Некоторые проблемы реализации принципа презумпции невиновности в уголовном процессе

В статье рассматривается правовая природа принципа презумп­ции невиновности как основополагающего и руководящего начала всего уголовного процесса Республики Казахстан. Актуализируется необходимость дальнейшего совершенствования законодательства, определяющего правовой режим презумпции невиновности в уго­ловном процессе. Рассмотрены вопросы влияния презумпции неви­новности на различные аспекты уголовно­-процессуального доказы­вания в условиях состязательного уголовного процесса.

Демократическое построение уголовного процесса, обеспечивающего соблюдение прав и законных интересов граждан в производстве по уголовным делам основывается на принципах, закрепленных в Конституции и Уголовно – процессуальном законе. Анализ уголовно – процессуальных принципов показывает, что большая их часть (законность, неприкосновенность личности, уважение чести и достоинства, равенство прав человека и гражданина перед законом и судом и т.д.) гарантируется Основным законом страны и такие принципы являются общеправовыми, что представляет собой выражение природы и сущности демократического правового государства. Эти принципы признают человека, его права и свободы высшей ценностью и достоянием государства. Они должны действовать в рамках целостной системы уголовного процесса, на всех его стадиях. Будучи основополагающими положениями, функциональными составляющими организации уголовного процесса все принципы подчинены одной главной цели охране и защите прав и свобод личности. Полнота осуществления каждого принципа зависит от последовательности соблюдения других одинаково  значимых  положений. Тем  не менее, в  единой  системе принципов, каждый играет самостоятельную роль. Одним из таких принципов в уголовном процессе является принцип презумпции невиновности. На сегодняшний день проблематика презумпции невиновности имеет явные перспективы правового разрешения и, связано это, прежде всего, с демократическими новоизменениями во всей государственно – правовой системе республики. Личность с комплексом своих естественных, неотчуждаемых и приобретаемых прав и свобод становится в нашем государстве первоосновой не только в регламентации законодательных актов, но и в реальных жизненных условиях. Этому, по нашему мнению, способствует политико  – правовой курс развития демократических отношений в республике. Сложность выбранного пути для Казахстана, всякий раз подчеркивается догматикой переходного периода, создающего условия для поисков, трудных решений и непременных ошибок. На этот фактор указывают результаты многочисленных витков правовых реформ, начало которых было положено еще в  1990 г.  Однако,  сегодня мы можем твердо утверждать, что   именно поэтапное правовое реформирование может достичь желаемых показателей, т.к. законодатель использует в своем арсенале не только правила законодательной техники, но и отечественный опыт практики правоприменения.

Принцип презумпции невиновности (ст.19 УПК РК) [1] созвучен норме ст. 77 Конституции РК, что возводит его в степень конституционного принципа правосудия по уголовным делам [2]. Принцип презумпции невиновности установлен в международно – правовых документах. Так, в Всеобщей декларации прав человека  в ч.1  ст. 11 записано: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты..» [3]. В Международном Пакте о гражданских и политических правах закреплено правило: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону» (п.2 ст.14) [4].

Этот основополагающий принцип уголовного судопроизводства установлен законом и действует до вынесения судом приговора. Нарушение данного принципа приводит к нарушению принципа законности и неприкосновенности личности, т.к. имеют место вынесение заведомо неправосудного приговора, применение заведомо незаконного ареста или задержания, принуждение к даче показаний. В деятельности органов, ведущих уголовный процесс встречаются еще случаи различных нарушений, самыми серьезными из  которых  являются привлечение к уголовной ответственности или осуждение невиновных. В качестве дополнительных гарантий неприкосновенности личности действующее законодательство содержит нормы, регламентирующие порядок обнаружения и исправления судебных или следственных ошибок. Эти нормы обеспечивают, в частности,  право граждан на опровержение несправедливых обвинений и восстановление доброго имени. Юридическим актом, удостоверяющим невиновность, является оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного дела по одному из реабилитирующих оснований, указанных в ст.37 УПК РК [1]. Таким актом констатируется полная невиновность привлеченного к уголовной ответственности, восстанавливается статус полноправного гражданина, т.е. осуществляется его реабилитация.

Из принципа презумпции невиновности в соответствии с частями 2, 3, 4 ст. 19 вытекают правила о доказывании. В соответствии с ч.2 ст. 19 УПК «никто не обязан доказывать свою невиновность». «Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу. В пользу обвиняемого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении уголовного и уголовно-процессуального законов» ч.3 ст.19 [1].

