Евразийский экономический союз как новый центр силы в мировой экономике XXI века

В этой статье рассматриваются основные центры силы в мировом сообществе, которые имеют огромное влияние на мировую экономику, приводится экономическая статистика различных интеграционных образований. На современном этапе регионы, неразрывно соединенные политическими, культурными, экономическими и социальными связями и интегрированные в ЕврАзЭС, могут рассматриваться как ядро будущего общего Евразийского пространства, материальной и геополитической основой кристаллизации Евразийского мегапроекта. Современные экономические интеграционные структуры – ЕврАзЭС, Таможенный союз и формирующееся Единое экономическое пространство – это, по сути, и есть ключевые инструменты воплощения «евразийского проекта». Таким образом, закономерным завершением формирования евразийского интеграционного объединения –  ЕврАзЭС – рассматривается как геополитический мегапроект – Евразийский союз. Особое внимание уделяется проекту Евразийского экономического союза, как новому центру силы в мировой экономике.

Глобализация и интеграция являются генеральными направлениями развития современной мировой экономики. Процесс международной интеграции является специфическим феноменом международных отношений, начало которого в современной истории приходится на середину XX в., и в мире накоплен достаточный теоретический и практический опыт в этой сфере деятельности. В последние десятилетия прослеживается усиление региональных центростремительных процессов в международных отношениях. При этом интеграционные процессы, развернувшиеся практически во всех регионах мира, представляют собой качественно новую форму межгосударственного взаимодействия, которая характеризуется общей направленностью на возникновение межгосударственных и надгосударственных начал. В любом случае эти процессы являются отражением общего процесса формирования все более взаимосвязанной и взаимозависимой мировой экономики, приобретающей в отдельных сферах и секторах поистине глобальные масштабы [1].

В связи с этим сегодня в мировой экономике можно отметить действие двух основных тенденций. С одной стороны, нарастает действие факторов, ведущих к формированию некоей ее целостности, того, что принято называть процессом глобализации и что вызвано развитием экономических связей между странами, либерализацией торговли, созданием современных систем коммуникации и информации, мировых технических стандартов и норм. С другой стороны, происходит наиболее интенсивное по историческим меркам экономическое сближение и взаимодействие стран на региональном уровне, формируются крупные  региональные интеграционные структуры, развивающиеся в направлении создания относительно самостоятельных центров мировой экономики.

Следует отметить, что евразийский геополитический и геокультурный проект имеет солидную историю. Хочется остановиться на период после Второй мировой войны. Можно сказать, что в то время мир раскололся на две части. С одной стороны были США и их союзники, в основном в Западной Европе, а с другой – Советский Союз и зависимые от него страны Восточной Европы. Впервые ареной геополитического соперничества стал не один континент, а весь земной шар. Изобретение ядерного оружия сделало это соперничество особенно опасным. Такая геополитическая система получила название биполярного (т. е. двухполюсного) мира, а полюсами "притяжения" были СССР и США [1, с. 9].

В 70-90-х гг. XX в. в США появились американоцентричные концепции, согласно которым центральную роль в мире играют США. Самыми известными приверженцами этой концепции являются американские геополитики Николас Спайкмен и Збигнев Бжезинский.

С точки зрения Спайкмена, геополитическое положение страны определяют не внутренние территории, а морские побережья. Он выделил три крупных центра мировой мощи: Атлантическое побережье Северной Америки и Европы, а также Дальний Восток Евразии. По аналогии с понятием  "хартленд" (от англ. heart – «сердцевина», «сердце»), использующемся в геополитике, Спайкмен назвал эти территории «римлендом» (от англ. rim – «ободок», «край»). Согласно его теории, США и Великобритания как два центра римленда, должны вступить в союз [2].

В 60-90-х гг. ХХ в. стали очень популярны работы Збигнева Бжезинского. По его мнению, Россия как огромное евразийское государство с непредсказуемой внешней политикой обречена на распад. На её месте должны возникнуть федеративные государства, тяготеющие к разным центрам силы – Европе и Дальнему Востоку. В теории Бжезинского США также являются евразийской державой, т. е. государством, которое может и должно активно влиять на политическое и экономическое развитие в Евразии [3, с. 56].

В 70-80-х гг. ХХ в. политически и экономически усилились Япония и Германия. После распада мировой системы социализма в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века возникла геополитическая концепция многополярного мира [3, с. 67].

Согласно этойконцепции, существует несколько региональных центров силы, которые должны взаимодействовать между собой: США, Западная Европа, Россия, Япония, Китай, страны Юго-Восточной Азии. У этих стран разные политические и экономические интересы, но в целях безопасности всего мира их необходимо согласовать. В рамках такой концепции невозможно представить господство одного геополитического центра или государства.

На мировых рынках эти страны нередко выступают конкурентами – сказывается отсутствие глубокого взаимного экономического и производственно-технологического интереса партнеров. Для многих из них приоритетным является стремление выжить сегодня, в то время как проблемы технологического прорыва, повышения общей конкурентоспособности остаются вне сферы взаимного сотрудничества. В сложившихся условиях оказалась нежизнеспособной часть прежних связей по каналам научно-производственной кооперации и специализации производства.

Помимо стран, которые являются центрами силы в мировой экономике, в современном мире существует ряд крупных региональных интеграционных союзов и объединений – ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР, АСЕАН и некоторые другие. Все они заметно различаются по уровню сращивания национальных экономик и унификации нормативно-правовой базы. Участие в международном разделении труда внутри интеграционного объединения реалиизуется его государствами-участниками, как правило,  интенсивнее  и  продуктивнее,  чем   с остальным миром, хотя это нередко идет в определенном смысле вразрез с процессом глобализации.

Для стран постсоветского пространства первостепенное значение имеют вопросы его консолидации. При этом нельзя не отметить, что важные положительные факторы взаимной притягательности (если не для всех стран,  то, по крайней мере, для части из них)  за последние 20 лет хотя и ослабели, но  не исчезли вовсе. Примером может служить Евразийское экономическое сообщество. На данном этапе ЕврАзЭС – это крупный региональный рынок (около 181 млн. потребителей), располагающийся на крупнейшей в мире территории (15% обитаемой суши), обладающий мощной минерально-сырьевой базой и значительным экономическим потенциалом.

По оценкам МВФ (по паритетам покупательной способности валют – ППС) в 2010 году валовой внутренний продукт на душу населения в среднем по миру составил 10,9 тыс. долларов США (в 2001 году – 7,6 тыс. долларов), по экономически развитым  странам 38 тыс.(27,8 тыс.), по развивающимся странам и странам с формирующимся рынком – 6,1 тыс. (3,1 тыс.). По оценке Статкомитета СНГ (по ППС), в среднем по государствам ЕврАзЭС в 2013 году он составил 18,1 тыс. долларов (в 2001 году – 6,7 тыс. долларов), что в 1,7 раза выше, чем в среднем по миру и в 3 раза выше, чем в среднем по развивающимся странам и странам с формирующимся рынком; в то же время Сообществу в целом понадобится удвоить душевое производство ВВП для достижения уровня экономически развитых стран [4, С. 98].

Доля Сообщества в мире по отдельным экономическим показателям в 2013 году характеризуется следующими данными:

  • нефть: разведанные запасы – 8,5%, добыча
  • 15%, потребление – 4,1%;
  • природный газ: разведанные запасы – 24,9%, добыча – 19,4%, потребление – 14,5%;
  • уголь: разведанные запасы – 22,1%,
  • добыча – 5,5%, потребление – 3,7%;
  • выработка электроэнергии – 5,5%;
  • производство: стали – 5,2%, автомобилей легковых – 1,25%, зерна – 3,7%, скота и птицы (на убой) – 3,2%, молока и молокопродуктов – 6,5% [4, с. 126].

Участие в мировой торговле, мировых потоках   финансов,   инвестиций и  трудовых ресурсов сыграло важную роль в интеграции стран Сообщества в мировую экономику,  хотя в этом они пока еще заметно отстают от ведущих мировых региональных объединений, особенно от ЕС и НАФТА.

Среди мировых региональных объединений в  настоящее  время  только  страны  ЕС   функционируют в условиях общего рынка, основанного на свободном перемещении людей, товаров, услуг и капитала. Для остальных объединений характерно в основном торговое сотрудничество. ЕС для ЕврАзЭС является основным торговым и важным инвестиционным партнером.

Таблица 1 – Международные объединения и организации.

Международные объединения и организации. 

Основные показатели в 2012 году [5, с. 97]

 

Самые крупные в мире и активно действующие интеграционные блоки – это ОЭСР, Европейский союз и Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА). При этом они существенно отличаются по видам и   способам интеграции. Так, НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли), АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) и МЕРКОСУР (Южноамериканский общий рынок) делают упор на рыночную интеграцию для достижения своих целей, но не приемлют политической интеграции.

О масштабах торговой интеграции государств ЕврАзЭС свидетельствует тот факт, что с1 января 2001 года по 1 января 2011 года взаимный товарооборот государств Сообщества составил 690,5 млрд.долларов  США. В 2010 году доля торговли с государствами Сообщества в общем объеме внешней торговли Беларуси была на уровне 48%, Кыргызстана – 45%, Таджикистана – 35%, Казахстана – 19,5%, России – 7,3%.

Как бы отвечая на требование времени, 18 ноября 2011 г. президенты Беларуси, Казахстана и России подписали в Кремле Декларацию о Евразийской экономической интеграции  и Договор о Евразийской экономической комиссии. Тем самым был сделан важнейший шаг для реализации проекта Евразийского союза, который был выдвинут еще в 1994 году Нурсултаном Назарбаевым и обрёл "второе дыхание" после публикации газетой "Известия" (03.10.2011) статьи Владимира Путина "Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня", где говорилось: "Мы… ставим перед собой амбициозную задачу: выйти на следующий, более высокий уровень интеграции – к Евразийскому союзу… Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной "связки" между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом". После чего с материалами по данной теме в том же издании выступили Александр Лукашенко ("О судьбах нашей интеграции", 17.10.2011) и Нурсултан Назарбаев ("Евразийский Союз: от идеи к истории будущего", 25.10.2011), полностью поддержавшие данный проект.

Евразийский экономический союз (ЕЭС) – проект союза государств с единым экономическим, таможенным, гуманитарным и культурным пространством.

Евразийский экономический союз имеет потенциал превратиться в новый полюс международного взаимодействия, лишенный прежнего догматизма, но глубоко и живо переживающий уникальность своей национальной традиции, отвергающей примитивное слияние, но одновременно ведущий к глубинному взаимопониманию и стратегическому альянсу традиций [6, с. 208].

Экономика в этом альянсе играет очень важную роль, поскольку через экономическое взаимодействие как раз и реализуется этот принцип сохранения культурного разнообразия.

Становление Евразийского экономического союза должно идти гораздо динамичнее других региональных объединений, поскольку учитывается прошлый опыт и опыт Европейского союза. Союз строится на основе модели мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного глобального мира. Он при  этом  должен  играть  роль    эффективного «моста» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Евразийский экономический союз – это масштабный проект, имеющий целью формирование новой организации геополитического пространства. В его орбиту в будущем должны войти практически все страны континента, находящиеся за Уральским хребтом и, прежде всего, такие гиганты, как Китай, Индия и Иран. О потенциальных перспективах проекта можно судить по сравнительным данным ведущих стран и объединений мира (табл. 2). 

Таблица 2 – Территория и население важнейших объединений и ведущих стран мира в 2013 г [5, с. 89].

Территория и население важнейших объединений и ведущих стран мира в 2013 г

Как справедливо отметил академик РАН Сергей Глазьев, «наши государства до недавнего времени были одной страной и развивались как единый народнохозяйственный комплекс. Поэтому, даже сегодня, спустя двадцать лет после уничтожения СССР, подобная реинтеграция является вовсе не умозрительным проектом «на будущее», а насущной необходимостью практически для всех бывших союзных республик. В этом заключается коренное различие между процессами европейской и «евразийской» интеграции» [6].

В октябре-ноябре 2011 г. лидеры России, Казахстана и Беларуси В.В.Путин, Н.А.Назарбаев   и   А.Г.Лукашенко   выступили   в   газете «Известия» с программными статями о перспективах евразийской интеграции, в которых отметили, что важнейший интеграционный проект – Единое экономическое пространство России, Беларуси и Казахстана – является, без преувеличения, исторической вехой не только для трех наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве. А создание в перспективе Евразийского союза – это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в глобальном мире XXI века.

Таким образом, интеграционные процессы планомерно ведут наши государства к созданию общего рынка, аналогичного общему рынку в Европейском союзе. Наша  ближайшая задача – полная реализация потенциала Таможенного союза и ЕЭП, в дальнейшем – создание экономического союза, а в будущем – Евразийского Союза.

Современные экономические интеграционные структуры – ЕврАзЭС, Таможенный  союз и формирующееся Единое экономическое пространство – это, по сути, и есть ключевые инструменты воплощения «евразийского проекта». Таким образом, закономерным завершением формирования евразийского интеграционного объединения – ЕврАзЭС – является геополитический мегапроект – Евразийский союз [7, с. 153].

Последний должен рассматриваться как комплексный результат геополитического, социокультурного и экономического объединения входящих в него стран. Этот союз должен быть открыт для всех стран СНГ и других сопредельных государств, к которым закономерно было бы отнести и таких современных гигантов как Китай и Индия с их огромным людским, экономическим и культурным потенциалом.

На современном этапе регионы, неразрывно соединенные политическими, культурными, экономическими и социальными связями и интегрированные в ЕврАзЭС, могут рассматриваться как ядро будущего общего Евразийского пространства, материальной и геополитической основой кристаллизации Евразийского мегапроекта. 

 

Литература 

  1. Мансуров Т.А. ЕврАзЭС как пример согласованной политики//Град пяти морей. 04.2011. – № 7. – С.8-11. 2.Spykman N. American strategy. – N.Y., 1944.P. 105.
  2. Бжезинский Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: Международные отношения, 1998. – С.15.
  3. Источники данных: базы данных ООН и МВФ; сборники: «The EU in the World», Eurostat, 2012 г., «Россия и страны мира», Росстат, 2010 г., «Евразийское экономическое сообщество. 10 лет», СтаткомитетСНГ, 2012 г., «Statistical Review of World Energy», BP,
  4. .Подробнее эти вопросы рассмотрены в работах: Захаров В.О. Экономическая глобализация как фактор развития евразийской интеграции на постсоветском пространстве: Дис. канд. экон. наук: 00.14. – М., 2005. – С. 55.;
  5. Захарченко Д.В. Реинтеграция стран СНГ в системе факторов экономического роста национальной экономики: Дис. канд. экон. наук: 08.00.14. – М., 2004 – С. 20.
  6. Tinbergen, J. International Economic Integration. Amsterdam: Elsevier, 1954. – P. 95.
  7. Мансуров Т.А. Таможенный союз решающий этап евразийской интеграции. // Евразийская интеграция: экономика, право, политика. – М., 2010. – № 7. – С.135-231. 
Год: 2014
Город: Алматы