Международные и национально-правовые аспекты усыновления

 

 

 

 

 

 

 

В данной статье рассмотрена история становления института усыновления с древнейших времён до современности. Соответственно очерчены его особенности в рамках каждой из известных мировых традиций. Статья посвящена, главным образом, описанию национальных и международных аспектов усыновления. Эти аспекты подаются в сравнении друг с другом. Наблюдаемые в обществе тенденции касательно развития института усыновления находят отражение в ювенальной юстиции, также рассмотренной в статье. Исследование затрагивает и вопросы усыновления однополыми парами в разных странах, реакцию на это со стороны мирового сообщества и соответствующую трансформацию правовой системы. В статье подробно описаны такие проблемы, как вторичное сиротство, насилие и грубое обращение с детьми. Через все темы, раскрытые в данной работе, проходит исследование норм международного усыновления. Следует отметить, что усыновление является частью человеческой истории на протяжении тысячелетий, и по сей день является актуальным, что подтверждается постоянно происходящими изменениями в структуре этого правового института.

Поскольку институт усыновления зародился давно, то и исследований на тему его становления и развития в истории мирового права достаточно много. Среди учёных,  обращавшихся к этой теме, были: Завражнов В., Неволин К.А., Харди П., Кулишер М.И., Л.Ю. Анисимова, Беспалов Ю., Байли Дж.М., Боброу Д., Вулф М., О’Халлоран К., Бессчетнова О. В., Кебец И., Марышева Н.И., Дюжева О.А., Залунина Н.Б., Азаров Е.Г. и др. Отдельно можно упомянуть тех исследователей, которые сегодня идут в ногу со временем и теоретизируют ещё только зарождающиеся мировые тенденции в развитии международного права в области усыновления. Это, к примеру, Марк Регнерус, проводивший в 2012 году исследование на тему «Как отличаются взрослые дети, родители которых имеют однополые отношения». Ионин Л.Г. издал в 2010 году книгу о «Принципах современной политики в области семьи и демографии», где подробно рассмотрел вопросы ювенальной юстиции.

Усыновление – это один из древнейших институтов права, регламентирующего семейные отношения. Так, у самой первой в мире цивилизации шумеров процесс усыновления имел юридическое подтверждение, обязывающее ребёнка в дальнейшем заботиться в своих приёмных родителях. Расставание детей с биологическими родителями чаще всего происходило по причине бедственного положения семьи. У различных народов, помимо индивидуального, имело место и коллективное усыновление, как, например, приём в общину военнопленных. В данном случае мы имеем дело с социальным явлением, а не юридическим, и полагаем уместным назвать его практикой приёма чужого ребёнка в семью. Усыновление тогда имело важное значение для сохранения численности общины. Древнейшей процедурой усыновления можно считать сосание как малолетними, так и взрослыми приёмными детьми груди приёмной матери, чтобы показать всем присутствующим свидетелям: новый член семьи вскормлен грудью жены хозяина дома, а значит, установлено кровное родство. Иногда, усыновление становилось составляющей платы за убийство представителя рода, когда либо сам убийца, либо его родственник, занимал место убитого в семье, но без права наследования. Древнее германское право устанавливало публичную и судебно фиксируемую передачу щита и копья от усыновителя к усыновляемому, после чего следовало три дня пира. Примачеством называлось усыновление зятя в случае неимения кровных сыновей [1, с. 111].

В римском праве институт усыновления находит своё яркое правовое содержание. В Древнем Риме значение придавалось не кровному, а гражданскому родству, при котором главенствующее место занимали отношения с домовладыкой, когда отец мог находиться под властью сына. В императорском праве усыновление подразделялось на две категории: arrogatio (усыновление свободных детей) и adoption (усыновление подвластных детей). Усыновителю полагалось быть на 18 лет старше усыновляемого, запрещалось усыновлять женщинам (исключение составляли те, у которых умерли все дети), процесс усыновления проходил перед судом на основании заявления родного отца и усыновителя [2].

Первым известным усыновлением в Древнерусском государстве принято считать передачу Рюриком сына своего Игоря Олегу. Ввиду возможных недоразумений во время проведения всевозможных обрядов в различных семьях древние славяне провозглашали свободу усыновлённого от кровных уз. Усыновитель мог его прогнать, или тот при желании уходил из семьи, забирая при этом часть её имущества, спор насчёт которого часто продолжался в суде. После христианизации по государству распространилось право Византии, и институт усыновления перешёл в ведение Церкви. У некоторых народов, в том числе на Руси, был распространён обряд фиктивного деторождения, когда ребёнка клали под испачканную кровью одежду матери [3, с. 378].

Таковы описанные истоки зарождения института усыновления в мире. Его правовые и социальные формы с движением истории менялись и приобрели те черты, которыми характеризуется наше время. Следует отметить, что изменился приоритет в целях и мотивах усыновления: не продолжение рода, а защита прав ребёнка [4]. Итак, укоренившееся представление об усыновлении даёт основание руководствоваться следующим определением: усыновление (удочерение) – это утверждение правовых отношений между лишённым родительской опеки усыновляемым и усыновителем, берущем на себя ответственность за его воспитание. Все правовые условия, порядок, последствия усыновления утверждаются нормами семейного права государства, а также международными документами, такими, как Конвенция по правам ребёнка, Европейская конвенция об усыновлении детей, Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления. Отличия в правовой конъюнктуре разных государств обуславливают различия и в юридической регламентации процесса усыновления. Но в условиях глобализации, развития гуманистических идеалов, среди которых и совершенствование системы охраны прав ребёнка, значение придаётся общепризнанным и повсеместно закрепляемым основам международного права, ведающим вопросами усыновления. К таким основам относится обязательное согласие ребёнка на усыновление, находящегося в сознательном возрасте (от десяти до четырнадцати лет в зависимости от государства). Право на усыновление имеют как состоящие в браке, так и одинокие лица. Одинокое лицо должно быть старше усыновляющего ребёнка не менее чем на 16 лет. Усыновитель может давать ребёнку свою фамилию, менять его имя и отчество. Разделение братьев и сестёр не допускается, если таковое не отвечает их интересам. Усыновлёнными могут быть дети-сироты, дети, родители которых лишены родительских прав или дали согласие на усыновление их детей другими людьми. Решение об усыновлении принимается судом. Предпочтение всегда отдаётся семье, готовой усыновить ребёнка, перед семьёй, желающей взять его на опеку [5].

Следует отметить, что есть страны, не входящие в указанные конвенции, не ратифицировавшие их, ставящие национальную традицию или религиозную составляющую выше каких-либо других предписаний, в том числе международных тенденций. В Китае усыновитель должен быть бездетным и старше 30 лет. При этом проверка его жилищных условий, медицинских показаний и дальнейшее сопровождение не проводятся. В Японии же право на усыновление имеет даже несовершеннолетний, если он состоит в брачных отношениях. Усыновление находится в ведении семейных судов, которые действуют в Японии уже на протяжении полутораста лет, и состоят из судей, врачей, психологов, учителей. В случае усыновления родственника, судебной процедуры не требуется. В этой стране так же, как и на Украине, разрешено усыновление совершеннолетних. В Гватемале, стране-рекордсмене по высокому уровню усыновлений на душу населения, есть юристы, занимающиеся сугубо тем, что ищут семьи, готовые отказаться от своих детей в пользу крупной суммы денег. После этого их дети становятся объектом международного усыновления, за которое с иностранных усыновителей взимается самая крупная плата в мире. В Бразилии обязательным является испытательный срок совместного проживания приёмной семьи с ребёнком до непосредственного усыновления. В Нидерландах на отмену усыновления вправе претендовать только сам ребёнок, и оформляется она от 2 до 5 лет после наступления его совершеннолетия. Канадские семьи ежемесячно со дня усыновления ребёнка получают дотацию в размере от семисот до восьмисот долларов. В Англии и Соединённых штатах процессы, связанные с усыновлением, находятся в ведении местных властей или частных агентств по усыновлению. В штатах отсутствует общефедеральный орган, который занимался бы вопросами усыновления. А в Британии отсутствуют детские дома, и дети живут в специальных приютах, пока им не подыщут семью. Многие африканские и ближневосточные страны, как и Канада, и Австралия запрещают иностранцам усыновлять своих детей [6; 7, с. 34].

Усыновления разрешены в 173 странах. В других государствах действует процедура передачи детей в семьи родственников. Каждый год в мире усыновляются примерно 260 000 детей. При этом 85% из них находят приёмные семьи внутри страны, 15% становятся объектами международного усыновления. Самое большое количество детей усыновляют в США (46%), далее следуют Китай (36%) и Россия (18%). В 60% усыновляют детей возрастом до пяти лет. Выбирают приёмные семьи чаще девочек. Среднемировой возраст усыновителей составляет сорока лет [8].