Эти важнейшие принципы доказательственной деятельности представляют общечеловеческие правовые ценности. Они записаны в ст.  14 п. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах [4]. Из них следуют правила, которыми надлежит руководствоваться в доказательственной деятельности. Это означает, что обвиняемый не несет ни юридической, ни фактической (в смысле неблагоприятных последствий) обязанности  представлять  доказательства в подтверждение своей невиновности. Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что обвиняемый не смог опровергнуть обвинение, или не представил доказательства, подтверждающие благоприятные для него обстоятельства, или вообще отказался давать показания. Непредставление обвиняемым доказательств своей невиновности, равно как и отказ обвиняемого от дачи показаний, не могут рассматриваться как доказательство его вины. Отказ обвиняемого (подозреваемого) от дачи показаний или его молчание не имеют юридического значения и не могут быть использованы как свидетельство его виновности обвиняемого. В соответствии со ст. ст. 68 – 69 УПК РК обвиняемый и подозреваемый вправе, но не обязан давать объяснения и показания по поводу имеющегося против него подозрения, представлять доказательства, а также вправе вообще отказаться от дачи объяснений и показаний. На обвиняемого не может быть возложена обязанность подтверждать свои показания доказательствами или указывать для объяснения своих поступков на определенные доказательства или приводить доказательства. Объяснения обвиняемого и указанные им доказательства должны быть проверены следователем, судом.

Преобладающей среди ученых-процессуалистов является точка зрения, согласно которой оценка доказательств заключается в установлении таких свойств, как относимость, допустимость, достоверность и их достаточность для обоснования выводов по делу. Внутренне присущее  доказательству  свойство,  в  силу которого фактические данные, способные устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного решения уголовного дела, называется относимостью доказательств по делу [5,281]. Вопрос о допустимости доказательств А.Я. Вышинский предлагал решать следствию и суду по их рассмотрению, не стесняя их при  этом

«формальными рамками» закона. Отсюда «концепция» А.Я. Вышинского фактически оправдывала осуждение ни в чем не повинных людей, «вина» которых устанавливалась различными незаконно полученными «доказательствами» – анонимными допросами, «сознаниями», полученными путем применения насилия и т.д [6,78]. УПК РК предусматривает ряд ограничений, в признании допустимости доказательств, которые были получены с нарушением требований УПК путем лишения или стеснения гарантированных  законом  прав  участников   процесса или нарушением иных правил уголовного процесса при расследовании и  разбирательстве судебного дела и повлияли или могли повлиять на достоверность полученных фактических данных. Так, например, недопустимыми признаются доказательства:

  • с применением пытки, насилия, угроз, обмана, а равно иных незаконных действий;
  • с использованием заблуждения лица, участвующего в уголовном процессе, относительно своих прав и обязанностей, возникшего вследствие неразъяснения, неполного или неправильного ему их разъяснения;
  • в связи с проведением процессуального действия лицом, не имеющим права осуществлять производство по данному уголовному делу;
  • в связи с участием в процессуальном действии лица, подлежащего отводу;
  • с существенным нарушением порядка производства процессуального действия;
  • от неизвестного источника либо от источника, который не может быть установлен в судебном заседании;
  • с применением в ходе доказывания методов, противоречащих современным научным знаниям.

При этом УПК оговаривает, что фактические данные, полученные с нарушениями, указанными в части первой настоящей статьи, могут быть использованы в качестве доказательств факта соответствующих нарушений и виновности лиц, их допустивших.

Недопустимость использования фактических данных в качестве доказательств, а также возможность  их  ограниченного использования при производстве по уголовному делу устанавливаются органом, ведущим процесс, по собственной инициативе или по ходатайству стороны. Не могут быть положены в основу обвинения показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, если они не включены в опись материалов уголовного дела. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться при доказывании любого обстоятельства, указанного в статье 113 УПК РК. Особо следует подчеркнуть, что и в Конституции, являющейся актом прямого действия, и в новом Уголовно-процессуальном кодексе предусмотрен жесткий регламент, регулирующий допустимость доказательства, нарушение которого лишает добытые данные юридической силы, так что данные, полученные с применением насилия и незаконных действий, доказательствами не являются.

В частности, за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний или иные незаконные действия со стороны следователя, дознавателя с применением насилия, издевательства или пытки предусмотрено лишение свободы на срок от трех до восьми лет. Таким образом, наше государство, как и  мировое  сообщество,  осознает важность и необходимость принятия действенных мер по обеспечению защиты прав граждан. Подобная практика обосновывается также исключительностью ситуации, когда из-за повышенной профессиональной перегрузки, формальной оценки результатов деятельности единственно эффективным способом выявления причастности лица к преступлению являются его признательные показания. Между тем должностные лица, осуществляющие уголовное преследование, превышают свои полномочия, не соблюдая при этом элементарного процессуально-правового статуса подозреваемых и обвиняемых, которые по закону имеют право на отказ отдачи показаний. Ситуацию ни в коей мере нельзя отнести к исключительной, поскольку гражданин находится во власти должностного лица и не способен в данный момент к совершению противоправных действий. Уголовно-процессуальный закон предоставляет множество других легальных способов получения информации об обстоятельствах преступления, совершивших его лицах, возможных  вещественных  и  иных  доказательствах. К сожалению, использование названных способов доказывания зависит от степени профессиональной подготовленности сотрудника органа, ведущего уголовное преследование, его интеллектуального превосходства над «противником», умения смоделировать преступное поведение, создать благоприятные психологические условия для взаимных отношений.

Согласно ч. 4 ст.19 УПК РК обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть подтвержден достаточной совокупностью достоверных доказательств. Здесь мы должны опять обратиться к теории доказательств. Достоверность доказательств – это соответствие действительности фактических данных, полученных из предусмотренных законом источников. Достоверность доказательств  это  результат  тщательной   его  проверки на предварительном следствии и в суде. Для обеспечения достоверности полученных сведений и возможности их проверки законодатель устанавливает, кто, откуда и каким путем может получить доказательства, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела. Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона. В законе указывается исчерпывающий перечень источников получения сведений об обстоятельствах, имеющих значение по делу.

Наиболее дискуссируемой проблемой среди ученых и практиков на сегодняшний день является вопрос о необходимости сбора доказательств судом. Согласно ч. 1 ст. 366 УПК РК в судебном заседании исследуются доказательства, представленные сторонами. Главой 44 УПК РК, регламентирующей судебное следствие, фактически исключена возможность суда по своей инициативе собирать доказательства, кроме права суда назначить экспертизу. Однако, данное правило входит в противоречие с ч. 1 ст. 24 УПК РК, где сказано, что суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять все предусмотренные законом меры для  всестороннего,  полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела. Обнаружив в действиях подсудимого состав более тяжкого преступления  или существенно отличающегося от первоначально инкриминируемого деяния, суд не вправе, в силу ст. 340 УПК РК, самостоятельно переквалифицировать обвинение. Здесь под сомнение попадает норма ч. 3 ст. 19 УПК РК, согласно которой «любое сомнение толкуется в пользу обвиняемого». В 323 УПК РК установлено, что судья по результатам проведения предварительного слушания дела, не назначая главного судебного разбирательства, при установлении существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих назначению главного судебного разбирательства, а также их установление в главном судебном разбирательстве по делам ускоренного досудебного производства или с заключенным процессуальным соглашением, возвращает дело прокурору для их устранения. Здесь сложность представляет не решенный вопрос о том, какие нарушения являются существенными. Нужно внести в уголовно-процессуальный закон  дополнения,  предусматривающих  право суда по собственной инициативе направлять дело для дополнительного расследования в случаях, предусмотренных ст. 323 УПК РК, и право суда на самостоятельное истребование и исследование новых доказательств, о возможном существовании которых суду стало известно во время судебного следствия. Ведь, как правило, скрытый характер фальсифицируемых доказательств или неафишируемая необъективность в расследовании вскрываются именно в главном судебном разбирательстве, а не на предварительном слушании дела. Многогранность жизненных ситуаций, непредсказуемость поведения фигурантов дела, обстоятельства, вскрывающиеся во время главного судебного разбирательства, рождают такого рода положение, что требовать от судьи вынесения только приговора (обвинительного или оправдательного) ни что иное, как лишать его права на объективное разрешение дела по существу.

Решение в скором будущем этих и подобных проблем будет по нашему мнению способствовать восполнению пробелов следствия, когда обвиняемый практически лишен одного основного требования презумпции невиновности полноты расследования.

 

Литература 

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан: Учебно-практическое пособие. – Алматы: «Издательство «Норма-К», 2012. – 292 с.
  2. Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года) (с изменениями и дополнениями от 21.05.2007 г). 
  3. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.)
  4. Международный Пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.). О подписании настоящего Пакта см. Указ Президента Республики Казахстан от 15 ноября 2003 года N
  5. Уголовно-процессуальное право РК. Часть Общая: Академический курс. Под ред. д.ю.н., профессора Б.Х. Толеубековой. Книга вторая. Алматы: ТОО Изд.компания «НАS», 2004 г. – 412 с.
  6. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950 г. – 308 с.
Фамилия автора: Мухамадиева Г.Н.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция