Религиозная ситуация в Казахстане: проблема диалога религии и государства

В статье рассматривается одна из актуальных тем не только для Казахстана, но для всего мира – проблема межконфессионального диалога. В ней реализован анализ причин ухода людей в деструктив­ ные организации в рамках казахстанской государственности. Автор старался раскрыть особенности казахстанской модели толерантнос­ ти, которая особенно при сегодняшнем кризисе должна получить дальнейшее развитие.

Сегодня, как ясный день, очевидно противоречие между кон­ фессиями наносит ущерб не только го+дверии проблем глобального развития приобрела шанс выступить в качестве нравственной духов­ ной силы в современном мире. Диалог между религиями, между об­ ществом и религией, между государством и религией все актуальнее. 

Религия играет немаловажную роль в жизни каждого индивида и всего общества в целом. Говоря о религиозной ситуации, сложившейся в Казахстане, хочется подчеркнуть, что за годы своей независимости наше государство пережило многое. Были и времена, когда начало увеличиваться количество религиозных сект и организаций, появлялись некие религиозные лидеры и проповедники правильной религии, люди начинали верить всякого рода ереси и шли на поводу у шарлатанов. Люди состояли в разных религиозных организациях и сектах, которым не было счета. Не понимая последствий таких действий, они отдавали все свои средства и недвижимость этим организациям. В итоге они оставались у разбитого корыта. Всему этому причина одна – религиозная безграмотность и отсутствие той идеи, которая бы вела народ в правильном направлении. Как мы знаем, после распада Великой державы – СССР у людей появился идеологической вакуум, который надо было заполнить. И, конечно же, возникший вакуум начинал наполняться идеями различных религиозных организаций и сект, преследующих лишь свою финансовую выгоду. Но главное, что наша страна пережила эти периоды. Согласно многим исследователям, такой ситуации в глобализационном мире не избежало ни одно государство и общество.

Республика Казахстан с момента получения независимости, становления как самостоятельного государства строит свою политику на таких традициях, как мирные взаимоотношения между нациями, проживающими на одной территории, толерантные взаимоотношения между конфессиями и различными религиозными организациями. Именно эта особенность казахстанской политики, которая построена на толерантности, является актуальной, особенно когда вокруг столько  актов  терроризма и экстремизма. Толерантность – формулировка этого понятия разнообразна. Толерантность – это социальный феномен, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, жизненному укладу, обычаям, нравам, действиям. Толерантность не равнозначна индифферентизму. Толерантность не означает также одобрения того или иного мировоззрения или уклада жизни, она есть возможность предоставить другому поступать и жить согласно с собственными принципами.

Лишь с помощью принципа либеральности любое государство сможет относиться к той или иной религии или конфессии в равной степени. В Конституции Республики Казахстан прописано, что каждый гражданин Казахстана имеет равные права и обязанности, имеет право на свободу совести и вероисповедания. Считаем, что собственно эти строки закона являются подтверждением толерантности казахстанской политики.

Целостность государства и развитие ее по пути демократических реформаций зависит не только от экономических преобразований, но так же от межконфессионального и межэтнического согласия в стране. Бесконфликтное существование представителей различных наций, культур, религий обусловлено в первую очередь и той политикой, которую проводит правительство. Поэтому казахстанский опыт толерантности, стабильности, политики в области религии достоен изучения и принятия. Казахстан, являясь частью мирового сообщества, не может избежать те же проблемы, с чем столкнулись все страны мира: терроризм и экстремизм, конфликты на национальной почве. Рост деструктивных движений изменяет религиозную ситуацию в Республике, что вызывает необходимость пересмотра всех тех достижений в области межконфессионального согласия, учитывая все ошибки и просчеты предыдущих мероприятий.

Оставлять или недостаточно уделять внимание деструктивным организациям – это значит ожидать их активизации и непредвиденных ситуаций, вплоть до разрушения самого государства. Уровень воздействия дестабилизирующих религиозных организаций на общественно-политическую ситуацию любого государства обусловлен от тех целей, которые преследуют эти организации. Например, ставя цель овладеть имуществом индивида, они начинают его зомбировать, разрушая его личностные качества, помещая в рамки психологической зависимости о этой организации, направляя все его действия в ту сторону, в которую считают руководители этой организации необходимо. Некоторые ставят себе цель контролировать политику государства, тем самым угрожая ее безопасности и независимости. К таким можно причислить так называемые «радикальные религиозные организации», такие как ISIS, «Аль-Каида», «Боко Харам», «Аш-Шабаб», «Хезболлах» и другие. Основная цель названных организаций – построить «новый Халифат», где не исключен и Казахстан, так как они не брезгуют ни чем, главное – свергнуть противоположный, не совпадающий с их идеологией политический строй.

Существует и ряд проблем, связанных с взаимоотношением между религией и государством, взаимоотношением между религиями или конфессиями. По нашему мнению, первой проблемой является недостаточное взаимодействие религиозных объединений между собой или вообще отсутствие взаимоотношенияи между ними. Вторая проблема – весьма важная проблема взаимодействия государства с религией. Здесь хотели бы затронуть тему, связанную с ИГ, и вопрос о том, почему люди туда уходят, вступают в их ряды и ратуют на стороне ИГ. «По официальным данным, на стороне боевиков «Исламского государства» в Сирии и Ираке воюют 300 казахстанцев. Какая опасность для Казахстана исходит от этой террористической группировки? Информационная служба «Азаттык» провела круглый стол на тему религиозной ситуации и появления в Казахстане сторонников ультрарадикальной группировки «Исламское государство». В нем участвовали председатель комитета по делам религий Галым Шойкин, профессор Казахскотурецкого университета имени Яссави доктор философских и теологических наук Досай Кенжетай и политолог Дос Кошим» [1].

Участники круглого стола пытались выяснить причины ухода молодых казахстанцев в ряды террористов. Господин Галым Шойкин, председатель комитета по делам религий, корнем зла выезда молодежи из Казахстана в Сирию считает информацию, которая распространяется через Интернет. «Ситуация за рубежом обнародуется через Интернет. Наша молодежь радикализуется после просмотра видеороликов по Интернету», считает господин Г. Шойкин. Профессор  Досай Кенжетай основную причину видит в социально-экономическом неблагополучии многих семей, что вынуждает молодых людей «воевать из-за денег». Он также утверждает, что государство должно обсуждать вопросы, касающиеся религии с обществом. «Идентифицируя тот факт, что наш пророк переселил мусульманское общество из Мекки в Медину, они (ставшие на радикальный путь. Ред.) считают свой переезд из Казахстана в Сирию путем пророка сунной. Они не признают республиканскую систему, считая ее тагутом, «дьявольской системой, противоречащей шариату Аллаха», и хотят совершить хиджру», говорит профессор» [2].

Проанализировав высказанные мнения, можно предположить, что никто из-за денег не пойдет  воевать,  тем  более  осознанно  идти на этот шаг из-за финансовой выгоды. Согласимся с мнением, что между государством и религией отсутствует конструктивный диалог. Ведь устанавливая межконфессиональный диалог, государство обеспечивает безопасность внутри государства. Сотрудничество государства и религии предупреждает возможные межрелигиозные розни, предупреждает и не допускает проникновения экстремистского настроения. Естественно, что никто не будет подвергать собственную жизнь опасности ради денег, проблема  состоит в отсутствии идеи. Назип Хамитов в своей книге «Сверхчеловек и Богочеловек» писал, что Идея Бога – это сконцентрированное в личности универсальное совершенство мира. Отсюда ее сильнейшее очищающее воздействие на человека [3]. Лишь человек, наделенный и верующий в идею, способен стряхнуть с себя оковы, отбросить с себя заблуждения типа морали, религии, философии, именно идея помогла человеку достичь первой великой цели, отделение человека от животного мира.

Никто не отрицает, что радикальные исламские организации представляют угрозу и нашей республике, но все участники встречи не смогли прийти к общему мнению по вопросу предостережения ухода молодых казахстанцев в различные ультрарадикальные организации.

Господин Галым Шойкин за профилактическую работу совместно с Духовным Управлением мусульман Казахстана. По его мнению, именно они наиболее компетентны в проведении разъяснительной работы по вопросам ислама. Так же усилить работу конкурсного отбора на учебу в зарубежные страны. Профессор Досай Кенжетай с таким способом профилактики не согласен, он, как и Дос Кошим, считает, что результаты могут дать лишь правовые приемы к этим заблудшим.

«В нынешней ситуации заниматься просветительской деятельностью это всё равно что выливать воду в песок. Защищаться это большая политика, и она даст хорошие результаты, если за нее возьмутся лишь государственные структуры, правовая сфера», – говорит Досай Кенжетай [2]. Это был краткий экскурс того, какова религиозная ситуация в Казахстане и что можно предпринять для того, чтобы разрешить эти проблемы. Установление межрелигиозной толерантности это путь борьбы против экстремизма и терроризма. Казахстан выработал свою модель толерантности. Модель будет эффективно работать во времени изменений в том случае, если представители существующих в республике конфессий будут  готовы к сотрудничеству.  Но идеальной «вечной машины» не бывает, данная модель так же подвержена веяниям времени, а укрепление в каждом случае и сложная задача. Напряженность в межрелигиозных отношениях впервые годы независимости не была столь заметной и исследователи оптимистично отмечали, что в Казахстане отсутствуют конфликты на религиозной почве или конфликты между государственными организациями и общинами верующих [4]. Появление   разногласий   среди представителей конфессий побудило казахстанских мыслителей поиску причин нетерпимости. Чаще всего причиной конфликтогенности религиозных организаций является социальная реальность, которая способствует применению религии в целях политической борьбы с подлинными или мнимыми недоброжелателями.  Для правдивости своих позиций лидеры религий используют священные книги и исторические факты, якобы подтверждающие правоту их действий. Используют сюжеты древней истории, которые касаются корреспондирующих деноминаций, которые далеки от этих конфликтов и не относятся к конфликтующим этносам. Мыслители подчеркивают, что разногласию содействует стереотипное восприятие проживающего в республике народа, так как большинство представителей стоят на позиции ислама и считают, что «ислам должен быть лидирующим», что противоречиво основам Конституции Казахстана. Результаты проведенного в 2009 году социологического исследования по изучению религиозной толерантности казахской молодежи свидетельствуют о таких фактах, как отрицательное отношение к религиозным течениям иудаизма, протестантизма и буддизма [5].

В центре сложной модели межрелигиозной конфигурации «находятся наиболее крупные религии Казахстана ислам и православие, которые в своем взаимодействии и обеспечивают, по существу, межрелигиозную стабильность в стране».

В Казахстане основным направлением ислама считается ханафизм, который в своей сущности либерален и демократичен по отношению к другим деноминациям. В Казахстане, помимо казахов, в мусульманское сообщество входят еще семнадцать тюркоязычных этнических групп, такие как узбеки, татары, уйгуры, таджики, курды, дунгане, чеченцы, ингуши и другие. Эксперты обозначают, что вследствие неоднородности религиозной общины, она не может являться андеррайтером межэтнического согласия. Следовательно, принадлежность к одной конфессии, при  этом  являясь  разнородным  в   этническом плане, не обеспечивает избежание между ними межэтнический разногласий. На территории Казахстана исторически сложилось так, что ислам среди казахов больше носил символический характер, чем у таких этносов, как узбеки, уйгуры, дунгане, проживающие на юге. Поэтому девяностые годы, когда началась возрождение религий, особенно «в местах компактного расселения узбекского, уйгурского населения, соответственно, была воспринята как ущемление прав неказахских групп. Так, назначение имама-казаха в одну из мечетей г. Чимкента в 1993 г., где долгое время служил имам узбекской национальности, вызвало недовольство местной узбекской общины,  традиционно  компактно  проживающей в Южном Казахстане» [6]. Или стремление советской власти на основе социалистической идеологии построить многонациональное государство не увенчалось успехом. Больше даже на всем пространстве СНГ, после распада СССР эта идеология привела к формированию разных по характеру конфликтных очагов. Каждый этнос стремится пересмотреть собственную историю. Поиск идентичности подверг многих представителей коренных этносов найти утешение в религиях, не свойственных им. А это совершенно новая  наднациональная прослойка.

В современную эпоху, несмотря на внешнюю стабильность в Казахстане, риск развития межконфессионального и на его основе межэтнического конфликтов остается актуальным по двум направлениям. Первое направление, по мнению экспертов, несмотря на сокращение численности религиозных деноминаций, после принятие закона по деятельности религиозных организаций, под разным прикрытием все динамично растет миссионерская деятельность псевдорелигиозных организаций. Второе направление – действие выразителей радикального ислама. Остается актуальной причиной и снижение социального и экономического уровней населения.

Если задаться вопросом о существовании реальной угрозы распространения в Республике Казахстан религиозного исступления, то многие эксперты свидетельствуют, что пока такой серьезной угрозы не замечают,  а респонденты не обеспокоены. Скорее, это связано с тем, что большинство из них не видят различия между традиционным исламом и его ответвлениями, ввиду тонкости грани различия между ними.

Хотя данные СМИ свидетельствуют обратное: «В 2014 году  и первом квартале 2015  года в Центре судебной медицины Министерства юстиции РК было проведено 380 экспертиз по исследованию материалов религиозного содержания. Это говорит о том, что в Казахстане растет число уголовных правонарушений, связанных с религиозным экстремизмом. По данным Генеральной прокуратуры РК, количество преступлений, связанных с экстремизмом и  терроризмом в Казахстане, возросло на 61,3% в 1-м квартале 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г.» [7].

 

Заключение 

Подводя итог, хочется сказать, что диалог между конфессиями нужно рассматривать с разных позиций. Например, рассматривая с позиции нации, выделяя общие черты многообразных религиозных пластов, желательно подчеркнуть не религиозно-конфессиональную составляющую, а этническую принадлежность.

Между тем выделяется, что «...конфессиональное многообразие не уничтожает национальное единство. Единство нужно искать в гармонии тех составляющих, основным мотивом которых должен быть национализм в своем высоком смысле этого слова» [8]. Лишь в этом случае можно утверждать, что любая личность, принадлежащая к одной нации, независимо от веры исповедания, или какой-то другой точки мировоззрения, не перестанет принадлежать к одному и тому же народу. Заостряя внимание у представителей разных религиозных организаций о принадлежности их к одной этнической группе, тем самым укрепляем в их сознании принципы единства, толерантности, консолидации.

Представляется весьма важным и то, что характерные черты межконфессиональных отношений во многом обуславливают природу межрелигиозных связей на уровне государства, поэтому весьма важным является и подчеркивание у представителей разных религий их гражданства и принадлежности к одному обществу. Также успешный эффект играет и подчеркивание их общей гражданственности и принадлежности одному обществу. Посему следует сказать о самобытности межрелигиозного диалога для каждой определенной местности, учитывая его социальные и культурные особенности. Политический ход территориальных властей по укреплению и развитию диалога во многом призван активно создавать мотивы и предпосылки для взаимодействия религиозных сообществ.

 

Литература

  1. http://rus.azattyq.mobi/a/religija-v-kazakhstane-islamskoe-gosudarstvo/27366741.html
  2. http://rus.azattyq.mobi/a/religija-v-kazakhstane-islamskoe gosudarstvo/27366741.html.
  3. Назип Хамитов «Назип Хамитов (Нэз Светлый) Сверхчеловек и Богочеловек (фрагменты из книг)»
  4. Голикова В.И. Политика Республики Казахстан в религиозной сфере. Алматы,
  5. Пак А.И., Бакиров Р.П. Религиозная ситуация в Жамбылской областиwww . antisekta / kz 09/19/2009
  6. Алма Султангалиева Эволюция ислама в Казахстане. // http://www.ca-c.org/journal/cac-05-1999/st_06_sultangal.shtml
  7. Источник: В Казахстане растет количество преступлений, связанных с терроризмом. http://www.rosinfonet.ru/incidents/142509
  8. Арестакес Симаворян, Ваграм Овян Религиозная толерантность в современном обществе// http://www.noravank.am/ rus/issues/detail.php? ELEMENT_ID=5118
Фамилия автора: Рысбекова Ш.С., Базарбаев Б.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Религиоведение