Сравнительный анализ отдельных положений Конституций Республики Казахстан и Республики Польша

Казахстан и Польша относятся к романо-германской правовой системе. В статье проведен сравнительно-правовой анализ конституционных положений, закрепляющих основы судебной системы и основы государственного регулирования экономики Республики Казахстан и Польской Республики. В области основ судебной системы рассмотрены конституционные принципы организации и деятельности судов. Вопросы государственного регулирования экономики освещены в контексте конституционных основ антимонопольной политики в указанных государствах. Авторы дают оценку возможности применения опыта Польши для дальнейшего совершенствования законодательства Республики Казахстан. 

На первый взгляд, Казахстан и Польшу объединяет только их принадлежность к романо-германской правовой системе. Однако исторически сложилось так, что почти одновременно в этих странах произошли кардинальные социальноэкономические и политико-правовые преобразования, обусловленные переходом к построению демократического государства. Авторами принято решение провести сравнительный анализ отдельных положений Конституций Республики Казахстан и Республики Польша в соответствии со сферой своих научных интересов. 

1.       Конституционные основы экономической системы.

До декабря 1991 г. Казахстан входил в состав СССР – оплота командно-административной экономической системы, тоталитарного государства с плановой экономикой. Вместе с обретением независимости в 1991 г. в стране произошел переход к рыночной форме хозяйствования. Основы экономического строя Казахстана закреплены в ст. 26 Конституции. Положения данной статьи представляют собой правовые начала экономического строя страны, отражают особенности казахстанской рыночной экономики, являются наиболее стабильной частью   экономического законодательства.

Так, статья 26 гарантирует гражданам Республики Казахстан право собственности на любое законно приобретенное имущество, право наследования имущества, запрет на лишение имущества, иначе как по решению суда. Статья гарантирует возможность принудительного отчуждения имущества для государственных нужд только в исключительных случаях, предусмотренных законом, и только при условии равноценного его возмещения. Здесь же гражданам гарантировано право на свободу предпринимательской деятельности, свободное использование для ее осуществления своего имущества.

В контексте данного исследования хотелось бы обратить особое внимание на конституционное установление ограничения и регулирования монополистической деятельности и полный запрет недобросовестной конкуренции. В п. 4 ст. 26 Конституции РК определено, что «монополистическая деятельность регулируется и ограничивается законом. Недобросовестная конкуренция запрещается» [1]. Эта запрещающая норма носит общий характер и распространяется на все виды экономических отношений, она  носит достаточно четкий и недвусмысленный характер, тем самым, закладывая надежный конституционно-правовой фундамент антимонопольного регулирования.

Нормы Конституции, закрепляющие принципы антимонопольного регулирования, являются основой законодательства о конкуренции, а закрепление полного и безоговорочного запрета недобросовестной конкуренции, некоторых видов монополистической деятельности или введение норм об их ограничении и регулировании имеет характер гарантии государства в отношении реализации права на свободу предпринимательства.

По данному вопросу нельзя не  согласиться с Н.Ж. Ахметовым, который считает, что в п. 4 ст. 26 Конституции Казахстана фактически объединены три нормы,  в частности:

  • право каждого человека на свободу предпринимательства, а также свободное использование своего имущества для любой законной предпринимательской деятельности;
  • регулируемость и ограниченность законом монополистической деятельности;
  • полный запрет недобросовестной конкуренции [2, с. 70].

В основу экономической системы Польши положен принцип социального рыночного хозяйства. Данный принцип заключается в сочетании рыночной экономики и социального государства.

Определение такого типа экономической системы сформулировал Л. Гарлицкий: «Социальное рыночное хозяйство – это такая экономическая система, двигателем которой служат рыночные механизмы. На них вправе и обязано воздействовать государство в целях смягчения последствий экономических кризисов, контроля над безработицей, стимулирования развития тех или иных отраслей экономики либо тех или иных регионов» [3, с. 159].

Статья 20 Конституции Польши гласит: «Социальное рыночное хозяйство, основанное на свободной хозяйственной деятельности, частной собственности, а также солидарности, диалоге и сотрудничестве социальных партнеров, является основой экономического устройства Республики Польша [4, с. 19].

Охрана права собственности и права наследования закреплены в ст. 21 Польской Конституции. Там же установлено, что лишение имущества допускается только в случае, если оно совершается в публичных целях и за справедливое возмещение [4, с. 20].

Возвращаясь к ст. 20, отметим: из ее формулировки следует, что одним из трех базовых элементов социально-рыночного хозяйства страны является свобода предпринимательской деятельности, означающая право на занятие любой экономической деятельностью, направленной на получение дохода.

Однако эта свобода не носит абсолютный характер и ограничена в определенной мере ст. 22 Конституции: «Ограничение свободы хозяйственной деятельности допустимо только в порядке закона и лишь в виду важного публичного интереса» [4, с. 21].

По данному вопросу было вынесено решение Конституционного Трибунала Республики Польша от 8 апреля 1998 г. (К 10/97): «хозяйственная деятельность в связи с ее характером, и особенно ввиду ее связи с интересами других лиц, а также с публичным интересом, может подлежать различного рода ограничениям в большей степени, чем личные или политические права и свободы» [5, с. 141].

Из смысла статьи и формулировки решения Конституционного Трибунала следует, что свобода предпринимательской деятельности может быть ограничена в целях пресечения какоголибо отрицательного воздействия на экономику. Такое ограничение может быть выражено в установлении обязательной регистрации такой деятельности, ведение необходимой финансовой документации, уплаты налогов, получения лицензий и специальных разрешений на такую деятельность.

В числе прочих оснований ограничения свободы предпринимательства может быть угроза конкуренции.

В соответствии с положением Конституции о том, что ограничение свободы хозяйственной деятельности допустимо «только в порядке закона», в Польше действует Закон «О защите конкуренции и потребителя» от 15 декабря 2000 года. Данный акт содержит перечень действий хозяйствующего субъекта, дающего законные основания для защиты конкуренции и потребителя, путем ограничения свободы их хозяйственной деятельности.

Закон запрещает сделки, которые «имеют целью или могут вызвать в качестве последствий вытеснения, ограничения или любые другие нарушения конкурентности на соответственном рынке» [6, с. 10]. Например, это может касаться:

  • прямого или косвенного сговора о ценах или других условиях купли-продажи товаров;
  • ограничения или контролирования производства, снабжения, технического развития или инвестиций;
  • раздела рынков сбыта или спроса;
  • навязывания невыгодных или неодинаковых условий договора при сделках с третьими лицами, что ставит эти лица в неравные конкурентные условия;
  • обусловленности заключения сделки от выполнения другой стороной иных обязательств, не имеющих ни существенных, ни традиционных связей с предметом сделки;
  • ограничения доступа к рынку или вытеснение с рынка предприятий, которые не являются участниками сделки;
  • сговора об условиях будущей оферты с предпринимателем-участником торгов, особенно в вопросах объема и стоимости работ [6; 11]. Таким образом, Польская Конституция, в отличие от Конституции РК, не содержит нормы, напрямую запрещающие или ограничивающие монополистическую деятельность и недобросовестную конкуренцию. Эти действия лишь рассматриваются в числе прочих как основание для применения мер по ограничению свободы хозяйственной деятельности.

Взывает непонимание тот факт, что польский законодатель не пошел по пути конституционного закрепления норм о защите конкуренции, учитывая, что Польша, как и Казахстан, унаследовала негативные проявления командноадминистративной системы и централизованного управления экономикой, предшествовавших переходу к рыночной форме хозяйствования. Самым трудно преодолимым препятствием в построении рыночных отношений и в  Польше, и в Казахстане является отсутствие здоровой конкуренции как проявление последствий действовавшего ранее в государствах коммунистического режима. Включение в нормы Конституции основ  антимонопольного регулирования в Казахстане позволяет осуществлять наиболее эффективную деятельность по развитию и защите конкуренции, а также по ограничению монополистической деятельности.

2.       Конституционные принципы организации и деятельности судов.

К конституционным принципам организации и деятельности судов относятся исходные начала, которые закреплены в Конституциях Казахстана и Польши, в Конституционном Законе «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и в Законе Республики    Польша «Об устройстве общих судов», в соответствии с которыми осуществляется судебная власть и организуется система судебных органов.

Основные принципы, на основе которых должна строиться судебная власть, сформулированы в VII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, также закреплены в Конституциях Казахстана и Польши.

Попытки сгруппировать принципы по какому-либо критерию являлись предметом исследования многих отечественных и зарубежных ученых. Общепризнанными являются разделение принципов в этой области на две основные группы, с последующим делением на подгруппы:

  • принципы организации судебной системы;
  • принципы ее функционирования, деятельности [7, с. 311].

Бесспорно, что все организационно-правовые принципы судебной власти находятся в тесной взаимосвязи, более того, отдельные из них одновременно являются гарантиями реализации других принципов. В связи с чем в контексте данного исследования хотелось бы уделить особое внимание фундаментальным и наиболее универсальным принципам, имеющим важнейшее значение для организации и деятельности судов.

Основные законы Казахстана и Польши в разделах «Суды и правосудие» и «Суды и трибуналы», соответственно, в концентрированном виде закрепляют принципы, которыми должен руководствоваться судья при применении закона. В Казахстане они являются общими и едиными для всех судов и судей Республики (пункт 4 статьи 77) [1]. В Конституции Польши такая норма отсутствует.

Принцип осуществления правосудия только судом и запрещения деятельности чрезвычайных и специальных судов означает, что судами Республики   Казахстан   являются   Верховный Суд, местные и другие суды, учреждаемые законом. Судебная система страны устанавливается Конституцией и Конституционным законом «О судебной системе и  статусе  судей  Республики Казахстан» [8]. Учреждение специальных и чрезвычайных судов под каким-либо другим названием не допускается (п. 3 и 4 ст. 75 Конституции). Постановление Конституционного Совета РК от 14 апреля 2006 года № 1 «Об официальном толковании пункта 4 статьи 75 Конституции Республики Казахстан» устанавливает, что этим судам присуще такие признаки, которые нехарактерны для судов, основы деятельности которых урегулированы Конституцией и действующим законодательством. Однако это не означает, что не могут быть учреждены специализированные суды (военные, финансовые, экономические, административные, ювенальные и др.), учитывая политику государства в этом вопросе, где специализация судов и судей определена как основной вектор развития судебной системы [9]. Структура судебной системы в Польше не имеет единого характера. Пункт 2 статьи 10 Конституции закрепляет,  что  судебную власть в стране осуществляют суды и трибуналы. Тем самым судебная власть охватывает два независимых друг от друга сегмента. Первые – суды, которые представляют собой единую систему связанных между собой органов. Конституция Польши устанавливает, что правосудие в Республике отправляют Верховный Суд, общие суды, административные суды, a также военные суды (п.1 ст.175). Вторые – два трибунала (Конституционный и Государственный), которые выделены из общей системы судов и независимы друг от друга. В отличие от Казахстана, создание в Польше чрезвычайных судов разрешено в соответствии с пунктом 2 статьи 175 Конституции Польши: «Исключительный суд или ускоренная процедура могут устанавливаться только на время войны» [4, с. 106].

Принцип независимости судей является исходным для судебной власти в целом. Конституция РК устанавливает, что судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону (п. 1 ст. 77). Эта норма Конституции обеспечивается рядом других принципов, гарантирующих его реализацию, и еще более конкретизирован в Конституционном законе. Глава государства в своем выступлении на V съезде судей отметил, что наша  Конституция содержит серьезные гарантии независимости судов [10].

В Основном Законе  Польши закреплено, что суды являются властью, обособленной и независимой от других властей (ст. 173). Также Конституция Польши устанавливает целый ряд гарантий независимости и беспристрастности судей, к которым относятся: порядок назначения на должность (ст. 179); принципы несменяемости судей и невозможности перевода судей в другой суд либо на другую должность без их согласия (ст. 180); принцип иммунитета судей (ст. 181); принципы несовместимости должностей и аполитичности (ст. 178).

Принцип единства судебной системы обусловлен унитарным устройством государств, закрепленным в Конституциях. В Конституции Казахстана данный принцип обеспечивается путем осуществления судебной власти в единых для всех судов формах судопроизводства законами (п. 2.ст. 75), применения всеми судами действующего права, общих и единых принципов правосудия, установленных Конституцией и законами (п. 1, 3, 4 ст. 77), обязательностью исполнения на всей территории Казахстана вступивших в законную силу судебных решений (п. 1, 3. ст. 76), финансированием всех судов только из республиканского бюджета (ст. 80).

В Польше также действует единая структура судов, которые  функционируют на основе  и в порядке, предусмотренных законами, которые одинаковы для всей страны [11, с. 253]. В Польше не существует какого-либо района или иной части территории, где бы действовали особые правила функционирования судов. Согласно статье 174 Конституции, все решения суды выносят именем Республики Польша.

Принцип отправления правосудия с участием населения в Конституции Казахстана    означает, что в случаях, предусмотренных законом, уголовное судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей (п.2 ст.75). В Конституции Республики Польша участие граждан в отправлении правосудия определяется также законом (ст.182), где практикуется в качестве народных заседателей. В Польше таким законом является Закон «Об устройстве общих судов», в отличие от законодательства Республики Казахстан, где действуют нормы специального Закона «О присяжных заседателях». В Польше не применяется система рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, решение которых не зависит от профессионального судьи, ведущего процесс, и которые, как правило, высказываются о виновности либо невиновности обвиняемого. Однако в польских судах уже в течение нескольких десятилетий функционирует система участия заседателей, которые наравне с судьей принимают решение не только о виновности (невиновности), но и о мере наказания. Институт заседателей применяется только в общих и воинских судах. Реформы судопроизводства, осуществленные в Польше в середине 1990-х годов, значительно ограничили в настоящее время участие заседателей по гражданским делам.

Проведенный сравнительный анализ показывает, что конституционные принципы правосудия в Казахстане и Польше выражены в сходных формулировках, поскольку при их включении в тексты Конституций законодатель отталкивался от общедемократических идей, которые легли в основу судебно-правовых реформ. Хотя имеются и различия. К примеру, в Конституции Республики Казахстан принципы судопроизводства (пункт 3 статьи 77) сосредоточены в одной конкретной норме, а в случае с Польской Конституцией указанная группа принципов вытекает из сущности норм раздела.

 

Литература 

  1. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. // http:www. constcouncil.kz/rus/norpb/constrk/
  2. Ахметов Н.Ж. Конституционные основы антимонопольного регулирования в Республике Казахстан // Вестник КазНУ: Сер. Международные отношения и международное право. – 2005. – №2. – С. 69-71.
  3. Гарлицкий Л. Польский Конституционный Трибунал и социальные права // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – М.: Изд-во Центра Конституционных исследований. – МОНФ. – 2000. – № 1 (30). – С. 157-161.
  4. Konstytucje Rzeczypospolitej.Kolonia Ltd, 2001.-139 s.
  5. Pod Zubik M. Konstytucja III RP w tezach orzeczniczych Trybunału Konstytucyjnego i wybranych sądów. – Warszawa: Wydawnictwo C.H.Beck, 2008. – 932 s. 
  6. Ustawa Rzeczypospolitej Polskiej «O ochronie konkurencji i konsumentów». – 15.12.2000. – Warszawa: Wydawnictwo C.H.Beck, 2000. – 41 s.
  7. Под ред. Страшуна Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. – Т.2.М.: Бек, 1995. – 448с.
  8. Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» от12.2000 № 132-II // http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1021164
  9. Указ Президента Республики Казахстан от 24.08. 2009 № 858 «О Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 годы» // http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30463139
  10. Н. Назарбаев. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева на V съезде судей // http://www. zakon.kz/154224-vystuplenie-prezidenta-respubliki.html
  11. Żurawik A. Ustrój sadownictwa w Polsce. – Warszawa: Wydawnictwo C.H.Beck, 2013. –307
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция