Типология политической модернизации в сравнительной позиции ценностей и традиции казахстанского общества

Проблема научного исследования развития политической модернизации с позиции ценностей и традиции представляет интерес не только политологам, но и социологам, юристам, экономистам, философам, культурологам и другим исследователям гуманитарных наук. Так, с недавнего времени в мировом сообществе, успехи и результаты модернизации начали связывать с существующими в обществе ценностями и традициями. Поэтому важно с научной точки зрения проанализировать теории и типологию модернизации с позиции ценностных ориентаций и их специфического содержания.

Очевидным также является то, что модернизация в ценностном измерении становиться актуальным объектом внимания в связи с тем, что казахстанское общество все сильнее связывается с международным сообществом, развивается в условиях открытости. Ценности и традиции казахстанского общества становятся не только объектами внимания, но и сравнения с такими же традициями, ценностями западных культур и идеалов. В свою очередь, модернизация как объективный и неизбежный процесс неизбежно затрагивает сложную и объемную сферу политических, культурных ценностей, традиций и идеалов казахстанского общества, политической элиты, властей. Так, например, по этому поводу авторитетный российский политолог В.А.Ачкасов подтверждает свою теорию о том, что «общество может открыть специфику своих обычаев и ценностей только путем сравнения с другими. То есть традиционализм невозможен до тех пор, пока общество не знает своих отличий от «других» [1, с.173-175]. В данном случае и проявляется одна из отличительных черт и направлений влияния модернизации, которая способствует проникновению и взаимовлиянию культур и традиций. В процессе своего дальнейшего развития политическая модернизация становится инструментом изменения традиций и ценностей общества, но и сама она приобретает элементы ценности и цели общественного культурного, идеологического, символического развития и прогресса.

Современный российский ученый В.М. Раков, исследуя вопрос соотношения и связи модернизации с ценностными и традиционными элементами в обществе, достаточно определено выразил свою позицию. По его мнению, политическая модернизация в ценностном измерении как объект политологического объекта более всего интересна и актуальна для развивающихся  государств  переходного  типа от  одной политической системы к другой. Он признает, что модернизация как угроза или механизм укрепления ценностей, традиций в обществе является объектом внимания ученых в транзитных обществах, переживающих политический переход от тоталитаризма к демократии. Более того, оценка влияния модернизации на ценностные, традиционные факторы общества актуальна для стран и обществ, где происходит активная фаза или «силовая» модернизация. «Традиционализм есть отстаивание ценностей традиционного общества в условиях модернизации. Традиция, становится проблемой только за пределами традиционной эпохи, когда ее восприятие перестает быть простым, усложняясь за счет усиливающегося присутствия исторических новаций» [2]. Следовательно, необходимо отметить, что рассматриваемая нами проблема исследования в данной статье является актуальной проблемой политологического анализа исходя из объективной ситуации и примеров современного Казахстана. Прежде всего, это связано с тем, что процесс политической модернизации в политической, экономической, идеологической сферах в Казахстане неизбежно затрагивает ценностные и традиционные идеалы казахстанского общества.

В рамках исследования политической модернизации в ценностном измерении, на наш взгляд, следовало бы провести небольшую типологизацию политической модернизации. С целью выявления их общего и особенного в процессе научного исследования. Так, отличительным признаком и причиной отличия одного типа модернизации от другой является вопрос соответствия ее ценностным и традиционным идеалам общества и элиты. В целях сохранения власти и реализации интересов населения, власти страны стремятся проводить модернизацию наиболее эффективным и скорейшим способом. Однако одним из главных факторов ограничения реализации модернизации максимального изменения политической системы, смена режима является ее несоответствие ценностям и традициям, укоренившимся в обществе. Несоответствие традиций, ценностей, интересов политической элиты, общества проектам модернизации властей порождают конфликты, рискованные ситуации столкновений идей и ценностей.

При этом непоследовательность реформ, подмена реальных перемен их имитацией определяется и тем, что само положение политической элиты в ситуациях догоняющей модернизации содержит в себе внутреннее противоречие. Современный российский исследователь примеров сопостав­ления политической модернизации в Казахстане и России Г.И. Мусихин подтверждает, что противоречия ценностных ориентаций политических субъектов, населения, власти влияют на появление и формирование отдельных типов и форм проведения, реализации политической модернизации. «С одной стороны, власть в целях самосохранения должна выступать «локомотивом развития», чтобы эту роль не перехватили у нее радикальные элементы, нацеленные на кардинальное изменение существующего строя, с другой — она с недоверием и даже враждебностью относится к тем явлениям общественно-политической жизни, которые во многом стали следствием самой модернизаторской деятельности власти, то есть той самой деятельности, которую властные институты осуществляли в целях самосохранения» [3, с.9-11].

Таким образом, можно сделать вывод, что типология политической модернизации возможна только в объективных условиях существования, по крайней мере, двух противоположных типов государств, осуществляющих политическую, экономическую, социально-культурную модернизацию. Одним из современных политологов исследующих вопрос влияния и роли ценностно-традиционных, духовных аспектов и политической модернизации является российский ученый Л.Гудков. Согласно его позиции, с позиции оценки политической модернизации в ценностном измерении, как цели и стратегии государственного и общественного развития могут быть выделены два наиболее важных типа.

Первым типом могут быть страны и общества, где изменения политической модернизации и политических реформ, происходят в рамках внутренних потребностей и задач развития и эволюционного изменения. Для таких стран и обществ, которые относятся к первому типу политической модернизации - либерализация, политические реформы, внедрение и расширения свободы выборов, деятельности СМИ, принципы индивидуализма являются внутренней потребностью и общественной необходимостью дальнейшего процветания. Именно в рамках исследования первого типа политической модернизации ученый приходит к выводу, что модернизация выполняет задачу и функции механизма, инструмента реализации интересов, потребностей населения, способа поддержания благосостояния, существования государства и нации. Основным субъектом становиться общество, политическая элита, политический активное население, группы людей.

Страны и общества второго типа политической модернизации могут быть объедены в понятии «догоняющий тип модернизации». Наиболее важным отличительным элементом второго типа модернизации является роль и место государства, власти, которые являются главными субъектами и акторами политической модернизации. По мнению ученого, политическая модернизация как ценностный механизм и инструмент используется для поддержания власти, сохранения стабильности государства, своего главенствующего положения. «Догоняющий тип модернизации» из своего названия определяет роль модернизации как инструмента повышения конкурентоспособности государства, общества, возможность сокращения разрыва политического, экономического развития в сравнении с лидерами. Выделяя цели и задачи государства в осуществлении политической модернизации в ценностном содержании, ученый подтверждает, что власти «...стремятся «пересадить» ряд социальных феноменов на свою почву, добиться схожего успеха путем направленного заимствования необходимых социальных форм... Этот процесс проходит под контролем властей, при консервации (более или менее удачной) других сфер и систем социальных отношений. Более того, все, что составляет суть модернизации первого типа — либерализм, свобода, индивидуализм, здесь рассматривается как угроза существующему порядку и обеспечивающим его структурам и институтам» [4]. В свою очередь, упомянутый выше ученый Г.И.Мусихин, соглашается с Л.Гудковым, что в догоняющем типе модернизации особенно активно используются традиции и ценности общества. Однако главной целью власти обращения к политическим традициям и ценностям широких масс населения является сохранение той же самой власти, главенствующего положения. Таким образом, модернизация в ценностном изменении становиться инструментом и механизмом упрочения авторитета, политического положения власти. Развивая мысль о ценностной, ориентирующей роли и функции политической модернизации Г.И.Мусихин подытоживает, что «за традицией при этом не признавалось право на самодостаточное существование, она приветствовалась только как средство упрочения авторитета политической власти. Более того, если какие то традиции вступали в противоречие с авторитетом властной системы, то они, как правило, приносились в жертву последнему. Иными словами, если традиции в руках политической власти . и имели какую-то силу, то только как искусственное средство идеологического воздействия» [3, с.122-123].

Таким образом, на основе вышеизложенного можно подытожить, что проделанный нами анализ уже существующей типологизации политической модернизации является, как объективным, так и субъективным результатом многих факторов и условий. Исследование мнения ученых, объективной ситуации международных отношений, мировой политики, научных моделей и изысканий понятия «модернизация» показывают, что типологизация представляет собой уровень, глубину и состояние результатов, итогов политических, экономических, социально-культурных, идеологических реформ и изменений в обществе и государстве.

 

Литература

  1. Ачкасов В.А. Трансформация традиций и политическая модернизация: феномен российского традиционализма / Философия и социально-политические ценности консерватизма в общественном сознании России (от истоков к современности): Сборник статей. Выпуск 1. / Под ред. Ю.Н. Солонина. - СПб.: Издательство СПб, 2004. - С.173-19
  2. Раков В.М. Особенности российского традиционализма // Консерватизм: история и современность: Материалы международной научной конференции (12-13 мая 1994 г). - Пермь: Новая книга, 1995. - С. 69­
  3. Мусихин Г.И. Власть перед вызовом современности: Сравнительный анализ российского и немецкого опыта концаXVIII-начала ХХвека. - СПб.: Проспект, 2004. - С. 9-12.
  4. Гудков Л. Негативная идентичность: Статьи 1997-2002 годов. -М.: Век, 2004. - С. 571-572.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Политология