Многие западные государства провозгласили «международное усыновление» одним   из важнейших направлений своей деятельности. Вызвано это, главным образом, сокращением рождаемости в этих странах. На сегодняшний день мы можем наблюдать явление, которое получило название «мода на усыновление иностранных детей». Начало ей было положено с событий в мире звёзд шоу-бизнеса. Анджелина Джоли, известная американская актриса, усыновила мальчика и ВИЧ-инфицированную девочку из Африки. Её примеру последовала певица Мадонна, усыновившая малайзийского мальчика. Многие страны, экспортирующие детей (как бы грубо это не звучало, но понятие  «экспорт» в данном контексте уже давно закрепилось в научных трудах исследователей), стараются наладить культурные связи усыновлённых детей с их родиной. Например, Южная Корея, Китай организуют и спонсируют для таких детей языковые лагеря, регулярные поездки в эти страны [9].

Итак, международное усыновление – это процесс принятия в семью ребёнка из другого государства, совершаемый в стране его рождения при участии органов власти и в соответствии с законами этой страны. Приоритет всегда отдаётся усыновлению внутри государства, но часто это является невозможным или маловероятным в отношении конкретного ребёнка, интересы которого стоят превыше всего, и международное усыновление становится его последним шансом обрести семью. Данная позиция фиксируется в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г. и ст.21 Конвенции о правах ребенка, принятой в Нью-Йорке 20 ноября 1989 г.

Международное усыновление вызывает множество толков и споров из-за своей частой двусмысленности: это и акт милосердия, но зачастую и циничная торговля детьми. Гаагская конвенция от 29 мая 1993 г. о защите детей и сотрудничестве в деле международного усыновления делает акценты на недопустимости незаконной торговли детьми, скрытой под видом усыновления. Но, к сожалению, такие негативные социальные явления, как коррупция, халатность правоохранительных органов, фиктивные агентства, приводят к печальным последствиям. Таковыми являются сексуальное насилие над детьми, детская проституция, порно бизнес, торговля органами, вербовка детей в военные и террористические организации и др.

В последнее время российские средства массовой информации всё чаще стали освещать примеры насилия над усыновлёнными русскими детьми со стороны американских приёмных семей. Активизация обсуждения этой темы во многом связана с «Законом Магнитского», который наложил запрет на въезд в Соединённые штаты российским чиновникам, возможно, причастным к смерти юриста С. Магнитского и другим нарушениям прав человека. Россия ответила на этот акт запретом для американцев усыновлять российских детей. Ответный закон был назван «Акт Димы Яковлева» и связан с преступлением американца в отношении усыновлённого им и его женой в России полуторагодовалого мальчика Димы, которого он оставил на девять часов в машине при жаркой погоде. Лавров, министр иностранных дел РФ отметил, что насилие над детьми в США имеет системный характер, и Россия – это не первая страна, наложившая подобный запрет для американских граждан. При этом надо признать, что был проигнорирован факт жестокого обращения с детьми вплоть до смертельных исходов в случаях с усыновленными внутри страны. Международное усыновление в России проводится на основе национального законодательства [10, с. 87]. Следует отметить ч. 3 п. 1 ст. 123 Семейного кодекса Российской Федерации, где говорится о необходимости для родителей учитывать в вопросах воспитания этническое происхождение усыновлённого ребёнка, его религиозную, культурную, языковую принадлежность. Также в  ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации говорится о том, что родители «не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей», их нравственному становлению, обращаться с детьми грубо, унижать их достоинство [11, с. 16].

Одной из проблем, связанной с усыновлением детей, является их вторичное сиротство. Оно представляет собой отказ приёмных родителей от усыновленного ими ребёнка. Одним из самых нашумевших примеров вторичного сиротства является возврат Тори Хэнсен, жительницей Теннеси, усыновлённого ею русского мальчика Артёма Савельева обратно в детский дом с письмом, в котором она говорила о психически неустойчивом поведении ребёнка. Однако как показывает статистка, в 2009 году в детские дома было возвращено 8473 ребёнка из приёмных русских семей, а из иностранных – только один ребёнок. Часто органы опеки изымают детей из приёмных семей из-за нарушения ими своих родительских прав (1261 ребёнок за 2008  год). В 2009 г. за преступления в отношении приёмных детей уголовное наказание понесли 105 граждан Российской Федераций, 24 человека совершили преступления, результатом которых стала смерть или непоправимый вред здоровью ребёнка. Уголовное наказание за ненадлежащее воспитание детей было в последние годы ужесточено, что создало двустороннюю ситуацию: дети в безопасности, но многие потенциальные усыновители испуганы [12, с.165-169].

Безусловно, вторичное сиротство влечёт за собой серьёзные психологические травмы для детей, которые чувствуют себя окончательно брошенными, никому не нужными, разочарованными в институте семьи, что в конечном итоге превращает их в озлобленного члена общества. При этом с каждым годом случаев возврата приёмных детей становится всё больше, и это представляет собой гуманитарную катастрофу. В обществе эта тема не афишируется по причине широкой государственной кампании по передачи сирот в приёмные семьи [13].

Пособия, компенсации, надбавки к зарплате при усыновлении детей выплачиваются во многих странах, и порой это становится одним из главных мотивов, из-за которых семья берёт к себе ребёнка из детского дома. Печально, если этот мотив сопряжён ещё и с потребностью в рабочих руках. В итоге: ребёнок становится средством получения прибыли, за ним соответственно не только не ухаживают, но и не воспитывают должным образом, даже в определённой мере эксплуатируют. Ст. 126 п. 1 Семейного кодекса Российской Федерации говорит о недопустимости посреднической деятельности по усыновлению детей, извлечению коммерческой выгоды из этого процесса. Этим она одновременно защищает права ребёнка, исключающие его эксплуатацию, так как гарантий безопасности больше при государственном содействии усыновлению детей, чем при содействии различного рода «агентств». Также ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации о родительских правах исключает возможность грубого, пренебрежительного обращения с детьми, в том числе эксплуатационного. Но следует отметить, что приобретение финансовой выгоды от детей связано и с проблемой вторичного сиротства, когда после полученной от государства материальной составляющей усыновители отказываются от уже ненужных им детей.

Выше были отмечены опасения потенциальных приёмных семей касательно усыновления детей в связи с ужесточением норм уголовного права, курирующих вопросы защиты прав ребёнка. Но проблема в этом вопросе тесно связана также и с устрашающими людей рассказами о ювенальной юстиции. Зародившаяся в Америке в 70-е гг., она, как и полагается продукту демократии и либерализма, провозгласила новые свободы и права в отношении несовершеннолетних преступников, которых отныне полагалось не привлекать к уголовным наказаниям, но ставить на путь исправления в специально отведённых учреждениях. Впоследствии понятие ювенальной юстиции расширилось и стало применяться в отношении темы защиты прав детей в целом [14, с. 71]. И вот пришло время, когда радикально настроенные «ювеналы», так называют сторонников ювенальной юстиции, провозгласили принцип, по которому биологические родители не имеют преимущественных прав на ребёнка. А кто имеет? Государство, конечно [15]. Если обращаться к яркому европейскому примеру, то та семья, которая, по мнению государства, не способна обеспечить ребёнку достойное воспитание, может отобрать его у законных отца и матери и передать на воспитание состоятельной однополой паре. К недостойному воспитанию могут быть отнесены малочисленность игрушек, не сделанная прививка, повышение голоса на ребёнка и т.д. Надо признать, что активность органов опеки в странах Запада часто, действительно, становится залогом безопасности ребёнка, но иногда путём вмешательства в личную жизнь граждан разрушает вполне жизнестойкие и благопристойные семьи.

Затрагивая вопрос усыновления детей однополыми парами, следует, минуя предубеждения, выделить два основных его спорных компонента: это игнорирование ролевой модели противоположного пола и наличие статистической связи между гомосексуальностью и педофилией. Положительным явлением является то, что такие пары чаще других усыновляют детей-инвалидов, ВИЧ-инфицированных, страдающих другими серьёзными заболеваниями, детей старшего возраста, тем самым сокращая количество сирот и дефицит приёмных семей. Статистика же показывает,  что воспитание детей в таких  семьях не связано с их дальнейшим определением своей сексуальной ориентации [16].

В 2008 г. Европейский суд по правам человека решил не считать гомосексуальность приёмной семьи причиной для отказа в усыновлении [17]. Однако не все страны Европейского Союза открыли свободный путь для однополых пар, желающих усыновить детей. Так, в Германии усыновить ребёнка может один партнёр при условии наличия между ними кровного родства (при этом суррогатное материнство запрещено). Второй партнёр по закону может претендовать лишь на «ограниченные права по воспитанию ребёнка». Во Франции оба партнёра могут получить родительские права на биологического ребёнка, рождённого от одного из них.

В США юридические нормы, регламентирующие усыновление детей однополыми парами, варьируются от штата к штату. Подобные законные усыновления имеют место быть также на территории Канады, Австралии, Новой Зеландии, Бразилии, Аргентины, Израиля, ЮАР, Уругвай, Исландии и других стран. Главным единым условием усыновления в данном случае являются брачные отношения между партнёрами [18].

В России усыновление детей однополыми парами не предусмотрено законом. Связано это с тем, что сами браки между такими партнёрами в стране не разрешены. Хотя многие и усматривают пробел в законодательстве, открывающий дорогу гомосексуальным парам. Так в ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации в перечень обстоятельств, препятствующих заключению брака, не включено указание на половую принадлежность партнёров. В то же время ст. 12 Семейного кодекса Российской Федерации рассматривает возможность брака в контексте союза мужчины и женщины («необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак»).

Итак, исследование показало, что институт усыновления является динамичным институтом, по сей день претерпевающим изменения. Связано это с изменениями в самом обществе, такими, как либерализация однополых отношений, ужесточение обязательств по воспитанию детей в рамках ювенальной юстиции, что парадоксально связано с мировой тенденцией к расширению прав человека.

Значимым представляется вывод о распространении проблем, связанных с усыновлением. Проблемами являются растущая тенденция к отказам от детей со стороны биологических родиелей, вторичное сиротство уже раннее усыновлённых детей, жестокое обращение с детьми в виде психического, физического и всё более распространяющегося сексуального насилия.

Необходимо отметить амбивалентность международного усыновления. Его положительной стороной является возможность обретения семьи для сироты, не имеющего таких шансов у себя на Родине. С  другой стороны, всё возрастающее количество смертельных исходов подобных усыновление приводит к тому, что некоторые страны издают законы о запрете усыновления детей иностранными гражданами определённых государств, как, например, «Закон Магнитского» в России. И в то же время имеются примеры счастливых семей, где те же американские родители с искренней заботой подходят к воспитанию российского ребёнка.

В заключение мы считаем целесообразным сделать акцент на значимости института усыновления в развитии нормально функционирующего государства. В первую очередь, это связано с ролью семьи как ячейки общества. Полноценная семья обеспечивает преемственность поколений, стабильность в социуме и главное – полноценное развитие детей, готовящихся стать личностями. Поэтому способствование устойчивому развитию правового института усыновления должно быть одной из главнейших задач государства.

 

Литература 

  1. Кулишер М.И. Очерки сравнительной этнографии и культуры. – Спб., 1887. – С.
  2. Загоровский А.И. Курс семейного права. – 2-е изд., с изм. и доп. – Одесса: «Экон.» тип.,
  3. Неволин К.А. Полное собрание сочинений. История российских гражданских законов. Т. – Спб., 1858. – С. 378.
  4. Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновление на национальном и международном уровнях (утв. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 3 декабря 1986 г.) // Сборник международных правовых актов. – 1987. – №
  5. Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. // Сборник международных правовых актов. – 1995. – № 
  6. Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления от 29 мая 1993 г. // Сборник международных правовых актов. –
  7. Газета «ЗАГРАНИЦА». – № 13 (375).
  8. Siegel, D.H. Adoption Issues From a Strengths Perspective/ D.H. Siegel// Social Work Today 8 No.4 P.34 http://www. socialworktoday.com (дата обращения: 20.02.2012).
  9. Child Adoption: Trends and Policies – United Nations Department Of Economic and Social Affairs / Population – NY, 2009.
  10. O’Halloran, Kerry (2006) The Politics of Adoption – International Perspectives on Law, Policy & Practice. Springer, The Netherlands.
  11. Завражнов В. Усыновление иностранцами детей российских граждан // Российская юстиция. – 2001. – № 7. – С.
  12. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 15 ноября 1997 г., 27 июня 1998 г., 2 января 2000 г., 22 августа, 28 декабря 2004 г., 3 июня, 18, 29 декабря 2006 г., 21 июля 2007 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1 января 1996 г., № 1, ст.16.
  13. Харди, П. Особенности усыновления в американской семье // Семья и семейное воспитание: кросс-культурный анализ на материале России и США / под редакцией академика РАН В.И. Жукова. – М.: Издательство РГСУ, – С. 165-169.
  14. Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. N 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы» .
  15. Ювенальное право: учебник для вузов / под ред.: А.В. Заряева, В.Д. Малкова – М.: Юстицинформ, 2005. – С.
  16. Зыков О.В. Насилие над ребенком – причина детской беспризорности, наркомании и преступности //Вопросы ювенальной юстиции. Критика и анализ. – №4(9). – 2006. (http://juvenjust.org/txt/index.php)
  17. Bailey, J.M., Bobrow, D., Wolfe, & Mikach, S. (1995), Sexual orientation of adult sons of gay fathers, Developmental Psychology.
  18. Европейский информационный портал «reuters» (http://in.reuters.com/article/2008/01/22/us-europe-court-adoptionidINL2243880020080122)
  19. Homosexual couples can adopt children, decides to Supreme Court of Justice (англ.). Athosgls.com.br (27 April 2010).
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция