласиться с мнением В.К. Бабаева, что при за­держании подозреваемого при наличии одного из оснований, предусмотренных данной статьей, действует презумпция вины подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения сво­боды. Даже если эта презумпция «функциони­рует очень короткое время, уступая затем место презумпции невиновности», такое положение является неприемлемым.

 

Литература

  1. Алауханов Е.О. Обвинение и защита: проблемы равных возможностей // Межвузовский сб. науч­ных трудов: Актуальные проблемы современного уголовного процесса России / под ред. В.А. Лазарева. Вып. 5 - Самара: Самарский университет, 2010.
  2. Костенко Р. Доказательства в уголовном процессе // Уголовное право. - 2003. - № 3.
  3. ЛаринA.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука, 1978.
  4. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М.: Юрид. литература,
  5. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1974.
  6. Громов Н.А., Францифоров Ю.В., Алфёров В.Ю. Критерий использования доказательств и ре­зультатов ОРД при доказывании по уголовному делу // Следователь. - 2000. - № 1.
  7. Арсеньев В. Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе:
    Дисс. на соиск.......... д.ю.н. - Иркутск, 1966.
  8. Мотовиловкер Я. О. Вопросы теории советского уголовного процесса. - Томск: ТГУ, 1971.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция