Этническая идентичность людей межэтнического происхождения в Казахстане

Резюме

В статье рассматриваются понятие и типы этнической идентичности: моноэтническая, маргинальная. По материалам социологических исследований выявлены особенности этнической самоидентификации людей межэтнического происхождения в Казахстане, различия в самоидентификации старшего и молодого поколений. Раскрываются особенности и сложности выбора этнической идентичности, на основании полученных интервью показано, насколько сложен для людей сам момент выбора, их осознание собственной отличности. Выявлены отличия этнической самоидентификации детей из одной семьи. Рассматривается воздействие гендерного фактора на определение этнической принадлежности: в большей степени респонденты считают значимым этническую принадлежность отца, по ней идентифицируя собственную этническую принадлежность. В целом, рассмотрение результатов конкретных социологических исследований подтверждает, что определение этнической идентичности людьми смешанного происхождения процесс неоднозначный. Мнения респондентов варьируются от точного определения по отцу, что «должно быть на уровне автоматизма», до определений: «метис», «казахстанец». Изучение этнической идентичности людей смешанного происхождения показывает необходимость аккуратного и корректного обращения с данным вопросом. 

Понятие этническая идентичность и ее становление являются актуальной темой, в особенности в смешанных семьях. Для людей, у кого родители разных этносов, остро встают вопросы определения собственной этнической идентичности. Поскольку у них по законодательству в Казахстане есть право выбора в документах этничности одного из родителей, либо оставить прочерк. Однако вопросы определения своей этнической идентичности встают перед людьми смешанного происхождения не только при получении удостоверения личности и паспорта, эти вопросы могут волновать их долгое время. Влияние имеют в первую очередь родители, затем круг общения, социальное окружение подрастающих молодых людей.

Существует ряд научных подходов к понятию этническая идентичность:

  • это осознание человеком своей принадлежности к определенной этнической общности, принятие им определенных групповых представлений, готовность к сходному образу мыслей и разделяемые этнические чувства [1].
  • это когнитивный процесс объединения субъектом себя с другими представителями одной с ним этнической группы, а также его позитивное ценностное отношение к истории, культуре, национальным традициям и обычаям своего народа, к его идеалам, чувствам и интересам, фольклору и языку, территории проживания этноса и его государственности [2].
  • В психологии этническая идентичность рассматривается как одна из черт личности, являющейся социальной по своим последствиям. Этническая идентичность – это осознание своей принадлежности к определенной этнической общности и обособления от других этносов. Этническая идентичность – это переживание своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других. Этничность определяется по ряду объективных показателей: этнической принадлежности родителей, месту рождения, языку, культуре [3].

Наиболее отчетливо человек осознает свою этническую идентичность в процессе межнационального общения, в поликультурной среде. В особой степени данный аспект важен в межэтническом браке.

В научном мире выделяют несколько типов этнической идентичности [3]:

  • Моноэтническая идентичность. Она возникает, когда в семье родители принадлежат к одной этнической группе или когда личность отождествляет себя с культурой одного из родителей (если родители разной национальности, но одной расы). У большинства людей преобладает моноэтническая идентичность.
  • Моноэтническая идентичность с чужой этнической группой (измененная этническая идентичность) возможна в случаях, когда в полиэтническом обществе чужая группа расценивается как имеющая больший высокий статус, чем своя. Конечным результатом идентификации с чужой группой является полная ассимиляция.
  • Биэтническая идентичность свойственна людям, осознающим свое сходство с двумя группами и обладающими компетентностью в двух культурах.
  • Маргинальная идентичность проявляется у тех людей, кто балансирует между двумя культурами, не овладевая в должной мере нормами и ценностями ни одной из них.

Таким образом, отмеченные типы этнической идентичности, в различной мере влияют на поведение человека и на определение его места в социуме [4].

Возможна четко не выраженная идентичность или даже ее отсутствие в ряде случаев на осознаваемом уровне, когда человек отрицает значимость этнической принадлежности в жизни. Кроме того, для людей смешанного происхождения характерны биэтническая или маргинальная идентичность в большей степени.

Межэтническая семья является плодотворным базисом для формирования идентичности тех, про кого говорят, что они этнические маргиналы. Этнические маргиналы, то есть люди, которые не усвоили ценности ни одной из этнических групп [5].

Межэтническая семья выступает как источник социологической информации о процессе формирования этнической идентичности. Интерес представляет, каким образом в межэтнической семье формируется этническая идентичность.

Специальные социологические исследования по теме позволяют на конкретном материале рассмотреть вопросы этнической идентификации людей смешанного происхождения. В данной статье представлены исследования: материалы глубинных интервью по теме исследования: «Межэтнические браки в Казахстане» кандидата исторических наук Уалиевой С.К. [6], и исследователя Инджиголян А.А., кандидата социологических наук, доцента кафедры политологии и социологии Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова, опубликованные в журнале «Диаспора» [7]. Следует отметить, что исследования были проведены автономно, и результаты дополняют друг друга. В обоих исследованиях были получены интервью у людей смешанного происхождения.

Поскольку межэтническая семья предполагает неодинаковую этническую принадлежность родителей, то ребенок оказывается объективно вовлечен в ситуацию межэтнического взаимодействия. Таким образом, агент первоначально объективно вовлечен в ценностно-нормативное пространство этнических групп. Его окружают культурные артефакты, которые представляют определенную ценность для той или иной этнической группы [5].

В случае если агент появляется на свет в межэтнической семье, то подобных артефактов становится бесчисленное множество, причем символическое значение определенного артефакта для этнических групп, к которым принадлежат родители, могут быть очень разными. Таким образом, этнический маргинал попадает в ситуацию свободного выбора, при котором ценность того или иного культурного артефакта для него определяется им самим [5].

Межнациональные браки как явление свидетельствуют о межэтническом взаимодействии и толерантности. Отношение в обществе к таким бракам демонстрирует наличие толерантности в целом. В таких браках происходит смешение культуры разных этносов. Межнациональные браки сами представляют собой пограничье культур, являясь сотрудничеством этносов в отдельно взятой семье. Все это может отражаться на определении собственной идентичности детей в пограничном пространстве семьи, где смешаны разные этнические культуры и религии.

Изучение воспроизводства национальной идентичности показывает актуальность вопросов толерантности в обществе для людей смешанного происхождения. В данном ключе вопросы самоидентификации людей смешанного происхождения показывают возможность свободно выбирать и осуществлять воспроизводство идентичности в определенном государстве.

Материалы наших интервью показывают, насколько разным и сложным является процесс определения собственной идентичности людьми смешанного происхождения в современном Казахстане. Особый интерес представляет мнение людей, по происхождению из смешанных браков. Дети из межнациональных браков более открыты и толерантны к восприятию различных культур. Сами себя люди смешанного происхождения из таких семей называют себя чаще всего метисами. Отличия во внешнем облике таких детей прослеживаются. Что отражается на самоидентификации, причем по-разному.

Интерес представляет, как определяют себя дети из межэтнических браков в Казахстане. При этнической самоидентификация детей из межэтнических браков, внешние данные не играют первостепенной роли, не имеют преобладающего значения. Имя, фамилия, отчество также не являются определяющими для этнической принадлежности. Выбор детьми этнической идентификации из смешанных браков при получении документа удостоверения личности в Казахстане может быть: по отцу, 2) по матери, или 3) отказ от заполнения этой графы (может быть просто прочерк в документе).

Исследователь Инджиголян А. по материалам проведенных интервью отмечает, что практически все респонденты не отрицали, что и в раннем детстве, и в зрелом возрасте у них возникали проблемы с определением своей этнической идентичности. Так, отвечая на вопрос: «Какая национальность указана у вас в паспорте?», все без исключения респонденты говорили, что она указана по отцу [7, стр. 102].

Материалы проведенных нами интервью так же показывают, что дети из смешанных семей выбирали этничность в большинстве по отцу. Следует отметить ряд интервью, когда респонденты не испытывали сомнений в определении этнической принадлежности. В данном случае, роль играет и воспитание, и окружение, повлиявшее на выбор.

Данная точка зрения выражена частью респондентов, преимущественно, представителями смешанных межэтнических браков, где один из родителей представитель титульной национальности (казахской), либо мусульманского вероисповедания. По их мнению, различий между этнической принадлежностью отца и ребёнка, даже в том случае, когда мать принадлежит иной этнической группе, быть не должно вследствие сложившихся культурных традиций восточных народов. Информант А. (ж., 41 год, казахско-русская родительская семья): «Я считаю, что по отцу должна определяться национальность человека. Это всё должно быть на уровне автоматизма» [7, стр. 103].

Из материалов нашего исследования: интервью респондента Сажида Дмитриева (девичья фамилия Валиулина), 51 год (родилась в межнациональном браке: папа – татарин, мама – русская) по поводу выбора национальности: «У нас этот вопрос как-то даже и не стоял. Мама так нас воспитывала, что главный папа, раз папа главный значит и национальность по папе. У меня это вопрос даже как-то и не стоял, я татарка выбрала и все» [8].

Пример из интервью респондента Тимур Бейсембаев, 20 лет: «Я из интернациональной семьи, папа казах, мама русская. Бабушка (папина мама) обрадовалась, когда в документе я записался казах. В плане выбора – было просто, выбирай что хочешь. Принципиального значения не было ни со стороны мамы, ни со стороны отца. Я подумал, что со стороны отца возьму национальность. И взял со стороны отца – казах. Так свободно, даже долго не раздумывая. Мама нормально отнеслась. Теперь в семье два казаха. Я и отец» [9].

Тимур Жампеисов, 25 лет, смешанного происхождения, отец казах, мама русская, отмечает в интервью: «Вопроса с выбором национальности не возникало. Как продолжатель рода, по мужской линии выбор был предопределен, и сомнений не было. По национальной принадлежности я считаю себя казахом» [10].

Однако ответы на вопрос: «К какой национальности Вы себя сами относите? Почему?» во многих случаях не были столь однозначными. В реальности, у детей из межэтнических браков этническая самоидентификация зачастую не совпадает с тем, что записано в документах. То есть, этническая принадлежность и самоидентификация личности из межэтнического брака де-юре и де-факто не совпадают. Влияние имеют разные причины. В целом, важен процесс социализации и отношения в семье, и круг общения, друзья, родственники, и влияние общества в целом.

Вполне реальна ситуация, когда ребенок из межэтнической семьи не может определиться со своей этнической принадлежностью и в результате выбирает себе какуюто другую этническую принадлежность, либо никакой. В этом случае представляет интерес способ взаимодействия с социальной средой. Представляет интерес, каким образом агент действует в ситуации, когда взаимодействие с другими индивидами строится на основе этнической принадлежности. Какую именно этническую принадлежность агент принимает на себя, когда это становиться необходимым [5].

В одной семье — двое детей могут идентифицировать себя по-разному, один по отцу, другой по матери. Так, в межэтническом браке, у респондента псевдоним «Дарья Ким» [11], 58 лет, (украинка, муж кореец), старшая дочь в документах записалась кореянкой, как и отец. А младшая дочь выбрала этническую принадлежность матери – украинка. При этом обе дочери внешне выглядят как люди смешанного происхождения.

Информант К. (ж., 25 лет, отец казах, мать русско-татарского происхождения): «Вы знаете, я както к определённой нации себя не отношу, я с детства привыкла, что во мне несколько кровей, метиска... метиска (улыбается)...» [7, стр. 102].

Из интервью с респондентом Анна Нугуманова, 21 год: «Я метиска. Папа казах, мама русская. В документах записана казашка. Все же я отличаюсь. Я говорю – я метиска. Мне нравится, что я метиска. Хочешь и казашка, и хочешь – русская» [12].

Информант А. (ж., 26 лет, отец казах, мать грузинско-украинского происхождения): «Мама у меня наполовину грузинка по папе, а по бабушке она украинка. Папа – казах, чистый казах. И, соответственно, я метиска, но в удостоверении – казашка».

Материалы приведенных интервью показывают, насколько в самосознании респондентов присутствует понятие «метис». Им проще таким образом определять свою идентичность.

Информант В. (м., 47 лет, украинско-корейская родительская семья): «Вопрос философский... Я родился при Союзе, и я считаю себя гражданином СССР. Как ни смешно, но до сих пор. Для меня нет особой разницы между гражданами бывших союзных республик. Сейчас я гражданин Казахстана. Я считаю, этого достаточно» [7, стр. 102-103].

Представляет интерес процесс идентификации детей из межэтнической семьи, процесс становления этничности. Каким образом этническая структура представляет ребенку набор базисных этнических ценностей через родителей. Каким образом ребенок их соотносит со своей ценностной структурой, и каким образом происходит процесс выбора этнической принадлежности [5].

Материалы следующих интервью показывают определенные сложности в самоощущениях, в чувствах респондентов в процессе определения этнической идентичности. Из интервью респондента псевдоним «Олжас Дубров», 19 лет, папа русский, мама казашка: «Получая документ, когда выбирал, какую национальность, у меня встал вопрос: либо обидеть маму, либо папу. И мама у меня человек понятливый. Мне там предложили вообще не писать никакой национальности. Я ответил, лучше я возьму национальность русский, как у отца. Мои затруднения при выборе увидели окружающие. До этого момента, меня мама готовила, а я относился так, легкомысленно. Да ладно, что там, выбрать и все. Когда именно на месте, когда происходит выбор – либо то, либо то. Это очень тяжело выбирать между двумя близкими национальностями. Я выбрал национальность отца – русский. Папа был очень рад, и поблагодарил маму. Они, скорее всего, решили уже между собой» [13]. По поводу этнической самоидентификации Руслан Кимасов, 19 лет, смешанного русско-казахского происхождения, записанный русским, как отец, отмечает: «Я привык не идентифицировать себя ни с русскими, ни с казахами. Мне от этого больно, что ли… Я ущемляю права мамы или папы на мою национальную принадлежность. С другой стороны, глобальных проблем не возникало, так как я думаю на русском, разговариваю на русском, но так как я живу в Казахстане и из-за моей внешности, то и к казахам у меня хорошее отношение. Я как бы на стыке двух культур» [14].

Информант В. (м., 31 год, русско-еврейская родительская семья): «Не люблю этот вопрос. Как будто на тебя хотят повесить ярлык. Никогда не отвечаю прямо про свою национальность. Я – казахстанец» [7, стр. 104]. Респондентам было предложено ответить, как должна определяться этничность человека, если родители разной национальности. Были высказаны весьма оригинальные идеи, начиная от полного отказа от этого определения (как на Западе) и до предложения создать категорию нового отдельного смешанного «этноса».

Информант Р. (м., 27 лет, казахско-русская родительская семья): «Этничность никак не определяется, потому что человек считает себя двунациональным». Информант Г. (м., 45 лет, русско-молдавская родительская семья): «Думаю, что должен быть какой-то отдельный этнос, но в общем-то затрудняюсь ответить на этот вопрос. Либо, наверное к какому этносу больше лежит душа, соответствует внешний облик человека и мировоззрение» [7, стр. 104].

Вопросы этнической идентификации у людей смешанного происхождения вызывают определенные сложности. Практически, они в большей степени, более обостренно воспринимают и чувствуют сложности в межнациональных отношениях. Они ощущают в своем менталитете общность и неразрывность составляющих двух этносов. Так, Михаил У-Кон, 19 лет, смешанного китайско-украинского происхождения, записанный в удостоверении по отцу китайцем, отмечает: «Моя идентификация такая, чтобы брать лучшие качества со всех сторон. Я не причисляю себя ни к китайцам, ни к украинцам. Это всё равно что меня пополам поделить (подчеркнуто нами). Если бы была такая национальность – казахстанец, я бы так и написал» [15]. Важно отметить, что гражданская идентичность у таких людей становится более приоритетной.

Важным моментом в вопросах самоидентификации является предпочтение гражданской идентичности, когда люди смешанного происхождения определяют себя «казахстанцами». Опыт межнациональных браков в формировании толерантности в обществе является значимым. Люди смешанного происхождения более восприимчивы к культуре и особенностям разных национальностей. Они более открыты к диалогу, именно через них формируются новые гармоничные межнациональные отношения в обществе. Воспроизводство идентичности именно таких людей свидетельствует о состоянии толерантности в государстве.

В целом, рассмотрение результатов конкретных социологических исследований подтверждает тезис о том, что определение этнической идентичности людьми смешанного происхождения процесс  неоднозначный.  Мнения  респондентов  варьируются  от  точного  определения  по  отцу, что «должно быть на уровне автоматизма», до следующего понятия: «метис», «казахстанец». Изучение этнической идентичности людей смешанного происхождения показывает необходимость аккуратного и корректного обращения с данным вопросом.

 

Литература:

  1. http://www.edu-resourse.asia/glossariy-2/
  2. Этнопсихологический словарь. – М.: МПСИ. В.Г. Крысько.
  3. Султанбаева К.И. Курс лекций по дисциплине этнопедагогика и этнопсихология. – Абакан, 2010
  4. Прокофьева Л.В. Этническая идентичность, ее структура и свойства // http://nsportal.ru/detskiy-sad/ raznoe/2012/11/15/etnicheskaya-identichnost-ee-struktura-i-svoystva
  5. Исхаков Р.Р. Этническая идентичность в полиэтнической среде (деятельностный подход). / Диссертация на соискание звания магистра социологии, Институт социологии РАН, Центр социологического образования, Москва, // http://www.iskhakov.narod.ru/diss.html
  6. Уалиева С.К. «Имена людей смешанного происхождения в Казахстане// «Вестник КазНУ», серия историческая, Алматы, 2013, №3(70), стр. 119-125.
  7. Инджиголян А. Межэтнические браки в Казахстане (по материалам социологического исследования)// Независимый научный журнал «Диаспоры», Тема номера «Казахстан: этничность и миграции», Москва, 2014, № 2, стр. 97-114.
  8. Интервью: Сажида Дмитриева (девичья фамилия Валиулина), апрель 2010 г.
  9. Интервью: Тимур Бейсембаев, август
  10. Интервью: Тимур Жампеисов, январь
  11. Интервью с «Дарьей Ким» (псевдоним), февраль
  12. Интервью: Анна Нугуманова, июнь 2010 г.
  13. Интервью с «Олжас Дубров» (псевдоним), январь
  14. Интервью с Русланом Кимасовым, май
  15. Интервью с Михаилом У-Кон, апрель
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История