Содержание административно-процессуальной формы как методологическая основа выделения форм защиты права интеллектуальной собственности

Статья посвящена определению содержания административно-процессуальной формы. Общетеоретические положения, обоснованные в результате анализа, составляют основу выделения процессуальных форм защиты права интеллектуальной собственности. Доказано существование в доктрине права научных подходов по обоснованию содержания процессуального права. Сформулированы понятия «процесуально-процедурная норма», «административно-процессуальная форма».

Актуальность исследования проблемы содержания административно-процессуальной формы защиты права интеллектуальной собственности обусловлена её назначением – реализацией материальных норм административного права и норм некоторых иных отраслей права, благодаря чему достигается результат регулятивного и охранительного воздействия права на общественные отношения в сфере интеллектуальной деятельности.

Суть и содержание категорий процессуального права были предметом анализа в научных работах совеременных учёных: А.М. Бандурки, Н.М. Тищенко [1], И.П. Голосниченко [2], Э.Ф. Демского [3], С.В. Кивалова  [4], А.Т.   Комзюка [5],  О.В.  Кузьменко  [6],  Е.Г. Лукьяновой [7], М.В. Максютина [8], В.Г. Перепелюка [9], А.А. Селиванова [10] и иных учёных. Вместе с тем общественно-правовое назначение административно-процессуальных форм защиты  права интеллектуальной собственности определяет потребность обращения к научным исследованиям более широкой проблематики, которая посвящена содержанию процессуальной формы. Используя научный подход «схождения от абстрактного к конкретному», можно обосновать определение административно-процессуальной формы и конкретизировать её содержание в соответствии с предметной направленностью – отношениям в сфере защиты права интеллектуальной собственности.

Цель статьи состоит в определении содержания административно-процессуальной  формы и на этой основе – выделения процессуальных форм защиты права интеллектуальной собственности.

Среди научных работ, посвящённых исследованию содержания процессуальной формы, следует  выделить,  прежде  всего, монографию «Юридическая процессуальная форма: теория и практика», подготовленную под редакцией П.Е. Недбайла, В.М. Горшеньова (1976 г.), в которой, в частности, обосновано понятие процессуальной формы. Это понятие определено на основе глубокого критического анализа научных работ разных отраслевых юридических наук, выполненных в течение 1940-х – конца 1960-х годов [11]. Среди фундаментальных научных исследований следует отметить работы В.А. Рязановского «Единство процесса», впервые напечатанную в 1920 году и в последующем неодноразово переизданную [12], В.М. Горшенёва «Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе» (1972 г.) [13], а также «Теория юридического процесса» (1985 г.) [14], Н.Г. Салищевой [15], на которые посылаются большинство учёных-исследователей содержания и правовой природы процессуальных явлений. С позиций генезиса  категории «правовая форма» следует отметить научные изыскания Е. Старосьцяка [16], на которые также неоднократно ссылаются исследователи.

Среди современных научных работ в области административного права и процесса можно назвать диссертационное исследование Ю.Л. Шеренина, посвящённое проблеме содержания процессуальных форм пересмотра судебных решений административными судами [17]. Исследователь обращается к общей проблеме содержания правовых форм, проводит их классификацию, устанавливает место процессуальных форм среди правовых форм деятельности административных судов. Среди выводов, сформулированных Ю.Л. Шерениным, вызывают заинтересованность положения, посвящённые этапам формирования правовой доктрины в отношении содержания процессуальных форм. Исследователь предлагает научный подход, согласно которому содержание категории «процессуальная форма» раскрывается в широком и узком смыслах. По мнению Ю.Л. Шеренина, в широком смысле процессуальная форма представляет собой внешнее проявление (выявление) совокупности однородных  процессуальных действий по применению права уполномоченными лицами, направленными на достижение конкретного результата, определённого материальной нормой. Узкий смысл процессуальной формы предусматривает определение её содержания в зависимости от цели реализации надлежащей правовой процедуры [17, с.13].

Ключевым в этом определении является словосочетание «внешнее проявление», что обозначает определённое правовое явление – совокупность процессуальных действий, систематизированных по признаку однородности. Согласно такому подходу указанное словосочетание приобретает конкретное содержание, учитывая предмет его применения, что не противоречит общефилософскому толкованию сущности категории «форма».

Форма (лат. ‒ forma) – внешний контур, фигура, образ. Платон обозначал этой категорией идею, общую, неизменную суть бытия, которая является прообразом индивидуальных и изменяемых явлений. По мнению Аристотеля, форма является активным фактором, благодаря которому вещь становится существующей (causa formalis), как и цель процесса становления (causa finalis) [18, с. 937].

Продолжая мнение Аристотеля и экстраполируя его на правовые явления, можно сказать, что благодаря существованию формы материализуются правила поведения, установленные материальной нормой, в общественной деятельности, что создаёт условия легализации статуса определённого субъекта в правоотношениях. Сама легализация происходит благодаря существованию процедурной формы, которая отражает реализацию цели существования определённого субъекта в правоотношениях. Такой подход  к  определению  сути  правовой  формы предусматривает примат субъекта как участника общественных отношений, урегулирование которых правовой нормой даёт им характер правовых, упорядоченных этой нормой.

Для   исследования   содержания  категории «процессуальная форма», следует обратиться к теории права, особенно к положениям о признаках этой формы. К признакам процессуальной формы относят: однородность системы юридических средств, действий и операций; их установление процессуальным законодательством; многоразовая повторяемость; стабильность осуществления [19, с. 489; 20, с. 402-403]. Перспективным для целей исследования является подход, согласно которому выделен главное свойство (признак) процессуальной формы – обособление однородных процедурных требований, направленных на достижение конкретного материально-правового результата [21, с. 182]. О перспективности такого подхода свидетельствуют выделенные признаки однородности определённых требований и их целенаправленный характер.

Установление содержания признака однородности обуславливает потребность обращения к научным работам по философии, посвящённых вопросам классификации как наиболее распространённого способа группировки. Как верно указывает М.С. Каган, основу классификации составляет сохранение единого criteria divisionis при разрешении каждой классификационной задачи. Классификация применяется только тогда, когда предмет познания составляет системный объект [22, с. 46].

На первый взгляд, приведенная философская мысль опосредовано относится к предмету научного анализа. Однако установление содержания признака однородности вытекает из этих положений, так как однородность означает соответствие определённым criteria divisionis и может быть выделена только в случае методологического анализа системного явления.

Системность, по мнению М.С. Кагана, означает: а) начало там, где множественность элементом становится более-менее упорядоченной, создавая при этом единое целое; б) самым высоким типом системы является такой, которому присущи: сложная иерархическая организация, внутренне и внешнее функционирование, саморегуляция на основе обратной, способность изменять свои состояния с сохранением качественной определённости, историческая динамика; в) должен быть исторический аспект исследования, который является обязательным [22, с.11].

Эти философские положения имеют неоценимое значение для характеристики процессуальных явлений, так как их использование позволяет выйти за пределы юрисдикционной концепции юридического процесса, положенной, как правило, в основу определения процессуального права (см. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. [23, с. 788]).

Исходя из презентованных положений, правовое явление является системным, если:

  • действия и процедуры урегулированы нормами права, являются определённым образом упорядоченными, целенаправленными и создают неразрывное целое;
  • эти действия и процедуры последовательны, иерархично построены, являются внутренне и внешне взаимосвязанными;
  • исследование сути правового явления предусматривает анализ генезиса его становления и развития.

Под эти признаки, сформулированные на основании философских положений М.С. Кагана, в полной мере подпадают процессуальные административно-правовые явления – производства, административный процесс (внесудебный) как совокупность производств, административное судопроизводство.

Если обратиться к положениям общей теории права, то следует выделить категорию «форма права», суть которой выражает правовое содержание бытия.

Так, форма права (англ. ‒ form of law) – это система различных юридических источников, способ организации общих правил поведения, которые регулируют общественные отношения. В зависимости от конкретных способов выражения (закрепления) формально-определённых правил в качестве обязательных выделяют четыре основные формы права: а) нормативно-правовой акт; б) нормативный договор; в) правовой обычай; г) юридический прецедент [23, с. 1019].

При определении четырёх форм права ключевым для обозначения является словосочетание «способ выражения (закрепления)», что соответствует  общефилософской  сути категории «форма». Предметная специфика применения этой категории в отношении выделения правил регулирования  правоотношений  означает   выделение именно таких форм, как нормативноправовой акт, нормативный договор, правовой обычай, юридический прецедент. В случае применения категории «форма» для обозначения иных правовых явлений, можно выделить иные правовые формы, в частности – материальные и процессуальные.

Как пример целесообразности научного подхода, согласно которому общая категория «форма» приобретает конкретное содержание в зависимости от предмета, который эта категория обозначает, можно привести определение процессуальной формы деятельности административных судов, обоснованное Ю.Л. Шерениным. Такой формой исследователь называет внешнее проявление урегулированных административной процессуальной нормой юридических средств, действий и операций по применению права административными судами в порядке осуществления административного судопроизводства как универсального способа защиты прав, свобод, законных интересов в публичноправовых отношениях путём осуществления производства, в результате которого судом (судьёй) постанавляется (принимается) законное решение, закрепляющее решённый, по сути, спор о праве [17, с. 13-14].

Это определение сформулировано на основе учёта сути формы как внешнего проявления определённого явления, которым, учитывая предмет применения, выступают процедуры судебного рассмотрения, урегулированные процессуальной нормой.

Применение обоснованного подхода означает необходимость исследования сути категории «процессуальная норма» как ключевой, базовой при определении правовых явлений, касающихся реализации право-обязанности в отношении защиты права интеллектуальной собственности.

Обращение к юридическим энциклопедическим  изданиям  позволяет  выделить категорию «норма  права»  [23,  с.  595],   «процессуальное право» [23, с.788; 24, с.767],   «процедура»   [23, с. 788].

Среди указанных в юридических энциклопедических изданиях категорий наиболее приближённой к предмету научного анализа является категория «процессуальное право». Таким правом, по мнению Л.В. Тихомировой, М.Ю. Тихомирова, является составная часть и   средство правового правового регулирования, совокупность правовых норм, которыми установлены правила и процедуры решения споров и юридических конфликтов, порядок деятельности правоохранительных органов и судов при рассмотрении и правовой оценке преступлений и иных правонарушений, применения мер юридической ответственности, правила процессуальной деятельности сторон и иных лиц, участвующих в деле [23, с. 788].

Это определение не содержит юридическую конструкцию «процессуальная норма», но указано о правовых нормах и предмете регулирования ими. Исходя из этого, можно сформулировать поверхностный вывод о спорности подхода по поводу выделения процессуальных норм и правовой конструкции процессуального права. Такое право воспринимается как юридическая конструкция, которая обозначает явление, являющееся предметом научного анализа. О верности такого предположения указывает и  то, что при раскрытии содержания процессуального права не указано его место в системе права, но указано о том, что оно является «средством правового правового регулирования».  Исходя из сути процессуального права, этой категорией обозначается конкретный круг правоотношений, основанием возникновения которых является юридический конфликт и правовой спор и которые касаются решения юридического дела, а соответствующие правила решения установлены правовой нормой.

Однако о целесообразности выделения процессуальных норм свидетельствует определение в энциклопедических юридических изданиях категории «административное производство». В этом определении ключевым является указание на процессуальные нормы административного права. При этом выделяются юрисдикционные и неюрисдикционные производства [24, с.20].

Следует также выделить определение процессуального права не как самостоятельной отрасли права, а как совокупности процедурно-процессуальных норм, институтов, отраслей процессуального права, которые регулируют процессуальный порядок применения норм материального права в юрисдикционной и иной практической деятельности государственных органов, т.е. те, которые регулируют юридический процесс [25, с. 285].

Опираясь на это определение, можно сделать вывод о существовании процедурно-процессуальных норм.

Такой подход не противоречит положениям, сформулированным В.М. Горшенёвым в отношении признаков юридического процесса, одним из которых – урегулированность именно процессуально-процедурными  нормами [26, с. 8].

Характеризуя административный процесс с теоретических позиций, следует привести подход Н.М. Тищенко, который выделил следующие признаки процесса: осуществление сугубо уполномоченными субъектами, обусловленность чёткой системой действий, связанных с операциями с нормативными предписаниями; упорядоченность; объективная потребность закрепления определённых фактов в процессуальных документах; связь с исполнительно-распорядительной деятельностью и так далее [27, с. 205-206]. Исходя из этих признаков административного процесса, административное судопроизводство не подпадает под них, и поэтому логично разделить административное судоприозводство и административный процесс. Такое разделение проявляется в содержании, субъектной составляющей процессуальных правоотношений и процедурах реализации.

В отношении процедур реализации административного судопроизводства и административного внесудебного процесса следует отметить их принципиальное различие, обусловленное характером соответствующих процессуальных отношений. Так, административное судопроизводство – правосудие по административным делам (делам административной юрисдикции), осуществляемым по процедурам, характерным для судебного процесса. В административном внесудебном процессе характер процедур иной. Вышеизложенное   позволяет   сформулировать такие выводы:

во-первых, общая категория «форма» приобретает конкретное содержание, учитывая предмет, который эта категория обозначает;

во-вторых, как системные следует рассматривать процессуальные административно-правовые явления – производство, административный процесс (внесудебный), административное судопроизводство;

в-третьих, процессуальная форма должна определяться, исходя из того, присущи ли ей признаки   однородности,   целенаправленности соответствующих процедур. При этом цель осуществления таких процедур состоит в достижении конкретных результатов, установленных материально-правовой нормой. Содержание категории «процессуальная форма» предусматривает установление сути категории «процедурнопроцессуальная норма»;

в-четвёртых, процедурно-процессуальною нормой целесообразно называть формально обязательное правило поведения, которым установлен порядок осуществления процессуальных действий, определённых законодательством субъектов, направленных на реализацию материальной нормы;

в-пятых, определение административной процедурно-процессуальной нормы производное от общего определения процедурно-процессуальной нормы, а его специфика состоит в учёте субъектного состава отношений, урегулированных такой нормой ‒ органы публичной администрации (их должностные лица), общие суды (при рассмотрении дел об административных правонарушениях) и административные суды. Административной процедурно-процесуальной нормой целесообразно считать формально обязательное правило поведения в публично-правовых отношениях в сфере защиты прав, свобод, законных интересов и управленческого характера, которое касается порядка осуществления процессуальных действий, определённых законодательством субъектов, – органов публичной администрации (их должностных лиц), а также общих судов при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также административных судов, и направлены на реализацию материальной нормы административного права и некоторых иных отраслей права;

в-шестых, категории «административно-процессуальная форма», «административное производство», «административный процесс», «административное судопроизводство», «административная процесуально-процедурная норма» соотносятся как внешнее проявление и внутреннее содержание. Категория «административно-процессуальная форма» определяется как внешнее проявление определённого системного административно-правового явления. Административно-процессуальной формой целесообразно назвать внешнее проявление урегулированных административной процедурно-процессуальной нормой юридический средств, действий и   операций по применению права субъектами административной юрисдикции в установленном законодательством порядке;

в-седьмых, следует отделить категории «административное судопроизводство» и «административный процесс», который является внесудебным. 

 

Литература 

  1. Бандурка О.М., Тищенко М.М. Адміністративний процес: Підручник для вищих навчальних закладів. – Рос.мовою.– К.: Літера ЛТД, 2001. – 336 с.
  2. Голосніченко І. П. Адміністративний процес [Текст] : навчальний посібник / І. П. Голосніченко, М. Ф. Стахурський.– К.: ГАН, 2003. – 256 с.
  3. Демський Е. Ф. Адміністративно-процесуальне право України [Текст] : навч.посібник / Е. Ф. Демський. – К.: Юрінком Інтер, 2008. – 496 с.
  4. Ківалов С. В. Адміністративне процесуальне право : проблеми категоріального апарату [Текст] / С. В. Ківалов // Наукові праці Одеської національної юридичної академії. – О., 2006. – Т. – С. 5–19.
  5. Комзюк А. Т. Адміністративний процес України [Текст] / А. Т. Комзюк, В. М. Бевзенко, Р. С. Мельник. – К. : Прецедент, – 531 с.
  6. Кузьменко О.В. Теоретичні засади адміністративного процесу: Монографія. – К.: Атіка, 2005. – 352с.
  7. Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права [Текст] / Е. Г. Лукьянова. – М.: Норма, 2003. – 240 с.
  8. Максютин М. В. Теория юрисдикционного процесса [Текст] : учеб.-метод. пособие / М. В. Максютин – М.: Московский психолого-социальный ин-т, – 200 с.
  9. Перепелюк В. Г. Адміністративний процес. Загальна частина [Текст] : навч. посібник / В. Г. Перепелюк. – Чернівці : Рута, 2003. – 367 с.
  10. Селіванов А. О. Адміністративний процес в Україні : реальність і перспективи розвитку правових доктрин [Текст] / А. О. Селіванов. – К. : Вид. Дім «Ін Юре», 2000. – 68 с.
  11. Юридическая процессуальная форма. Теория и практика [Текст] / Н. В. Виртук, В. М. Горшенев, Т. Н. Добровольская, И. А. Иконицкая и др. ; под ред. В. М. Горшенева, П. Е. Недбайла. – М. : Юрид. лит., – 279 c.
  12. Рязановский В. А. Единство процесса / Рязановский В. А. – М. : ОАО «Изд. Дом «Городец», – 80 с.
  13. Горшенёв В. М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе [Текст]/ В. М. Горшенёв. – М. : Юрид. лит., 1972. – 256 с.
  14. Теория юридического процесса [Текст] / под общ. ред. В. М. Горшенева. – Х. : Вища школа, – 192 с.
  15. Салищева Н. Г. Административный процесс в СРСР [Текст] : учеб. пособие / Н. Г. Салищева. – М. : Юрид. лит-ра, 1964. – 158 с.
  16. Старосьцяк Е. Правовые формы административной деятельности [Текст] / Е. Старосьцяк. − М. : Госюриздат, – 330 с.
  17. Шеренін Ю.Л. Процесуальні форми перегляду судових рішень адміністративними судами: автореф. дис. 00.07/ Шеренін Юрій Леонідович// Національний університет «Одеська юридична академія». – Одеса, 2012. – 20с.
  18. Философия: энциклоп. слов / [ред. А. А. Ивин]. – М.: Гардарики, 2006. — 1072 с.
  19. Скакун О.Ф. Теорія держави і права: Підручник. – 3-є видання. – К.: Алерта; ЦУЛ, – 524с.
  20. Загальна теорія держави і права [Текст] / за ред. М. В. Цвіка, О. В. Петришина. – Х. : Право, 2009. – 584 с.
  21. Портнов А. В. Становлення і розвиток конституційного судочинства в Україні: теоретичні та практичні проблеми [Текст] : дис. … д.ю.н. 00.02 / Портнов Андрій Володимирович / Інститут законодавства Верховної Ради України. – К., 2009. – 474 с.
  22. Каган М.С. Избранные труды в VII томах. Том І. Проблемы методологи. – Санкт-Петербург: ИД «Петрополис»,– 356 с.
  23. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. ‒Издание 6-е, дополненное и переработанное/ Под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2013. – 1088с.
  24. Великий енциклопедичний юридичних словник/ За ред.. акад.. НАН України Ю.С. Шемшученка. – 2-ге вид., переробл. і доп. – К.: Вид-во «Юридична думка»,2012. – 1020 с.
  25. Сучасна правова енциклопедія [Текст] / за заг. ред. О. В. Зайчука. – К. : Юрінком Інтер, 2010. – 384 с.
  26. Юридическая процессуальная форма. Теория и практика [Текст] / Н. В. Виртук, В. М. Горшенев, Т. Н. Добровольская, И. А. Иконицкая и др. ; под ред. В. М. Горшенева, П. Е. Недбайла. – М. : Юрид. лит., – 279 c.
  27. Адміністративне право: підручник/ За заг.ред. Ю.П. Битяка, В.М. Гаращука, В.В. Зуй. – Х.: Право, 2010. – 624с.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция